Трогательнейшая истории ветерана: он рассказал, а нам осталось задуматься..

Трогательнейшая истории ветерана: он рассказал, а нам осталось задуматься..

Как воодушевляют смелые истории людей, каковые показали мужество в экстренных обстановках. Мы запоминаем эти истории, вдохновенные ими говорим их приятелям. Но еще больше нас влекут немыслимые истории, предначертанья судьбы, Божья воля, в особенности те, что граничат с неосуществимым.

Такою ж имеется рассказ о судьбе белорусского партизана Константина Коляды, что, не обращая внимания на пережитый расстрел на протяжении войны, не так долго осталось ждать отметит собственный 90-летний юбилей!

Живёт данный дивный старичок в деревне Челющевичи Петриковского района Гомельской области в Белоруссии. Довольно часто принимает у себя журналистов, каковые с восторгом слушают, записывают, не роняя ни единой крупицы воспоминаний об уже фактически провалившемся сквозь землю малоизвестном поколении полесских партизан.

Вот его история…

Появился Константин Михайлович в сутки смерти вождя всех времен и народов – Владимира Ильича Ленина – 21 января 1924 года. Он практически ровесник СССР; пережил всех бессчётных генсеков, начиная со Сталина и заканчивая Горбачевым. Иногда шутит, что живя при Лукашенко, при его служении народу и погибнет.

Семья Коляды была весьма бедной, практически на грани выживания. Папа погиб весьма молодым, простудившись. На руках у матери осталось семеро детей, необходимо было как-то жить, кормить детишек, выучить их, одеть, обогреть… Конечно, еще мальчиком Константин отправился трудиться на завод, где трудился скотником. Приобретал кое-какую денежку.

В 16 лет отправился в Минск также трудиться на заводе, но скорее было бы правильно назвать это «был послан», так как шел 1940-й год и никто не изъявлял особенного жажды покидать родную сторону.

Вспоминая о передвоенным Минске, Константин Михайлович отмечает, что тогда он был не таков, как на данный момент – тогда было красиво, нарядно, одним словом столица…

Трудились на новом месте исправно, сверх нормы: все-таки молодость имеется молодость – задор, оптимизм, надежды… Жили в заводских землянках-общагах. Так прошла их первая зима, и внезапно – война.

По началу никто особенно не взволновался, не было паники. Откуда ей быть? Разве кто знал тогда, что такое война? Кроме того старший бригадир по фамилии Шкут сообщил ребятам, чтобы те особенно не старались делать новую норму, дескать, неизвестно, как оно еще выйдет. Но уже через сутки немцы вошли в Минск.

Тогда же всех рабочих распустили, дав документы. Все разошлись кто-куда: одни (старшие мужчины) были к тому времени уже мобилизованы, исходя из этого отправились на фронт; другие (младшие парни) отправились к себе, среди них и дедушка Константин пешком, через деревни начал возвращаться к себе на Гомельщину. Добрались скоро, всего лишь за два с половиной дня без передышки постоянным шагом.

По дороге им немцы не встретились, но бомбежка уже происходила.

В родной же деревне Константина Михайловича неприятель практически не стоял, но полицаев набралось столько, что жития с ними просто не стало. Дедушка вспоминает, как они положили глаз на его велосипед, "настойчиво попросили" дать, в противном случае сожгли бы его дом, где его мать с детьми.Где-то практически сразу после возвращения к себе уже в округе шла молва о созданном партизанском отряде — Сорочко №50 125 бригады полесского соединения.

парень вступил в их последовательности, как и его односельчане.

Задания были самые различные: то подрывные операции, то разведать обстановку. Мы так как знаем, что именно белорусские и украинские партизаны сыграли в 1943-ем одну из главных ролей, которая вошла в историю называющиеся «рейковая война». И вот как раз тогда, в то время, когда немцы стали сдавать позиции, тесненные войсками СССР, неприятели стали громить всё и вся, пробуя нанести урон, что, может, и спас бы их на некое время. Под раздачу попал и Константин Коляда.

Было это так…

Отряду Сорочке было указание – отыскать обитателей некой деревни и отвести в надёжное место. Для этого задания выделили четверых добровольцев на разведку. Те, справившись на превосходно со своим заданием уже ближе к ночи, передали судьбы людей вместе с последующим заданием обезопасить людей Константину Михайловичу, потому, что тот был местным, лучше знал территорию.

Он решил переночевать на месте, а утром поднялся и отправился перекусить перед дорожкой. Но в то время, когда возвратился в лагерь, то заметил, что немцы на конях окружили его подопечных. Один из мальчишек испугался и принялся бежать – немцы остановили его пулеметной очередью.

Повели их всех, как стадо, неизвестно куда. Позже спустя время остановились – подъехали старшие по званию. Один из тех глав продемонстрировал пальцем на Коляду и позвал к себе; обыскал и, ничего не отыскав, отпустил, дескать, свободен, иди.

Секунды спустя имели возможность стать для деда роковыми: немец вынул пистолет и выстрелил.

Все было поразмыслили, что бедный погиб, но…пролежав продолжительно в снегу, в луже крови, дедушка Костя пришёл в сознание! Попытавшись, может ли идти, тот поднялся на ноги и, отыскав палку, медлено отправился в сторону, где предположительно должны были быть люди. Скоро его увидели бабки, каковые его перевязали, выходили.

Заключение докторов было следующим: пуля прошла через голову и вышла через шнобель. Это по истине необычный случай в медицине! Сохранившийся Коляда стал объектом восхищений и изучений.

Последующая судьба храбреца была обычной. В армию юноши не забрали, поскольку инвалидность, полученная по окончании того случая, не давала таковой возможности. Не смотря на то, что Константин Михайлович до сих пор не осознаёт, из-за чего так, поскольку у него не наблюдалось никаких последствий и зрение у него досели изумительное.

Вместо армии отправился в автошколу обучаться на водителя, стал специалистом собственного дела, а любовь к автомобилям сохранил до старости. У него имеется собственный личный металлический конь марки «Ока», к которому его супруга время от времени ревнует, доказывая шутя, что дедушка уделяет машине больше внимания, чем ей. Старик весьма дорожит правами и тем фактом, что сумел сохранить собственную любимицу на ходу.

По большому счету всегда был совестным и важным работником, был и бригадиром, и налоги собирал, и инспектором послужил, кроме этого в школе преподавателем труда, занимал руководящий пост в совхозе, знался на ремесле агронома. Выстроил дом собственноручно, растил с женой детей, внуков.

И не смотря на то, что в Белоруссии также имеется неприятность заботы о ветеранах войны, Коляда возражает, заявляя, что ему всего-всего хватает, еще и внукам отдает. У домашней пары на двоих 6 млн белорусских рублей пенсии (чуть больше 5000 гривен), но они держат хозяйство, курочки, фруктовый садик… И несмотря ни на что, Константин Михайлович Коляда вычисляет себя радостным человеком.

В действительности неприятность обеспечения ветеранов стоит весьма остро в отечественных постсоветских государствах, поскольку нигде они себя не ощущают защищенно, кроме того мало-мальски тепло и сыто. В случае если брать пример Белоруссии, то тут живет всего 20 тысяч заслуженных пенсионеров, при жажде в бюджете страны хватило бы ресурсов, дабы их озолотить, но, по иронии судьбы, эта ничтожно малая часть населения имеется наименее обеспеченной. Что ж, данный вопрос не предмет данной статьи, но пускай станет продолжением, предлогом для размышлений…

Льготы ветеранам труда регионального значения

Темы которые будут Вам интересны: