Тяжёлый головастик

Heavy Tank M6 был обладателем самой несчастливой судьбы среди серийных тяжёлых танков Второй мировой. Хорошая машина, имевшая на момент создания в полной мере конкурентоспособные характеристики, стала очередной жертвой затягивания работ. В итоге танк приняли на вооружение, выпустили неспециализированной серией 40 экземпляров в трёх модификациях, но сражаться им так и не было нужно.

Уже к концу 1943 года M6 Heavy Tank смотрелся устаревшим, и дорогу на фронт ему закрыли. Но, в один раз серьёзно доработанный танк имел возможность появляться пользуется спросом, причём в пожарном порядке. Об данной модернизации и отправится обращение в статье.

Срочная мера

В Нормандии американским армиям повезло. В отличие от голливудских кинолент, где американцам приходится отбиваться от «Тигров», летом 1944 года повстречать их в сражении янки не удалось. Вся тяжесть общения с германским «зверинцем» досталась британцам, полякам и канадцам.

Иначе, намного легче от этого американским танкистам не становилось.

Как это ни парадоксально звучит, но британцы, у которых к тому моменту главным танком стал «Шерман» (по большей части Sherman V и Sherman III), были значительно лучше подготовленными к битвам с Пантерами «и» немецкими «Тиграми». Дело в том, что к началу битв в Нормандии в английских атакующих частях имелось более трёхсот Sherman VC, более известных как Sherman Firefly. 17-фунтовые (76 мм) орудия, которыми вооружались эти танки-истребители, легко пробивали германские военные машины в любой проекции.

Кроме этого, на базе американских противотанковых САУ M10 GMC британцами были изготовлены самоходные установки Achilles, кроме этого оснащённые 17-фунтовыми орудиями. И это не считая буксируемых 17-фунтовых противотанковых пушек, имевшихся в достаточном количестве.

Тяжёлый головастик

Tiger II из s.Pz.Abt.503, выведенный из строя тараном танка лейтенанта Гормана 18 июля 1944 года. Появление нового германского тяжёлого танка стало очень неприятной неожиданностью для американских армейских

Что же касается американцев, то в их распоряжении имелись вышеупомянутые M10 GMC, более лёгкие M18 GMC, и танки M4A1(76)W, которыми лишь начали насыщать части. Все упомянутые автомобили оснащались 76-мм пушками с баллистикой 3-дюймового зенитного орудия M1917. Непременно, это были более замечательные пушки, чем 75-мм пушка M3, штатное оружие M4 Medium Tank, но для полноценной борьбы с новыми германскими танками они уже не годились.

В этом отношении уместно отыскать в памяти мемуары Бэлтона Купера «Смертельные ловушки», где без прикрас расписывается, что думал американский офицер-танкист о тех танках, на которых вести войну и гибли его сослуживцы. Само собой разумеется, это произведение, как и все мемуары, пара искажает картину, но в целом в полной мере соответствует реалиям. Кроме того «Пантера» становилась для американских танков значительной проблемой.

В это же время, 18 июля 1944 года британцам было нужно столкнуться с новой угрозой. В районе города Каньи (Cagny) танкисты Гвардейской танковой дивизии вступили в бой с новейшим тяжёлым германским танком Pz.Kpfw. Tiger II из состава 503-го тяжёлого танкового батальона. В этом бою «Шерман» под руководством лейтенанта Джона Гормана таранил германский танк в борт и вывел его из строя успешным выстрелом.

О накале битв говорит тот факт, что за 18 июля Гвардейская танковая дивизия утратила 15 танков сгоревшими и 45 подбитыми.

105-мм танковая пушка T5A1, лучшее, что на лето 1944 года могло быть использовано американцами против Tiger II

Факт применения немцами новых танков мгновенно стал известен союзному руководству. Нужно заявить, что британцы были готовы к появлению Pz.Kpfw. Tiger II. Их 17-фунтовая пушка пробивала новый германский тяжёлый танк в лоб, не смотря на то, что, очевидно, с намного меньшей дистанции, чем «Пантеры» и «Тигры». Для американцев же Tiger II стал огромной проблемой.

Пробивать его в лоб было легко нечем. Кроме того 90-мм зенитная пушка, которую они применяли как противотанковую, для борьбы с новым германским танком не годилась. Неудивительно, что сразу после получения информации о Tiger II генерал Эйзенхауэр направил в Управление оружий запрос об установке на какой-нибудь танк, нужно тяжёлый, орудия, талантливого совладать с новой напастью.

Орудийная совокупность, талантливая бороться с Tiger II, нашлась скоро. Ею была 105-мм танковая пушка T5E1, которая разрабатывалась для сверхтяжёлого танка-истребителя T28. С дистанции в 917 метров её боеприпас T32 пробивал бронеплиту толщиной 135 мм, установленную под углом 30 градусов. С дистанции в пара сот метров такое орудие с уверенностью поражало новый германский танк в лоб. Дело оставалось за малым – за военной машиной для установки этого орудия.

T28 отпадал сходу: работы по данной САУ ещё не вышли за рамки эскизного проекта. Взор конструкторов упал на тяжёлые танки семейства M6. На них уже было махнули рукой, но неожиданно они опять были пользуются спросом.

Жертва собственного шасси

28 июля 1944 года, спустя всего семь дней с маленьким по окончании боя у Каньи, компания General Electric внесла предложение дизайн-проект по переделке тяжёлого танка M6 для установки на него более замечательного орудия. Нужно заявить, что начальная концепция заметно отличалась от того, что позднее будет реализовано в металле. В первую очередь, это касалось башни, которая на начальном этапе представляла собой глубокую модернизацию конструкции, созданной для среднего танка T25.

Башня приобретала увеличенную кормовую нишу, в один момент выступавшую в роли противовеса. Установка 105-мм пушки T5E1 "настойчиво попросила" и повышения диаметра подбашенного погона до 2032 мм.

Эскизный проект установки 105-мм пушки T5A1 на тяжёлый танк M6, финиш июля 1944 года

Одними лишь установкой нового и глубокой модернизацией башни орудия дело не обошлось. Важные переделки планировались и по корпусу. В Управлении оружий сидели реалисты, каковые прекрасно осознавали, что таковой громадный танк, как M6 Heavy, будет хорошей мишенью, а лобовой брони в 80 мм для него уже очевидно не достаточно.

В рамках мероприятий согласно решению данной неприятности были демонтированы смотровой прибор и курсовой пулемёт механика-водителя с лобового страницы. На лоб корпуса планировалось приварить дополнительную плиту, по окончании чего неспециализированная толщина лобовой подробности становилась эквивалентна 182 мм. Видимость с места механика-водителя заметно снизилась, но при наличии таковой брони американские танкисты с аналогичной проблемой с радостью бы смирились.

Были ликвидированы и бортовые смотровые устройства.

Первый опытный образец Heavy Tank M6A2E1, Абердинский полигон, 7 июня 1945 года

31 июля генерал Гладеон Барнс (Gladeon M. Barnes), глава технического отдела Управления оружий, разрешил передачу General Electric работ по переделке тяжёлого танка M6. В качестве даты изготовления указывалось пожелание «как возможно стремительнее». На следующий сутки проект взял официальное обозначение – Heavy Tank M6A2E1. Выбор этой автомобили в качестве базы разъяснялся весьма легко.

M6A2, он же T1E1, был самым массовым в семействе тяжёлых танков M6. Всего выстроили 20 таких автомобилей. Предполагалось на их базе выстроить 15 танков M6A2E1, а оставшиеся M6A2 разрешить войти на запчасти. В качестве подрядчика по изготовлению башен была выбрана Wellman Engineering Company.

Всего эта компания из Кливленда должна была изготовить 15 башен.

Данный же танк сверху

1 августа выдалось для генерала Барнса жарким. Не смотря на то, что датой изготовления M6A2E1 указывалось растяжимое «как возможно стремительнее», настоящий первый срок определялся в 60 дней. Но, кроме того простое изучение танков, каковые предстояло переделывать, увеличило данный срок до 90 дней, за каковые планировалось переделать 10 танков.

В данный же сутки был выяснен подрядчик по изготовлению башен. Им стала Continental FoundryMachine Company из Чикаго. Но, и следующий сутки у Барнса не вышел спокойным. Против переделки тяжёлого танка M6 быстро выступил пребывающий на фронте генерал Люсиус Клэй. С большой долей возможности к высказываниям Клэя присушивался Эйзенхауэр.

По крайней мере, они определённо оказали влияние на предстоящее развитие обстановки.

Тяжёлый танк M6 и без того был не низким, а M6A2E1 вымахал в высоту практически до 3,5 метров

В это же время, работы по танку M6A2E1 длились. Уже 5 августа General Electric показала легко переработанный эскизный проект. Действительно, кое-какие его характеристики начали приводить к беспокойству.

В соответствии с подсчётам, за счёт более орудия и крупной башни, и установки дополнительной брони в лобовой части корпуса масса нового танка, вырастала с 57 (у M6A2) до 77 тысячь киллограм.

В Управлении оружий были решительно настроены на ускорение работ по M6A2E1. Но уже 14 числа Барнс в первый раз упомянул уникальные проекты T29 и T30 Heavy Tank. Генерал, что имел обширный опыт по проектированию танков, уже тогда начал осознавать, что рост массы на 20 тысячь киллограм в любом случае серьёзно скажется на динамических чертях танка.

Не обращая внимания на это, работы по танку длились, и General Electric в течение второй декады августа деятельно собирала подрядчиков.

На обоих M6A2E1 убрали установки курсовых пулемётов, но дополнительное бронирование устанавливать не стали

В этот самый момент неожиданно раздалось сообщение, переданное 18 августа 1944 года из Лондона. В соответствии с сообщению за подписью Эйзенхауэра, заказ на 15 танков M6A2E1 отзывался. Без генерала Клэя дело очевидно не обошлось, и нельзя сказать, что он был не прав. В то время, когда один из тяжёлых танков M6A2 протестировали на Абердинском полигоне, догрузив его до боевой массы 77 тысячь киллограм, стало известно, что 40-процентный уклон (а это около 22 градусов) для него был непреодолим.

С учётом того, что на пути к Германии за довольно плоской Нормандией, где, но, холмов также хватает, начинались Арденны с их выраженным рельефом, опасения Клэя смотрелись более чем убедительными. 22 августа 1944 года программу по переделке тяжёлых танков M6A2 закрыли совсем.

Тестовая лаборатория

Закрытие программы не означало, что M6A2E1 не будут строить совсем. Как уже говорилось выше, 14 августа генерал Барнс в первый раз упомянул о тяжёлых танках T29 и T30. Для ускорения работ по ним 22 августа 1944 года было решено не отменять программу модернизации M6A2 всецело, а сократить её до 2 танков.

16 сентября Continental FoundryMachine Company взяла заказ на изготовление двух башен для установки на танки, и одной башни с целью проведения опробований обстрелом.

M6A2E1 позади

К тому моменту начались работы по тяжёлому танку T29, и это полностью отразилось на сроках изготовления башен для M6A2E1, и на их конструкции. Выше уже упоминалось, что изначально эти башни представляли собой модификацию конструкции с Medium Tank T25. С осени 1944 года в эту конструкцию стали вноситься переделки, в итоге поменявшие башню до неузнаваемости.

Сперва из-за чрезмерной массы её пара облегчили за счёт понижения толщины бортов до 100 мм. После этого стали менять конструкцию в целом, сделав крышу башни сварной. Но в этот 1945 вариант и февраль года отправился в корзину.

Сейчас башня стала четырёхместной, потому, что выстрел T5E1 сделали раздельного заряжания. Это, со своей стороны, стало причиной росту размеров башни и её перекомпоновке. В мае 1945 года, в то время, когда башни были наконец изготовлены Continental FoundryMachine Company, они не имели ничего общего с изначальной конструкцией.

Первый пример M6A2E1 на ходовых опробованиях, лето 1945 года

направляться подчернуть, что информация о якобы прошедшей в мае 1945 года установке башен от T29 Heavy Tank на шасси M6A2E1 не соответствует действительности. Установлена была как раз та башня, которая была изготовлена к этому времени. А для T29 Heavy Tank создавалась новая башня, не смотря на то, что и ставшая продуктом развития этих образцов.

В соответствии с документам, первые опробования M6A2E1 начались в мае 1945 года. Эти танки отличались от изначального прошлогоднего проекта не только башней, но и корпусом. Потому, что в боевых условиях их использовать не планировали, от идеи установки дополнительного бронирования отказались. Смотровой прибор механика-водителя остался на месте, а вот установку курсового пулемёта убрали. И всё равняется масса танка выросла практически до 70 тысячь киллограм.

Не смотря на то, что изначально дульного тормоза для пушки T5E1 не предусматривалось, по окончании серии огневых опробований стало ясно, что без него не обойтись.

Второй пример Heavy Tank M6A2E1, 3 октября 1945 года

В июне опробования продолжились. 7 числа на Абердинский полигон прибыл первый пример M6A2E1, предназначенный для ходовых опробований. Второй пример употреблялся для боеприпасов и испытания вооружения.

Что же касается башни, то её начали испытывать ещё в мае 1945 года. Кстати, по документам она проходила как T29 Turret (M6A2E1) Cast Turret, что некоторых исследователей, возможно, и запутало .

Башню с серийным номером 2 сперва обстреляли из пулемётов, причём с занятным результатом. Стало известно, что при стрельбе в район орудийной маски имелись случаи, в то время, когда пули рикошетировали от лобовой подробности, а после этого, попадая в щель между маской и ней, появились в башни. Так, конструкция орудийной маски "настойчиво попросила" переделки, действительно, её реализовали уже для новой башни Heavy Tank T29.

В то время, когда в последних числах Мая борт башни обстреляли из 90-мм пушки M3, были зафиксированы трещины недалеко от попаданий и одно пробитие. При обстреле маски орудия также были зафиксированы трещины, но без пробития. Маску обстреляли и 105-мм танковой пушкой T8, кроме этого без пробития.

Финальным аккордом опробований стал обстрел из 155-мм пушки M1 Long Ton бронебойным боеприпасом M112.

Подкалиберный снаряд T29E3, испытывавшийся на втором прототипе M6A2E1

Приоритетными опробованиями были огневые, в которых принимал участие второй опытный образец. По их итогам в конструкцию орудия T5E1 вносились трансформации. В частности, были переделаны дульный тормоз и система отката.

Помимо этого, в августе 1945 года появилась мысль установить в машину 155-мм пушку, которая разрабатывалась по программе тяжёлого танка T30. Но, до практической стадии эти работы так и не дошли.

Быть может, последняя «прижизненная» фотография первого примера M6A2E1. Спустя несколько лет танк сдали на гвозди

Обе автомобили принимали участие в разных опробованиях до 1946 года включительно. По окончании опробований первый пример тяжёлого танка M6A2E1 попал в экспозицию музея при Абердинском полигоне. К сожалению, в начале 50-х годов эту машину, вместе с целым рядом вторых танков и САУ, послали в металлолом.

Подобная будущее ожидала и вторую машину.

литература и Источники:

  • NARA
  • Firepower — A History of the American Heavy Tank, R.P. Hunnicutt, Presidio Press, 1988 г.
  • Фотоархив автора

M103- Тяжелый головастик

Темы которые будут Вам интересны: