Тяжёлая судьба лёгкого танка

Значительно чаще британский лёгкий танк «Тетрарх» вспоминают в связи с его применением в Нормандии. Он стал первым авиадесантным танком, применённым по прямому назначению — при том, что изначально Light Tank Mk.VII создавался совсем для другого. Злоключения данной автомобили у себя на родине легендарны — в отличие от применения «Тетрарха» в Красной армии.

Оно всё ещё мало изучено и изобилует белыми пятнами.

На пробу

Перед войной британскими танками советская разведка интересовалась слабо. В апреле 1941 года в ГАБТУ знали о лёгком танке Mk.VI, крейсерских танках Mk.I и Mk.III, пехотном танке Mk.I и некоем «тяжёлом танке 1940 года». Кроме того в сентябре, в то время, когда уже деятельно шли переговоры о поставках в СССР британских автомобилей, имевшаяся информация по ним была очень скудной. Примечательно, что в сводной таблице смешались Light Tank Mk.VI и Light Tank MK.VII «Tetrarch».

Данный «лёгкий танк Виккерс», в соответствии с предоставленным данным, имел 37-мм пушку со спаренным пулемётом, большую толщину брони в 17,5 мм, 8,5 тысячь киллограм боевой массы и большую скорость… до тридцати километров/ч.

Предоставленные британцами в последних числах Сентября 1941 года информацию о танках, каковые предполагалось послать первым конвоем, ещё больше смогут запутать исследователей. Дело в том, что в них указан некоторый «Лёгкий танк марка 8», и такое обозначение носил танк, более известный как «Харри Гопкинс». Но, указанные тактико-технические характеристики конкретно говорили о том, что речь заходит всё-таки о «Тетрархе».

В документе указывалось, что с конвоем PQ-1 придёт партия из 20 таких автомобилей. Реально же с конвоем прибыло 20 «Матильд» и «Валентайнов», а с более лёгкими автомобилями дело на некое время застопорилось.

Но, уже в первых числах Октября 1941 года благодаря советской разведке ГАБТУ КА однако взяла подробные характеристики фактически по всему ассортименту выпускавшейся в Англии и США бронетанковой техники. В первых числах Декабря в её распоряжении были и весьма подробные информацию о производстве британских танков. Полученные разведчиками цифры поквартального выпуска превосходно вписываются в современные эти из британских источников.

Первые 15 лёгких танков Mk.VII были выпущены в 4 квартале 1940 года, 30 — в 1 квартале 1941 года и 20 — в третьем. Ещё 35 танков ожидалось взять до Января этого года.

Эти цифры замечательно соотносятся с данными по выпуску «Тетрархов»: их регистрационные номера начинались с T.9266 и заканчивались T.9365, другими словами неспециализированный выпуск составил 100 автомобилей. В сообщении разведки указывалось, что производство лёгких танков на 1 квартал 1942 года не запланировано, что очевидно свидетельствовало о прекращении их выпуска. Помимо этого, имелись сведения об имевшихся замыслах по выпуску нового танка Light Tank Mk.8 с массой 10 тысячь киллограм и более толстой броней.

Тяжёлая судьба лёгкого танка

«Тетрархи» в составе 21 ОУТП, март 1942 года, район города Шаумян

К тому времени первая партия «Тетрархов», наконец, отправилась в СССР. Лёгкие британские танки стали первыми военными машинами, каковые доставили по южному пути. 27 декабря 1941 года партия из 20 танков прибыла в Зенджан (Иран).

Она же была и последней, потому, что при таких, мягко говоря, не через чур обнадёживающих информации о выпуске «Тетрархов» предстоящий их заказ был лишён смысла.

Фотографии и переписка по этим автомобилям конкретно показывают, что часть прибывших танков была подержанной. Среди взятых «Тетрархов» были самые первые серийные танки с номерами T.9266, T.9267 и T.9268, выпущенные ещё в октябре-ноябре 1940 года. На фотографиях этих автомобилей замечательно видны маркировки 10-го полка королевских гусар (10-th Royal Hussars regiment), в составе 1-й танковой дивизии.

Именно это подразделение первым взяло «Тетрархи» на вооружение и применяло их как учебные танки. Справедливости для, направляться подчернуть, что подержанными были не все отправленные танки. Попадающиеся в переписке серийные номера T.9315, T.9319, и находящийся в экспозиции парка «Патриот» танк с номером T.9328 относятся к автомобилям выпуска 3 квартала 1941 года.

На них никаких маркировок не увидено, и как тренировочные танки они не употреблялись.

Жертвы фотоскандала

При приёмке танков случилась маленькая заминка, потому, что приобретающей стороной была высказана необходимость присутствия двух инструкторов британской армии. Первый должен был нести ответственность за обучение вождению, а второй – за обучение обращению с оружием. Помимо этого, утрясался вопрос о объёмах и запчастях снарядов, каковые требовались к каждому танку. Вопрос по инструкторам было нужно решать лично генералу Фрэнку Ноэль Мейсон-Макфарлейну, главе английской военной миссии в СССР.

С целью этого генерал послал из Тбилиси в Зенджан офицера из состава английской военной миссии.

В первых числах Января 1942 года танки, наконец, были приняты, по окончании чего их переправили в Баку. С запчастями вопрос решался продолжительнее. В феврале было издано постановление об отправке нужных принадлежностей и инструментов через Архангельск.

До тех пор пока решались вопросы орг характера, танки оставались в Баку, и только в первых числах Марта 1942 года их передали в распоряжение 21-го отдельного учебного танкового полка, размешавшегося в городе Шаумян рядом с Ереваном (Армения).

Обучение танкистов.

Танк в кадре – это второй серийный «Тетрарх». Как раз его фото позвало в мае 1942 года скандал

С этим эпизодом в судьбе советских «Тетрархов» связана история маленького скандала. В марте 1942 года в размещение полка приехал фотокорреспондент ТАСС Марк Редькин, один из основных фотолетописцев ВОВ. Шустрые британские автомобили, рассекающие по горным дорогам, привлекли интерес Марка Степановича.

Он сделал серию кадров и отбыл в Москву. 5 мая 1942 года в отдел внешний сношений НКО прибыло письмо от генерала Мейсона-Макфарлейна:

«Английское Министерство Информации информирует, что Агенство ТАСС в Лондоне получило от ТАСС из Москвы фотографию английского лёгкого танка марк семь, именуемого Тетрарх. Мне кроме этого информируют, что эта фотография была послана по радио.

Данный танк ещё пребывает в тайном перечне.

Прошу Вас прекратить опубликование каких-либо фотографий этого танка в советской печати и озаботиться тем, дабы таковые не выставлялись напоказ публике. Как мы знаем, что такая фотография была выставлена в окнах ТАСС.

Прошу Вас безотлагательно сказать мне, были ли какие-либо фотографии этого танка уже размещены в советской печати. В случае если так, то прошу Вас сказать мне названия и даты газет».

Разразился скандал, что достаточно скоро удалось погасить. По результатам разбирательств было дано указание не публиковать Черчиллей «и» снимков «Тетрархов», как тайных автомобилей. История имела продолжение. В июле 1942 года фотографии Редькина были переданы американскому агентству Associated Press, которое их тут же опубликовало.

Последовало ещё одно письмо из Английской миссии, разбирательства шли больше месяца.

На охране госграницы

В тот момент, в то время, когда шли разбирательства на тему «тайных» фотографий, танки, изображённые на них, поменяли прописку. 25 мая 1942 года в Ленинакане (Армения) началось формирование 151-й танковой бригады. Возглавил её полковник В. А. Корнилов.

В соответствии с документам, уже к 1 июня 1942 года «Тетрархи» вместе с экипажами появились в составе бригады. По завершению формирования 20 июня бригада вошла в состав 45-й армии Северокавказского фронта.

Северокавказский фронт и в особенности его танковые соединения, размещавшиеся на юге, сами по себе отличались крайней специфичностью. самый массовым танком (напомним, речь заходит о лете 1942 года) тут был Т-26. К слову, Т-26 являлся самый многочисленным танком и в 151-й танковой бригаде.

Всего по состоянию на начало июля 1942 года в бригаде имелось 25 Т-26 и 20 «Тетрархов», каковые обозначались в документах как МК-VII, либо МК-7.

Колонна британских танков на марше. У одной из автомобилей на корме превосходно читается символ английской 1-й танковой дивизии, и белая цифра 53 в красном квадрате. Такая маркировка была у 10-го полка королевских гусар

Главной задачей 151-й танковой бригады в составе 45-й армии была охрана национальной границы. Армия под руководством генерала Ф. Н. Ремезова дислоцировалась на границе с Ираном. 21 мая 1942 года в иранском портовом городе Бендер-Шах (сейчас Бендер-Торкемен) был организован отдел приёмки импортных танков.

Не смотря на то, что сами танки пошли оттуда в СССР лишь к концу лета, но тем же маршрутом шли прочие грузы и грузовики, поставляемые по программе ленд-лиза. 45-я армия, а вместе с ней и 151-я танковая бригада, занимались, а также, и охраной этих самых поставок. В июле один из «Тетрархов», танк с регистрационным номером T.9328, был послан на НИИБТ Полигон в Кубинку.

Итоги практически полугодовой эксплуатации «Тетрархов» в горных условиях были коротко изложены в записке, посланной в Москву зам главы АБТУ Закавказского фронта по ремонту и снабжения инженер-полковником Галкиным 29 ноября 1942 года:

«На основании поступающих материалов от войсковых частей о недочётах, распознанных при эксплуатации британских танков МК-7, докладываю:

1. Двигатель трудится прекрасно, но конструкция совокупности охлаждения имеет значительный недочёт, не разрешающий полного слива воды без снятия двигателя, к тому же сечение отводной трубки 4 мм недостаточное, скоро засоряется накипью, а на протяжении мороза мёрзнет. Работа зимний период кроме того в условиях Закавказского фронта на этом двигателе требует применения антифриза.

2. Много узлов и деталей произведено с недостаточным запасом прочности, в связи с чем кроме того не при полной нагрузке не на нехороших дорогах они довольно часто выходят из строя.

3. Кронштейны поддерживающих колёс имеют недостаточный запас прочности, из этого появляются трещины в углах кронштейна.

4. Скоро изнашивается и выходит из строя шестерня промежуточного вала.

5. Броневой корпус имеет следующие недочёты:

а. крепление крыши (башни – прим. автора) танка недостаточное, семь угольников толщиной 4–5 мм легко смогут быть сорваны при помощи ломика

б. крышка люка закрепляется непрочно.

в. в корпусе башни и кормовой броне моторного отделения имеются отверстия, без которых с успехом возможно обойтись, не увеличивая тем самым уязвимость танка от действий и оружейного огня зажигательной смеси.

6. К недочёта танка относится и сама компоновка отдельных агрегатов (коробка перемены передач, дифференциал, тормозные барабаны), каковые расположены под мотором и при неисправности требуют снятия двигателя.

7. Доступ к гайкам шпилек кронштейна ведущей шестёренки ведомого колеса затруднён.

8. траки и Гусеничное полотно не снабжают надёжного сцепления с землёй и дают громадной процент пробуксовок при мокрых и снежных дорогах.

Указанные конструктивные недочёты, при отсутствии нужных запчастей, на долгое время выводят из строя эти танки».

К слову, неприятности при езде по мягкому грунту и недочёты, которые связаны с двигателем, отмечали и сами британцы на протяжении опробований «Тетрарха» в первой половине 40-ых годов двадцатого века на Ближнем Востоке.

В битвах за Кавказ

1 января 1943 года 151-я танковая бригада (25 Т-26 и 19 МК-7) из Ленинакана, и 563-й (21 танк М3Л и 9 М4А2) и 564-й (10 Т-34 и 20 Т-26) отдельные танковые батальоны (два последних – из Баку) были посланы в распоряжение Черноморской группировки армий Закавказского фронта. Первоначально танковую бригаду передали 56-й армии, но уже к 16 января 151-я тбр пребывала в подчинении 47-й армии, в составе которой и приняла первый бой.

Танки движутся по руслу горной речки. Приблизительно в таких же условиях советским «Тетрархам» было нужно вести войну

19 января командующим 47-й армии была поставлена задача совершить перегруппировку сил недалеко от станции Шапсугская. Потом планировалось прорвать оборону соперника в направлении населённых пунктов Шибик №2 и Шептальский, по окончании чего ставилась задача захватить ЖД станцию Крымская. 151-ю тбр придали 176-й стрелковой дивизии.

Погода совсем не содействовала намечающемуся на 26 января наступлению: целый прошлый сутки шли проливные дожди, что стало причиной разлив рек, а дороги стали не хорошо проходимыми. Это оказало влияние на предстоящий движение событий.

В час дня 26 января войска 47-й армии начали наступать. 151-я танковая бригада мало задержалась из-за разлива реки Абин. Ввязавшись в бой за высоту 177,7, танки 1-го танкового батальона повели за собой пехоту. Очень отличился глава связи 1-го ТераБайт лейтенант В. С. Смирнов, что лично повёл танки в бой.

Подразделению удалось продвинуться вглубь вражеской обороны, но на протяжении боя танк Смирнова подорвался на мине, а сам он погиб. Замкомандира 2-го ТераБайт лейтенант Н. В. Баль лично вывел танки на передний край обороны соперника, подавив огнём собственного танка два ДЗОТа. Всего танкисты 151-й тбр записали на собственный счёт 15 ДЗОТов.

Танк с регистрационным номером T.9328, НИИБТ Полигон, 1944 год

Увы, героизм танкистов не смог переломить неспециализированного хода сражения. Ввиду разношласия в действиях с артиллерией, а также в связи с отходом пехоты танки бригады были кроме этого вынуждены отойти. Последующие дни прошли под знаком бесплодных попыток пехоты, поддерживаемой танками, прорвать вражескую оборону.

27 января был подбит ещё один танк 1 танкового батальона бригады. Благодаря энергичным действиям зампотеха 1 ТераБайт старшего техника-лейтенанта И. И. Фетисова, что сам сел за рычаги другого танка, машину удалось эвакуировать с поля боя. За собственные умелые и инициативные действия на протяжении этого боя Фетисов взял медаль «За Боевые Заслуги».

Для усиления атакующей группировки 31 января танки 47-й армии были объединены в сводный батальон под руководством полковника Корнилова. К тому моменту 151-я тбр рапортовала о том, что в её строю осталось всего 14 исправных танков. В тот же сутки сводный батальон совместно с пехотой отправился на штурм высоты 224,5.

За день битв было утрачено 6 танков, среди них была и машина Баля. За время боя танки под руководством лейтенанта стёрли с лица земли 18 ДЗОТов, пара блиндажей и около 70 вражеских пехотинцев. В то время, когда машину Баля подбили, тот смог извлечь из горящей автомобили башенного стрелка Таранова, вынести его в тыл, а после этого возвратился в бой.

Подняв в наступление полсотни пехотинцев, лейтенант смог занять сохранившиеся германские ДЗОТы. За данный бой Баль взял медаль «За Отвагу». К сожалению, кроме того такие смелые действия танкистов неспециализированную картину сражения не поменяли.

Та же машина сбоку. Прекрасно заметно, что регистрационный номер продублирован

По состоянию на 1 февраля 1943 года в составе сводного батальона Корнилова числилось 9 исправных МК-7. В данный сутки танки опять пошли в наступление, но из-за отсутствия помощи пехоты наступление захлебнулось. Понеся утраты, танки Корнилова отошли на исходные позиции. На следующий сутки сводный батальон был выведен в резерв. 11 февраля батальон был переподчинен 216-й стрелковой дивизии, совместно с которой на следующий сутки танки решились на приступ высоты 224,6.

Картина повторилась: пехота танки не поддержала. Результат – 4 сгоревших и 5 подбитых автомобилей. Приблизительно в том же духе протекали боевые действия и в последующие дни.

28 февраля 151-я танковая бригада была выведена в резерв и перешла в состав 56-й армии.

В середине марта 151-я танковая бригада приобрела новую матчасть, включая трофейные германские танки. Личные автомобили, включая 14 МК-7 (из них 4 не на ходу), 19 марта бригада передала 563-му отб, что в первых числах Февраля учавствовал в неудачном десанте недалеко от Новороссийска. 4 неисправных танка в марте-апреле были приданы 3-му стрелковому корпусу, делая роль неподвижных огневых точек для обороны Шапсугского моста.

Тот же танк спереди, на верхней лобовой подробности кроме этого нанесён регистрационный номер

Неспешно и оставшаяся матчасть выходила из строя. К концу мая лишь 7 «Тетрархов» осталось на ходу. Их передали в 132-й отдельный танковый полк, что вряд ли очень был рад приобретению.

Ввиду отсутствия запасных общей изношенности и частей к началу осени в исправном состоянии осталось всего 2 автомобили. Существует информация о передаче их в 5-ю гвардейскую танковую бригаду, но она требует подтверждений. Одно возможно сообщить с уверенностью: в осеннюю пору 1943 года боевой путь советских «Тетрархов» закончился.

Не так и не хорошо для танка, что в общем итоге прослужил практически 2 года.

«Для сопровождения автоколонн»

9 августа 1943 года по запросу ГБТУ КА ассистент командующего БТ и МВ Северокавказского фронта инженер-полковник Калинин отправил краткую справку о применении «Тетрарха»:

«МК-7 – лёгкий, скоростной танк, предназначенный для сопровождения автоколонн (последнее предположительно).

Броня узкая и низкого качества – пробивается осколками мин. Поворот танка осуществляется при помощи рулевого управления.

Привод рулевого управления на передние колёса через рулевые тяги, каковые частенько выходят из строя (ломаются).

Подвеска танка осуществляется при помощи гидравлических амортизаторов, каковые при эксплуатации на нехороших дорогах ослабевают и при поломке амортизационных тяг (случаи такие были) не удерживают корпус танка, и катки подворачиваются под дне.

Конструктивным недочётом МК-7 являются стремительный износ шестерен 1–2 передачи, шестерен задней скорости КПП и шестерен конечной пары бортовой передачи.

ВЫВОДЫ

  1. Танк МК-7, имея относительно замечательный двигатель (120 л.с.), владеет громадной скоростью.
  2. Имея не сильный ходовую часть, коробку перемены передач и бортовую передачу, обязан употребляться в условиях хороших (не каменистых) проселочных дорог.
  3. Танк малоповоротлив и исходя из этого обязан использоваться лишь на малопересеченной местности, где возможно избежать резких поворотов.
  4. Танк имеет не сильный броню (значительно не сильный легких отечественных танков), которая помогает весьма не сильный защитой для экипажа.

Целесообразно применять для сопровождения автоколонн в условиях вероятных засад автоматчиков соперника.

Танк МК-7 возможно кроме этого использован для отрезания и преследования дорог отхода быстро отступающего соперника, в то время, когда у него совсем нарушена противотанковая защита».

Спустя семь дней, 15 августа, пришло, наконец, заключение об опробованиях «Тетрарха» на НИИБТ Полигоне. Стоит напомнить, что в том направлении танк был послан ещё в середине июля 1942 года. Вместо полноценной работы были совершены краткосрочные опробования, отчёт о которых занял целых 9 страниц, написанных вручную.

По результатам было дано заключение, что танк МК-VII представляет собой сложную по конструкции, маломанёвренную машину со не сильный бронёй. По данной причине она не является интересом как боевая единица в армии. Как говорится, лучше поздно, чем ни при каких обстоятельствах.

Тот же «Тетрарх» в Кубинке, отечественные дни

Последнее упоминание о «Тетрархах» в Красной армии датировано январём 1944 года. В сводке бронетанкового ремонтного завода №66 (г. Тбилиси) указывались 3 танка МК-7.

За 1943 год на завод было привезено 6 таких автомобилей, но к январю 3 из них уже списали. Та же участь ожидала и оставшиеся танки, потому, что запчастей для их ремонта так и не нашлось.

Источники:

  • ЦАМО РФ
  • РГАКФД
  • Архив автора
  • Электронный архив «Память Народа»
  • Электронный архив «ОБД Мемориал»
  • Электронный архив «Подвиг Народа»

Обзор ПТ-76Б: ТЯЖЕЛАЯ Будущее ПЛАВУНА в WAR THUNDER!

Темы которые будут Вам интересны: