Вынужденные импровизации

Вышедший на экраны в 2014 году американский художественный фильм «гнев» (Fury) запомнился среди них и очень необыкновенным внешним видом танка, что практически стал одним из главных героев картины. Не обращая внимания на то что «обвес» Fury был сделан, как говорится, «по мотивам», да и забранный за базу Medium Tank M4 в модификации A2E8 в составе американской армии не вести войну, создателям фильма удалось отлично отобразить неспециализированную концепцию полевых импровизаций. Подобные усовершенствования американских танков в Европе были массовым явлением и показались не от хорошей судьбы.

В условиях отставания

Первые доработки для повышения защищённости собственных танков Medium Tank M4 американцы произвели в Италии в осеннюю пору 1943 года. Вряд ли их возможно назвать важными: на лобовом странице корпуса крепились дополнительные траки, каковые и помогали дополнительной бронёй. Наверное, эту идею американцы подсмотрели у германских танкистов. Сама мысль применения запасных траков в качестве защиты была не лишена смысла.

Как продемонстрировали опробования, совершённые весной 1944 года на НИБТ Полигоне в Кубинке, закреплённые на броне траки снижали расстояние поражения Т-34 в лоб из танковой пушки 7.5 cm KwK 40 с 1000 до 900 метров. И эти 100 метров в сражении частенько были совсем не лишними. Но, американские резинометаллические траки T41 и T51 не хорошо доходили для данной цели.

Вынужденные импровизации

Обычными танками американской армии в Нормандии были лёгкие М5А1 и средние М4 с 75-мм пушками. Автомобили в полной мере успешные, но уже мало соответствующие условиям лета 1944 года

Настоящий бум импровизированных переделок начался в американской армии сразу после высадки в Нормандии 6 июня 1944 года. Первый тревожный «звоночек» для американской танковой индустрии раздался ещё в начале 1943 года, в то время, когда американцы в первый раз столкнулись с «Тиграми». К тому времени на вооружении американской армии имелись самоходные противотанковые установки GMC M10 с 76-мм орудиями, каковые пускай и на довольно маленьких расстояниях, но однако пробивали германские тяжёлые танки.

На появление новых германских танков американские танковые конструкторы отреагировали оперативно: уже в мае 1943 года на опробования вышел Medium Tank T20 с 76-мм орудием. Вопрос в том, что работы по средним танкам Т20/Т23 затянулись, а после этого и вовсе зашли в тупик. Единственным значительным результатом данной программы стала башня Т23, которую установили на шасси М4.

Первым таким «гибридом» стала модификация M4A1(76)W, запущенная в серию с января 1944 года. Эти танки и были самыми лучшими американскими автомобилями в Нормандии. Но и немцы не находились на месте.

M4A3E8, самый идеальный из по-настоящему массовых американских танков Второй мировой. Именно на этих танках американцы заканчивали войну

В американских фильмах неприятелями американских танкистов в Нормандии в большинстве случаев выступают «Тигры». В действительности первые германские тяжёлые танки, уже в битом виде, американцы заметили тут лишь в августе 1944 года. В северной части Франции имелось всего два тяжёлых танковых батальона, и вести войну с ними было нужно по большей части британцам, полякам и канадцам.

Для американцев же в тот период самыми ужасными соперниками были «Пантеры», каковые имелись у немцев в значительно большем количестве. В лобовой проекции кроме того 76-мм американское орудие с уверенностью пробивало германский средний танк только при попадании в орудийную маску. Сама же «Пантера» поражала американские танки с запредельных расстояний.

Редакция Warspot
/
Кто вы в экипаже танка «гнев»?
Пройди тест и определи, кто ты из из персонажей фильма «Fury»

  • ВМВ
  • танки
  • другое

За пробуксовку отечественной танковой программы американские танкисты заплатили весьма дорого. То, как запущенной была обстановка, наглядно оказывает помощь представить сравнение количества советских и американских танковых асов. В Красной армии одних лишь асов, сражавшихся только на Т-34–85 и имеющих на счету 20 либо более побед, — четверо.

У американцев же больше всех побед, 12, одержал Лафайет Пул, а вторым за ним идёт Крейтон Абрамс с шестью победами. Наряду с этим Абрамс встретил Победу на седьмом по счету танке, и это менее чем за год участия в военных действиях!

Утраты техники у американцев были ужасными. Весьма немногие автомобили, высадившиеся в Нормандии, дожили до мая 1945 года. Само собой разумеется, хвастливые рассказы германских танковых асов о разбегающихся американских танкистах нужно принимать с изрядной долей скепсиса. вести войну американцы умели. Вопрос в том, что сложившаяся в американской танковой индустрии чрезмерные амбиции и ситуация отдельных полководцев стали причиной тому, что делать это им приходилось на устаревшей технике.

Неудивительно, что в таких условиях танкистам приходилось импровизировать, дабы повысить собственные шансы остаться в живых.

Битва с зелёным адом

Сначала военных действий в Нормандии сражаться американцам было нужно не только с германскими танками, но и с германской противотанковой артиллерией. Важным соперником была и пехота, вооружённая противотанковыми гранатомётами RPzB. 54 (Panzerschreck).

То, что на этом относительно маленьком участке территории американцы вести войну довольно продолжительное время, в значительной мере разъясняется характером местности. Нормандия — холмистый регион с громадным числом полей, поделённых на множество участков. Границы этих самых участков и представляли собой ужасную головную боль для танкистов. Участки были поделены между собой земляными насыпями с посаженными поверху живыми изгородями — бокажами.

Бокажи имеют высоту один-два метра и очень сильно снижают обзорность. Со временем растущие кустарники и деревья превращают земляную насыпь в неприступную стенке, которую кроме того танк, если он не имеет особого инженерного оборудования, далеко не всегда преодолеет.

Сержант Кёртис Калин, изобретатель средства для борьбы с бокажами

Немцы, каковые несколько год обустраивали оборону в Нормандии, замечательно знали о особенностях бокажей и действенно применяли эти «оборонительные сооружения». От огня засевших за бокажами истребителей танков американцы несли большие потери. Создание средства чтобы бороться с подобными ограждениями, оперативно снося их на страшных участках, стало насущной необходимостью.

Бульдозеры для этих целей доходили не отлично, к тому же они появились легко уязвимыми.

Самый первый вариант «носорога». Всего существовало минимум три версии таранов для лёгких танков

Проблему удалось решить в середине июля 1944 года. Подходящую идею внес предложение сержант Кёртис Калин, механик-водитель лёгкого танка М5А1 из состава 102-го кавалерийского разведывательного эскадрона. Отыскав в памяти собственный персональный опыт сноса зелёных насаждений, он создал конструкцию, для постройки которой употреблялись германские противотанковые ежи. К громадному металлическому брусу приваривались шипы, изготовленные из уголков. Сам брус, со своей стороны, приваривался к нижней лобовой подробности корпуса.

Мысль пребывала в том, что танк шипами «вгрызался» в бокаж и сносил его собственной массой. А без приспособления Калина танк при встрече с бокажем на дыбы, фактически не причиняя изгороди заметного вреда.

Разделка противотанковых ежей. Частенько они шли на изготовление «носорогов»

Демонстрация, совершённая в середине июля командующему 1-й армии генералу Брэдли, увенчалась успехом. Оснащённый тараном танк с первой попытки снёс бокаж. Было срочно заказано 500 наборов таких таранов, взявших прозвище «носорог».

Для их изготовления в движение шли не только противотанковые ежи, но и металлические надолбы, каковые много были установлены немцами на побережье. К началу операции «Кобра», на протяжении которой американцы прорвали германскую оборону около нормандского плацдарма и вышли на оперативный простор в северо-западной Франции, полевые мастерские успели сделать много таранов. Средство, разрешающее оперативно сносить заграждения, в большой степени содействовало успеху операции.

Один из самых распространённых вариантов тарана для средних танков

направляться подчернуть, что изобретение Калина достаточно скоро получило последовательность модификаций. На средние танки М4 ставились как тараны по типу тех, что были изначально созданы для лёгких танков, так и конструкции нового типа. Вместо четырёх-пяти шипов они имели три, но наряду с этим боковые были очень сильно развиты. Они разрешали более действенно «вгрызаться» в бокажи. Кроме этого существовала модификация для самоходных установок М10, отличавшаяся формой шипов.

Потому, что создавались такие тараны в поле и из различных материалов, они имели возможность различаться по форме.

Ставились тараны и на самоходные установки М7. Снимок сделан в начале 1945 года

По окончании завершения военных действий в Нормандии надобность в «носорогах» отпала. Однако кроме того весной 1945 года возможно было подметить самоходные установки и танки, оснащённые изобретением Калина. Сейчас они употреблялись для своевременного сноса разных заграждений.

Сам сержант Калин пережил войну — действительно, в осеннюю пору 1944 года он наступил на мину и остался без ноги.

Сила почвы

Ещё громадную известность, чем «носорог» Калина, взяло импровизированное бронирование американских танков, кроме этого показавшееся летом 1944 года. Позднее оно стало предлогом для бессчётных шуток, но тем, кто его применял, было совсем не до хохота. Речь заходит о мешках с песком, каковые употреблялись в качестве защиты лобового страницы корпуса.

Самый распространённый вариант «мешочной» брони. Мешки с песком закрывают лишь лобовую подробность корпуса

В первый раз мешки стали крепить на танки ещё в последних числах Июня 1944 года. Кто как раз выступил пионером в применении данной инновации, неизвестно. Но ясно, что показалась она не просто так. Довольно часто возможно услышать, что так американские танкисты пробовали защититься от снарядов противотанковых пушек, но эта версия лишена оснований.

Кроме того при установке на средний танк М4 эффект от мешков в лучшем случае был бы сопоставим с экранировкой запасными траками. Помимо этого, мешки частенько возможно было встретить и на лёгких танках, каковые и с мешками, и без них пробивались фактически любой противотанковой пушкой, имевшейся в то время у немцев.

Более «продвинутый» вариант усиления брони, что предполагал башни бортов и защиту корпуса

В действительности мешки с песком предназначались для защиты от другого оружия — ручных противотанковых гранатомётов. Они применяли кумулятивные гранаты, против которых мешки с песком были в полной мере действенной защитой. Кумулятивная струя, проходя через мешок, теряла силу к моменту встречи с бронёй. Наверное, какой-то из экипажей испытал эти мешки как защиту от «фаустников» и остался жив, а после этого информация скоро разошлась по фронту.

В следствии уже к июлю множество танков, как средних, так и лёгких, взяло защиту в виде мешков.

Очевидно, легче от этого танк не стал. Помимо этого, далеко не всегда соперником танкистов появился как раз гранатомётчик. Однако порождение фронтовой смекалки получило популярность.

Самый «упакованный» вариант M4A3E8. В этом случае это танк 14-й бронетанковой дивизии

Не обращая внимания на последовательность недочётов, запрещать такую модификацию никто не стал. Кроме того то, что экипаж с импровизированной защитой ощущал себя увереннее, уже было плюсом. В будущем конструкция таковой защиты совершенствовалась.

Экранирование брёвнами. Похоже, что с этого кадра их и «позаимствовали» создатели фильма «гнев». На фотографии M4A3(75)W из состава 7-й бронетанковой дивизии

О том, что «мешочная броня» предназначалась, в первую очередь, для защиты от поражения кумулятивными гранатами, лишний раз говорит её предстоящее развитие. К началу 1945 года начала появляться защита не только с лобовой части, но и с бортов. Связано это было с тем, что всё чаще танки поражались из засад с флангов. Помимо этого, германская пехота всё больше насыщалась противотанковыми гранатомётами, включая одноразовые Panzerfaust.

Неудивительно, что потребовалась более действенная защита. Именно сейчас и показались те самые брёвна, каковые прекрасно известны по танку из фильма «гнев». Умелым путём танкисты установили, что и древесина в какой-то степени защищает от кумулятивных гранат, а весят брёвна меньше мешков с песком.

Смотрелись они менее презентабельно, но в целом со своей задачей справлялись.

Бетонирование лобовой части M4A3(105)W из состава 2-й бронетанковой дивизии

Мешки с песком и брёвна были не единственными типами импровизированной защиты. Американские танкисты подсмотрели у немцев идею бетонирования лобовых плит корпуса. Подобное довольно часто практиковалось на германских самоходных установках StuG 40. Такое «цементирование» было более действенно, оно имело возможность выдержать большее количество попаданий, да и держалось лучше.

Но в целом бетонирование брони танков ввиду некоей сложности изготовления было менее распространено и виделось уже ближе к концу войны.

работа и Ловкость рук сварочным аппаратом

Одними лишь мешками с песком дело не ограничилось. К началу 1945 года в некоторых частях начались работы по более радикальному усилению бронирования. Потому, что броня американских танков без неприятностей пробивалась германскими танковыми и противотанковыми пушками, требовалось что-то предпринять.

Поступление новых, прекрасно защищённых танков T26E3 «Першинг» в армии выяснилось мизерным, так что сохранять надежду возможно было лишь на собственные силы. В чью-то светлую голову пришла здравая идея установить на имеющиеся танки дополнительные бронелисты.

Подобные вырезы — верный показатель того, что танк стал «донором» для экранировки

С бронелистами же в начале 1945 года неприятностей не было, более того, имелся кроме того их переизбыток. Кроме фактически американской битой техники, по окончании провала наступления в Арденнах большое количество собственной техники утратили и немцы. Эти автомобили и пошли в дело.

На фронтовых фотографиях 1945 года время от времени возможно подметить стоящие по обочинам дорог танки с вырезанными бортовыми и лобовыми страницами. Это следы работы инженеров ремонтных батальонов при бронетанковых дивизиях. Вырезанные ими куски именно и шли на экранировку танков.

Имелись, но, и другие источники бронелистов.

M4A1(76)W из состава 3-й бронетанковой дивизии, имеющий нетипичную экранировку. Вместо нескольких страниц маленького размера танк имеет двойной экран, сделанный из громадных страниц

Значительно чаще установке таких экранов подвергались M4A3E8, самые поздние и идеальные танки семейства М4. Их новая подвеска HVSS была более приспособленной к повышенной нагрузке. По большей части экранировалась лобовая часть корпуса. На болтах к ней крепились страницы брони, каковые кроме этого закрывали блок трансмиссии.

Виделись, но, и приваренные к корпусу экраны, метод монтажа зависел от части, которая создавала усиление брони. Толщина дополнительного бронирования определялась толщиной брони «донора». В случае если на экранировку нарезали борта «Пантеры», то неспециализированная толщина брони имела возможность быть больше 100 мм.

Обычная экранировка M4A3E8. В этом случае броневые страницы не крепятся на болтах, а приварены

Громаднейшую известность взяла экранировка, которую создали ремонтники 4-й бронетанковой дивизии. Во многом это выяснилось связано с тем, что подобным образом был переделан и танк M4A3E8 Крейтона Абрамса. Машина с именем собственным Thunderbolt VII была не неповторимой: подобным образом усиливалась броня и у других танков дивизии.

Кроме экранировки лобовой части корпуса, экранирование взяла башня. Кроме этого имелись экраны на бортах, причём сделаны они были по принципу разнесённой брони. Подобная экранировка была самая совершенной.

Thunderbolt VII, танк Крейтона Абрамса

направляться подчернуть, что усиление бронирования дополнительными бронелистами было в американской армии значительно менее распространено, чем применение тех же мешков с песком. Связано это с тем, что для таковой экранировки требовалось значительно больше времени и более сложное оборудование. Наконец, тяжёлое дополнительное бронирование не хорошо сказывалось на подвижности танков.

Сразу после окончания войны от таких экранов скоро избавились, а вот мешкам с песком и брёвнам было суждено возвратиться. На протяжении войны в Корее такие импровизации снова показались на танках, причём употреблялись они всё с той же целью — для защиты от противотанковых кумулятивных гранат. К слову, и в наши дни опробованные во Второй мировой методы импровизированной дополнительной защиты часто применяют стороны разных локальных распрей.

Так как, как мы знаем, всё новое — это прекрасно забытое старое.

Источники:

  • Материалы NARA.
  • Stuart History of the American Light Tank, Vol. 1, R.P. Hunnicutt, Presidio Press, 1992.
  • Sherman: A History of the American Medium Tank, R.P. Hunnicutt, Presidio Press, 1994.
  • Материалы из фотоархива автора.

Случайная вынужденная импровизация 😉

Темы которые будут Вам интересны: