Шведский барабанщик

Шведская танковая индустрия во второй половине 40-х годов появилась в достаточно глубоком кризисе. С одной стороны, середина этого десятилетия тут стала временем расцвета шведской самоходной артиллерии. Как раз тогда шведская армия, наконец, начала получать штурмовые САУ, истребители танков и зенитные самоходные установки. А вот фактически танковая программа — забуксовала. По окончании принятия на вооружение Strv m/42 шведским армейским и конструкторам прекратило везти с танками.

Pricken, LS 46, Leo — все эти проекты остались на бумаге. Попытки же выстроить новый танк боевой массой 25–30 тысячь киллограм любой раз наталкивались на самые различные неприятности. Но, в начале 50-х годов выход из тупика наметился, что стало причиной появлению весьма увлекательных проектов тяжелых танков — EMIL и KRV.

«Убить ИС-3»

Летом 1943 года шведские армейские смогли изучить коммунистический танк Т-34 в Финляндии. Он «стал причиной» запуск программы разработки танка на замену Strv m/42. Время шло, прогресс в мировом танкостроении не стоял на месте. Особенно это касалось советского танкопрома.

Место Т-34 в первой половине 40-ых годов XX века занял Т-34–85, приблизительно одвременно с этим на фронте показались тяжёлые ИС-2. Про них, кстати, шведы практически ничего не знали, по крайней мере, до конца войны.

По окончании войны Швеция активизировалась в плане получения образцов бронетанковой техники различных государств. Начиная с 1947 года в страну начинает поступать бронетанковая техника Англии, США, благодаря связям с Францией шведы смогли купить некое количество германских танков и САУ, включая тяжелый танк Tiger II. Благодаря изучению закупленной техники шведам удалось в значительной мере заполнить информационный вакуум, существовавший в годы войны.

Но кроме того новые шведские разработки заметно отставали на фоне зарубежных танков последних лет Второй мировой. К примеру, 75-мм пушка с длиной ствола 50 калибров, которую предполагали применять на танках Pricken и Leo, приблизительно соответствовала германской пушке 7.5 cm KwK 40 L/48. Она годилась, в лучшем случае, для борьбы со средними танками. В это же время еще 7 сентября 1945 года на Параде Победы в Берлине празднично прошли строем советские тяжелые танки ИС-3.

Их появление привело к настоящему шоку.

Шведский барабанщик

Орды советских ИС-3 будоражили умы многих западных полководцев

Танк, что продержался на конвейере всего 1,5 года, на Западе привёл к состоянию, близкое к панике. Шутка ли — в течение последующих семи лет ИС-3 считался на Западе эталоном современного танка. Намерено, дабы бороться с ним, создали тяжелые танки T43 (будущий M103) и Conqueror.

Кроме того британский истребитель танков FV 215 с огромной 183-мм пушкой создавался для одной цели — «убить ИС-3».

Как ни необычно, шумиха около ИС-3 докатилась до Швеции намного позднее. Об этом красноречиво говорят замыслы по разработке новых образцов бронетанковой техники. Впредь до 1950 года технические требования на новый танк слабо отличается от технического задания на Pricken. К примеру, при дискуссии концепции перспективного танка во второй половине 40-ых годов XX века его оружие все еще включало 75-мм пушку.

От нее требовалось пробитие брони толщиной 75 мм на дистанции 1000 метров. Наряду с этим шведы все же возвратились к дискуссии установки 105-мм пушки с начальной скоростью боеприпаса 650 м/с. Боевую массу танка они оценивали в 20 тысячь киллограм, позднее ее подняли до 25. Разрабатывать танк планировали на базе Strv m/42.

Иначе говоря шведы опять возвратились к концепции Lansen, ранее отвергнутой.

Эскизный проект самоходной установки, позднее взявшей обозначение 15 cm kanonvagn fm/49, январь 1949 года. Именно она стала отправной точкой при разработке нового танка

Единственным по-настоящему новым примером, принятым в разработку в конце 40-х годов, стала самоходная установка 15 cm kv fm/49. Показалась она на фоне работ по переоснащению шведской армии дальнобойной артиллерией большого калибра. Шведской армии потребовалась самоходная пушка, которая шла бы как минимум в дополнение к 152-мм пушке 15,2 cm kan m/37.Требования к машине были очень нестандартные: боевая масса не более 30 тысячь киллограм (обусловленная лимитом грузоподъемности мостов), большая высокая скорострельность и скорость передвижения.

Разработку поручили Bofors, которая 21 января 1949 года представила эскизный проект самоходки. В переписке указывается пара обозначений данной САУ: 15 cm kan sjalvgaende lavettage (152 мм пушка на самоходном лафете), VK 150–5, и 15 cm kanonvagn fm/49. Машина, по концепции похожая на американские САУ, отличалась высокой подвижностью.

Как и потребовало задание, ее боевая масса составляла 30 тысячь киллограм, а расчетная большая скорость должна была достигать 40 км/ч. Длину ствола орудия увеличили до 50 калибров, наряду с этим начальная скорость боеприпаса выросла до 850 м/с, а дальность стрельбы до 25 километров.

Но, куда увлекательнее выглядит скорострельность 15 cm kv fm/49: в соответствии с расчетам, она должна была составить фантастические для для того чтобы калибра 15 выстрелов в 60 секунд. Достигалось это за счет унитарных выстрелов и механизации заряжания. Предполагалось, что у орудия будет магазин на 5 выстрелов, что возможно будет скоро дозарядить.

На предстоящую разработку была выделена сумма в 425 000 шведских крон. От KATF проект САУ курировали Эрик Гиллнер и Свен Берге — человек, что позднее станет самым известным шведским конструктором танков.

Эскиз ИС-3 из доклада шведской разведки, март 1950 года. Полученная информация вынудила KATF пересмотреть видение перспективного танка

Приблизительно в том же состоянии танковая программа пребывала до лета 1950 года. Но, еще с весны шведское руководство начало присматриваться к танкам британского и американского производства, в частности к M46 Patton и Centurion Mk.3. Они не вписывались в неспециализированную концепцию шведской бронетанковой техники, в особенности по размерам и боевой массе.

Но эти танки не только существовали в металле, но и пребывали в серийном производстве.

В марте 1950 года шведы, наконец-то, взяли первую данные по ИС-3. 28 августа 1950 года сокращение «ИС» опять раздалась в дискуссии возможностей предстоящего развития танков. Кроме этого были озвучены примерные характеристики советского тяжелого танка.

По оценке шведских армейских, толщина его лобовой брони составляла 125–150 мм.

Стало ясно, что для борьбы с таким танком кроме того проектной 105-мм пушки будет мало, требовалось новое орудие. Новую пушку кроме этого решили делать калибром 105 мм. Длину ствола ограничили 40 калибрами, наряду с этим начальная скорость боеприпаса оценивалась в 930 м/с. Согласно расчетам, на дистанции в километр ее боеприпас должен был пробивать броню толщиной 190 мм, поставленную под углом 90 градусов, а при наклоне в 60 градусов — 150 мм.

Скорострельность оценивалась в 8–10 выстрелов в 60 секунд, но наряду с этим предусматривался автомат заряжания, что увеличивал ее до 20–30 выстрелов в 60 секунд.

8 ноября 1950 показались спецификации нового танка, что должен был взять такую пушку. Он все еще базировался на агрегатах Strv m/42, боевая масса составляла 25 тысячь киллограм, а удельная мощность оценивалась в 18 л. с. на тонну. Спецификации создавались с учетом новой информации по советским танкам, поступившей в сентябре 1950 года. В разведсводку попали Т-34–85, Т-44, ИС-3 а также ИС-4. Под последним, но, прятался все тот же ИС-3.

Так или иначе, проект шведского танка нового поколения стартовал.

С узким французским запахом

Нельзя исключать, что новый танк стал бы продолжением развития идеи Lansen, что именно сейчас дорабатывался по швейцарскому заказу. В то время Lansen именно достиг боевой массы 25 тысячь киллограм, а вместо 75-мм пушки в него предполагалось ставить 84-мм пушку (швейцарскую версию британской 20-фунтовой танковой пушки).

Возможно размеры башни разрешали установить и 105-мм пушку с магазинной совокупностью заряжания, причем она была бы меньше 84-мм пушки больше чем на метр, что частично решало проблему вылета ствола за габариты. Но это все лишь предположения, по причине того, что события развивались совсем По другому сценарию.

AMX M4 с качающейся башней FAMH. В первый раз шведы о нем определили в начале 1951 года

В первый раз эксперты KATF, а также Эрик Гиллнер, посетили Францию в октябре 1946 года. Именно по окончании данной поездки шведы обзавелись некоторыми примерами германской военной техники. Между французами и шведами завязалось достаточно тесное сотрудничество, позднее вылившееся, например, в закупки 170 французских 155-мм гаубиц Obusier de 155 mm Mle.50.

Французы разглядывали Швецию и как потенциального клиента собственной бронетанковой техники.

На этом фоне не страно, что в январе 1951 года KATF взяла подробную данные о французском среднем танке AMX M4. Именно сейчас опытный образец перевооружили на 100-мм пушку, а наименование сменилось на Char Moyen de 50 tonnes AMX, либо AMX 50. С позиций черт шведам эта машина очевидно не доходила, потому, что к тому моменту танк весил уже практически 55 тысячь киллограм, а по размерам он перещеголял кроме того немаленький Centurion.

Значительно больше KATF заинтересовала сама концепция танка с дифференцированным бронированием и качающейся башней разработки FAMH. размещение и Механизм заряжания части боекомплекта в забашенной нише заметно уменьшал ее габариты, а, значит, и массу. Позднее, в июле 1951 года, шведы смогли изучить еще одну новинку с автоматом заряжания – легкий танк AMX 13.

Как возможно делать выводы по схеме, датированной августом 1951 года, башня нового танка заметно отличалась от того, что создали на FAMH

Ознакомление с новейшими французскими танками самым прямым образом оказало влияние на предстоящее развитие шведской танковой программы. К тому же, сказать о том, что новый шведский танк являлся копией AMX 50, как минимум, не весьма корректно. От французской автомобили была забрана концепция танка с качающейся башней, механизмом заряжания и размещение трансмиссии в кормовой части корпуса. Совместная разработка Landsverk, Bofors и KATF оказалась совсем не похожей на французскую.

Не смотря на бытующую точку зрения, это не самоходную установку позднее создали на базе танка, а напротив, новый танк стали разрабатывать с оглядкой на 15 cm kv fm/49.

Эскизный проект EMIL, сентябрь 1951 года

Эскизный проект нового танка, обозначенного EMIL, был подготовлен к началу сентября 1951 года. Он был совсем не похож на предшествующие шведские танки. Довольно маленький (протяженность корпуса 5,7 метров), низкий (неспециализированная высота чуть меньше 2,5 метров) с предполагаемой боевой массой 28 тысячь киллограм.

В качестве силовой установки предлагался оппозитный 8-цилиндровый SFA (подразделение Volvo) с воздушным охлаждением. Он должен был развивать мощность 550 л. с. И снабжать EMIL большую скорость 55 км/ч.

В отличие от французского танка, шведская разработка была заметно компактнее

С французским AMX 50 новый шведский танк роднила качающаяся башня, наряду с этим EMIL оказался весьма самобытным. При массе среднего танка он имел бронирование тяжелого (лоб корпуса 70–120 мм, башни 125–200 мм). Экипаж состоял всего из трех человек.

Не обращая внимания на схожесть с башней FAMH, системы заряжания и конструкция башни у EMIL были вторыми. У «шведа» качался далеко не весь верх башни, а лишь кормовая ниша и центральная часть, наряду с этим лобовая часть оставалась неподвижной. Это делало башню EMIL более стойкой к попаданию вражеских снарядов и практически сводило на нет риск ее заклинивания в вертикальной плоскости.

Еще одной изюминкой башни EMIL был большой угол склонения — до 14 градусов.

Таким могло быть размещение опорных катков. В данной схеме очевидно видно влияние AMX 50

Отдельного упоминания достойно оружие EMIL. Оно складывалось из 120-мм пушки с длиной ствола 40 калибров, и двух спаренных пулеметов. Появление этого орудия не было неожиданностью — в первый раз о нем заговорили еще в июне 1951 года. Выбор разъяснялся тем, что стрелять пушка должна была не бронебойными, а кумулятивными снарядами.

Их пробития хватало, дабы гарантированно поражать советские тяжелые танки. Начальная скорость наряду с этим требовалась меньше чем у бронебойного боеприпаса, что разрешило сделать пушку довольно маленькой.

Значительно занимательнее то, что в один момент предлагалось еще две пушки, калибра 105 и 75 мм, но с намного большей длиной ствола, чем у орудий подобного калибра, предлагавшихся ранее. Что же касается 120-мм пушки, то она должна была иметь скорострельность до 40 выстрелов в 60 секунд. Это обеспечивалось двумя магазинами на 8 унитарных выстрелов — один для кумулятивных, второй для осколочно-фугасных.

Неспециализированный боезапас составлял 32 выстрела.

Ассортимент орудий, каковые предлагалось устанавливать на EMIL

Появление эскизного проекта, но, не означало, что танк отправится в серию. Создавать его нужно было с нуля, а кроме того несложный расчет показывал, что процесс разработки окажется продолжительным. Еще в июне, в то время, когда принималось ответ по выбору орудия для EMIL, компания Bofors составила график работ.

По нему опытный образец изготавливался лишь в 1955 году, опробования проводились в 1956-м, а серия начиналась еще 2 года спустя.

В это же время, проектные работы по EMIL длились, и танк медлено начал набирать вес. К осени 1952 года боевая масса подошла к 35 тоннам. Прорабатывались различные технические ответы, включая опорные катки по «германскому» типу, тем самым копируя AMX 50. Не смотря на то, что дальше набросков «шахматная» схема совокупности Книпкампа не продвинулась. Но работы по альтернативе 120-мм пушке шли своим чередом.

27 сентября 1952 года Bofors представила наработки по 105-мм пушке со скорострельностью 30 выстрелов в 60 секунд и 14 боеприпасами в магазине (полный боезапас 28 снарядов). Протяженность ствола выросла до 67 калибров, а начальная скорость боеприпаса до 1080–1340 м/с. В октябре показалась еще одна пушка — 15 cm L/40.

Как и 120-мм орудие, стрелять она должна была кумулятивными боеприпасами. Количество снарядов в магазине снизили до 12, а всего их должно было быть 24.

Макет EMIL E3, результат мозгового штурма, прошедшего в 1952 году. На макете танк изображен со 150-мм пушкой

Таковой рост оружия не имел возможности не оказать влияние на танк — его было нужно переделывать. Оформились пара вариантов предстоящего развития: EMIL E1, E2 и E3. К тому моменту шведы имели возможность это себе позволить, потому, что «двигательный голод» пара дремал.

Дело в том, что удалось договориться с американской компанией Continental. Шведам предоставили широкий спектр танковых моторов. Среди них был оппозитный AOS-895 (он ставился на легкие танки M41) мощностью 500 л.с., и V-образные AV-1195, AVS-1195 и AV-1790 мощностью 540, 665 и 810 л. с. соответственно.

Первый вариант переделки EMIL предусматривал 120-мм пушку, протяженность корпуса возрастала до 6,4 метра, а боевая масса от 30,7 до 35,5 тонны. На нем предусматривался двигатель AOS AOS-895. Согласно расчетам, скорость должна была составить 48 км/ч.

EMIL E2 становился на 10 см шире и на столько же выше, что разрешало установить на нем более замечательные двигатели AV-1195 и AVS-1195. 120-мм пушки на нем не предусматривалось, выбирать возможно было между калибрами 105 и 150 мм. Боевая масса варьировалась от 34,1 до 39,2 тысячь киллограм, а скорость, в зависимости от двигателя, от 45 до 55 км/ч.

Выросла и броня – до 145 мм в корпусе и 170 мм в башне.

EMIL E3 был самым громадным и тяжелым. Протяженность корпуса выросла до 6,7 метров, а ширина и высота, если сравнивать с EMIL E2, поднялась на 10 сантиметров. Именно поэтому удалось разметить мотор AV-1790, что, по случайному совпадению, создавался именно для американских тяжелых танков. А шведский танк очевидно приблизился к тяжелому классу.

Его боевая масса варьировалась от 36,4 до 41,8 тысячь киллограм, а толщина брони, если сравнивать с EMIL E2, выросла по бортам (с 30 до 40 мм у корпуса и с 60 до 80 мм у башни). Более замечательный мотор теоретически разрешал развивать большую скорость 60 км/ч. В итоге утвердили как раз эту версию.

Ненужный гигант

По окончании окончательного утверждения спецификаций работа над танком продолжилась. На Bofors, где разрабатывалось башня и вооружение, машина именовалась «Проект 6400». Трудиться было нужно сходу по двум направлениям, потому, что вместо одной пушки разрабатывать было нужно две. В один момент сдвигались и сроки — раньше октября 1956 года прототипа не ожидалось.

Кстати, в переписке Landsverk за 1953 год, танк для конспирации именовался «танкеткой». Это смотрелось комично — сложно себе представить танкетку, боевую массу которой показывают в 41–42 тонны.

Чертеж корпуса, датированный 25 октября 1954 года. Сейчас танк в целях секретности именовали «танкеткой»

Больше шведские армейские ожидать не могли. Начались переговоры с французами по поводу AMX 13. Были совершены опробования одного танка (сейчас он находится в танковом музее Arsenalen), но шведы остались им разочарованы. Согласно точки зрения генерала Эренсверда (Carl August Ehrensvдrd), командующего шведской армией, французская машина была хорошим танком, но не для шведских условий.

В апреле 1953 года шведской делегации во главе с Гилленом было нужно отзывать заказ на 300 AMX-13.

Сборка корпуса KRV, 1956 год

Значительно лучше прошли переговоры с британцами: 2 мая 1953 года прибыли первые 6 Centurion Mk.3. Обошлись они, мягко говоря, недешево: любой танк стоил 576 000 шведских крон (39600 фунтов), а в полной комплектации цена выросла до 845 400 крон (позднее цену удалось мало уменьшить). Действительно, и французы были не дешевле — 700.000 крон за танк в полной комплектации.

Centurion Mk.3 приняли на вооружение как Strv 81, их закупили 80 штук, а всего шведы купили 350 британских танков различных модификаций. Так закончился 10-летний поиск нового шведского танка.

Но на этом работы над перспективным тяжелым танком не закончились.

Опытный образец KRV на протяжении сборки на Landsverk. На данной фотографии прекрасно видна конструкция ходовой части

Работы над «танкеткой» Landsverk закончил ближе к концу 1954 года. В соответствии с замыслам, к маю-июню 1956 года предполагалось выстроить два корпуса для опытных образцов. Практически «добро» дали на постройку одного, во многом вследствие того что работа Bofors над «проектом 6400» стала входить в тупик.

Дело в том, что 105-мм пушку посчитали чересчур не сильный для для того чтобы танка, а с снарядами для 150-мм пушки были неприятности. Помимо этого, в первой половине 50-ых годов XX века инженеры Bofors столкнулись с проблемами совокупности стабилизации.

Нельзя исключать, что еще на этом этапе программу тяжелого танка имели возможность закрыть, но имелась значительная обстоятельство продолжать работы. На том же шасси проектировалась самоходная установка, от которой никто не желал отказываться.

Мотор SFA F 12, лицензионная копия Continental AV-1790. Этот двигатель установили в KRV

Во второй половине 50-ых годов двадцатого века проект тяжелого танка взял обозначение, под которым он и вошел в историю — KRV, либо Kranvagn (автокран). От KATF машину курировал Берге, от Landsverk основной конструктор Бушеггер. Вместо американского мотора к тому времени было решено применять шведский двигатель SFA F 12 мощностью 810 лошадиных сил.

В отличие от танка, он еще в 1955 году существовал в металле и проходил опробования.

В этом ракурсе прекрасно видно, что днище корпуса KRV имело достаточно сложную форму

Во второй половине 50-ых годов XX века на Landsverk началась, наконец, сборка умелого шасси многострадального танка. Это первенствовал с декабря 1944 года танк, что это предприятие собирало «с нуля». Итоги неоднократных перепроектирований стали причиной тому, что боевая масса KRV достигла 45 тысячь киллограм. Но, на фоне 50-тонного Centurion Mk.3, именовавшегося наряду с этим средним танком, это робко.

Протяженность корпуса выросла до 6,75 метров, полная ширина составила 3,05 метров, а полная высота 2,66 метров.

Опытный образец KRV на протяжении первых заводских опробований

Но, при боевой массы и высоты это было скорее теорией, потому, что Bofors так и не закончила вооружения и изготовление башни. KRV строился в качестве шасси, на которое установили массо-габаритный макет башни. С позиций шасси, к слову, все было не так уж не хорошо. Машина имела весьма хорошее бронирование в лобовой части, достигавшее толщины 145 мм и имевшее рациональные углы наклона.

Как позднее продемонстрировали тесты, хорошо обстояли дела и с позиций динамических черт. Машина продемонстрировала большую скорость 60 км/ч, практически вдвое стремительнее, чем ездил Centurion.

KRV по окончании установки на него массогабаритного макета башни, осень 1957 года

В октябре 1957 года опытный образец KRV с номером 24 послали в Норрланд, на север Швеции. В том месте он совместно с умелым шасси для САУ AKV в полной мере удачно проходил опробования. Сейчас шведские армейские ломали голову, что с этим танком делать. В отличие от шасси, с башней дело очевидно не задалось.

Была кроме того мысль применять вместо 150-мм пушки оружие французского либо британского происхождения, но от данной идеи отказались.

Поднимался вопрос и об установке на шасси KRV башни от британского Centurion Mk.10. Таковой гибрид в полной мере был в праве на существование, потому, что по толщине брони британская башня в полной мере соответствовала спецификациям, да и пушка L7 была в полной мере хорошим оружием. Помимо этого, это решало проблему достаточно не сильный подвижности Centurion. Но и эту идею отвергли.

Во второй половине 50-ых годов двадцатого века Швеция начала закупки Centurion Mk.10. 110 этих танков служили в рядах шведской армии под обозначением Strv 101.

В таком виде танк проходил ходовые опробования

Не обращая внимания на столь печальный финал, KRV не стал полным провалом шведской танковой индустрии. В отличие от французского AMX 50B, вся польза которого по окончании завершения программы начала заключаться в привлечении визитёров танкового музея в Сомюре, шведский тяжелый танк еще послужил правдой и верой. Для начала, самоходная установка AKV 151, по окончании последовательности переделок, была принята на вооружение шведской армии как Bandkanon 1 и служила до 2003 года.

Переделанный KRV на протяжении опробований агрегатов Strv S

Значительно серьёзнее то, что опыт KRV Свен Берге применял и при разработке главного детища собственной жизни — Strv S. На модифицированном KRV отрабатывались технические ответы, помимо этого, отдельные элементы тяжелого танка пошли и на Strv S. Это, кстати, касается и пушки. Одним словом, единственный по-настоящему тяжелый шведский танк, вовсе не стал ненужной тратой средств и времени. Сейчас KRV находится в запасниках танкового музея Arsenalen, ждя того момента, в то время, когда музей расширит танк и экспозиционные площади будет доступен для визитёров.

Создатель высказывает громадную признательность Карлу Бломстеру (Karl Blomster), Швеция, за помощь в подготовке материала и предоставленные иллюстрации.

литература и Источники:

  • Материалы из архива Карла Бломстера
  • Tankett fm/49 AKV och на данный момент, Christer Baadstoe, PANSAR 2–2011
  • http://tanks.mod16.org
  • http://ftr.wot-news.com
  • http://ritastatusreport.blogspot.ru

Strv m/42-57 Alt A.2 — Первый шведский танк — Гайд

Темы которые будут Вам интересны: