Танкостроение на грани фантастики. советские сверхтанки довоенного периода

По окончании Первой Мировой танкостроительная идея пребывала в исканиях. Сражения на Сомме и под Аррасом продемонстрировали, что танк как такой — поразительно нужное изобретение, а вот как танки применять в будущем, и какие конкретно типы бронированных автомобилей окажутся самый пользуются спросом, не знал фактически никто. В начале двадцатых годов «папа французских танков» генерал Жан-Батист Эстьен предлагает концепцию механизированных корпусов и теорию прорыва с глубоким охватом, но к нему никто не прислушался и заново танковый блицкриг разрабатывают спустя пятнадцать лет в Германии…

В межвоенный период конструкторы пробовали отыскать разные ответы для различных классов танков — штурмовых/пехотных, кавалерийских, крейсерских. У каждого класса была собственная функция — сопровождение пехоты либо кавалерии, прорыв оборонительных позиций и без того потом! Предполагалось, что следующая война так же будет позиционной.

Эту точку зрения разделяли и советские армейские вместе с инженерами. Во второй половине 20-ых годов XX века Совнарком СССР, принимает особый перевооружения упор и программу армии делает на оснащение РККА военной техникой, потому, что танков в стране было мало, а главной моделью являлся привычный каждому из нас МС-1. Но, имела место значительная неприятность: отсутствовали грамотные инженерные кадры и экспертов приходилось приглашать из зарубежа, в первую очередь из дружественной Веймарской Германии.

Танкостроение на грани фантастики. советские сверхтанки довоенного периода

Танк ТГ-1

Одним из таких инженеров был небезызвестный Эдуард Гротте. Средний танк ТГ-1, созданный группой Гротте, был выстроен в первой половине 30-ых годов двадцатого века и проходил ходовые опробования, но грубо говоря являлся достаточно простым проектом для того времени и общего увлечения танками. Эдуард Гротте, вместе с несколькими вторыми КБ, взял спецификации от Управление по моторизации и механизации РККА на разработку тяжелого штурмового танка и взялся за работу.

Хотелось бы раздельно подчернуть, что параллельно его группе, трудившейся на Ленинградском заводе «Коммунист», что-то схожее пробовали сделать в Научно-исследовательском отделе ВАММ под управлением инженера Данченко — в том месте решили не скупиться и сходу запланировали танк массой в пятьсот тысячь киллограм…

ТГ-1 на полигоне НИИБТ

ТГ-1 на полигоне НИИБТ

Никакой неточности — как раз пятьсот тысячь киллограм и как раз в начале 30-х годов, в доиндустриализационный период. Планировался сухопутный дредноут с экипажем в шестьдесят человек, вооруженный двумя 107-миллиметровыми, двумя 76-миллиметровыми и двумя 45-миллиметровыми орудиями, дюжиной пулеметов, тремя миномётом и огнемётами. Возможность постройки для того чтобы чудовища рассматривалась на полном серьезе, но потому, что для «танка Данченко» попросту не нашлось подходящих двигателей мощностью в 6000 лошадиных сил и из-за полностью нескромных размеров танка, разработку негромко прикрыли, дав совет заняться чем-нибудь более нужным и реалистичным.

Возможно было бы вскользь подметить, что по окончании таких вот проектов смешки над «сумрачным тевтонским гением» выглядят не через чур корректно. Такова была неспециализированная тенденция тех лет, создание машин-гигантов не казалось чем-то невыполнимым, а СССР был единственной страной мира, талантливой финансировать и, основное, пробовать строить таких колоссов. Упомянутый Эдуард Гротте был более сдержан в собственных запросах.

До тех пор пока средний ТГ-1 проходил опробования, германский конструктор вначале набросал проект ТГ-4 весившего всего-навсего семьдесят пять тысячь киллограм, но в Управлении механизации и моторизации отнеслись к чертежам с заметной прохладцей. Гротте не сдавался и к лету 1932 года представил машину с индексом Т-42 либо ТГ-5 массой в сто тысячь киллограм. Ничего особого — весивший практически в два раза больше «Маус» через двенадцать лет был поставлен на ход!

А во Франции с 1921 года стоял на вооружении семидесятипятитонный FCM 2C, и ничего, ездил!

Эскиз Т-42

Предположительный внешний вид Т-42, он же — ТГ-5

Но, боевые качества гиганта FCM 2C очень спорны, но факт имеется факт: сверхтяжелые танки вовсю строили уже тогда. Чем СССР хуже буржуазной Франции?! Помимо этого, в 1931-1932 годах был создан пятибашенный «танк Барыкова», узнаваемый под индексом Т-35; в первой половине 30-ых годов XX века он был запущен в серию на Харьковском паровозостроительном заводе!

Пятьдесят тысячь киллограм. Из-за чего бы не постараться довести массу другого танка до много?!

Однако Эдуард Гротте совершил неточность, которой потом грешил врач Фердинанд Порше, с его неизбывной страстью к электротрансмиссии — в целом ТГ-5 сильно напоминал Т-35 — четыре малые башни первого яруса, передние башенки копировались с легкого танка БТ-2 с 45-миллиметровыми пушками спаренными с пулеметами. Задние башенки — строго пулеметные. И, наконец, основная башня, со 107-миллиметровым орудием, что по тем временам делало бы ТГ-5 самым замечательным по оружию танком планеты.

А вдруг еще учитывать противоснарядное бронирование до 70 миллиметров, то «Танк Гротте-5» не имел бы соперников впредь до появления «Тигра»…

Как уже упоминалось, в начале тридцатых годов СССР лишь перешел к индустриализации, материальная и производственная база была недостаточна. Гротте же строил наполеоновские замыслы. Электротрансмиссия — непременно, она облегчала управление, но сложность и стоимость танка быстро возрастали, а ремонтопригодность напротив, падала. Были нужны сервоприводы для поворота башен и дополнительные электромоторы.

Наконец, появились непреодолимые сложности с моторным отделением — бензинового двигателя мощностью 2000 лошадиных сил тогда не существовало в природе, исходя из этого Эдуард Гротте разместил в корпусе два тысячесильных дизеля производства компании «Виккерс», что еще более усложняло конструкцию…

Советские многобашенные танки, воплощенные в металле

Проект ТГ-5 предсказуемо прикрыли, потому, что армейские из Главного Автобронетанкового управления РККА задали инженерам пара неприятных вопросов. Как прикажете доставлять машину таких массы и габаритов к театру военных действий? Напомню, что тогда не существовало ЖД платформ, талантливых перевозить грузы массой более пятидесяти тысячь киллограм. Как ТГ-5 будет преодолевать водные рубежи? Ни один мост данный танк не выдержит! Ах, шноркель?

Но шноркель вначале нужно создать, что сделает танк еще более дорогим! Цена одного экземпляра была так устрашающей, что кроме того не жалевшие денег на армию советские начальники отказались от самой мысли о массовом производстве и остановились на Т-35, что в принципе был хорошей машиной — очевидно, для краткой эры многобашенных танков, совсем ушедшей в историю к началу Второй мировой войны…

…и кое-какие проекты, так и не покинувшие чертежных досок

* * *

Однако времена «танкомании» 20-30-х годов были красивой и необычной эрой. Ни при каких обстоятельствах в истории не создавалось для того чтобы количества самых фантастических танкостроительных проектов, причем кое-какие из них были воплощены в судьбу. К сожалению, по окончании Второй мировой войны военная техника стала чем-то обыденным, привычным, а концепция «главного танка» совсем погубила конструкторскую идея.

Каждая мысль казалась выполнимой, любой проект смотрелся осуществимым — хватило бы производственных мощностей и финансирования.

Несмотря на очевидный неуспех с проектом «Танка Гротте-5», советские инженеры продолжали дерзновенные опыты. Вряд ли кто-либо из неспециалистов слышал о танке ВЛ, «Владимир Ленин», но если сравнивать с ним известная германская «Мышка» имела возможность бы показаться если не карликом, то по крайней мере легким танком — данный монстр должен был владеть массой от двухсот шестидесяти до четырехсот шестидесяти тысячь киллограм. В зависимости от оружия, само собой разумеется.

Да-да, главные слова тут «в зависимости от оружия». Возвращение к казалось бы бесперспективной идее сверхтяжёлого танка стимулировала советско-финская война 1939-1940 годов, в которой основной проблемой было преодоление замечательной «линии Маннергейма» — для военных действий против глубоко эшелонированной оборонительной совокупности требовались замечательные орудия. Инженеры Попов и Нухман взялись за работу, и вот что у них оказалось:

Компоновочная схема танка ВЛ-С1

1,14,19,29 — ведущие колеса; 2,15,18,30 — тяговый электродвигатель; 3 — входной люк радиста; 4 — радист; 5,23 — заряжающий; 6,9,24,26 — наводчик; 7 — ассистент начальника по технической части; 8 — нижний входной люк; 10 — начальник; 11 — силовые электрокабели; 12 — двигатель; 16 — моторист; 17,28 — механик-водитель; 20 — вытяжной вентилятор; 21 — радиатор; 22 — втяжной вентилятор; 25 — электрик; 27 — входной люк механика водителя.

ВЛ создавался в нескольких модификациях — облегченный вариант с морской пушкой Б-13, какие-то жалкие 130 миллиметров калибра. Тяжелая версия оснащалась куда более солидным стволом: 305 миллиметров с боекомплектом в сто выстрелов. Это в главной башне. Две дополнительных башни в передней части корпуса предполагалось вооружить очевидными 76-миллиметровыми запасными орудиями, ну и пулеметы еще…

Само собой разумеется, ВЛ до германского проекта «Ратте» не дотягивал, но разрабатывали его на полном серьезе, целых три модификации, от ВЛ С-1, до ВЛ С-3!

Прекрасно, предположим: 305-миллиметровая пушка в основной башне. Какова ее масса? У нас имеется ответ на данный вопрос. В случае если пушка новая, примера 1939 года конструкции Иванова, то сорок шесть тысячь киллограм.

В случае если ветхая — 1915 года, то шестьдесят три тонны. Рассматривались оба предпочтение и варианта, очевидно, было дано новому орудию. Любой боеприпас весил приблизительно триста килограммов, умножаем на сто, получается еще тридцать тысячь киллограм, плюс-минус. Итого, одно только оружие главного калибра танка ВЛ тянуло фактически на восемьдесят тысячь киллограм.

Добавляем ко мне замечательнейшее противоснарядное бронирование — лоб башни 125 миллиметров и лоб корпуса 75 миллиметров, и приобретаем искомую массу, двоекратно превышающую показатели «Мауса».

* * *

Тут хотелось бы сделать лирическое отступление и задаться в полной мере естественным вопросом — но для чего? Для чего создавать такое чудовище? Версию о последствиях Финской войны мы уже озвучили, но существует и второе предположение. На процесс разработки проекта «Владимр Ленин» повлияли необычные донесения разведки.

Скажем прямо: очень необычные. Злые языки уверяют, словно бы Сталин «не верил» своим разведчикам, отчего многие были отозваны с заграничной работы и репрессированы, а кое-какие и расстреляны. Но, простите, в то время, когда приходят донесения о том, что у немцев якобы имеются на вооружении сверхтяжелые танки с орудиями от линейных кораблей, а позже эти сведенья опровергаются действительностью — нечайно начнешь сомневаться.

Подобные реляции вправду приходили в Москву, и возможно мы ни при каких обстоятельствах не определим, была ли это сознательная дезинформация, подброшенная германскими разведслужбами? Вероятно. Но не меньше вероятно и второе: индивидуальные фантазии разведчиков, попытка набить себе цену — чего скрывать, такие случаи зафиксированы, что непременно наносило стране большой ущерб. Никакой конкретики: дескать имеется у Гитлера супертанк и точка.

Каковы его параметры, масса, броня, оружие — неизвестно. На донесения положено реагировать, другими словами передавать индустрии заказ на подобную машину, дабы имелся «отечественный ответ Чемберлену». А это лишняя и совсем ненужная нагрузка на конструкторские бюро, рабочий заводы и персонал.

Одним словом — вредительство, по-любому. Тем более, что в 1938-39 годах у немцев в замыслах кроме того «Тигра»-то не было, не говоря уже о «Маусе»!

305-мм гаубица Бр-18. Качающуюся часть этого орудия планировалось разместить в главной башне ВЛ

Одно известно точно: указание о разработке ВЛ было спущено с самых верхов — без Ворошилова и ведома Сталина такие проекты показаться не могли.

* * *

Давайте возвратимся к самому танку ВЛ. Равно как и ТГ-5 своим ходом до театра войны сверхтанк добраться не имел возможности. Раздельно увидим, что скорость предполагалась невеликая — всего двадцать км/ч по ровной местности. От Москвы до Смоленска ВЛ в теории должен был ехать дни, в случае если вычислять без остановок! Моторесурс, износ ходовой, ужасный расход горючего!

Помимо этого, ни единый мост не выдержит данный танк!

Полет конструкторской мысли решил эту проблему. ВЛ предполагалось разбирать перед транспортировкой по железной дороге: снимались все три башни, раздельно путешествовала ходовая часть и, наконец, корпус также разбирался на две половины, по продольному сечению. Правая и левая половинки. Двигатели, очевидно вынимаются — моторов должно было устанавливаться три, по 800 лошадиных сил любой. Целый набор следовало загрузить на платформы и послать в путь дальнюю.

Поднимается следующий вопрос: как танк собрать обратно в единое целое вблизи от линии фронта?

Ответ данной неприятности также было предусмотрено! Отдельный инженерный поезд, с кранами, ремонтной и технической базой, что будет обслуживать танки по прибытии месту назначения. Но это же поразительно дорого?! И некомфортно?! А основное — весьма долго, что условиях военных действий полностью неприемлемо!

Не нужно забывать об артиллерии и авиации соперника, каковые с огромным наслаждением нацелятся на столь громадную и, грубо говоря, беспомощную мишень!

«Детский конструктор» из танка ВЛ получался наисложнейший, а это значит, что требовался обученный высококвалифицированный персонал. Кстати, ходовая часть танка исходно планировалась четырехгусеничной — для уменьшения удельного давления на грунт. Плюс схема «тяни-толкай»: мехводов было два, в передней и кормовой части — разворачивать танк аналогичных размеров тяжеловато, исходя из этого управление возможно было передать второму механику-водителю, развернуть башни и ехать в противоположном направлении.

Тактико-технические характеристики ВЛ

Боевая масса 260-460 т.
Компоновочная схема хорошая трехбашенная
Экипаж 15 человек
Бронирование
Тип брони катаная металлическая
Лоб корпуса 75 мм
Борт корпуса 60 мм
Корма корпуса 60 мм
Крыша корпуса 40 мм
Лоб башни 125 мм
Борт башни 60 мм
Корма башни 60 мм
Крыша башни 30 мм
Крыша рубки 40 мм
Оружие
Пушки
  • 130-мм морская пушка Б-13 либо 305-мм орудие Б-23 (протяженность ствола 50 калибров)
  • 2?76-мм пушка Л-11 (протяженность ствола 26 калибров)
Пулеметы 7,62-мм ДТ
Подвижность
  • три 12-цилиндровых карбюраторных двигателя ШУМ-34 (мощность каждого 800 л.с.);
  • генератор постоянного тока (мощность 650 кВт);
  • тяговые электродвигатели 4ДК — 3А (мощность 450 кВт).
Подвеска пружинная, балансировочная

Рассуждая с позиций сегодняшнего дня, существует единственный сегмент, одна ниша, которую имела возможность занять эта неповторимая машина. В случае если пресловутый «Маус» являлся «универсальным мобильным ДОТом», талантливым как вести противотанковую борьбу, так и держать оборону либо прорывать укрепленные позиции, то назначение ВЛ разумеется: разрушение крепостей и цементных инженерных сооружений. Никаких вторых вариантов.

Полностью нереально и немыслимо представить себе 305-миллиметровую гаубицу в качестве противотанковой пушки!

Но в этот самый момент имеется подтверждение рациональности проекта ВЛ. Значение крепостей наподобие Брестской в предвоенные годы оценивалось как стратегически серьёзное, они имели возможность являться опорными пунктами, центрами обороны. господство авиации и Теория блицкрига всецело нивелировали эти выкладки: отыщем в памяти, как немцы обошли замечательнейшую «Линию Мажино», покинув ее в глубоком тылу… А следовательно, становились не необходимы и сверхтяжёлые танки наподобие ВЛ.

Особенно такие сложные в изготовлении, транспортировке и обслуживании.

Самое-то забавное в содержится том, что все три модификации танка ВЛ выстроить было в полной мере вероятно. Не нужно думать, что конструкторы Попов и Нухман, занимавшиеся чертежами ВЛ, были безответственными фантазерами. Произойди Вторая мировая война попозже лет эдак на пять-семь, не зайди в тупик развитие многобашенных танков, и будь в СССР повыше культура производства и получше техническая база, в один раз ВЛ выкатился бы из ворот одного из фабрик…

От него отказались не вследствие того что подобный танк не могли выстроить в среднесрочной возможности. Имели возможность. На первое место вышли мысли ненужности проекта для армии. Главный камень преткновения — сборка-разборка. Запредельно сложно! Рабочая группа Главного Автобронетанкового управления приняла совсем верное ответ: нужно сосредоточиться на создании простых тяжелых танков — в частности КВ.

И была совсем права. Проект ВЛ закрыли в конце 1940 года.

…Но стоит представить наступление хотя бы одной роты ВЛ, ведущих пламя с ходу, как делается не по себе. Немыслимая, умопомрачительная мощь и сильнейшее психотерапевтическое действие на соперника. В случае если, само собой разумеется, данный соперник не сидит в кабине пикировщика Ju-87 с пятисоткиллограмовой бомбой на штанге бомбосбрасывателя, Бах, и нет плода трудов тысяч рабочих…

Кенигсберг в 1945 году.

Одной из задач ВЛ имел возможность бы быть как раз штурм таких крепостей — весьма интересно, как бы смотрелся Кенигсберг по окончании визита ВЛ?

Танки Второй мировой — Серия 1

Темы которые будут Вам интересны: