Танковая промышленность: испытание эвакуацией

К началу ВОВ в СССР пребывало пара больших центров производства танков. Ленинградские, столичные и харьковские фабрики в первые месяцы столкнулись с проблемой эвакуации. Она не затронула лишь нижегородский завод «Красное Сормово», пребывавший вдалеке от линии фронта.

Стремительное продвижение немцев вглубь страны воображало опасность для советской индустрии. Осознавая эту угрозу, правительство выпустило распоряжение «О порядке вывоза и ценного людских имущества и размещения контингентов». Оно вышло 27 июня, спустя пять дней по окончании начала военных действий.

Эвакуация касалась прежде всего военной индустрии: танковых, моторостроительных, авиационных фабрик. Людей и оборудование вывозили эшелонами на восток страны, дабы заново наладить ответственные производства далеко от военных действий. В следствии на Урале на базе уже существовавших фабрик сформировались замечательные центры танкового производства.

Танковая промышленность: испытание эвакуацией

Митинг на ленинградском заводе имени Кирова о начале войны

Первым столкнулся с необходимостью эвакуации Ленинградский Кировский завод — одно из старейших фирм города. С 1939 г. в том месте производились тяжёлые танки КВ. Распоряжением Госкомобороны от 5 июля предписывалось вывезти на Уральский турбинный завод в Свердловске два его цеха: дизельный и цветного литья. Оборудование было полностью эвакуировано к 23 июля.

Появившемуся заводу, ориентированному на производство дизельных моторов, присвоили номер 76. Но главные мощности предприятия до сих пор пребывали на грани.

Ленинградцы на постройке баррикады у Кировского завода.

Источник: Никитин В. «Малоизвестная блокада. Ленинград 1941–1944. Фотоальбом»

Танковые и артиллерийские производства Кировского завода было решено вывезти на Уральский вагоностроительный завод в Нижнем Тагиле. В том же направлении должно было отправиться имущество ленинградского Ижорского завода, создававшего бронекорпуса для танков. Государственный обороный комитет решил об этом 11 июля, но начало эвакуации затянулось.

В августе немцы подошли к городу и начали обстреливать Кировский завод, а 29 августа Ленинград был отрезан от ЖД дорог. В первых числах Сентября оборудования и вывоз людей был приостановлен для поиска новых дорог. В следствии танковое производство решили вывозить не в Нижний Тагил, а на Челябинский тракторный завод — наибольший индустриальный центр на Урале.

Производство танков Т-34–76. На переднем замысле 76,2 мм пушки Ф-34 примера 1940 года.

Цех челябинского Кировского завода, 1943 год.

Ответ было умным: перед войной завод уже подготовился к производству танков КВ, на которых специализировались коллеги из Ленинграда. Темпы эвакуации снизились, поскольку дорога сейчас пролегала через Ладожское озеро. Учитывая количества производств, вывезти всё оборудование до конца осени было нереально. В то время, когда озеро покрылось льдом, эвакуация была приостановлена и возобновилась лишь следующим летом.

Кировский и Ижорский фабрики так и не были полностью эвакуированы из Ленинграда до конца войны. Кроме этого из города эвакуировали завод №174: вначале в Чкалов, позже в Омск. 7 марта 1942 г. он был объединён с Омским заводом №173.

В июне, в то время, когда недостающие цеха были достроены, в том месте началось производство Т-34.

Автоматическая приварка крыши башни танка Т-34–85 к её литой бронеоснове посредством сварочных автоматов Патона.

Завод №183, Нижний Тагил.

Второй большой производственный центр размешался на юге страны. В Харькове был паровозостроительный завод №183 — колыбель легендарного танка Т-34. В 30-е годы в том месте производились танки БТ. Параллельно с этим под управлением конструкторов М. И. Кошкина и А. А. Морозова шли разработки новой автомобили. Серийное производство Т-34 завод наладил к 1940 г., в первоначальный год было выпущено 117 танков.

У ХПЗ был филиал — завод №75. Он был образован на базе дизельного цеха и производил двигатели В-2. Эвакуировать предстояло кроме этого Харьковский тракторный завод и Мариупольский металлургический завод им.

Ильича, производивший броневую сталь для танков.

Сборка танков Т-34–76 в Нижнем Тагиле. Танки производились на Уральском вагоностроительном заводе и на эвакуированном ко мне из Харькова заводе №183 (Уральский танковый завод имени Коминтерна)

На Украине немцы продвигались медленнее, чем на северном направлении, исходя из этого первое время советское военное управление питало надежду, что фронт стабилизируется по Днепру и не затронет военно-промышленные фирмы. Но к середине сентября стало ясно, что удержать Восточную Украину не окажется, и её фабрики будет необходимо экстренно вывозить в тыл. Ответ об эвакуации ГКО принял 12 сентября, в то время, когда немцы уже подступали к Харькову.

Завод №183 и солидную часть Мариупольского завода им. Ильича послали в Нижний Тагил на Уралвагонзавод. Оборудование Харьковского тракторного завода распределили между несколькими фирмами.

Ответ было логичным, поскольку до войны завод не имел опыта производства танков, на которое сейчас предстояло кинуть все силы.

Первоначально эвакуацию планировалось провести в два этапа. Обстоятельства этого плана становятся понятны по окончании знакомства с приказом Народного комиссариата танковой индустрии №4 от 13 сентября 1941 г., где говорится:

Обязать директора завода №183 тов. Максарева:

а/ обеспечить во время эвакуации завода выпуск танков Т-34 по 7 штук в сутки и через два месяца по окончании полной эвакуации завода выпуск 15 танков в сутки на Уралвагонзаводе;

в/ срочно отправлять на Уралвагонзавод бригаду инженерно-технических работников во главе с тов. Кривичем с целью проведения подготовительных работ по размещению, монтажу и приёму оборудования и кадров завода №183. [1]

Постепенная эвакуация разрешила бы продолжать выпуск остро нужных фронту танков параллельно с перевозкой в тыл станков и рабочих. Но в первых числах Октября замыслы изменились: наступление соперника угрожало сорвать эвакуацию, исходя из этого советское руководство дало распоряжение вывезти персонал предприятий и всё имущество в один этап, причём как возможно скорее. Из-за спешки часть оборудования была покинута в Харькове, ещё некое количество утрачено в пути.

К тому же больше половины рабочих не захотели уезжать в тыл и вступили в ряды народного ополчения. В следствии заводу №183 выяснилось значительно сложнее разворачивать производство военной техники на новом месте.

Конвейер сборки танков на Уральском танковом заводе №183 в Нижнем Тагиле.

Фотография из фондов Российского госархива экономики

Эвакуация затронула кроме этого фабрики, пребывавшие в близлежащих городах и столице: столичный завод №37, специализировавшийся на выпуске лёгких танков, автомобильный завод КИМ (сейчас известный как «Москвич»), Коломенский паровозостроительный завод и Подольский машиностроительный завод им. Орджоникидзе. Обстоятельством послужило наступление германских армий на Москву, начавшееся 30 сентября.

Коломенский завод вывезли в Киров, где он разместился на территории местного завода «Имени 1 Мая». Остальные три завода столичного региона решили послать в Свердловск. В том месте они слились с местными фирмами и объединились дружно в завод №37. Наряду с этим свердловским фабрикам было приказано «передать в Наркомнефти и НКПС … всё оборудование, занятое изготовлением миномётов и боеприпасов, и второе оборудование, не могущее быть использованным на производстве танков». [2]

Сборочный цех танков КВ-1 челябинского Кировского завода. Прекрасно видно, что все корпуса уже «упрощённого» типа с прямым кормовым страницей, а башни как сварные, так и литые. Весна 1942 года

имущество и Персонал эвакуированных фабрик нужно было где-то размещать. Правительственная инструкция по постройке в военное время [3] разрешает представить условия, в которых рабочим приходилось заново налаживать производство боевых автомобилей. Без промедлений в районах эвакуации возводились строения временного типа, рассчитанные на ввод в эксплуатацию параллельно с достройкой. Строительные конструкции предписывались самые простые.

Вместо фонарей предлагалось решать проблему освещения посредством остекления верхней части стен. Промышленные строения устанавливались с облегчёнными покрытиями и стенами, несущие конструкции во временных строениях допускалось делать из дерева. Бытовые помещения (гардеробные, умывальные, душевые, уборные и др.) размешались конкретно в цехе на производственной площади или в полуподвалах и подвалах.

Наряду с этим считалось, что служащие и рабочие как правило смогут раздеваться у собственных рабочих мест. Размещение бытовых помещений в пристройках к цеху либо в отдельных строениях допускалось лишь для производств с наличием быстро выраженных факторов вредности (обработка ядовитых, инфицирующих веществ и т. д.), и тёплых и взрывоопасных. Все строения строились, по возможности, из местных материалов.

Жилые дома воображали из себя землянки либо неспециализированные казармы с печным отоплением. Наружная отделка строений выполнялась лишь в тех случаях, в то время, когда облицовка и штукатурка были нужны по условиям тепло-технического расчёта. Казармы строились со спальнями на 20–25 коек.

Отдельные помещения, рассчитанные на меньшее количество человек, имели возможность допускаться лишь в виде исключения.

Установка башен на конвейер окончательной сборки танков Т-34 Уральского танкового завода №183 в Нижнем Тагиле. На передней стенке двигательного отсека виден заводской номер автомобили.

Фотография из фондов Российского госархива экономики

Но основной проблемой, с которой столкнулось танковое производство по окончании эвакуации, были не новые условия размещения, а дефицит квалифицированной рабочей силы. Особенно остро она ощущалась на заводе №183.

6 ноября НКТП направил предприятию распоряжение [4] обсудить варианты решения проблемы кадров. Они включали в себя: сокращение запасных рабочих минимум на 30–40%, сокращение цехов и аппарата заводоуправления минимум на 50% с необходимым переводом сокращённых сотрудников для переквалификации на рабочее место танкового производства. Та же возможность ожидала и 40% самые слабых, не имеющих особого образования инженерно-технических работников.

Не желающих переквалифицироваться сотрудников было велено «увольнять с завода, отбирать продуктовые карточки и выселять из квартиры». В самом крайнем случае рассматривался вариант закрытия части заводских производств «с целью однако полного укомплектования танкового и броневого производств рабочей силой».

Из обрисованных мер делается видно, что обстановка с квалифицированными кадрами была фактически безнадёжной: все ответы сводились к перераспределению сотрудников в завода. Эвакуированная техника не имела возможности снабжать фронт танками сама по себе, исходя из этого персонал завода предлагалось переводить от работы с бумагами — к работе у станков. Многие фабрики НКТП кроме этого пополнялись неквалифицированной рабочей силой, но данный вариант возможно назвать менее успешным.

Установка оружия в танковые башни на Уральском танковом заводе №183 в Нижнем Тагиле.

Источник: Устьянцев С. В., Колмаков Д. Г. Военные машины Уралвагонзавода. Танк Т-34. — Нижний Тагил: Уралвагонзавод / Медиа-Принт, 2005.

Не обращая внимания на появившиеся неприятности, сам факт эвакуации индустрии в тыл есть большим успехом советского управления. Многие фабрики были практически спасены от разрушения и захвата, люди взяли возможность продолжать работу над созданием техники для фронта. Вывезенные станки существенно усилили мощность фирм, размешавшихся в тылу.

Благодаря слиянию фабрик и их последовательной переориентации на производство танков на востоке страны появилась замечательная индустриальная база. Без этих мер выпуск танков в годы войны существенно утратил бы в качестве и объёмах.

источники и Литература:

Ермолов А. Ю. Танковая индустрия СССР в годы ВОВ. М., 2009.

[1] РГАЭ. Ф. 8752 Оп. 4 Д. 2 Л. 10.

[2] РГАЭ. Ф. 8752 Оп. 4 Д. 4 Л. 15.

[3] РГАЭ. Ф. 8752 Оп. 1 Д. 1 Л. 14–23.

[4] РГАЭ Ф. 8752 Оп. 4 Д. 4 Л. 53.

Фотографии: Waralbum

LaimenFlash: Опробование. Мультфильм про танки

Темы которые будут Вам интересны: