Запоздавшее улучшение

В декабре 1942 года случилось значимое событие в истории отечественного танкостроения. В серийное производство была запущена СУ-35, первая советская серийная самоходная установка среднего класса. Очевидно, до того была еще СГ-122, но она представляла собой переделку трофейной германской САУ StuG III. А СУ-35 являлась всецело отечественной разработкой. Из-за спешки СУ-35 запустили в серию без постройки второго опытного образца, практически САУ с чертежной доски сходу отправилась в серию.

В целом машина оказалась достаточно успешной. Однако, уже в январе 1943 года на самом верху был поднят вопрос о модернизации. Плодом начавшейся затем работы стала хорошая самоходная установка СУ-122М.

Но, будущее данной штурмовой САУ была не очень успешной: в серию она так и не отправилась.

Четвертое пришествие У-11

Одним из недочётов СУ-35 в бронетанковом управлении Главного автобронетанкового управления Красной армии (ГАБТУ КА) вычисляли, как ни необычно, её оружие. Дело в том, что 122-мм гаубица М-34 была громоздкой и занимала довольно много места. Помимо этого, для защиты откатных частей данной гаубицы требовалась массивная и тяжелая бронировка.

В качестве альтернативы предлагалось применять танковую гаубицу У-11, спроектированную еще в ноябре-декабре 1941 года для установки в танк КВ-9.

Запоздавшее улучшение

Редакция Warspot
/
Самоходный «короткоствол»
17 самоходных гаубиц, употреблявшихся противоборствующими сторонами во время второй мировой

  • ВМВ
  • артиллерия
  • военная техника

Вооружать ею тяжелые танки так и не стали, не продвинулась дальше эскизного проекта и мысль создания «гаубичного» Т-34. Но, сначала сама У-11 взяла зеленый свет, и на Уральском заводе тяжелого машиностроения (УЗТМ) изготовили партию из 10 гаубиц. Перспективным выяснилось применение У-11 в качестве главного оружия самоходных установок.

КБ завода №592 создало самоходную установку СГ-122У, а КБ завода №8 – САУ ЗИК-10.

Не смотря на то, что ни та, ни вторая машина дальше эскизных проектов не продвинулись, от идеи применения У-11 в ГАБТУ КА (с декабря 1942 года — Главном бронетанковом управлении, ГБТУ КА) не отказывались. Кроме жажды «» У-11, существовали и куда более веские обстоятельства применять как раз эту гаубицу. Она была более компактной, боевая масса данной совокупности была ниже, чем у М-30, причем среди них и за счет бронировки.

А вот Основное артиллерийское управление Красной армии (ГАУ КА) сопротивлялась попыткам уже четвертого возвращения У-11, обосновывая это тем, что совокупность не находится в серийном производстве. Последний разговор на эту тему зафиксирован 8 января 1943 года.

122-мм совокупность Д-11, созданная КБ завода №9 на базе У-11

В тот момент ГАУ КА смогло отмахнуться от пожеланий «танкистов», ссылаясь на то, что опробования одной из СУ-35 установочной партии прошли в полной мере удачно. Это было вправду так, действительно, за исключением одного нюанса. Условия работы орудийного расчета вправду улучшились, но лишь в сравнении с умелой У-35.

После этого, уже на протяжении эксплуатации СУ-35 установочной партии, вылезла масса недочетов. В первую очередь, это касалось условий работы экипажа. Обзор был недостаточным, экипаж трудился в стесненных условиях, начальника перегрузили задачами. Кроме этого претензии имелись и к совокупности М-30. Неудивительно, что уже к 20-м числам января 1943 года ГАУ КА начало поднимать вопрос о модернизации СУ-35.

Так как нехорошие условия работы – это, в первую очередь, понижение боевой эффективности автомобили, а также – скорострельности.

Боковой вид СУ-122М, апрель 1943 года

21 января 1943 года на УЗТМ произошло заседание, председательствовал на котором основной инженер завода М.Г. Умнягин. Темой стало улучшение конструкции СУ-35.

От ГАУ КА на мероприятии находился П.Ф. Соломонов, от КБ УЗТМ – основной конструктор Н.Д. Вернер и ведущий конструктор Н.В. Курин.

В качестве первостепенной меры было решено расширить количество боевого отделения. Это предполагалось сделать за счет повышения его до полной габаритной ширины автомобили. Помимо этого, изменялись сиденья начальника и замкового, вводилась горизонтальная укладка снарядов.

Важной переделке подвергалась орудийная установка: изменялась ее бронировка, само орудие ставилось на рамку, оказался телескопический прицел.

Продольный разрез СУ-122М. Прекрасно заметно, что конструкция боевого отделения резко отличается от боевого отделения серийной СУ-122

В то время про применение У-11 еще не упоминалось. Но стало ясно, что отвергнутая совокупность опять возвращается. Действительно, сейчас уже в модернизированном виде. Дело в том, что за прошедшее время проектирование танковых совокупностей перешло к КБ завода №9, главным конструктором которого был Ф.Ф. Петров. Руководство работами по совокупности, взявшей обозначение Д-11, вел А.Н.

Булашев, имевший обширный опыт проектирования совокупностей для САУ.

Переработанная У-11 пара напоминала установку, которая до того проектировалась для САУ ЗИК-10. Если сравнивать с самоходной версией У-11 новая совокупность лишилась лотка, показались ограждение для орудия и телескопический прицел. Кроме этого в конструкцию совокупности были внесены кое-какие упрощения. Переделки внедрялись при наличии плотной кооперации с КБ УЗТМ, которое, собственную очередь, трудилось над проектом модернизации СУ-35.

Ведущим инженером автомобили, как и при с У-35, оставался Курин.

Переработанное боевое отделение выяснилось заметно просторнее

Рассмотрение проектов Д-11 и модернизированной СУ-35 произошло на техническом заседании, которое прошло в Свердловске 24 февраля 1943 года. В конструкции САУ употреблялись кое-какие наработки, каковые были позаимствованы у САУ СГ-2. В частности, это относится размещения боеукладки.

За счет расширения боевого отделения удалось решить целую массу неприятностей. Вместо люка-половинки, годившегося только для наблюдения, стало возмможно установить полноценный люк от Т-34. Кроме этого повышение внутреннего количества разрешило значительно комфортнее разместить расчет в боевом отделении.

Еще одним плюсом модернизации стало то, что центр тяжести САУ сместился назад на 300 мм, что разрешило снизить нагрузку на передние опорные катки.

В целом конструкцию переработанной СУ-35 признали успешной. То же самое касалось и орудия Д-11. За счет разных переделок масса совокупности вместе с бронировкой была ниже массы М-30 на 100–120 килограмм. не меньше значительным фактом было да и то, что совокупность занимала значительно меньше места.

Намного проще была и ее установка: отсутствие тумбы разрешило создать совокупность, которая крепилась прямо на верхнем лобовом странице. С позиций удобства монтажа и демонтажа это решение стало громадным шагом вперед. В переписке Д-11 часто именовали У-11, не смотря на то, что эти совокупности отличались.

Предполагалось, что боевая масса У-35М будет составлять 31 тонну. Рост массы случился в связи с повышением количества боевого отделения.

Схема размещения агрегатов СУ-122М

Опытный образец совокупности Д-11 предполагалось выстроить к 1 апреля, а опытный образец самой САУ, взявший индекс У-35М, ожидался к 10 апреля. На практике выдержать сроки смогли лишь на заводе №9. Опытный образец Д-11 готовься к 28 марта, по окончании чего прошел опробования в количестве 26 выстрелов на заводском полигоне.

Что же касается У-35М, то по ней работа затянулась. К слову, по окончании того, как 3 апреля СУ-35 переименовали в СУ-122, сменился индекс и у У-35М. Сейчас ее стали обозначать как СУ-122М.

Опытный образец СУ-122М в цеху УЗТМ. Начало мая 1943 года

Из-за массы производственных неприятностей, которые связаны с СУ-122, Уральскому заводу тяжелого машиностроения было не до изготовления опытного образца. Только к 3 апреля удалось подготовить заводскую документацию, а к 10 числу – описание машины и технические условия. Что же касается изготовления ее в металле, то оно откладывалось. За апрель 1943 года удалось сдать всего 75 СУ-122 вместо 100, завод боролся с целым рядом недостатков.

На этом фоне неудивительно, что срок изготовления был перенесен сперва на 20, а после этого на 25 апреля. Закончить опытный образец СУ-122М удалось лишь в самом финише апреля, а первые заводские опробования были совершены 17 мая. В их ходе машина прошла 100 километров и произвела 50 выстрелов.

Участвовавший в опробованиях Соломонов указал не только на преимущества, но и на недочёты автомобили. Для начала, боевая масса САУ выросла еще больше и составила 31,5 тонну. Обзорность была признана недостаточной. Нашлись минусы и у совокупности Д-11.

На углах возвышения 5 градусов и выше поршневой затвор орудия ложился на колени начальника. Не весьма успешной оказалась и конструкция неподвижной бронировки.

Орудие на большом угле склонения

27 мая была подписана программа национальных опробований СУ-122М. Начались опробования 13 июня, длились до 13 июля. Проходили они на территории Уральского полигона. Опробования пробегом были осложнены тем, что дожди размыли дороги. В целом ходовые опробования машина выдержала, найденные недостатки были равнозначными таковым у Т-34. Действительно, отмечалась увеличившаяся нагрузка на вторую и третью пары опорных катков. В полной мере успешными были опробования стрельбой.

Неудачей закончились попытки стрельбы с хода, но на подобные задачи СУ-122М и не рассчитывалась. Не все выяснилось гладко и с наведением орудия влево: как уже отмечал Соломонов, затвор на определенных углах наводки задевал ноги начальника. Что же касается замечаний по обзорности, то ее признали лучшей, чем у СУ-122.

Прекрасно заметно, как отличается установки орудия и конструкция рубки

Не обращая внимания на кое-какие найденные недочеты, СУ-122М признали выдержавшей опробования. Рабочая группа дала разрешение на запуск серийного производства модернизированной самоходной системы и установки Д-11. Вопрос в том, что к тому моменту обстановка со средними самоходными установками изменилась.

В следствии СУ-122М была за бортом, а в последних числах Июля на опробования вышла уже вторая машина.

В кильватере СУ-85

Закат концепции средней штурмовой САУ начался весной 1943 года. Дело в том, что 18 января были захвачены два германских тяжелых танка Pz.Kpfw.Tiger Ausf.E. Совершённый в апреле 1943 года обстрел продемонстрировал, что гарантированно с ним может бороться 85-мм зенитное орудие 52-К. Неудивительно, что 5 мая 1943 года Сталин подписал распоряжение ГКО №3289 «Об усилении артиллерийского оружия танков и самоходных установок».

Распоряжение предусматривало установку в СУ-122 «85-мм пушки с баллистикой существующей зенитной пушки». Сроком подачи опытных образцов САУ было выяснено 1 июля 1943 года.

Установка 122-м совокупности Д-5-С-122 в САУ СУ-122-III, июнь 1943 года

На заводе №9 закипела работа по разработке 85-мм орудий, предназначенных для установки в танки и САУ. Орудие для установки в САУ взяло обозначение Д-5, а танковая версия – Д-7. В последних числах Мая их переименовали в Д-5С-85 и Д-5Т-85 соответственно. В один момент было решено создать на той же базе совокупности с баллистикой 122-мм гаубицы М-30. Самоходная версия взяла обозначение Д-6, танковая Д-8, позднее их переименовали в Д-5-С-122 и Д-5-Т-122. Последнее ответ исходило от Арткома ГАУ КА.

Во многом эти совокупности представляли собой развитие орудия Д-11 и его танковой версии Д-12. Главным отличием стало то, что семейство являлось дуплексом, другими словами с минимальными трансформациями ствол калибра 85 мм заменялся на ствол с баллистикой 122-мм гаубицы М-30. Такая унификация разрешала с минимальными упрочнениями взять самоходные установки сходу двух типов.

СУ-122-III на заводском дворе, июль 1943 года

Работы по орудиям семейства Д-5 развернулись с десятых чисел мая 1943 года. К 22 мая были посланы на производство рабочие чертежи. В качестве срока изготовления опытных образцов совокупностей было обозначено 15 июня. Как уже говорилось, в целом совокупность Д-5-С-122 являлась развитием Д-11, наряду с этим КБ завода №9 учло последовательность недочётов предшествующего орудия. Установка совокупности стала более компактной, ее ограждение стало меньше, а вместе с ним уменьшилась до 430 мм и протяженность отката.

Более простой стала подвижная бронировка совокупности, наряду с этим толщина ее заметно выросла. Удалось избавиться от последовательности недочётов неподвижной бронировки, а вместо крышки сферической формы сверху показалась несложная по конструкции крышка.

Эта же машина на полигонных опробованиях, орудие на большом углу возвышения

Не обращая внимания на то, что в распоряжении ГКО №3289 как шасси для 85-мм САУ указывалась СУ-122, на деле спроектированная машина заметно отличалась. Колпак был перенесен в правую переднюю часть крыши, и на нем поставили перископический прибор – оказалась необычная командирская башенка. По аналогии с СГ-2 башенный люк сделали двухстворчатым. Более компактная орудийная установка разрешила, наконец, поставить обычный люк механика-водителя.

Так, внутреннее пространство боевого отделения заметно выросло без трансформаций неспециализированных пропорций рубки. Иначе говоря всё также самое, что предполагалось взять в СУ-122М, решалось более несложным методом. Переработанная машина взяла в переписке обозначение Д-5-СУ-122, но в заводской документации она именовалась в противном случае – СУ-122-III.

Эта же машина с правой стороны

Программа заводских опробований самоходной установки была подписана 6 июля 1943 года. Тогда же, в июле, машина была выстроена. На опробования СУ-122-III вышла 25 июля, вместе с тремя примерами СУ-85. Шасси и боевые отделения всех вышедших на опробования автомобилей были фактически однообразными. Тем самым упрощался запуск серийного производства победившей самоходной установки.

Нужно заявить, что СУ-122-III испытывалась чуть ли не на внеконкурсной основе, потому, что громаднейший приоритет, по понятным обстоятельствам, имела СУ-85.

Она же позади. По боевому отделению и корпусу СУ-122-III и умелые СУ-85 были унифицированы

Методика опробований всех автомобилей была однообразной. Было пройдено 373 километра по булыжно-щебеночному шоссе и 112 – по проселочным дорогам. Наряду с этим расход горючего составил 187 и 220 литров на 100 километров соответственно. Главными недостатками наряду с этим были повреждения бандажей опорных катков.

Стоит подчернуть, что СУ-122-III была самой тяжелой из автомобилей, ее боевая масса составила 30 тысячь киллограм.

Настоящей проблемой стали опробования стрельбой. Недоработка противооткатных устройств стала причиной тому, что случился множество недокатов и предельных откатов. Неприятности с откатными механизмами стали причиной деформации подробностей орудийной установки.

В следствии рабочая группа решила СУ-122-III с опробований снять. Рабочая группа обратила внимание на неудобное место начальника, не самую лучшую конструкцию боеукладок и ряд других недоработок. К тому же, отмечалась успешная конструкция гильзоулавливателя.

Орудие на большом углу склонения

По результатам опробований рабочая группа внесла предложение заводу №9 самоходную установку доработать. Кроме устранения неприятностей с противооткатными механизмами, имелся целый список и других доработок. В их числе значилась, к примеру, замена поршневого затвора на клиновой.

оптимальнее на опробованиях себя продемонстрировала СУ-85-II с совокупностью Д-5-С-85. Именно она и отправилась в серийное производство как СУ-85. Что же касается СУ-122-III, то в августе работы по штурмовым средним САУ закончились.

Приоритеты совсем сместились в пользу противотанковых самоходных установок, предназначенных для борьбы с германским «зверинцем».

Позднее и не лучше

История попытки модернизации СУ-122 была бы неполной без упоминания еще одной самоходной установки. Судьбе было угодно, дабы эта машина не только не стала женой стадию эскизного проекта, но и вовсе фактически канула в Лету, оставаясь по сей день малоизвестной страницей истории советских САУ. Речь заходит об С-41.

Эта совокупность калибром 122 мм более известна как танковая, но в действительности Центральное артиллерийское конструкторское бюро (ЦАКБ) разрабатывало ее и как самоходную.

Продольный разрез самоходной версии С-41. Совокупность была максимально унифицирована с 85-мм орудием С-18, установленным в САУ СУ-85-IV

История проекта С-41 началась в мае 1943 года. Как уже упоминалось выше, 5 мая вышло распоряжение ГКО №3289, которое выяснило разработку КБ завода №9 орудий семейства Д-5. Одвременно с этим ЦАКБ начало разработку собственных 85-мм совокупностей. Ими стали С-18 и С-31. не меньше весьма интересно то, что С-18 была дуплексом: подобно Д-6 и Д-8, ЦАКБ создало вариант совокупности с орудием калибра 122 мм и баллистикой гаубицы М-30.

Эта совокупность и взяла индекс С-41. Руководил работами по проектированию совокупности В.Г. Грабин.

Для упрощения серийного производства в совокупности употреблялось предельное количество подробностей от серийных и уже выстроенных орудий. Люлька употреблялась от ЗИС-5, а затвор был позаимствован у 100-мм пушки С-3 (будущей БС-3). Для уменьшения длины отката употреблялся двухкамерный дульный тормоз. Наличие дульного тормоза, при стрельбе поднимающего облако пыли, вряд ли возможно было назвать преимуществом. Иначе, клиновой затвор смотрелся явным преимуществом перед Д-11 и Д-5-С-122.

Орудие унифицировалось с С-18 по бронировке и установочным деталям. Кроме самоходной версии, С-41 разрабатывалась и для установки в поменянные башни танков КВ-1с и ИС-1 (объект 233).

Дульный тормоз назвать преимуществом сложно, но С-41 взяла клиновой затвор

Проект С-41 был отправлен в Артком ГАУ в последних числах Мая 1943 года. Потому, что в то время больший приоритет имели самоходные и танковые орудия калибром 85 мм, на некое время 122-мм самоходное орудие отправилось на скамью запасных. Снова к самоходной версии С-41 возвратились в первых числах Августа 1943 года.

К тому времени ЦАКБ выстроило танковую версию гаубицы. С-41 было решено применять как запасной вариант, потому, что СУ-122 с производства снималась, но в совокупности оружия Красной армии эти автомобили сохранялись. С-41 предполагалось установить в СУ-85-IV вместо совокупности С-18.

В связи с высокой унификацией это не заняло бы большое количество времени.

Именно на этом моменте работы по самоходной версии С-41 и застопорились. В соответствии с переписке за сентябрь 1943 года, на такие работы требовалось личное разрешение Л.П. Берии. "Наверное," разрешение все же было получено, потому, что в замыслах на октябрь-ноябрь 1943 года было включено и опробование С-41.

Неприятность в том, что к тому моменту интерес к танковым и самоходным гаубицам угас. Переделка так и не состоялась, а документация и переписка по С-41 на долгое время осели в архивах.

Источники:

  1. Материалы ЦАМО РФ;
  2. Материалы РГАСПИ;
  3. Материалы РГАЭ

ВАЗ 2107 Lada tuning ep.4 / Граблi 4

Темы которые будут Вам интересны: