В тени великих битв. «коломбины» в боях за торн, 1945 год

В тени великих битв. «коломбины» в боях за торн, 1945 год

Громить германская армия в Восточной Пруссии и на территории северной Польши Красная армия начала 13 января 1945 года. На правом крыле наступления 2-й Белорусский фронт маршала К. Рокоссовского двинулся на Кёнигсберг. На левом крыле генерал И. Черняховский и его 3-й Белорусский фронт должны были отсечь противостоящие армии соперника от Германии, выйдя к Балтийскому морю и городу Эльбингу.

На запасном направлении удар главных сил закрывали 65-я и 70-я армии, наступавшие с Сероцкого плацдарма в направлении городов-крепостей Модлин и Торн (сейчас — Торунь, Польша). Модлин пал 18 января, а через восемь дней, развивая наступление, 70-я армия была у стенку Торна. Генерал В. С. Попов, руководивший армией, решил не штурмовать данный замечательный укреплённый узел, а обойти его. Не снижая темпа, войска СССР двинулись на северо-запад от Торна, к реке Висле.

Сейчас никто и не подозревал, какая схватка разгорится тут всего пара дней спустя.

Эвакуация торнского гарнизона

Не обращая внимания на угрозу окружения, немцы были собираются удерживать Торн до последнего. В городе собрался бессчётный гарнизон, превосходно обеспеченный продовольствием и боеприпасами. Его костяком помогали 31-я и 73-я пехотные дивизии.

Кроме них, в городе собралось большое количество подразделений и разных частей, так что в сумме Торн подготовились защищать более 30 000 офицеров и немецких солдат при помощи 223 самоходных установок 20 и орудий. Эти силы оставались в городе, пока другие германская армия пробовали задержать Красную армию на пути к Висле и не разрешить ей замкнуть Торн в кольцо. Ничего сделать не удалось: к концу января Торн был окружён, а советские бойцы не только вышли к реке, но форсировали её и завязали с соперником битвы на западном берегу.

Коломбина — персонаж итальянской народной комедии масок. А в Красной армии так именовали противотанковую самоходную установку СУ-76

Сутки за днём линия фронта отдалялась от Торна, и к концу января город был в глубоком тылу 70-й армии. Дабы совсем блокировать и стереть с лица земли окружённую группировку, руководство армии создало отряд приблизительно из 5000 человек с 74 орудиями и восемью СУ-76. Столь малая численность разъясняется легко: руководство приблизительно в четыре раза недооценило численность немцев в Торне — оно вычисляло, что город защищает максимум 8000 воинов.

Эта неточность стала причиной тому, что в течение пяти дней Красная армия атаковала город без видимого успеха.

Тем временем германское руководство осознало, что удержать оборону по пределу Вислы не окажется. Дабы спасти хотя бы часть армий, окружённых в Торне, им дали разрешение на соединение и прорыв с главными силами германской армии к западу от реки. В ночь с 30 на 31 января, по окончании замечательной артподготовки, гарнизон отправился в наступление. Маленький коммунистический блокирующий отряд помешать этому не смог.

Пробив кольцо, немцы разделились на пара групп и пошли на северо-запад, к Висле.

Генерал-полковнику Попову было нужно безотлагательно перебрасывать резервы а также снимать часть армий с передовой, дабы задержать германские группировки, действовавшие в тылу. К северо-западу от Торна вспыхнули бои не на жизнь а насмерть войск СССР с гарнизоном города-крепости, пробовавшим спастись. Части советской 70-й армии вели упорную оборону по всем направлениям. Они заставляли немцев замедляться и поменять направление.

Но остановить отходящего соперника скоро, а основное, всецело, не получалось. В тылу 70-й армии показался так называемый «кочующий котёл».

«Коломбины» вступают в бой

3 февраля трёхтысячной группировке соперника во главе с руководством торнского гарнизона удалось прорваться к главным германским силам по маленькой дороге, через Унислав и Кульм в сторону Швеца. Немцам, пробовавшим повторить данный номер позднее, не повезло: на их дороги поднялись советские 369-я и 200-я стрелковые дивизии, поддержанные 1898-м самоходным артиллерийским полком на СУ-76. Перемещение по этому пути отхода, так, выяснилось всецело парализованным.

Главным силам торнской группировки было нужно выбираться из окружения вторым путём, более сложным и долгим. Они пошли от Торна на северо-запад, в район деревни Боровно на восточном берегу реки, дабы тут постараться переправиться через Вислу и дальше прорываться на север по западному берегу от Тополинкена. Разделившись на части, германская армия остались без единого руководства, и любая из групп боролась за спасение самостоятельно.

Кроме этого 3 февраля достаточно большой группировке удалось пересечь Вислу, неся тяжелые потери от огня советской артиллерии. Те, кто не смог этого сделать, так и остались на восточном берегу и потом были ликвидированы.

С теми, кто переправился, вступили в бой силы 96-го стрелкового корпуса и переданные им на усиление СУ-76 из 1890-го самоходного артполка, что был в подвижном противотанковом резерве комкорп генерала Я. Чанышева. Действительно, танков у переправившихся немцев не было, самоходки боролись с германскими колоннами и поддерживали атаки собственной пехоты. Наряду с этим СУ-76 продемонстрировали опасность и свою универсальность для соперника при грамотном применении.

Автомобили употреблялись и как подвижная артиллерия, и как танки, останавливая соперника и громя его самыми различными методами.

4 февраля севернее Тополинкена четыре СУ-76 второй батареи нашли колонну немцев, идущую на Гручно, и нападали её с ходу. Немцы, каковые не ожидали встретить тут советские САУ, оказались под губительным прицельным огнём и стали в панике разбегаться. В следствии практически вся колонна была стёрта с лица земли.

На следующий сутки другие четыре автомобили, из четвёртой батареи, пребывавшие у деревни Ной-Колони, увидели, что на восточном берегу Вислы показалась группировка немцев, готовящаяся к переправе. Начальник батареи лейтенант Сиденко расставил самоходки на эргономичных огневых позициях. И стоило немцам приступить к переправе, как СУ-76 открыли по ним прицельный пламя. Сопернику не так долго осталось ждать стало не до форсирования реки, ему было нужно искать укрытия и спасаться.

Четырёх самоходок выяснилось достаточно, дабы переправа так и не состоялась.

Финальная схватка у Топольно

В последующие дни 1890-й самоходный полк ещё неоднократно играл роль танков, которых не было у 96-го корпуса, и помогал пехоте. 6 февраля вечером четвёртая батарея взяла задачу поддержать наступление советского стрелкового батальона на деревню Топольно. По окончании маленького артиллерийского налёта СУ-76 пошли в наступление. Две автомобили совместно со лейтенантом Яковом Сиденко, маневрируя на местности и увлекая за собой бойцов, ворвались в деревню. Две другие САУ пошли в обход Топольно с юга.

В то время, когда немцы стали покидать деревню, они попали под обстрел СУ-76 и обратились в бегство. Умелые действия самоходчиков помогли скоро высвободить Топольно и перекрыть для соперника ещё и это направление отхода.

Немцы, поняв, что путь на север им закрыт, решили 7 февраля любой ценой пробиваться в западном направлении. Генерал Чанышев со своей стороны принял меры и выставил заслоны на пути возможного продвижения соперника. 1890-й самоходный полк взял задачу оборонять ответственный перекрёсток дорог у Ной-Колони, и вместе с пехотой выбить немцев из соседних сёл.

Весь день самоходчики вели напряжённые битвы. В первой половине 7 февраля батареи СУ-76 занимали оборонительные позиции, отбивая орудийным огнём атаки немцев, рвущихся на запад. К середине дня соперник осознал тщетность попыток и притих.

В тот же момент комполка полковник Игнатов сделал вывод, что пора брать инициативу в собственные руки, пока немцы не пришли в себя.

СУ-76, ведя за собой пехоту, пошли в наступление. Немцы сопротивлялись, открыв огонь по САУ из «фаустпатронов». Автомобили наступали, закрывая друг друга огнём и неизменно маневрируя, уходя от огня соперника. Немцы стали отходить. Самоходки, обгоняя пехоту, рванулись вперёд. Скоро, преследуя соперника, батарея уже привычного нам лейтенанта Сиденко ворвалась в деревню Топольно.

Но не в ту, за которую Сиденко уже дрался день назад. По необычному стечению событий в этом районе сёл называющиеся Топольно две: одна у самой Вислы, а вторая в нескольких километрах западнее. 7 февраля Сиденко брал приречную.

В деревне самоходки били по немцам фактически в упор. Особенно отличились экипажи СУ-76 под руководством младших Сергея Владимира Ушакова и лейтенантов Морозова. Они первыми ворвались в Топольно, отрезали путь отступавшей германской колонне и стёрли с лица земли большое количество обоза и автомашин соперника. На следующий сутки советские самоходки и пехота опять ударили по деревне.

Немцы, утратив всякую надежду на спасение, стали сдаваться сперва небольшими группами, а позже целыми колоннами.

К 9 февраля 1945 года с главными силами бывшего гарнизона Торна у Топольно было покончено. По результатам битв за Торн и в окрестностях города часть германских солдат и офицеров смогла вырваться из котла, но 12 000 человек сдались Красной армии в плен, а остальные погибли. В данной разгромной для немцев битве 1890-й самоходно-артиллерийский полк собственными действиями продемонстрировал, что при верном применении истребители танков замечательно трудятся не только против военной техники, но и живой силы соперника.

Создатель текста — Источники и

Александр:

  1. Рокоссовский К. К. Солдатский долг. М.: Воениздат, 1988.
  2. Документы сайта «Подвиг народа».
  3. Prit Buttar Battleground Prussia: The Assault on Germany’s Eastern Front 1944–45. Oxford: Osprey Publishing, 2012.
  4. Документы сайта «Память народа»:
  • Издание военных действий 2-го Белорусского фронта за январь 1945.
  • Издание военных действий 70-й армии за январь 1945.
  • Издание военных действий 70-й армии за февраль 1945.
  • Описание по уничтожению Торненской группировки соперника 70-й армией /31.1.-9.2.45/.
  • Доклад о боевой деятельности 1890 Самоходно-Артиллерийского Барвенковского Краснознаменного ордена Александра Невского полка с 1 февраля по 1 марта 1945 года.

ротор

Темы которые будут Вам интересны: