Советские танкисты на пути «тайфуна»

В то время, когда заходит обращение о советских танкистах в битве за Москву, на ум сходу приходит М. Катуков и его 4-я бригада. В тени легендарного начальника нечайно выяснилось множество вторых соединений и частей, сражавшихся для того, дабы вермахт безнадёжно застрял в считаных километрах от столицы СССР, а позже и вовсе откатился на запад. Об одной из таких бригад — эта история.

Она произошла в октябре 1941 года, в то время, когда «Тайфун» (немецкое наступление на столичном направлении) бушевал в полную силу. Соперник прорвал фронт на центральном направлении и окружил недалеко от Вязьмы пара армий Резервного и Западного советских фронтов. К середине октября часть армий РККА смогла вырваться из котла и отойти на Можайскую линию обороны. Но для удержания фронта тут требовались новые силы, которых советскому руководству остро не хватало.

Дабы победить время на укрепление обороны и подвод резервов, в сражение под Малоярославцем и Можайском были брошены шесть сравнительно не так давно организованных танковых бригад, а также — 22-я.

Как танкисты помогли панфиловцам

Как и многие другие части сейчас, 22-ю танковую формировали ускоренными темпами — с 2 по 11 октября. И уже на следующий сутки бригада отправилась на фронт, в распоряжение 5-й армии.

Советские танкисты на пути «тайфуна»

Карта направления, на котором сражалась 22-я танковая бригада

Поспешность комплектования не лучшим образом сказалась на матчасти соединения. По штату бригаде надеялись 7 тяжёлых танков КВ, 22 «тридцатьчетвёрки» и 32 «малых» танка — Т-30 либо Т-40. Но тяжёлых танков бригада не взяла — вместо них в составе были семь дополнительных «тридцатьчетвёрок». В число лёгких автомобилей попали 12 учебных БТ с практически выработанным ресурсом. Бронеавтомобилей для управления и рот разведки соединению по большому счету не досталось.

Но 22-я бригада взяла восемь редких самоходных установок ЗиС-30, воображавших собой 57-мм орудия на шасси бронированного тягача «Комсомолец».

Большая часть бойцов бригады были лишь сравнительно не так давно призваны на фронт. Тяжёлая ситуация не разрешала подготовить их подобающим образом. Обучаться было нужно уже на войне.

Ситуация на передовой изменялась скоро. В следствии 22-я бригада была раздёрганной по частям. 13 октября группу капитана Кожанова — 14 танков и роту мотострелков — послали в район Боровска. Вступив в бой с соперником, несколько рассеяла германскую пехоту и подбила семь танков, утратив четыре собственных. Наступление на Боровск удалось приостановить.

Но в бригаду эта несколько уже не возвратилась, оставшись вести войну на данном участке.

Скоро соединение взяло новый приказ и отправилось на помощь 16-й армии в район Волоколамска. Пройдя двумя маршами более 200 километров, бригада к утру 17 октября вышла в район Коняшино — Чертаново. Тут она поступила в распоряжение 316-й стрелковой дивизии И. Панфилова.

Небольшой танк Т-40 с экипажем

Прибытие танкистов выяснилось весьма своевременным, потому, что в данный сутки германская 2-я танковая дивизия нанесла мощный удар в направлении на Княжево. К вечеру соперник окружил целый батальон войск СССР. Панфилов решил контратаковать с применением танков 22-й бригады. В 18:00 десять Т-34 и девять Т-30 атаковали противника, что вести войну с окружённым батальоном.

Немцы, не ожидавшие встретиться с советскими танками, отошли, а окружённый батальон был спасён от уничтожения. За решительные и успешные действия генерал Панфилов заявил танкистам 22-й бригады личную признательность.

В битвах под Можайском

Танкисты чуть успели перевести дух по окончании битв около Княжево, как от командующего Западным фронтом поступил новый приказ. 18 октября 22-й бригаде снова предстоял долгий марш в район города Пушкино, где соединение должно было наконец-то появляться в распоряжении 5-й армии. Восьмидесятикилометровый бросок по распутью не прошёл бесследно для матчасти бригады: пара танков БТ и три самоходных орудия отстали из-за поломок.

Командующий 5-й армией, к сожалению, совершил обычную неточность начального периода войны. Он отправлял части бригады в бой с ходу, не ждя полного её сосредоточения и не снабжая надлежащую разведку. Последствия применения отдельных групп были предсказуемо плохими.

Противотанковая САУ ЗиС-30, выстроенная на шасси тягача «Комсомолец»

Одна из советских групп, складывавшаяся из стрелковой роты и противотанкистов, должна была занять оборону на перекрёстке дорог в 5 километрах южнее города Можайска. При постановке боевой задачи руководство 5-й армии информировало, что в том месте уже занимает позиции 17-й стрелковый полк. Бойцы 22-й бригады двинулись в том направлении без достаточного охранения и разведки, поскольку были уверены, что идут к своим.

Но в то время, когда они появились в указанной точке, стало известно, что советского полка в том месте нет, но имеется большие силы немцев. Случился ночной бой, из-за которого отечественные бойцы появились в окружении и понесли тяжелые потери.

Танки бригады кроме этого были поделены. На оборону Можайска руководство направило 7 танков. К моменту, в то время, когда они дошли до города, стало известно, что он занят немцами.

Два танка, отправившиеся в разведку на муниципальные окраины, были стёрты с лица земли.

Ещё 13 танков передали 20-й танковой бригаде, и в течение пяти дней они вели битвы с превосходящими силами немцев на протяжении автострады Москва — Можайск. За это время отечественные танкисты подбили шесть германских танков и стёрли с лица земли свыше сотни солдат и офицеров. Из личного состава 22-й бригады отличились лейтенант Сорокопудов, стёрший с лица земли три германских танка, и лейтенант Аладинский, записавший на собственный счёт два танка, орудие и около 25 германских воинов.

22 октября 1941 года поступил новый приказ командующего 5-й армии. 22-я бригада вместе с 50-й стрелковой дивизией должна была занять и удерживать посёлок Дорохово. Данный населённый пункт был на пути действия главных сил немцев на протяжении автострады Можайск — Москва и железной дороги.

Куликово поле 22-й бригады

К 23 октября бригада была очень сильно потрёпана. В строю осталось всего 20 танков, мотострелкового батальона практически не существовало — фактически все его бойцы в тот момент были в окружении под Можайском, откуда они выходили небольшими группами. поддержкой и Опорой танкистам стал зенитный дивизион, разместивший собственные пулемёты и 37-мм орудия в засадах у перекрёстка в районе Дорохово.

В начале утра германская 10-я танковая дивизия нанесла мощный удар с запада на протяжении автострады. Не выдержав натиска соперника, стрелки 50-й дивизии непоследовательно отошли, не поддержав танковых атак, каковые 22-я бригада пробовала осуществлять из Дорохова. Защита посёлка также полностью легла на зенитчиков и плечи танкистов.

Бой скоро стал ещё тяжелее, по причине того, что с юга к Дорохово подошла германская пехота.

Защита посёлка длилась с семи часов утра до шести вечера. зенитчикам и Танкистам удалось подбить шесть германских танков, стереть с лица земли пара грузовиков, две 37-мм противотанковые пушки и около сотни солдат и офицеров противника. Зенитный дивизион докладывал о двух сбитых германских самолётах.

К вечеру ситуация для защитников Дорохово сложилась угрожающе: войска СССР в деревне (особенно зенитчики) понесли важные утраты и пребывали на грани окружения. К счастью, сейчас поступил приказ руководства, разрешавший отход.

Экипаж «тридцатьчетвёрки» рядом с танком. 1941 год

24–25 октября войска СССР вынуждены были продолжать с боями отступать на восток. Танки 22-й бригады группами по две-три автомобили действовали из засад и проводили разведывательные рейды. К сожалению, 50-я стрелковая дивизия опять дрогнула, покинув отечественных танкистов без прикрытия.

Дополнительной проблемой для 22-й бригады были мины, которыми сапёры 5-й армии щедро «засеяли» дороги в глубине советской обороны. Наряду с этим ни охранения в районе минных полей, ни их схем в частях не было. В отчёте 22-й бригады с печалью записано: «…на собственных минах взорвались 3 транспортные автомобили, 1 самоходное ПТОр.

Убито 2 чел. и ранено 3 чел. Эти утраты — итог преступной небрежности начинж. работы 5 Армии».

Подтянув силы, 26 октября войска СССР вступили в бой, дабы выбить соперника из Дорохово, Труфановки и Болтино. В этом случае сотрудничеству танков и пехоты уделили намного больше внимания. Бойцы шли в наступление вместе с танками, закрепляя успех. Слаженная работа принесла собственные плоды. В следствии трёхдневных битв на этом месте фронта немцы были отброшены на запад приблизительно на восемь километров. 22-я бригада утратила подбитыми шесть танков, но все автомобили удалось эвакуировать.

Немцы утратили стёртыми с лица земли один средний танк, 12 противотанковых орудий, около двух офицеров и сотен солдат, три самолёта. Трофеями отечественных бойцов были шесть машин, два противотанковых орудия, 100 ружей и второе имущество. По окончании этих битв 22-я бригада взяла маленькие три дня отдыха перед новыми сражениями.

Материал перепубликован с портала worldoftanks.ru в рамках партнёрства.

Источники:

  1. ЦАМО Ф. 208. Оп. 2534. Д. 4.
  2. Документы сайта «Память народа»: ЦАМО Ф. 208. Оп. 2511. Д. 215; ЦАМО Ф. 460. Оп. 5047. Д. 21; ЦАМО Ф. 460. Оп. 5047. Д. 23; ЦАМО Ф. 3129. Оп. 1. Д. 8; ЦАМО Ф. 1063. Оп. 1. Д. 11; ЦАМО РФ, фонд 81, опись 12038, дело № 103, стр. 27.
  3. Документы NARA (США) германской 4-й танковой армии, 40-го механизированного корпуса, 2-й танковой и 7-й пехотной дивизии.
  4. Битва под Москвой. хроника, факты, люди. Книга первая. М., 2001.
  5. Коломиец М. В. 1941. Танки в битве за Москву. М., 2009.
  6. Weidinger, O. Das Reich 1941–1943. Vol. 3. Canada: J.J. Fedorowicz Publishing, 2002.

ЗАДАНИЕ ОСОБЕННОЙ ВАЖНОСТИ. ОПЕРАЦИЯ \

Темы которые будут Вам интересны: