Танковая «арматура» московской обороны

Танковая «арматура» московской обороны

К концу сентября 1941-го стало очевидным: в пламени летних сражений сгорели как довоенные советские лозунги о малой крови и могучих ударах, так и германские замыслы по стремительному разгрому главных сил РККА.

Драгоценное летнее время немцы утратили и в битве под Смоленском, и при повороте танковой группы Гейнца Гудериана на юг, под Киев. Но в сентябре было ещё тепло, и в германских штабах сохранялись иллюзии, что потерянный темп операции «Барбаросса» возможно наверстать. Необходимо лишь положить максимум сил в решающий удар.

Перед «Тайфуном»

С 3 до 6 октября проходит акция «Битва за Москву».

И немцы не поскупились. Три из четырёх танковых групп, имевшихся у них в наличии, были задействованы в наступлении на Москву, взявшем кодовое имя «Тайфун». Перед началом наступления в германских частях было зачитано обращение Гитлера, в котором говорилось, например, о начале последнего, величайшего и решающего сражения 41-го года.

В отличие от многих вторых обещаний фюрера, эти слова были правдивыми. Лишь закончилось это решающее сражение совсем не так, как он ожидал.

Положение Красной армии перед вражеским наступлением было непростым. Довоенные механизированного корпуса с их тысячами и сотнями танков были потеряны в первые месяцы войны на протяжении попыток остановить бронированный каток блицкрига. Для их восстановления не хватало ни техники, ни — что, как выяснилось, никак не менее важно — штабов и командиров, талантливых грамотно руководить подобными частями.

Однако танки сыграли одну из главных ролей в начавшейся битве за Москву.

Drang nach Moskau

Утром 30 сентября атаковала 2-я танковая группа Гудериана. 2 октября пришли в перемещение 3-я танковая группа Германа Гота и 4-я Эриха Гёпнера, которым отводилась решающая роль в разгроме советских Западного и Резервного фронтов.

Неприятности с укомплектованием испытывала не только Красная армия: панцерваффе к началу «Тайфуна» также были далеко не те, что 22 июня. К примеру, у Гёпнера танковые полки 6-й и 7-й танковых дивизий были сведены в одну бригаду.

Более чем 300 танков ударили двумя эшелонами на участке в 2 километра. Плотность бомбардировки кроме этого впечатляла — до 100 орудий на километр прорыва.С неба по советским позициям «трудились» пикировщики 8-го авиакорпуса Вольфрама фон Рихтгофена.

Удары таковой силы советская пехота обучилась сдерживать лишь через два года, на Курской дуге. А в осеннюю пору 41-го натиск германских танков рассекал оборонительные линии потрёпанных стрелковых дивизий, как тяжёлый рыцарский клинок — лист фанеры. Постараться отразить таковой удар имели возможность лишь советские танки.

Бугор, Мценск, Малоярославец — контрудары

Для контрудара руководство Западного фронта организовало из резервных частей оперативную группу генерала И. В. Болдина. В неё вошли три танковые бригады, и стрелковая, кавалерийская и моторизованная дивизии. Всего в частях оперативной группы числилось более 200 танков, большинство которых были ветхих типов — БТ и Т-26. Но выдвижение частей отставало от действий соперника. 4 октября танки Гота прорвались на правый берег Днепра около Бугор-Жирковского.

Подойти ко мне успела лишь одна бригада — 128-я.

Бой с отечественными танкистами немцам запомнился на долгое время. Герман Гот писал в своих мемуарах об упорном сопротивлении русских, каковые сражались не на судьбу, а на смерть, задерживая форсирование Днепра вражескими «панцерами». По германским данным, им в тот сутки удалось подбить 28 советских танков ценой утраты 26 собственных — соотношение, которое в германских документах 41-го видится очень редко.

К сожалению, контрудар Болдина задержал лишь один из германских танковых клиньев, рвущих коммунистический фронт.

Танковый полк бригады складывался из роты КВ, роты Т-34 и роты либо батальона лёгких танков, к примеру БТ, Т-26 либо Т-60. Всего по штату танковый полк насчитывал 61 машину.

Намного страшнее смотрелся прорыв 2-й танковой группы Гудериана. Преодолев за пара дней более 200 км, его 4-я танковая дивизия уже 3 октября ворвалась в Орёл. В тот момент город считался глубоким тылом — по улицам кроме того ходили трамваи.

Сзади Орла до самой Москвы важной обороны не было. 1-й гвардейский стрелковый корпус Дмитрия Лелюшенко, спешно организованный для «затыкания» прорыва, ещё лишь выдвигался к фронту.

На аэропорт Орла — уже под обстрелом соперника — посадочным методом перебросили батальон из состава 201-й воздушно-десантной бригады. Ценой собственных судеб десантники задержали германские танки на сутки.

Вечером 4 октября к окраинам Орла подошли танки передовых групп советской 4-я танковой бригады Михаила Катукова. Не так долго осталось ждать германские танкисты поняли, что время стремительных и лёгких маршей для них закончилось. 35 км от Орла до Мценска гитлеровская 4-я танковая еле продавила «» за чемь дней. По результатам этих боев бригада Катукова стала 1-й гвардейской. Многие её бойцы взяли награды.

Шестеро «катуковцев» были награждены Орденом Ленина — одной из высших советских призов. Среди них — будущие танковые асы Д. Лавриненко и А. Бурда.

Подчинённые Гудериана из 4-й танковой дивизии, скрипя зубами, писали отчёты об «полном превосходстве» новых русских танков. О значимости битв говорит да и то, что в ноябре 41-го осмотром подбитых советских танков между Мценском и Орлом занималась особая прибывшая на фронт рабочая группа, в составе которой отметились Фердинанд Порше и будущий создатель «Тигра» Эрвин Адерс.

До тех пор пока рванувшая к Москве дивизия Гудериана теряла в битвах танки и время, их «камерады» смыкали клещи около армий Брянского, Западного и Резервного фронтов. Но немцам уже очевидно не хватало сил в один момент создавать и удерживать плотное кольцо окружения и продолжать наступление. Попытка решить обе задачи, как и следовало ожидать, закончилась не весьма удачно.

Во-первых, некоторым из окружённых частей удалось в итоге прорваться к своим. Во-вторых, выделенные для наступления танковые и моторизованные части были вынуждены наступать на Москву на протяжении главных дорожных магистралей. В следствии советское руководство, не имевшее в тот момент сил для восстановления целой линии фронта, смогло сосредоточиться на создании сильной противотанковой обороны на самых очевидных направлениях.

Базой таковой обороны, в большинстве случаев, становились противотанковая артиллерия и танковые бригады. В частности, на Малоярославецком направлении важную роль сыграла 17-я танковая бригада. Вот что возможно прочесть в боевых отчётах 57-го германского механизированного корпуса:

«Русские сидят практически во всех небольших населённых пунктах по обе стороны от дороги, частью более не сильный силами, частью более большими, и ожесточённо защищаются Соперник сейчас укрепился перед линией фронта Его сильная сторона — танки, каковые выступают звеньями и сражаются умело и ожесточённо».

Грамотная защита — залог успеха

У села Ильинского под Малоярославцем немцы на собственной шкуре почувствовали, что такое прекрасно организованная защита. Около часу дня из села Черкасова выдвинулись 15 германских танков. Их сопровождала пехотная рота.

Воины расположились на броне, ехали на мотоциклах и Бтрах. Танки шли группами: первая — восемь автомобилей, вторая — семь.

У деревни Сергиевки пехоту «смахнули» с брони пулемётным огнём. Танки пробовали пробиться к Ильинскому, но два из них были подбиты. Германские пехотинцы приняли бой, не видя соперника.

Подтянулись танки второй группы. Наступление на Ильинское длилось, но уже сумбурно: часть автомобилей вырвалась вперёд, часть застряла на шоссе. Один танк застрял в кювете. Советские пули практически не давали германским воинам поднять голову.

Итогом данной атаки стали бессчётные фото расстрелянной танковой колонны — и маленькое кладбище германских солдат около дороги.

К концу октября стало ясно, что «стремительный бросок» на Москву не состоялся. Вместо танкового марша по магистралям германскому руководству было нужно дорогой ценой оплачивать любой очередной километр продвижения на восток.

Сейчас финал битвы решал тот, у кого в резерве окажется «самый последний батальон».

Создатель текста — Андрей Уланов

Андрей Уланов — историк, создатель статей и книг по истории ВОВ. самые известные работы — «Порядок в танковых армиях» и «Первые Т-34» (совместно с Дмитрием Шеиным). На данный момент трудится над книгами о противотанковых средствах советской пехоты в годы ВОВ и о боевом применении танков Т-34 в первой половине 40-ых годов XX века.

Источники:

  • Документы ЦАМО РФ.
  • Документы NARA (Национальный архив США).
  • Гот Г. Танковые операции.
  • Лопуховский Л. Н. Вяземская трагедия 41-го года.
  • Защита Москвы — 17-я танковая бригада. http://konkurs.senat.org/notabene/17TBR.html.
  • Перевод фрагмента воспоминаний из «Geschichte des Panzer-Grenadier-Regiments 73». http://www.eco-kovcheg.ru/ilinskie_rubezhi-04.html.

Разведопрос: Баир Иринчеев о прорыве финской промежуточной линии

Темы которые будут Вам интересны: