Великая отечественная: проблемы танковых заводов

В первоначальный год ВОВ советская танковая индустрия столкнулась с глобальными сложностями. Архивные документы 1941–1942 гг. позволяют посмотреть на неприятности оборонных фабрик глазами наркома танковой индустрии?.

В условиях наступления германской армии многие фабрики эвакуировались в тыл, появлялась необходимость заново выстроить инфраструктуру, восполнять дефицит кадров, создавать производства и приемлемые условия жизни на новых местах. Для этих целей в сентябре 1941 года был создан министерство танковой индустрии (НКТП) – управляющий орган, призванный организовать танковые фабрики в действенную производственную совокупность.

Великая отечественная: проблемы танковых заводов

Шлифовка башни танка Т-34 на заводе № 183 им. Коминтерна Народного комиссариата танковой индустрии СССР (Нижний Тагил). Источник: РГАЭ, Ф.8752, Оп.4, Д.880. Л.11

http://rgae.ru

Положение в стране было объективно тяжёлым, и военная индустрия не имела возможности избежать неспециализированных бед. Танки делали живые люди – устававшие, страдавшие от бытовой неустроенности либо, напротив, пробовавшие урвать собственный кусок в воздухе неспециализированной беды. Народный комиссариат, со своей стороны, стремился не только наказать виновных в срывах производственной программы, но и «залатать дыры», неизбежно появлявшиеся в хаосе эвакуации, дать рабочим хорошую мотивацию.

Регулировка автомобилей на заводе № 183 им. Коминтерна Народного комиссариата танковой индустрии СССР (Нижний Тагил). Источник: РГАЭ, Ф.8752, Оп.4, Д.880, Л.30

http://rgae.ru

Во многом это была заслуга наркома Вячеслава Александровича Малышева, предпочитавшего осуществлять управление конкретно на местах: всё время с момента собственного назначения до середины лета 1942 года он совершил в разъездах по фабрикам, лично знакомясь с проблемами производства. Знакомство с распоряжениями НКТП даёт возможность посмотреть на обстановку глазами наркома и представить, в каких условиях ковалось оружие Победы.

Основной проблемой на момент создания Народного комиссариата танковой индустрии было частичное или полное невыполнение замысла по количеству создаваемых автомобилей и их узлов. Вот приказ НКТП № 1 от 12 сентября 1941 года (РГАЭ, Ф.8752, Оп.1, Д.1, Л.2–3):

«в течении последовательности месяцев завод им. КИМ не делает производственной программы. В следствии безответственного управления заводом со стороны директора т. главного и Ефремова инженера т. Хламова сорвано исполнение всех оборонных заказов.

Трудовая дисциплина на заводе расшатана, в цехах захламлено. Очень дефицитные станки простаивают, тогда как программа не выполняется.

тт. Ефремову и Хламову много раз указывалось другими организациями и Наркоматом на их нехорошую работу, но они не сделали должных выводов из этих предупреждений и работали негодными, порочными способами.

Совет народных комиссаров Альянса ССР своим распоряжением от 11/IX с.г. подчернул, что в следствии безответственного отношения к делу главного инженера завода т. Хламова большая часть изготовленной для исполнения оборонзаказа оснастки была негодной».

В итоге оба упомянутых производственника были сняты с больших должностей и переведены на низовую работу с соответствующим понижением оклада.

Эшелон с танками Т-34 отправляется на фронт

С самого начала работы наркому было ясно: неприятность исполнения замысла появилась напрямую связана не только с разработками производства, но и с применявшими эти технологии людьми. Большое количество распоряжений, посвящённых данному вопросу, содержали не только замечания к управлению и требования наказать виновных в срывах сроков и простоях оборудования, но и предложения по созданию у рабочих хорошей мотивации. Приказ № 11 от 23 сентября 1941 года гласил (РГАЭ, Ф.8752, Оп.1, Д.1, Л.42–43):

«Проверка работы сборочно-сдаточного цеха ЧТЗ продемонстрировала, что в этом цехе нет технологической дисциплины и должного порядка, в следствии чего установленные сроки сборки автомобилей срываются. По окончании сборки обнаруживается много недостатков, устранение этих недостатков затягивается, в следствии чего сдача автомобилей срывается, а 22/IX с.г. из-за отсутствия должного порядка на сборке не было сдано ни одной автомобили.

Полагая, что такое положение на сборке угрожает срывом исполнения программы завода, ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Обязать главного инженера ЧТЗ тов. Махонина лично навести должный порядок на сборке и обеспечить бесперебойную качественную сборку автомобилей.

2. Установить, что любая машина по сборке закрепляется за определённым старшим мастером конвейера, что всецело несёт ответственность за сдачу автомобили с конвейера в сдаточный цех в срок, установленный правительственным графиком.

3. Обязать Директора ЧТЗ тов. Шор в однодневный срок расследовать обстоятельства срыва выпуска автомобилей 22/IX с.г. и виновных строго наказать, впредь до предания суду.

4. Установить для ИТР сборочно-сдаточного цеха ЧТЗ премиальную совокупность за сдачу сроков и выполнение сборки автомобилей с конвейера надлежащего качества. За дефекты и повторные обкатки с виновных удерживать затраты, которые связаны с повторением обкатки, а при систематическом повторении недостатков виновных наказывать, впредь до предания суду. Директору ЧТЗ тов.

Шор в однодневный срок представить мне на утверждение премиальную совокупность для комсостава сборочно-сдаточного цеха.

5. Дать добро Директору ЧТЗ тов. Шор ввести для рабочих сборочно-сдаточного цеха прогрессивную зарплату за сдачу норм и перевыполнение сборки автомобилей, при своевременном обеспечении надлежащего качества сборки.

6. Дать добро Директору ЧТЗ тов. Шор увеличивать прогрессивную оплату в том направлении рабочих до 50% за хорошее уровень качества работы, за отсутствие повторных обкаток и дефектов по окончании сдачи автомобилей».

К концу зимы 1942 года обстановка начинает понемногу выправляться. Приказ № 41-м от 4 февраля 1942 года содержит замечания характера. Неприятности с дисциплиной отмечены, в основном, на эвакуированных фабриках (РГАЭ Ф.8752, Оп.1, Д.4, Л.144–147):

«Задача повышения производства танков требует от служащих и всех рабочих полного применения установленного рабочего времени, строжайшей повышения производительности и трудовой дисциплины труда.

Но, на последовательности фабрик, и, в особенности, на эвакуированных (фабрики №№ 183, 37, 76 и др.) состояние трудовой служащих и дисциплины рабочих находится не на должной высоте, а со начальников директоров цехов и стороны заводов ослабло внимание к этому ответственному вопросу. Еще не изжиты совсем нетерпимые в военное время опоздания на работу, отлучки с работы, окончание работы и несвоевременное начало, бесцельное хождение в невыходы и рабочее время на работу по неуважительным обстоятельствам.

Многие мастера и начальники цехов проявляют либеральное отношение к лодырям, нарушителям и разгильдяям трудовой дисциплины, а обстоятельства и причины нарушения трудовой дисциплины выявляются несвоевременно и не шепетильно.

Не обращая внимания на то, что служащие и рабочие, в соответствии с Указу от 26 декабря 1941 г., мобилизованы и прикреплены на период армейского времени за фирмами танковой индустрии, паспорта до этого времени остаются у служащих и рабочих, что во многих случаях употребляется для самовольных уходов с фирм».

Стоит подчернуть, что прикрепление рабочих к фабрикам на протяжении войны было вынужденной мерой. Предприятия всегда сталкивались с проблемой дефицита персонала. Её корни уходят в историю эвакуации индустрии: при переезде терялись не только станки, но и полезные кадры.

К примеру, многие рабочие харьковских фабрик ушли в ряды ополчения вместо того, дабы эвакуироваться на Урал. Но имели постыдные случаи и место дезертирства, отражённые, к примеру, в приказе № 30/ААГ от 26 сентября 1941 года (РГАЭ Ф.8752, Оп.1, Д.1, Л.87–88):

«Проверкой на месте на заводе № 183 мной установлено, что в ряде цехов – «700», «100», «500» – имеют место факты, в то время, когда отдельные рабочие самовольно прекращают работу раньше окончания смены и оставляют завод; последовательность рабочих особых цехов без уважительных обстоятельств не есть на работу в течение 3–5 и более дней; кое-какие рабочие, обязанные приказом по заводу выехать на второе место работы, взяв друг и подъёмные. выплаты, присвоив национальные средства, не выехали по месту назначения, прекратили явку на завод – убегали с трудового фронта».

Убегавших рабочих предписывалось дать под суд, руководству был заявлен строгий выговор за допущение аналогичной обстановке.

Производство лёгких танков Т-70 на Горьковском автомобильном заводе, 1943 год

Директора фабрик иногда обращались в Народный комиссариат с просьбами оказать помощь в ответе кадровой неприятности. Но забрать дополнительных рабочих было неоткуда: человеческие ресурсы были ограничены и истощены идущей войной. В этих условиях Малышев имел возможность лишь указать директорам на внутризаводские возможности для хотя бы частичного исправления обстановки. Приказ № 165-м от мая 1942 года предписывает в двухнедельный срок перевести часть рабочих из цехов отделов и аппарата заводоуправления конкретно на производство (Оп.1, Д.9, Л.127):

«Сейчас кое-какие директора фабрик обратились в Народный комиссариат с просьбой о сохранении на заводе временно направленной к ним рабочей силы, и о дополнительном направлении на завод рабочих из трудоспособного населения.

Возросшие потребности на рабочую силу эти фабрики вычисляют вероятным покрывать, в основном, за счет притока рабочих извне.

Внутризаводские возможности (ужесточение норм выработки, улучшение технологических процессов, перевод запасных рабочих, ИТР, служащих конкретно на производственную работу и др.), снабжающие сокращение потребности в рабочей силе и увеличивающие численность производственных рабочих, директора фабрик, главы цехов применяли очень не хватает, в особенности на фабриках №№ 37, 76, 174, Кировском, заводе № 200, № 38.

Управленческие аппараты цехов и заводов еще не приведены в соответствие с условиями войны».

Приведённые выше документы говорят о том, в каких тяжёлых условиях танковой индустрии приходилось выходить на нужную фронту мощность. Резервы СССР были не бесконечны, война стала для страны важной проверкой на прочность – в том числе и в тылу, в заводских цехах. Внимание наркома танковой индустрии к порядку и дисциплине на фирмах было обусловлено необходимостью поиска внутризаводских ресурсов для исполнения замыслов по количеству автомобилей.

Тяжёлый танк ИС-2 в цеху завода

Уже весной 1942 года отставание от замысла на многих фабриках уменьшается, кое-какие фирмы начинают перевыполнять замысел, организовываются социалистические соревнования. Наровне с установлением новых логистических связей между внедрением и заводами инновационных способов производства, предпринятые Малышевым административные меры помогали реорганизовать советское танковое производство сообразно условиям армейского времени.

Использованная литература:

  1. Ермолов А. Ю. Танковая индустрия СССР в годы ВОВ – М., 2009.
  2. Уланов А. А., Шеин Д. В. Порядок в танковых армиях? – М., 2011
  3. Симонов Н. С. Военно-промышленный комплекс СССР в 1920–1950-е годы: темпы роста поизводства, структура, управление и организация производства – М., 1996.

Металлический поток. Битва фабрик

Темы которые будут Вам интересны: