Танк со «щучьим носом»

Приказ о создании нового танка под индексом ИС-3 был взят начальниками челябинских фабрик 16 декабря 1944 года. К 25 января 1945 года было нужно изготовить восемь из десяти рассчетных автомобилей. Танки изготавливались и «доводились» довольно продолжительное время и поступили в строевые части только к тому времени, в то время, когда боевые действия на фронтах Второй мировой уже закончились

Задачи ставила война

Единожды раскрученный маховик создания новых танков в конструкторских бюро (потом – КБ), созданных при советских фабриках тяжёлого машиностроения, к концу Второй мировой собрал неистовые обороты. Конструкторы, трудившиеся на Урале, в Поволжье и Сибири, существенно опередили как собственных сотрудников, трудившихся на фирмах государств-соперников, так и инженеров государств-союзников.

Из цехов Челябинского Кировского завода (потом – ЧКЗ) лишь выезжали первые серийные танки ИС-2, а КБ ЧКЗ и КБ умелого предприятия №100, кроме этого размещавшегося в Челябинске, распоряжением №5583 Госкомобороны от 8 апреля 1944 года обязали создать новый тяжёлый танк ИС-3. В начале 1944 года анализ боевых повреждений танков ИС-2 продемонстрировал, что литые лобовые страницы их корпусов пробиваются бронебойными боеприпасами 88-мм пушек германских «тигров» с дистанции 1000–1200 метров, а 75-мм боеприпасами «пантер» – с дистанции 900–1000 метров. Так, требовалось значительно усилить броневую защиту ИС-2, дабы башни и лобовая часть корпуса, и бортовая броня подбашенной коробки не пробивались германскими боеприпасами.

Танк со «щучьим носом»

ЧКЗ, сборочный цех танков КВ-1

Источник – fotowarmotors.ru

КБ ЧКЗ, возглавляемое конструкторами Н.Л. Духовым и М.Ф. Балжи, принялось за работу. Их «соперники» из КБ умелого завода №100, где созданием нового танка руководили ведущие инженеры Г.Н. Москвин и В.И.

Таротько, также не сидели сложа руки.

Соперничество челябинских «танкоградов»

Обстановка, сложившаяся в челябинском танкостроении в первой половине 40-х годов, заслуживает отдельного освещения. Ответ развернуть танковое производство на базе Челябинского тракторного завода (потом – ЧТЗ) приняли ещё до начала ВОВ. 19 июня 1940 года распоряжением правительства и Центрального Комитета партии СССР управление ЧТЗ обязали развернуть производство «танков типа КВ» конструкции Ленинградского Кировского завода (потом – ЛКЗ).

На предприятии создали особый танковый отдел, в который, кроме местных инженеров, вошли и эксперты, командированные из Ленинграда. В августе в Челябинск прибыл умелый экземпляр танка КВ и его чертежи, во второй половине 1940 года завод произвёл все комплектующие автомобили, а 31 декабря был собран первый умелый экземпляр. Тогда же началось строительство корпуса танкосборочного цеха.

Летом 1941 года началась война, и скоро в Челябинск потянулись эшелоны эвакуируемых фирм. 12 сентября ГКО решил о вывозе ко мне харьковского дизель-моторного завода №75, а 6 октября 1941 года в Челябинск пошли вагоны со специалистами и станками ЛКЗ. В данный же сутки приказом наркома танковой индустрии СССР «ЧТЗ имени Сталина» был переименован в «Кировский завод Наркомтанкпрома в городе Челябинске». Его директором прописали бывшего начальника эвакуированного ЛКЗ И.М.

Зальцмана, а главным конструктором – главенствовавшего конструктора ЛКЗ Ж.Я. Котина.

И.М. Зальцман – директор ЧКЗ в 1941–49 годах

Источник – ru.wikipedia.org

Не считая указанных фирм, в Челябинск эвакуировали оборудование и экспертов харьковского станкостроительного завода им. Молотова, столичного станкостроительного завода «Красный пролетарий», завода шлифовальных станков и цеха завода «Динамо». Позднее, в первой половине 40-ых годов XX века, ко мне прибыла и часть оборудования Сталинградского тракторного завода им.

Дзержинского (всецело завод эвакуировать не смогли, поскольку на протяжении эвакуации на территорию цехов уже ворвались германские танки), и Воронежский завод резино-паронитовых изделий.

Эти ресурсы, свезённые фактически со всего СССР, разрешили создать в Челябинске огромную производственную базу, взявшую негласное наименование «Танкоград». Совместно со рабочими и станками ко мне прибыли конструкторские умы, создавшие лучший танковый двигатель Второй мировой – дизель В-2, которым оснащались все тяжёлые танки, средние танки и САУ, выпускавшиеся в СССР. Помимо этого, в Челябинск практически в полном составе переправили ленинградскую команду инженеров, сконструировавших КВ-1 – лучший тяжёлый танк начального этапа войны.

Ж.Я. Котин – в 1941–43 годах основной инженер ЧКЗ, в 1943–49 годах – главный конструктор и директор Умелого танкомоторного завода (позднее – завод №100 Народного комиссариата танковой индустрии)

Источник – vsr.mil.by

Новый основной конструктор ЧКЗ Ж.Я. Котин, обожавший независимость в работе, применяя все собственные связи в народном комиссариате, в марте 1942 года инициировал создание на базе умелого производства ЧТЗ Умелого завода №100, что возглавил он сам, и куда перешла часть инженеров с главного предприятия (наряду с этим многие из конструкторов работали в помещениях ЧКЗ). В следствии были искусственно созданы два соперничающих между собой конструкторских коллектива, соперничество которых не разрешало обоим КБ нормально почивать на лаврах.

Тяжёлый путь к совершенству

Весной 1944 года они параллельно включились в работу над одним и тем же заданием. На заводе №100 решили не через чур отходить от конструкции танка ИС-2 (собственной прошлой разработки), поменяв только верхнюю лобовую деталь новой автомобили. Сейчас она формировалась не из одного, а из двух броневых страниц толщиной 110 мм, сваренных совместно по центру, очень сильно наклонённых к вертикальной плоскости и развёрнутых в плане под громадным углом.

Сверху они накрывались крышей, наклонённой к горизонту под углом 7°. Такая конструкция верхней лобовой бронедетали у инженеров завода стала называться «шнобель с горбинкой», но в следствии прижилось второе наименование – «щучий шнобель». Конструкция заставляла рикошетить боеприпасы соперника, потому, что, кроме угла по вертикали к траектории боеприпаса, бронированный лист был и под углом по горизонтали.

Конструкторы завода №100 отказались от применения больших литых деталей в корпусе танка, что разъяснялось как достижениями в разработке новых способов электросварки в эвакуированном на Урал киевском университете Патона, так и загруженностью литейного производства ЧКЗ, создававшего башни для серийных танков ИС-2. Помимо этого, катанные бронелисты владели лучшей бронестойкостью в сравнении с литыми бронедеталями.

В проекте Кировского завода основной изюминкой стала башня уникальной приплюснутой сферической формы, созданная конструктором Г.В. Крученых. В ней разместили ту же 122-мм пушку Д-25, что устанавливалась и на ИС-2. Толщина бронирования башни по периметру достигала 110 мм в верхней её части и 200 мм – в нижней. Рациональные углы наклона стенок башни (до 60°) существенно увеличивали возможность рикошета.

Помимо этого, днище нового танка имело уникальную корытообразную форму, что разрешало мало уменьшить высоту бортовой брони снизу (в наименее поражаемой части), тем самым снизив массу автомобили.

Умелый экземпляр тяжелого танка «Кировец-1» («Пример А»), созданного на ЧКЗ

Источник – las-arms.ru

В обоих прототипах инженеры отказались от места и курсового пулемёта стрелка-радиста, а высвободившееся вес и пространство применяли для повышения бронирования комфортности и улучшения машины в отделении управления.

На рассмотрение наркому танковой индустрии В.А. Малышеву поступили два независимых проекта (два варианта одного танка). Первый воображали директор ЧКЗ И.М. Зальцман и основной конструктор КБ ЧКЗ Н.Л.

Духов, главный – конструктор и второй директор Умелого завода №100 Ж.Я. Котин.

Первоначально на заводские опробования 28 октября 1944 года поступил прототип от Умелого завода №100. Его пробег по Бродокалмакскому тракту распознал пара больших недоработок в ходовой части, и танк вернули на завод для «доводки». Повторный 1000-километровый марш в ноябре продемонстрировал, что распознанные ранее проблемные места в трансмиссии и конструкции двигателя разработчиками устранены не были.

Н.Л. Духов – в 1943–48 годах основной инженер ЧКЗ, разработчик прототипа «Кировец-1»

Источник – warmuseum.kiev.ua

Второй прототип взял заводское обозначение «Кировец-1», не смотря на то, что директор ЧКЗ И.М. Зальцман собирался назвать детище собственного предприятия громким именем «Победа». Но армейцы были далеки от столь высоких материй, исходя из этого испытуемую бронемашину в документах показывали легко и незатейливо – «Пример А».

Её опробования проходили с 18 по 24 декабря 1944 года, и в целом результаты устроили армейских приёмщиков, не смотря на то, что те и советовали конструкторам доработать новый танк.

Но доработка автомобили вылилась в её полную переделку, поскольку параллельно с опробованием челябинских прототипов проводился анализ их проектов в Университете брони и металлургии (ЦНИИ-48), что по окончании эвакуации трудился в Свердловске (сейчас – Екатеринбург). Эксперты ЦНИИ-48 внесли предложение забрать лучшие инженерные ответы, применённые в каждом из проектов, и реализовать их в одной машине.

Из проекта завода №100 предлагалось позаимствовать конструкцию верхней лобовой бронедетали – «щучий шнобель», а из проекта ЧКЗ – сферическую в поперечном разрезе башню, которую в продольной проекции предлагалось вытянуть, придав ей форму эллипса. Помимо этого, на новый танк «перекочевала» корытообразная форма дна. У танка новой конструкции теоретическая пробиваемость корпуса 88-мм боеприпасами понижалась до 34% против 39,5% у корпуса производства завода № 100 и 44,1% – у корпуса производства ЧКЗ.

Конструкция корпуса танка ИС-3. 1,7 – верхние наклонные страницы, 2 – бонки для крепления запасных траков, 3 – бонка для крепления прибора ночного видения, 4 – бонки для сигнала и крепления фар, 5 – защелка, 6 – буксирный крюк, 8 – левое переднее крыло, 9 – нижний наклонный лист, 10 – нижний вертикальный лист, 11– кронштейн кривошипа направляющего колеса, 12 – цапфа, 13 – упор, 14 – кольцо, 15 – блок подвески, 16 – верхний наклонный лист, 17 – крыло, 18 – кронштейн крепления наружных топливных баков, 19 – защитная планка

Источник – ЖД.kiev.ua

Приказ №729 о создании нового танка был взят начальниками обоих фабрик 16 декабря 1944 года. ЧКЗ обязывали произвести сходу умелую партию нового танка числом десяти автомобилей. Наименование «Победа» за машиной не закрепили, но утешением для Зальцмана имело возможность помогать то, что индекс разработки танку присвоили по нумерации ЧКЗ – 703-й (у умелого завода №100 индексы автомобилей начинались на 200), так что формально в конкурсе на конструирование нового танка победил коллектив ЧКЗ.

К 25 января 1945 года было нужно изготовить восемь из десяти рассчетных автомобилей.

Скоро новый танк взял «боевой» индекс ИС-3. Не обращая внимания на то, что его конструкция во многом была сходной с танком ИС-2, новые автомобили изготавливались и «доводились» довольно продолжительное время и поступили в строевые части только к тому времени, в то время, когда боевые действия на фронтах Второй мировой уже закончились.

ИС-3: характеристики

ИС-3 имел хорошую компоновку. Его ходовая часть не претерпела особенных трансформаций если сравнивать с ИС-2 – на борт приходилось по шесть сдвоенных опорных катков с личной торсионной подвеской, и по три поддерживающих катка. Наряду с этим употреблялся цевочный принцип зацепления гусеницы.

трансмиссии и Заднее расположение двигателя предопределяло привод на заднюю несколько ведущих колёс, каковые снабжались съёмными венцами на 14 зубьев любой. Направляющие ленивцы, всецело аналогичные и взаимозаменяемые с опорными катками, размешались спереди. Траки достигали в ширину 650 мм, и любая гусеница набиралась из 79–86 траков цевочного зацепления длиной 160 мм.

Конструкция подвески танка ИС-3. 1 – блок подвески; 2, 10 – гусеницы; 3 – торсионные валы; 4 – кривошип; 5 – натяжной механизм; 6 – упор; 7 – фланец; 8 – балансир; 9 – поддерживающий каток; 11 – опорный каток; 12 – ведущее колесо

Источник – protank.su

Корпус, как и планировалось, спереди был снабжён «щучьим носом» и имел корытообразное строение дна. Сдвигавшийся в сторону пятиугольный люк механика-водителя монтировался в крыше отделения управления, накрывавшей сверху «щучий шнобель». В люке монтировался триплекс, что снимался , если механик-водитель покидал танк.

За спиной у механика-водителя в днище монтировался ещё один запасной эвакуационный люк.

Верхней части бортов, имевшей толщину 90 мм, был придан обратный наклон, что уменьшало возможность их пробития и разрешало вместить широкий погон башни. Кормовой лист корпуса сделали откидным для упрощения доступа к агрегатам и двигателю трансмиссии.

Главной изюминкой, визуально отличавшей танк от всех прошлых моделей, стала полусферическая башня. По необычному стечению событий она была лишена командирской башенки, не смотря на то, что к тому времени такими башенками снабжались все танки, изготавливаемые в СССР. Устройства наблюдения за полем боя устанавливались на створках, вырезанных в громадном башенном люке танка. На правой створке устанавливался смотровой прибор заряжающего (МК-4), на левой – смотровой прибор начальника (ТПК-1).

Еще один прибор МК-4 (для наводчика) устанавливался в верхней части башни, слева по ходу. Башня поворачивалась при помощи электропривода, а большая скорость поворота составляла 12 град/сек.

В боевом отделении размещались три члена экипажа – командир экипажа, наводчик и заряжающий. Главное оружие танка осталось таким же, как и на ИС-2 – 122-мм пушка Д-25Т примера 1943 года. Полуавтоматический горизонтальный клиновый затвор с полуавтоматикой механического типа снабжал скорострельность на уровне всего 2–3 выстрелов в 60 секунд.

Боекомплект так же, как и прежде складывался из 28 выстрелов, 10 из которых были бронебойными, а 18 – осколочно-фугасного действия. Благодаря телескопическому прицелу ТШ-17 прицельная дальность стрельбы танка прямой наводкой составляла 5000 м, а ведение гаубичного огня с применением панорамы Герца – 15000 м. На крыше башни на особой турели устанавливался зенитный крупнокалиберный 12,7-мм пулемёт ДШК, боекомплект которого составлял 300 патронов – 6 лент по 50 патронов в каждой. Монтируемый вместе с орудием в орудийной маске, 7,62-мм курсовой пулемёт ДТ обеспечивался боекомплектом в 945 патронов – 15 магазинов по 63 патрона в каждом.

Боевое отделение танка ИС-ЗМ:

1 – аппарат ТПУ А-1 начальника, 2 – блок настройки антенны, 3 – электрораспределительный щиток башни, 4 – танковый перископ начальника ТПК-1, 5 – аппарат ТПУ А-2 наводчика, 6 – электродвигатель механизма поворота башни, 7 – прицел ТШ-17, 8 – внутренний стопор пушки «по-походному», 9 – аппарат ТПУ А-3 заряжающего, 10 – прибор наблюдения заряжающего МК-4, 11 – спаренный с пушкой пулемет ДТМ, 12 – лотковая снарядная укладка, 13 – сидение заряжающего, 14 – пушка Д-25Т, 15 – сидение начальника, 16 – стопор башни, 17 – маховичок ручного привода механизма поворота башни, 18 – контроллер, 19 – блок питания радиостанции и ТПУ, 20 – приемопередатчик Р-113, 21 – разгрузочная тяга

Источник – armor.kiev.ua

В моторно-трансмиссионном кормовом отделении размещалась 12-цилиндровая 4-тактная дизельная силовая установка В-11-ИС-3, владевшая мощностью 520 л.с. при 2200 об/мин. Трансмиссия танка складывалась из главного многодискового фрикциона сухого трения и 8-скоростного КПП с демультипликатором и двухступенчатыми планетарными механизмами поворота. Танк оснащался плавающими ленточными (чугун по стали) тормозами, а бортовые передачи имели понижающие редукторы с несложным шестеренчатым и планетарным рядом.

В танка размешались четыре бака неспециализированной ёмкостью 450 литров – по два с каждого борта. Помимо этого, машина снабжалась четырьмя наружными цилиндрическими баками ёмкостью по 90 литров любой, каковые крепились на наклонных страницах корпуса по бортам кормовой части и сообщались с внутренними. На случай возгорания баки снабжались механическим приспособлением для сброса – защелками с тросовым управлением.

Рукоятки сброса устанавливались по бортам задней части боевого отделения.

Танки ИС-3 снабжались радиостанциями 10-РК-26 и танковыми переговорными устройствами ТПУ-4бис-Ф.

Продольный разрез танка ИС-3

Источник – wot.vsesovety.info

20 февраля 1945 года эталонный пример ИС-3 №2 отправился для принятие участия в национальных опробованиях на полигон Научного исследовательского испытательного университета бронетанковой техники в Кубинке. Опробования проводились во время с 23 марта по 12 апреля 1945 года и в целом завершились удачно. К 1 мая 1945 года ЧКЗ изготовил лишь 25 танков ИС-3, часть которых еще проходила заводскую обкатку.

В воинские подразделения новые автомобили стали поступать достаточно поздно, исходя из этого ни в военных действиях против Фашисткой германии, ни в битвах с Японией они не принимали участие из-за отсутствия подготовленных экипажей.

Второй опытный образец танка ИС-3 на опробованиях на полигоне НИБТ в Кубинке, март 1945 года

Источник – wartechnic.ru

Первый официальный «показ» ИС-3 состоялся 7 сентября 1945 года на протяжении армейского парада в Берлине, совершённого союзниками в честь окончания Второй мировой. По Шарлоттенбургскому шоссе прошли 52 танка 71-го гвардейского тяжелого танкового полка 2-й гвардейской танковой армии. Зарубежные наблюдатели были потрясены наличием у «советов» такой передовой и замечательной военной техники.

Во многом последующая истерия европейских и заокеанских СМИ, всерьёз опасавшихся советских танков на берегах Ла-Манша, была позвана данной демонстрацией силы, совершённой СССР в ответ на американские ядерные бомбардировки японских городов Хиросимы и Нагасаки. В Советском Альянсе танк ИС-3 в первый раз продемонстрировали публике на параде 1 мая 1946 года в Москве.

Парад Победы союзных армий в Берлине, посвященный окончанию Второй мировой, 7 сентября 1945 года

Источник – waralbum.ru

Но новые танки имели множество недочётов, каковые было нужно исправлять в авральном порядке в первые послевоенные годы. Особенно уязвимым был двигатель, мощности которого не совсем хватало для автомобили массой 46,5 тонны, и трансмиссия. Помимо этого, нарекания вызывал небольшой боекомплект танка, раздельное заряжание орудия и, как следствие, его низкая скорострельность.

С учётом ещё и низкой скорости, танк армейских не устраивал, исходя из этого летом 1946 года его производство было остановлено. Всего было произведено 2310 единиц ИС-3 при средней стоимости 267 000 рублей за единицу.

Танки ИС-3 прошли пара модернизаций. Во второй половине 40-ых годов XX века конструкторы усилили крепление двигателя, поменяли крепление КПП и конструкцию главного фрикциона, вместо радиостанции 10-РК установили радиостанцию 10-РТ, а ручной маслоподкачивающий насос заменили электрическим. Цена работ по модернизации одного танка в среднем составила от 190 до 260 тыс. рублей, но надёжность ИС 3 так и не была доведена до отметки, нужного клиенту.

В начале 50-х годов над конструкцией ИС-3 опять провели работы по её усовершенствованию – жёсткость корпуса увеличили путём добавления рёбер жёсткости на кормовой страницу и раскосов в днище. Главные трансформации коснулись двигателя, что заменили на модернизированный вариант В-54К-ИС мощностью 520 л.с., снабжённый воздухоочистителем ВТИ-2 с двойной степенью очистки воздуха и эжекционным методом удаления пыли.

Для более глубокой посадки КПП в днище под ней вырезали технологическое отверстие, которое снаружи внахлёст заварили латкой – так, оказалась ниша, разрешившая улучшить крепление коробки. Случились кое-какие трансформации и в оружии танка – пулемёты ДШК и ДТ были заменены на модернизированные модели ДШКМ и ДТМ.

Четыре 90-литровых навесных бака заменили на два 200-литровых, механик-водитель взял новый прибор ночного видения ТВН-2, было поменяно уплотнение вращающегося колпака командирского люка. В совокупность электрооборудования ввели двухпроводную цепь дежурного освещения, а на корме смонтировали штепсельную розетку внешнего запуска.

Контрольно-измерительные устройства яркого действия заменили электрическими, на автомобили были установлены радиостанции Р-113 и танковые переговорные устройства Р-120. Модифицированные танки взяли обозначение «ИС-3М».

В Красной Армии (с 1946 года – Советской Армии) ИС-3 употреблялись, в первую очередь, для комплектования подразделений тяжёлых танков Группы армий в странах и Германии Восточной Европы.

Боевое крещение

Первыми военными действиями, в которых приняли участия танки ИС-3, были венгерские события осени 1956 года. На территории Венгрии размешался коммунистический воинский контингент, употреблявшийся для поддержания связи с армиями, пребывавшими на территории Австрии.

В 1955 году войска из Австрии вывели, но в мае того же года Венгрия присоединилась к блоку государств Организации Варшавского контракта, исходя из этого коммунистический контингент остался на её территории уже в качестве союзных армий, взявших наименование «Особенный корпус». В его состав входили 2-я и 17-я гвардейские механизированные дивизии, 195-я истребительная и 172-я бомбардировочная авиадивизии, и вспомогательные части. В пределах венгерской столицы Будапешта войск СССР не было.

По штату 1954 года в состав механизированной дивизии, кроме трёх механизированных полков, входили танковый полк и тяжелый танкосамоходный полк. Количество тяжёлых танков в составе каждой таковой дивизии должно было достигать 46 единиц. В середине 50-х годов самый распространёнными тяжёлыми танками в Вооружённых силах СССР (потом – ВС СССР) оставались ИС-2 и ИС-3.

23 октября 1956 года в Будапеште прошла 200-тысячная манифестация, изначально носившая мирный темперамент. Венгры потребовали поменять непопулярных первых лиц государства, проводивших социально-экономическую политику, навязанную Москвой.

ИС-3, подбитый на улице Будапешта (район кинотеатра «Корвин»). В следствии взрыва боезапаса с танка сорвало башню. Октябрь 1956 года

Источник – nauka-tehnika.com.ua

Под прикрытием манифестаций, каковые носили четко выраженный прокоммунистический темперамент, выступили группы, цели которых были радикально антисоветскими. Начались столкновения с силами охраны правопорядка, в историческом центре города линчевали людей, обвинённых в принадлежности к венгерским органам госбезопасности, показались антиправительственные лозунги. Вечером вспыхнуло вооружённое восстание.

В тот же сутки в 23:00 глава Генштаба ВС СССР маршал СССР В.Д. Соколовский по телефону ВЧ отдал приказ начальнику Особенного корпуса генералу П.Н. Лащенко о введении подчинённых ему армий в Будапешт для ликвидации «контрреволюционного мятежа» (замысел «Компас»).

Ночью советские подразделения вошли в город.

В столице Венгрии начались тяжёлые битвы, из-за которых восставшим удалось удержать лишь пара центральных районов города. бронетранспортёры и Танки, введённые на улицы, были уязвимы для гранат и бутылок с зажигательной смесью, которыми пользовались восставшие, и противотанковой артиллерии, бившей по ним в упор из подвалов жилых домов. В следствии утраты советской военной техники были большими.

Два танка ИС-3, подбитые недалеко от кинотеатра «Корвин». На заднем замысле – ИС-3 с сорванной башней, 30 октября 1956 года

Источник – fotomuveszet.net

31 октября в связи с требованием правительства Имре Надя вывести войска СССР из Будапешта все подразделения ВС СССР покинули город и закрепились в 15–20 км от него. Около Будапешта восставшие начали возводить рубеж обороны, на котором оборудовались позиции для противотанковых и зенитных орудий, и капониры для танков, число которых достигало 100 единиц.

В ответ советское руководство создало операцию «Вихрь», из-за которой механизированные дивизии особенного другие подразделения и корпуса должны были высвободить Будапешт от восставших. Операция началась 4 ноября 1956 года в 6:00. К 7:30 подразделения 2-й гвардейской механизированной дивизии захватили мосты через Дунай, парламент, строения ЦК партии, министерств внутренних и зарубежных дел, вокзала и госсовета Нюгати. 87-й тяжелый танкосамоходный полк полковника Н.Т.

Никовского, на вооружении которого были и танки ИС-3, захватил арсенал в районе Фот, и разоружил венгерский танковый полк.

Советские танки, принимавшие участие в венгерских событиях 1956 года. в первых рядах ИС-3, за ним Т-34/85, и на заднем замысле – плавающий танк ПТ-76 ранних выпусков

Источник – nauka-tehnika.com.ua

5 ноября части 33-й гвардейской механизированной дивизии генерала Г.И. Обатурова по окончании замечательного артиллерийского налета, осуществлённого 170-ю миномётами и орудиями, штурмом забрали последний укрепленный опорный пункт повстанцев в кинотеатре «Корвин». Зачистка города длилась до 6 ноября включительно, а 7 ноября было организовано новое венгерское правительство.

Согласно данным из официальных источников, за время битв ВС СССР утратили 26 танков, из них один ИС-3, три Т-55 и 22 Т-34–85. Стала известной фотография одного стёртого с лица земли танка ИС 3 с сорванной взрывом башней – у него сдетонировал боекомплект. Рядом с ним на фото возможно заметить и второй подбитый ИС-3 с восставшими венграми около него.

По-видимому, второй танк был отбит обратно на протяжении ноябрьского штурма, восстановлен и потому в перечень безвозвратно потерянной техники не вошёл.

Венгерские события стали единственным эпизодом участия ИС-3 в военных действиях в составе ВС СССР. По окончании модернизации, проводившейся впредь до 1960 года, танки ИС-3М эксплуатировались в армиях до конца 70-х годов, по окончании чего отправлялись на хранение либо же, по окончании срока эксплуатации – на списание. При списании автомобили шли на переплавку либо имели возможность употребляться на танковых полигонах в качестве мишеней.

Часть ИС-3 употреблялась в укрепрайонах на советско-китайской границе в качестве неподвижных огневых точек. Всецело они были сняты с оружия уже российской армии в первой половине 90-ых годов двадцатого века вместе с другими тяжёлыми танками ИС-2 и Т-10.

Страны Варшавского контракта ИС-3 не создавали, и на вооружение их армий он не поступал. Два ИС-3 были переданы для ознакомления танковым подразделениям Войска Польского, но предстоящие поставки не осуществлялись, а имевшиеся танки учавствовали лишь в парадах. Потом одна из этих автомобилей употреблялась как учебная, пока не была утилизирована, а вторая появилась в Высшей офицерской школе танковых армий имени С. Чарнецкого, где до сих пор экспонируется в музее наряду с этим учебном заведении.

Один ИС-3 был передан вооружённым силам Чехословакии. По окончании окончания войны в Корее часть танков ИС-3 была передана правительству КНДР, из которых были организованы два полка этих автомобилей.

Танк ИС-3 чехословацкой армии, 1950-е годы

Источник – topwar.ru

Боевая «карьера» ИС-3 на Ближнем Востоке

В конце 50-х годов танки ИС-3 начали поставляться Республике Египет, и уже 23 июля 1956 года они участвовали в параде в честь Дня независимости в Каире. Всего до 1967 года Египет взял около сотни танков данной модели.

На протяжении Шестидневной войны, начавшейся 5 июня 1967 года, египетские ИС-3 вместе с другой поставленной СССР военной техникой приняли на себя главный удар бронетанковых сил Израиля.

Парад в Каире с участием танков ИС-3

Источник – surfingbird.ru

Танки ИС-3 пребывали на вооружении 7-й пехотной дивизии армии Египта, занимавшей оборону на рубеже Хан-Юнис–Рафах. Ещё 60 танков ИС-3 состояли на вооружении 125-й танковой бригады, которая занимала боевые позиции недалеко от Эль-Кунтиллы. ИС-3 были весьма медленными и неповоротливыми для современного танкового боя, отличались низким темпом огня, а их двигатели скоро перегревались в условиях Синайской пустыни.

Помимо этого, ИС-3 не могли вести пламя с хода, поскольку их башенные орудия не были снабжены стабилизаторами. И все же главными факторами, приведшими к разгрому египетских танковых подразделений, были не недочёты техники, а низкий морально-боевой дух египетских танкистов и их нехорошая подготовка.

Ни базуки израильских десантников, ни второе противотанковое оружие, ни «Ишерманы» (израильская модификация американских танков М-50 «Шерман», вооружённые 105-мм французскими орудиями CN-105-F1), не пробивали лобовую броню ИС-3. Лишь «Волшебниках-3» (модернизированные американские М-48А2 «Паттон-III», кроме этого вооружённые 105-мм танковыми пушками) еле могли поразить эти танки на приемлемых боевых расстояниях, исходя из этого все израильские автомобили данной модификации употреблялись на Синайском полуострове против египетской армии.

С танками ИС-3 израильтянам было нужно столкнуться уже в первые сутки войны на протяжении штурма Рафахского укреплённого района. Тут египетская армия создала замечательный рубеж обороны с траншеями, рвами, минными полями, противотанковыми и противопехотными заграждениями. Оборону на рубеже занимала 7-я пехотная дивизия, в состав которой входил один батальон танков ИС-ЗМ.

На Рафах наступала моторизованная бригада израильских парашютистов при помощи танкового батальона «Волшебниках-3» под руководством полковника Ури Барома.

Первой успеха добилась рота лейтенанта Эйн-Гиля, сражавшаяся на южном участке Рафахского укрепрайона. С шестью египетскими ИС-3 на встречных направлениях завязали бой четыре «Волшебниках-3», а ещё пять израильских танков вышли к египтянам в тыл. Ведя пламя позади с дистанции 1000 метров, израильтяне подбили два ИС-3М, а позже ещё три, в то время, когда остававшиеся танки пробовали поменять позицию.

Египетский танк ИС-3 по окончании боя с ротой лейтенанта Эйн-Гиля на южном участке Рафахского укрепрайона

Источник – brautmode-shop.de.com

Четыре «Волшебниках-3» второй роты батальона, которой руководил капитан Дани, столкнулись с пятью контратаковавшими их ИС-ЗМ. Израильтян выручила быстрота их танков и скорострельность башенных орудий. В течение нескольких мин. все пять ИС-ЗМ были подожжены, но новые подошедшие ИС-3 завязали бой на дальней расстоянии, на которой советские танки с их замечательным лобовым бронированием и 122-мм пушками владели преимуществом.

В следствии боя от всей израильской роты осталось лишь четыре танка.

В сражении под Рафахом случился боевой эпизод, что упоминается фактически во всех источниках, посвящённых боевому применению ИС-3 за границей. Израильтянам удалось стереть с лица земли один тяжёлый танк, закинув гранату вовнутрь боевого отделения через открытый люк. Многие зарубежные источники утверждают, что египетские танкисты панически опасались не успеть покинуть танк в случае, если он будет подбит, и сгореть заживо, а потому держали люки собственных танков открытыми.

В действительности, при атаке израильских десантников механик-водитель египетского ИС-3М открыл люк, дабы лучше сориентироваться на местности. С расстояния в 40 метров один из израильских парашютистов умудрился попасть в открытый люк из гранатомёта, и граната взорвалась в боевом отделении. Два танкиста погибли на месте, ещё двое, объятые пламенем, успели покинуть танк.

Тяжелый танк ИС-3М египетской армии, стёртый с лица земли на протяжении Шестидневной войны

Источник – uknow.ucoz.ru

6 июня танковая группировка генерала Ариэля Шарона вышла к Нахле, где нашла множество кинутых танков 125-й египетской танковой бригады, среди которых было более тридцати фактически новых ИС-ЗМ с практически нулевым пробегом на спидометрах. Всего за шесть дней военных действий израильтяне подбили и захватили в виде трофеев 820 танков соперника, из которых 73 составляли тяжёлые танки ИС-3М.

На часть захваченных ИС-3М израильтяне установили двигатели В-54 с подбитых либо трофейных танков Т-54А, меняя в один момент с двигателем и крышки моторно-трансмиссионных отделений. Советские тяжёлые танки пребывали на вооружении ЦАХАЛа до начала 70-х годов, довольно часто принимая участие в военных парадах.

Египетский танк ИС-3М, захваченный израильтянами, на параде в Иерусалиме, 1968 год

Источник – topwar.ru

Два танка ИС-3 употреблялись израильтянами на протяжении Войны на истощение 1969–70 годов в качестве неподвижных огневых точек в укрепленном пункте «Темпо» («Окраль») на так называемой «Линии Бар-Лева», пребывавшем в десяти километрах к югу от Порт-Саида. На танках была демонтирована силовая установка и трансмиссия, а высвободившееся пространство употреблялось для размещения дополнительных снарядов и зарядов.

Еще две такие огневые точки установили в укрепленном пункте «Будапешт», созданном на берегу Средиземного моря в двенадцати километрах к востоку от Порт-Саида. Примечательно, что на протяжении Войны Судного дня 1973 года эти автомобили были отбиты у израильтян прошлыми хозяевами. К этому времени у египтян ещё оставался полк танков ИС-3М, но подробности его участия в военных действиях автору малоизвестны.

Израильский ИС-3М на стационарной огневой позиции на протяжении Войны на истощение

Источник – nauka-tehnika.com.ua

В начале 80-х годов египетская армия официально сняла с ИС и-3 вооружения ИС-3М – танки были посланы на переплавку либо реализованы в разные музеи бронетанковых армий.

С постамента – в бой

Летопись боевого применения ИС-3 пополнилась новыми страницами уже в наши дни. Летом 2014 года армейские формирования самопровозглашенной Донецкой Народной Республики, оборонявшие города Константиновка и Славянск от подразделений Армии Украины (потом – ВСУ) и добровольческих батальонов, мобилизовали танк, установленный в Константиновке в качестве монумента. Силовая установка ИС-3 была отремонтирована, и машина покинула постамент своим ходом.

Так как к его 122-мм орудию Д-25Т подходят выстрелы для 122-мм гаубицы Д-30, неприятностей с боезапасом не появилось.

Согласно данным ДНР, ИС-3 употреблялся для ведения огня по блокпостам ВСУ, в следствии чего пара военнослужащих ВСУ было убито и ранено. Танк удачно избежал ответного огня и был покинут ополченцами целым и невредимым, в то время, когда они отступали из Константиновки и Славянска в Донецк. на данный момент данный танк экспонируется в киевском Музее армии Украины.

Танк ИС-3, употреблявшийся силами ДНР в битвах против ВСУ

Источник – uapress.info

ИС-3. Как играть на танке?

Темы которые будут Вам интересны: