Тернистый путь к су-122

К весне 1942 года стало ясно, что работы над средней самоходной артиллерийской установкой (САУ) с 85-мм пушкой во вращающейся башне на базе танка Т-34 зашли в тупик. Результатом разработок, начатых еще летом 1940 года, стала самоходка У-20, которая военных не устроила. Проект кроме того не покинул чертежных досок. Потом развитие советских самоходных установок пошло совсем По другому пути.

В значительной мере на предстоящие работы повлияло изучение трофейной германской самоходной установки StuG III Ausf.B. Позднее на её базе КБ завода №592 спроектировало советскую версию, известную как СГ-122. Но, было разумеется, что переделками трофейных самоходных установок дело не ограничится.

От истребителя танков к штурмовой САУ

Само собой разумеется, сказать о том, что советские инженеры решили германскую штурмовую САУ, не приходится. Через чур различными были взоры советских и германских армейских на задачи средних самоходных артиллерийских установок. StuG III стоит разглядывать, скорее, как бюджетный вариант танка помощи, созданный, первым делом, для стрельбы прямой наводкой.

Самоходная версия 75-мм пушки, изначально предназначавшейся для танка B.W. (будущий Pz.Kpfw.IV) имела достаточно ограниченную огневую мощь. Она прекрасно доходила для противодействия пехоте и пулеметными гнездами, но кроме того легкие упрочнения из бетона были ей уже не по зубам.

Советские армейские видели функции средней штурмовой САУ значительно более широкими. Она должна была стрелять не только прямой наводкой, но и с закрытых позиций, и иметь возможность с уверенностью поражать Дзоты и лёгкие Доты. Для этих функций идеально доходила 122-мм гаубица М-30 обр.1938 года. Немцы, кстати говоря, в первой половине 40-ых годов XX века кроме этого пришли к пониманию того, что возможности 75-мм короткоствольного орудия ограничены.

Так показалась САУ StuH 42 с оружием в виде 105-мм гаубицы leFH 18. От стрельбы в основном прямой наводкой, но, немцы так и не отказались, тогда как советская СГ-122 сначала имела угол возвышения 40 градусов.

Тернистый путь к су-122

122-мм гаубица М-30, «рабочая лошадка» советской дивизионной артиллерии

14 апреля 1942 года состоялся пленум Артиллерийского комитета Главного артиллерийского управления Красной Армии (ГАУ КА), на котором был создан замысел развития советской самоходной артиллерии. В числе других ответов пленум постановил дополнить совокупность самоходной артиллерии «гаубичной артиллерийской установкой для борьбы с ДЗОТ-ами и скоплениями живой силы соперника». Работу по созданию установки «122-мм гаубицы М-30 на шасси танка Т-34» поручили двум фирмам – заводу №183 (г.

Нижний Тагил) и заводу №8 (г. Свердловск). В один момент было решено остановить работы по теме У-20.

Не смотря на то, что это решение не отменяло работ по СГ-122, приоритет отдавался самоходу на отечественном шасси. Ответ было полностью верным. Кроме того, что количество трофейных шасси было ограниченным, так и доставались они отнюдь не в новом состоянии. В следствии в армии САУ на базе Т-34 попали кроме того раньше СГ-122.

Однако, путь к будущей СУ-122 был совсем не несложным.

Зарисовки на тему

Выбор свердловского завода №8 в качестве площадки для разработки «122-мм гаубицы М-30 на шасси танка Т-34» смотрелся в полной мере разумным ответом. Как раз тут первоначально проектировали самоходную установку на базе Т-34, многие сотрудники ранее занимались и У-20. В частности, работы по У-20 управлял Ф.Ф. Петров, что в феврале 1942 года получила должность главы КБ завода №8, выделенного из КБ Уральского завода тяжелого машиностроения (УЗТМ).

Наряду с этим неспециализированное управление работами возглавил Т. А. Сандлер, ставший главным конструктором завода №8. Так, в строении заводоуправления Уралмаша появились два конструкторских бюро. К слову, как раз Петров руководил разработкой гаубицы М-30, которая должна была стать главным оружием нового штурмового самохода.

Продольный разрез самоходной установки ЗИК-10. На нем наглядно видны преимущества совокупности У-11

В это же время, несмотря на решения пленума Арткома, с разработкой новой самоходной установки все складывалось непросто. Завод №183 практически самоустранился из программы разработки штурмовой САУ. Но упрекнуть управление предприятия не в чем. По состоянию на весну 1942 года в Нижнем Тагиле разворачивалось производство танков Т-34.

В случае если в январе тут было сдано 75 танков, то в апреле их приняли уже 380, а в мае 500. Мысль «повесить» на предприятие сверх этого количества, что продолжал расти, еще и производство самоходных установок, вряд ли понравилось и управлению завода №183, и Главному автобронетанковому управлению Красной Армии (ГАБТУ КА). Т-34 были необходимы в армиях как воздушное пространство.

Неудивительно, что перспективная самоходная установка фактически сходу осталась без базы.

С точки количества боевого отделения к машине имеется масса вопросов. Как возможно подметить, с правой стороны от орудия места нет

Не меньшие неприятности у перспективной самоходной установки были и в Свердловске. Дело в том, что на момент принятия ответа о начале работ КБ завода №8 уже было загружено работой по вторым направлениям. Еще в марте тут начались работы по 85-мм танковой совокупности ЗИК-1, приблизительно одвременно с этим началось проектирование 45-мм противотанковой пушки ЗИК-4.

А весной 1942 года коллектив под управлением Петрова подключился к программе разработки орудийной установки для САУ на агрегатах Т-60. 76-мм штурмовая САУ взяла индекс ЗИК-7, причем ее проектировали в двух вариантах. Вдобавок к ней показался и проект 25-мм зенитной самоходной установки (ЗСУ) ЗИК-5.

Первая проектная документация по теме ЗИК-7 показалась уже в мае 1942 года, в то время, когда по средней САУ работы кроме того не начинались. Разъяснялось это легко: в отличие от шасси Т-34, с получением которых возможности были туманными, универсальное шасси на базе легкого танка Т-60 проектировалось в самом Свердловске. В следствии разработка средней самоходной установки началась лишь летом 1942 года.

Поперечный разрез ЗИК-10

Раздельно стоит остановиться на некоторых вольностях, допущенных разработчиками КБ завода №8. Дело в том, что первоначально в адрес Артиллерийского комитета ГАУ КА пришел проект не самоходной установки, а танка. Вместо САУ на базе Т-34 под управлением Петрова спроектировали артиллерийский танк, оснащенный гаубицей У-11. Переработанная для Т-34 совокупность носила индекс У-22. Под неё КБ завода №183 проработало проект танка с пара поменянной башней.

К слову, У-22 и Т-34 с этим орудием кое-какие исследователи ошибочно приняли за самоходную установку, не смотря на то, что это как раз танк.

Проект У-22 был создан в инициативном порядке и позвал у Арткома ГАУ, мягко говоря, смешанные эмоции. 20 июля 1942 года на предложение завода №8 последовал ответ. Проект признали нецелесообразным и порекомендовали предварительно согласовывать с ГАУ КА подобные идеи, дабы не тратить время.

Совокупность У-11, переделанная для установки в ЗИК-10. Для облегчения заряжания введен лоток

На этом «чудеса» КБ завода №8 не закончились. Похоже, что Петров не имел возможности согласиться с тем, что У-11 оставалась не у дел. Работы по КВ-9 очевидно зашли в тупик, а будущее совокупности становилось туманным. Наряду с этим заводом уже была изготовлена партия из десяти У-11. Существовали и другие в полной мере резонные обстоятельства применять это орудие.

Дело в том, что для установки М-30 требовалось ставить громадную тумбу, которая, очевидно, занимала место. От этого, кстати, очень сильно страдали StuG III и СГ-122, в которых орудийная тумба съедала большое количество пространства в не самом просторном боевом отделении. Неудивительно, что орудие У-11, которое было вычислено на установку в башню, рассматривалось Петровым как более успешное конструкторское ответ.

Схема размещения боезапаса. На ЗИК-11 он размещался подобным образом

По окончании неудачи с артиллерийским танком КБ завода №8 сконцентрировалось на самоходной установке. Правильнее, на установках. Полагая, что вариант с У-11 будет смотреться более рационально, Петров дал приоритет этому варианту, что взял обозначение ЗИК-10.

Неспециализированная концепция самоходной установки сводилась к максимально вероятному невмешательству в конструкцию Т-34. В этом смысле проект чем-то напоминал штурмовой танк КВ-7, что создавался с минимальными вмешательствами в конструкцию КВ-1.

Требования минимального вмешательства в конструкцию базисной автомобили исходили от армейских и при с самоходными установками довольно часто приводили к последовательности неприятностей. При с ЗИК-10 КБ завода №8 все же допустило кое-какие вольности. К примеру, ширину боевого отделения удалось расширить за счет меньшего угла наклона бортов рубки.

В была размещена установка У-11, которую поставили на рамке. Такое ответ разрешило обойтись без громоздкой тумбы и сделать боевое отделение более просторным.

Неспециализированные виды самоходной установки ЗИК-11

Следуя требованиям минимального внесения трансформаций в конструкцию Т-34, сотрудники КБ завода №8 во многом были его заложниками. Не смотря на то, что в целом эти требования были выполнены, как раз они создали последовательность неприятностей. К примеру, из-за них носовая часть автомобили взяла необычную «ступень», причем верхняя ее часть имела угол наклона всего 15 градусов.

С позиций снарядостойкости ответ очень спорное. не меньше спорно смотрелись и люки в бортах рубки. Помимо этого, у рубки отсутствовала крыша, что облегчало вентиляцию, но наряду с этим создавало массу потенциальных неприятностей.

Боекомплект САУ был маловат – всего 32 выстрела.

В целом установка качающейся части гаубицы М-30 на тумбу не очень сильно уменьшила количество боевого отделения

Похожие неприятности имел и второй проект КБ завода №8, взявший обозначение ЗИК-11. В отличие от ЗИК-10, тут употреблялась 122-мм гаубица М-30, как и было установлено тактико-техническими требованиями. Артиллерийская совокупность фактически не изменялась если сравнивать с серийной М-30.

Откатные механизмы прикрывались массивной бронировкой, имелись новый механизм крепления по-походному и нижний станок с громадным процентом применения подробностей от М-30.

Как ни необычно, с правого борта на ЗИК-11 места стало больше. Однако, существовал большой риск взять травму при стрельбе – ограждения у гаубицы не было

Не обращая внимания на то, что тумбу все же было нужно делать, она оказалась менее массивной, чем у StuG III и СГ-122. Рвение максимально унифицировать орудие ЗИК-10 и М-30 лишило совокупность ограждения. В боевой обстановке это было угрожает несчастными случаями.

На поперечном разрезе видно, что справа от орудия места все равно мало

Конструкция рубки в многом повторяла ту, что КБ завода №8 спроектировало для ЗИК-10. К тому же, рубка ЗИК-11 оказалась более рациональной. «Ступень» в лобовой части имела тут больший угол наклона. укладки и Боекомплект остались от ЗИК-10, но наряду с этим размещались более рационально.

Неспециализированная высота автомобили была меньше – 2100 мм против 2270 мм у ЗИК-10. Помимо этого, проем в крыше был меньшим.

Но, и тут без странностей не обошлось. Оба пулемета разместились в лобовом странице рубки. И в случае если оружие пулеметом заряжающего в полной мере оправдано, для чего курсовой пулемет дали наводчику, не совсем ясно.

Реконструкция ЗИК-11 в масштабе 1:35, сделанная по заводским чертежам. Создатель – Александр Калашник, г. Омск

Оба проекта были представлены в Технический совет Народного комиссариата оружия (НКВ), что, по в полной мере объективным обстоятельствам, выбрал ЗИК-11. Однако, и эта машина привела к ряду вопросов. Техсовет НКВ составил перечень исправлений и замечаний, каковые требовалось внести в машину до начала ее изготовления в металле. Но до этого этапа дело, но, так и не дошло.

В то время возглавляемое Петровым конструкторское бюро трудилось сходу над четырьмя самоходными установками. Больший прогресс был по тяжелой САУ ЗИК-20, которую в итоге довели до состояния полноразмерного макета. Что же касается ЗИК-11, то эту машину ожидала совсем вторая будущее.

Реванш Горлицкого

За то время, что КБ завода №8 проектировало самоходные установки ЗИК-10 и ЗИК-11, в Свердловске случилось одно серьёзное событие. 28 июля 1942 года вышло распоряжение ГКО №2120 «Об организации производства танков Т-34 на заводе и Уралмашзаводе №37 Наркомтанкопрома». Завод №37 стал частью УЗТМ, в составе которого его переименовали в завод №50. Разработка легких танков и самоходных установок на предприятии была свернута.

29 сентября реорганизованный завод сдал первые танки Т-34 – в Свердловске начала производиться база для средних САУ.

Расчет центра тяжести У-35, ноябрь 1942 года

Затягивание работ по разработке средних самоходных установок, очевидно, не осталось незамеченным. Дело неспешно начало выходить за рамки ГАУ и НКВ, другими словами структур, каковые являлись операторами и «заказчиками» самоходной артиллерии. В соответствии с начальным замыслам, завод №8 должен был представить собственный проект еще 25 июня 1942 года, после этого эту дату переместили на 10 августа.

В действительности проекты ЗИК-10 и ЗИК-11 разглядели лишь 8 сентября.

Пробуксовка программы самоходной артиллерии стало причиной тому, что к этому вопросу подключился помощник Накрома обороны генерал артиллерии Н.Н. Воронов. В первых числах Октября началась бурная переписка между НКО и ГАУ, о происходящем Воронов доложил Сталину.

16 октября Воронов совершил заседание, на котором были обсуждались тактико-технические требования на самоходные установки.

Продольный разрез У-35. В целом машина была похожа на ЗИК-11, но с массой переделок, причем в лучшую сторону

19 октября 1942 года вышло распоряжение Госкомобороны (ГКО) №2429сс «О производстве опытных образцов артиллерийских самоходных установок». Будущая СУ-122 шла в нем первым пунктом:

«Обязать Наркомтанкопром (т. Зальцман) и Наркомвооружения (т. Устинов) немедля создать образцы самоходных установок со 122 мм гаубицей на базе танка Т-34, подав их для полигонных опробований в следующие сроки: НКВ – к 10 ноября; НКТП – к 20 ноября».

В тот же сутки были утверждены тактико-технические требования на «122 мм самоходную гаубицу на шасси танка Т-34». Они допускали трансформации бортовых страниц, сдвиг места механика-водителя и перенос топливных баков. 20 октября по инициативе Ж.Я. Котина, что занимал должность помощника наркома танковой индустрии, в СКБ Уралмашзавода произошло заседание.

На нем проект ЗИК-11 разглядели еще раз. В целом проект одобрили, но наряду с этим его решили доработать в соответствии с новыми ТТТ. Самым же главным трансформацией стало то, что разработка самоходной установки передавалось из КБ завода №8 на УЗТМ. Из конструкторского отдела была выделена группа из 16 человек, которую возглавил Л.И.

Горлицкий.

Что весьма интересно, процесс передачи документации по ЗИК-11 начался еще 19 октября. Сделано это было без разрешения со стороны НКВ по инициативе министерства танковой индустрии (НКТП), причем предстоящие работы курировались Котиным. Очевидно, управлению НКВ такое самоуправство вряд ли понравилось, но иных способов форсировать работы по средней САУ не оставалось.

Боевое отделение стало более рациональным по конструкции. Однако, сохранение ширины боевого отделения в габаритах корпуса Т-34 сделало его весьма тесным

Принятое ответ о передаче наработок КБ завода №8 на УЗТМ возможно назвать в определенном смысле реваншем со стороны Горлицкого. КБ завода №8 смогло вытеснить КБ УЗТМ из темы создания 152-мм САУ на базе КВ-1, и вот сейчас был сделан ответный движение. Но, завод №8 и без того был перегружен работами.

Больше того, 30 октября 1942 года его поделили на два предприятия – завод №8, занимавшийся зенитной артиллерией, и завод №9, занятый гаубичной и самоходной артиллерией. Петров наряду с этим перешел в КБ завода №9. В ситуации все замечательно осознавали, что передать работы по ЗИК-11 на УЗТМ было верным ответом.

У-35 на опробованиях, декабрь 1942 года

Проект переработанной самоходной установки ЗИК-11 взял обозначение У-35. В проектную группу, которая занялась ее разработкой, вошли эксперты, каковые уже имели опыт проектирования САУ. Среди них были Н. В. Курин, Г. Ф. Ксюнин и К.Н. Ильин, каковые трудились над орудийными установками для штурмового танка КВ-7.

Не обращая внимания на то, что в распоряжении ГКО №2429 были проставлены достаточно твёрдые сроки, проектирование У-35 затянулось.

Вид новой автомобили начал вырисовываться ближе к концу ноября. Непременно, кое-какие ее элементы были позаимствованы у ЗИК-11, но в целом создаваемая под управлением Горлицкого машина достаточно очень сильно отличалась, причем в лучшую сторону. Для начала, от идеи полуоткрытого боевого отделения конструкторы решительно отказались.

Боевое отделение взяло не только крышу и два люка, но еще и командирскую башенку, подобную той, что на заводе №183 спроектировали для трехместной башни Т-34. Без «ступени» в лобовой части корпуса обойтись не удалось, но от вызывающей большие сомнения идеи установки в верхнем лобовом странице курсовых пулеметов создатели САУ отказались.

Помимо этого, толщина верхнего лобового страницы увеличилась до 60 мм. Более успешной оказалась бронировка артиллерийской совокупности, сейчас она разрешала наводить орудие на угол до 10 градусов влево и вправо. От идеи с нишей, в которой на ЗИК-11 размещались заряды, было решено отказаться.

Переработаным выяснилось и орудие: в частности, показалось лоток и ограждение, сделанный по типу СГ-122.

Ходовые опробования свердловская машина прошла в полной мере удачно

29 октября 1942 года Артком ГАУ утвердил программу полигонных опробований опытного образца самоходной установки. На практике сроки изготовления У-35 смотрелись очень оптимистичными. По состоянию на 28 ноября машина все еще была в состоянии сборки, завершение постройки ожидалось в начале Декабря. В ГАУ вычисляли обстоятельством для того чтобы положения «отсутствие должного внимания к данной работе со стороны дирекции завода».

На деле УЗТМ и смежные с ним предприятия и без того были перегружены работой. К слову, завод №592, что строил подобную по назначению САУ СГ-2, кроме этого опаздывал.

Она же с левого борта

Сборка первого опытного образца У-35 была закончена 30 ноября, в тот же сутки состоялись опробования на заводском полигоне. Машина пришла на них не до конца укомплектованной: не были установлены смотровые устройства, панорама прицела, сиденья и боеукладки. Это стало результатом спешки.

Кроме этого не были отрегулированы механизмы поворота и подъёма совокупности, в следствии чего маховики вращались туго.

Уже начало опробований преподнесло неприятные сюрпризы. При первом заряжании лоток для досылания вышел из строя, и, дабы он не мешался, его сняли. При первом выстреле оборвался трос спускового механизма, предстоящая стрельба производилась при помощи шнура. Имелись неприятности с наведением на большие углы возвышения и горизонтальной наводкой. При повороте орудия на 10 градусов вправо было нереально руководить правым бортовым фрикционом.

Кроме этого установка совокупности очень сильно ухудшила обзор механика-водителя. По окончании опробования стрельбой серьёзную часть недочётов удалось устранить.

Реконструкция У-35 за авторством Александра Калашника

К 5 декабря опытные образцы У-35 и СГ-2 прибыли на Гороховецкий артиллерийский научно-испытательный умелый полигон (АНИОП). Целью опробований был выбор лучшей из двух принятие и машин ее на вооружение. В некоем смысле у У-35 была фора, потому, что СГ-2 строилась на базе ремонтного танка, что был дефектным. Но уже на этапе сравнения черт автомобили и ТТТ начались вопросы.

Боевая масса У-35 была больше на 700 килограмм, а ее боекомплект составил 34 выстрела вместо положенных 40. Еще больше неприятностей выявилось при изучении боевого отделения. Неспециализированное вывод по нему говорит обо всем:

«Размеры боевого отделения, размещение в нем орудийного расчёта и боекомплекта не снабжают не только обычного обслуживания гаубицы, но кроме того и безопасности работы расчета»

Фактический угол поворота орудийной установки вправо составлял меньше 0,5 градуса. Результаты опробований на скорострельность составили всего 5 выстрелов в 60 секунд при требуемых 10. Место начальника выяснилось неудобным, а обзор из командирской башенки – очень сильно ограниченным. Не меньше неудобств испытывал и наводчик, позу которого при стрельбе назвали «неестественной».

Помимо этого, осуществлять прицеливание было затруднительно. Заряжающий был на грани удара откатной части гаубицы при выстреле, а замковой упирался плечом в ноги начальника. Наряду с этим трудиться маховиком подъемного механизма выяснилось некомфортно. Фактически заряжание осуществлялось одним человеком, причем боеприпасы приходилось вынимать с упрочнением. Люки были неудобными, а вентиляционный колпак собственные функции не делал.

В общем итоге рабочая группа распознала 15 пунктов для исправлений. Вывод был следующий:

«Боевое отделение самоходной гаубицы Уралмашзавода в данной компоновке неприемлемо и требует коренной переделки вместе с устранением вышеперечисленных недочётов оружия».

По результатам опробований У-35 было нужно очень сильно переделать. По модели прекрасно видно, как тесной оказалась машина

С учетом того, что разработка конструкторской группы УЗТМ была очевидно лучше, чем ЗИК-11, возможно только догадываться, как разгромный вердикт имело возможность взять детище КБ завода №8 при постройки. Из неспециализированного вывода рабочей группы видно, что кожный покров-2 оказалась очевидно лучше, чем У-35. К ней также были претензии, но больше по шасси, которое, как уже говорилось, было изначально дефектное.

Вопрос в том, что еще 2 декабря вышло распоряжение ГКО №2559, в соответствии с которому завод №592 передавался НКТП и преобразовывался в завод №40. Вместо СГ-122 на нем разворачивалось производство легких танков Т-70 (позднее замененных на Т-80). Это же распоряжение в любом случае давало путевку в судьбу как раз У-35, именовавшейся в тексте как СУ-35.

В следствии рабочая группа "настойчиво попросила" переделки У-35, забрав за базу компоновку боевого отделения СГ-2. В Свердловске закипела работа, уже к концу декабря была подготовлена совсем вторая машина, сохранившая от У-35 весьма немногое. Её история хороша отдельного повествования.

Создатель благодарит Сергея Агеева (г. Екатеринбург) и Игоря Желтова (г. Москва) за помощь в подготовке данного материала.

Источники:

  • Материалы ЦАМО РФ
  • Материалы РГАСПИ
  • Материалы архива Сергея Агеева

Обзор СУ-122 \

Темы которые будут Вам интересны: