Танк т-30: проще простого

В воскресенье, 17 июля 2016 года, исполнится 75 лет с того дня, в то время, когда было издано постановление о выпуске малого танка Т-30. Машина это по многим причинам осталась практически малоизвестной. Рождённая в самое сложное для страны время, она появилась в тени «старшего брата» в лице Т-40 и «младшего брата» в лице Т-60.

Более того, первое время данный танк также официально носил обозначение Т-60, что заметно усложнило учёт таких автомобилей, в особенности в боевых сводках. Затерявшийся на фоне практически 6000 выпущенных «настоящих» Т-60, данный танк, однако, сыграл собственную, очень ключевую роль на полях сражений в осеннюю пору и зимний период 1941 года.

Первый с индексом Т-60

Сразу после начала ВОВ замыслы по производству бронетанковой техники в Советском Альянсе были пересмотрены. Тяжёлые танки КВ-4 и КВ-5 отправились на полку, не смотря на то, что по ним, но, работы по факту шли ещё впредь до августа 1941 года. Поменялись и замыслы довольно КВ-3 – сейчас его производство предполагалось осваивать не в Ленинграде, а в Челябинске.

Танк т-30: проще простого

Но больше всего не повезло уж пребывавшему в серийном производстве разведывательному танку-амфибии Т-40. В соответствии с распоряжению СНК СССР от 25 июня 1941 года, заводу №37 НКСМ им. Орджоникидзе (г. Москва) предписывалось к 1 августа 1941 года прекратить производство полубронированных артиллерийских тягачей Т-20 “Комсомолец” и разведывательных танков-амфибий Т-40.

Вместо них в течение двух месяцев предполагалось наладить выпуск танков Т-50, в качестве башен и поставщика корпусов планировалось задействовать Подольский завод им. Орджоникидзе. Загрузить производством комплектующих для Т-50 планировалось до пяти десятков фирм, расположенных в Московской области и Москве.

Управление завода им. Орджоникидзе к этому распоряжению отнеслось в полной мере серьёзно. Начались работы по подготовке к исполнению нового задания. Начались кроме того беседы о том, что в будущем танки-разведчики будут проектироваться уже на базе Т-135 (так время от времени именовался Т-50 завода №174).

К тому же, достаточно скоро стало известно, что производственные мощности завода №37 слабо подходят для выпуска Т-50. Одно дело производить танки-тягачи и разведчики на автомобильных агрегатах, а совсем второе — танк массой около 14 тысячь киллограм. Помимо этого, и на заводе №174, головном предприятии по выпуску Т-50, с этим танком дело не клеилось.

Последствия письма Астрова и Окунева – письмо Малышева с проектом распоряжения ГКО №179сс

До управления завода №37 эта информация, непременно, доходила, как и тревожные новости с фронта. В обстановке секретности КБ завода начало проектировать упрощённую версию Т-40. Июльским вечером в почтовый коробку у Никольских ворот Кремля было опущено письмо, подписанное Н. А. Астровым и военпредом завода №37 В. П. Окуневым.

В письме, направленном Сталину, была обоснована невозможность производства Т-50 заводом №37, вместо предлагалось наладить производство малого танка на базе Т-40, что планировалось производить в намного больших количествах. Помимо этого, простаивание мощностей завода в течение августа-сентября 1941 года, в таковой напряжённый для страны период времени, смотрелось практически правонарушением.

Той же ночью письмо попало к Сталину, что заинтересовался инициативным предложением Астрова и Окунева. Следующим утром на заводе показался помощник главы СНК СССР В. А. Малышев (он же занимал должность наркома среднего машиностроения), которому Сталин поручил курировать проект. Изучив обстановку на месте и выслушав инициаторов предложения, Малышев 14 июля написал письмо Молотову, в котором высказался в пользу создания нового танка.

С предложением дал согласие и глава Главного автобронетанкового управления Красной Армии (ГАБТУ) генерал Я. Н. Федоренко. Согласовав предложение с помощником главы СНК СССР Н. А. Вознесенским, Молотов дал разрешение на отмену выпуска Т-50 на заводе №37.

17 июля 1941 года Молотов подписал распоряжение ГКО №179сс «О Производстве лёгких танков Т-60 на заводе №37 Наркомсредмаша». До конца декабря 1941 года предусматривался выпуск 1600 таких танков, причём первые 150 штук ожидались уже в августе. То же распоряжение освобождало завод №37 от выпуска тягачей Т-20 «Комсомолец».

Спустя 3 дня вышло распоряжение ГКО №222сс «Об изготовлении 10 тысяч лёгких танков», в соответствии с которому замысел выпуска Т-60 на заводе №37 возрастал до 3500 штук. В один момент к Подольскому заводу им. Орджоникидзе в качестве смежника по поставке корпусов добавлялся Коломенский Машиностроительный завод им. Куйбышева.

Приблизительно одвременно с этим КБ завода №37 начало разрабатывать упрощённый корпус Т-60, что в итоге и стало причиной созданию того Т-60, что мы знаем. В следствии к концу июля сложилась щекотливая обстановка, в то время, когда одно КБ создало сходу два танка, имевших индекс Т-60. Оба они базировались на агрегатах Т-40, имели однообразный диаметр башенного погона, но наряду с этим по башням и корпусам существенно отличались.

Переделка переднего буксирного крюка была создана ещё для Т-40 в первых числах Июля 1941 года, но внедрили её уже на Т-30

Осознавая ненормальность ситуации , ещё на стадии проектирования КБ завода №37 поделило танки по чертёжным шифрам. «Первый» Т-60 взял чертёжный индекс 030, а «упрощённый» — 060. Дабы не делать двойную работу, те узлы, каковые были однообразны у 030 и 060, брали с 030. Помимо этого, большой количество деталей на новые автомобили перекочевал конкретно с Т-40, имевшего чертёжный индекс 010 (0–10).

В итоге, для устранения путаницы, Т-60 с шифром 030 переименовали в Т-30. В первый раз таковой индекс применяли в переписке в самом финише июля 1941 года. Официально же в документах ГАБТУ индекс Т-30 показался лишь 31 августа 1941 года, первым его взял танк №13766.

Первые официальные ЖД-30 вперемешку с Т-40 (21 Т-40 и 11 Т-30) взяла 8-я танковая бригада полковника Ротмистрова.

…но был задел

К концу июля вид Т-30 сформировался совсем. Снаружи это должен был быть танк, весьма похожий на Т-40, но без ниши и водоходного оборудования для него. Толщина брони автомобили возрастала до 20 мм, наряду с этим сама броня становилась гомогенной, а не цементированной. Количество буксирных крюков возрастало до двух, потому, что эксплуатация Т-40 распознала нередкие обрывы тросов при буксировке за центральный крюк. Ещё одним трансформацией должно было стать оружие.

Изначально оно оставляли на уровне Т-40, другими словами в виде спаренной установки пулемётов ДШК и ДТ. Замыслы было нужно быстро поменять ввиду того что предприятия, примененные в производстве ДШК (в частности, завод №507 НКВ в г. Лопасня, сейчас г. Чехов), имели возможность производить всего пара сотен пулемётов в месяц.

23 июля 1941 года помощник наркома обороны маршал Г. И. Кулик собрал срочное заседание, посвящённое вопросу оружия танков Т-60. Ввиду ситуации требовалось срочное ответ по замене ДШК, и такая альтернатива скоро нашлась. Ею стала модифицированная 20-мм авиационная пушка ШВАК.

Установкой умелой пушки ТНШ на Т-40 №11726

26 июля вышло распоряжение ГКО №289сс “О оружии танка Т-60”, в соответствии с которому Т-60 приобретал оружие в виде 20-мм автоматической пушки ШВАК разработки ОКБ-15 (в сентябре она взяла индекс ТНШ/ШВАК обр.1941 г.). К моменту выхода распоряжения танковой версии ШВАК ещё не существовало в металле: первый пример был установлен в танке Т-40 (серийный номер 11726) и прошёл огневые опробования во время с 7 по 10 августа 1941 года.

Бронепробиваемость, если сравнивать с ДШК, была схожей, но повысилась дальность поражения целей со сквозным пробитием. К слову, данный танк с первой ТНШ всё ещё «жив» и находится в экспозиции парка «Патриот». На нём же испытывали и установку двух буксирных крюков.

Погрузка Т-30 из состава 5-й танковой бригады, переименованной в 42-ю танковую бригаду. Как возможно подметить, часть танков без водоходного оборудования, а часть всё ещё плавающая. Наро-Фоминск, сентябрь 1941 года

Всё выше сообщённое о создании новых танков было теорией, а практика была совсем другой. Подольский завод им. Орджоникидзе имел определённый задел по башням и корпусам Т-40. На фоне того, что начало выпуска Т-60 затягивалось, как по конструктивным, так и по производственным обстоятельствам, сначала завод на выпуск корпусов с башнями Т-40 из гомогенной брони.

Фактически говоря, переход на гомогенную броню вместо цементированной обсуждался ещё 14 июля 1941 года, в то время, когда ещё ни о каком Т-30 и речи не было. Наряду с этим за счёт утолщения последовательности подробностей стойкость страниц сохранялась на прошлом уровне.

Дабы сохранить плавучесть, было решено убрать ряд деталей и моторную перегородку, не являющихся критически серьёзными. Одним словом, танк с гомогенным корпусом сохранял функциональность Т-40, другими словами оставался амфибией. В принципе, завод имел возможность производить и корпуса Т-30, но появилась маленькая неприятность – отсутствие страниц толщиной 20 мм. Те же неприятности, к слову, были у фабрик, каковые снабжали корпусами Т-60 двух вторых производителей, ХТЗ и ГАЗ им.

Молотова.

Не был у этих танков переделан и буксирный крюк

Не сложилось и с реализацией идеи о оружии Т-30 пушками ТНШ. Не обращая внимания на распоряжения, изготовление пушек, и снарядов к ним затянулось. Обращение шла уже не то что об обеспечении ТНШ танков завода №37, а хотя бы первых Т-60 в Горьком и Харькове. А вот с заводом №507, что производил ДШК, удалось достигнуть договорённости о том, что он 1 октября 1941 года поставит 300 пулемётов для танков завода №37.

Всего же к 1 сентября 1941 года на заводе №37 имелось 289 пулемётов ДШК.

Т-30 из танковой 1-бригады и состава, кроме этого частично взявшей танки без водоходного оборудования. От Т-40 ранние Т-30 возможно отличить по понижению количества фар до одной

В следствии ранние Т-30 от Т-40 снаружи фактически ничем не отличались. Формально, к примеру, на Т-30, в отличие от Т-40, брезент являлся не возимым в боевых условиях имуществом, потому, что это было критично с позиций его уменьшившейся плавучести. Практически же лишь по брезенту различить их между собой точно нереально.

Но, плавающими были не все Т-30 сентябрьского выпуска. Дело в том, что в последних числах Августа Подольский завод поставил 25 корпусов без водоходного оборудования, наряду с этим ниша для рулей и винта сохранилась. В один момент завод «забыл» на отверстие и этих корпусах для наружного пускового механизма. Собранные с применением этих корпусов танки с лёгкой руки сперва военных, составлявших в 50-е годы справочники, а после этого посредством историков, взяли обозначение Т-40с.

На деле для того чтобы индекса ни при каких обстоятельствах не существовало. Эти танки формально носили в армиях обозначение Т-40, а по документам завода №37 шли как Т-30. Выпустили их в сентябре 1941 года, они попали, как минимум, в состав 1-й и 5-й (переименованной в 42-ю) танковых бригад.

Главная же масса Т-30 оставалась амфибиями.

Подбитый под Москвой Т-30 уже с новым корпусом, но ещё с ДШК в качестве главного оружия

К виду, что определяло техническое задание, Т-30 начал приближаться лишь в первых числах Октября 1941 года. К тому моменту начались поставки корпусов Коломенского Машиностроительного завода им. Куйбышева, что сходу начал строить изделия с утолщённой броней и без кормовой ниши. Спереди эти танки легко отличить по отсутствию волноотбойника, что из-за лишения танка возможности плавать стал не нужен.

Помимо этого, на лобовом странице вместо одного буксирного крюка стали ставить два, разнесённые к бортам. Крышки доступа к бензобакам на корме упростили, а кормовой буксирный крюк опустили вниз. Как и надеялось по техническому заданию, толщина брони танка выросла с 13 до 20 мм.

Ещё один Т-30 с новым корпусом и ДШК в качестве оружия. Кормовую нишу в утолщённом корпусе убрали

К окончательному собственному виду Т-30 пришёл лишь под конец выпуска в Москве. Именно сейчас в достаточных количествах стали производиться 20-мм автоматические пушки ТНШ, а запас ДШК иссяк. Всего ТНШ были вооружены 63 Т-30 выпуска завода №37 в Москве.

16 октября началась эвакуация завода. Всего за сентябрь было выпущено 200 танков (из них 3 с трещинами, каковые употреблялись как учебные), а за октябрь ещё 140.

Единственная на сегодня узнаваемая фотография Т-30 столичного выпуска, имеющего в качестве главного оружия пушку ТНШ

Астров и Окунев были полностью правы, в то время, когда обратились со своей инициативой к Сталину. направляться-30 попали на вооружение в 10 танковых бригад, последним их получателем стала 27-я бригада. По 10 танков попало в 151-ю и 152-ю мотострелковые бригады, ещё 21 шасси Т-30 пошло на изготовление ракетных установок М-8.

В эвакуации

В ряде справочников указывается, что Т-30 было выпущено 335 штук. На деле эта цифра учитывает лишь танки, выпускавшиеся в Москве, причём в неё попадают и шасси, отправившиеся на выпуск М-8. В это же время производство Т-30 отнюдь не закончилось.

Более того, они производились сейчас силами сходу двух фабрик, эвакуированных в осеннюю пору 1941 года.

9 октября 1941 года было подписано распоряжение ГКО №752сс «Об эвакуации фабрик: №37, КИМ, Подольского и танкового производства Коломенского завода». В соответствии с ему, фабрики отправлялись в Ташкент. Но, уже 19 октября 1941 года вышло распоряжение №811сс «Об эвакуации фабрик №37, КИМ и Подольского», в соответствии с которому эти фабрики эвакуировались в Свердловск.

Новой площадкой для развёртывания производства становился Свердловский вагоноремонтный завод. В один момент в Свердловск эвакуировался Подольский завод им. Орджоникидзе.

Главный поставщик башен и корпусов для завода №37 перевозился на территорию завода “Металлист”. На новом месте заводу предписывалось в ноябре выпустить первые 50 башен и корпусов, в декабре 200 наборов, с 15 января довести выпуск до 12 штук в день, а к 20 января закончить монтаж оборудования.

Учебная атака Т-38 и Т-40, зима 1942 года. С громадной долей возможности это самые первые Т-30, выпущенные в Свердловске

На новом месте завод №37 должен был производить танки Т-60. На деле обстановка складывалась совсем другая. Дело в том, что в Свердловск заводчане привезли с собой задел из, ни большое количество ни мало, 187 корпусов Т-40 и Т-60.

Причём 45 корпусов Т-60 из этого количества в действительности были не корпусами изделия 060, а корпусами Т-30.

Потому, что про водоходное оборудование возможно было забыть, завод приступил к переделке корпусов. В один момент начались работы по освоению корпусов Т-30 с бронёй 20 мм и без кормовой ниши. Имевшиеся в заделе корпуса без ниш и с утолщённой бронёй пошли на изготовление первых танков на новом месте. Всего же за декабрь удалось собрать 22 танка, из них было принято 20.

Неприятности с поставкой ТНШ стали причиной тому, что первые пять танков вооружили пулемётами ДШК. Первые выстроенные в Свердловске танки прошли парадом по улицам города, и в виду чехарды с индексами считается, что это были Т-60. На деле же это были как раз Т-30.

Так смотрелась приблизительно добрая половина из выпущенных в Свердловске Т-30

Выпускавшиеся в Свердловске танки мало отличались от тех, что делались в Москве. Самым значительным отличием стали спицованные опорные катки, выполненные способом литья. Их создали ещё в августе 1941 года путём повышения опорных катков «Комсомольца». Первые такие катки поставили на умелый 060, но на Т-30 столичного выпуска внедрить опоздали.

Устанавливать на танки их начали уже на новом месте.

сварные швы и Стыки листов уральских Т-30 стали более неотёсанными. Помимо этого, изменилась совокупность нумерации танков. Свердловские танки ранних выпусков имели четырёхзначные серийные номера. К примеру, в парке «Патриот» стоит Т-30 с серийным номером 3025, данный танк был выпущен в первых числах Января 1942 года.

В отличие от столичных автомобилей, часть из которых имела радиостанции, все свердловские Т-30 выпускались без них.

Экранированный Т-30 из состава 90-го танкового полка, подбитый финнами в сражении 2–3 августа 1944 года

Всего с декабря 1941 по февраль 1942 года в Свердловске выстроили 200 Т-30. Из этого числа 101 машина, в соответствии с требованиям ГАБТУ об усилении брони, взяла экранировку лобовых страниц корпуса. Кстати, эти автомобили были последними Т-30, ходившими в бой. Подобные танки взял 90-й танковый полк, сражавшийся в Карелии летом 1944 года против финнов.

С финской стороны сохранились кадры хроники, запечатлевшие подбитые и сгоревшие советские танки, датированы они началом августа 1944 года.

Вторым заводом, производившим Т-30, стал Коломенский Машиностроительный завод им. Куйбышева. В октябре 1941 года, в соответствии с распоряжению ГКО №752сс, началась его частичная эвакуация. В качестве новой базы выступал Кировский машиностроительный завод НКСП им. 1-го Мая (г. Киров). Целый декабрь и ноябрь ушли на организацию производства на новом месте. Новое предприятие взяло обозначение «Завод №38 им.

Куйбышева», его первым директором стал Е. Э. Рубинчик, управлявший до войны Коломенский машиностроительный завод. Главным конструктором предприятия стал М. Н. Щукин.

Созданная под управлением М. Н. Щукина литая башня для Т-30 и Т-60

Ещё до эвакуации под управлением Щукина была создана новая литая башня. Данную башню, которая имела возможность устанавливаться как на Т-30, так и на Т-60, создали как более технологичную с позиций производства. Масса башни составила 311 кг (сварная весила 203 кг), толщина стенок составила 22–24 мм.

Умелую башню испытали обстрелом, на протяжении которого стало известно, что она не пробивается из 12,7-мм пулемёта ДШК с расстояния 100 метров.

К 29 сентября завод изготовил 14 литых башен. Было разрешено распоряжение установить их на корпуса и передать заводу №37. Данное распоряжение подтверждалось служебной запиской от 7 октября, но что происходило дальше, неизвестно. В октябре завод №37 эвакуировался в Свердловск, про выпущенные на новом месте танки с литыми башнями информация отсутствует.

С громадной долей возможности башни так и остались в Коломне, а оттуда отправились в Киров.

С декабря начались работы по организации выпуска на заводе №38 башен и корпусов, но промышленный потенциал завода разрешал организовать на новом месте и полноценное производство готовых танков. Стоит подчернуть, что у завода №38 имелось в заделе пара башен и десятков корпусов Т-30, выпущенных ещё в Коломне. Было издано постановление об организации на заводе №38 производства танков Т-60, на январь месяц была задана программа на выпуск 200 автомобилей.

Единственная узнаваемая фотография Т-30 выпуска завода №38.

Снимок сделан в последних числах Июля 1942 года, это была заключительная отправка Т-60 из Кирова. Но не последняя отправка Т-30

Подготовка завода №38 к производству танков по многим причинам затянулась. По результатам в январе 1942 года вместо 200 танков удалось сдать только 4, причём это были не Т-60, а Т-30, собранные из задела по корпусам. С февраля главной продукцией завода стали танки 060, но, имелись и изготовленные 030.

Все произведённые танки обозначались заводом как Т-60, осознать, к какому типу они относятся в действительности, возможно только по серийным номерам (Т-30 завода №38 имели серийные номера 2###).

В соответствии с отгрузкам за февраль, Т-30 было выпущено не меньше десятка. Потом Т-30 эпизодически видятся в отгрузках, возможно с уверенностью сказать приблизительно о 50 выпущенных в Кирове танков данного типа. Последний танк с серийным номером 2096 был послан с завода 12 октября 1942 года. По внешнему виду кировские Т-30 больше напоминали последние выпущенные в Москве танки. На заводе №38 достаточно скоро освоили выпуск штампованных катков.

Как раз ими оснащён Т-30, что промелькнул на фотографии летом 1942 года.

Источники:

  • ЦАМО РФ
  • РГАСПИ
  • РГАКФД
  • Фоторахив автора
  • SA-Kuva

T30 — Рвёт боеукладки — Гайд

Темы которые будут Вам интересны: