Штурмовая альтернатива

15 апреля 1942 года произошло совещание пленума Артиллерийского Комитета ГАУ КА, посвящённое предстоящему формированию самоходной артиллерии. Выработанные по его итогам ответа стали главными при разработке главных советских самоходных артиллерийских установок (САУ) военного периода. Среди других на совещании были утверждены требования на тяжёлую самоходную установку, которая должна была стать заменой «истребителю ДОТов» 212.

САУ на базе КВ-7 начал проектировать коллектив КБ УЗТМ во главе с Л. И. Горлицким. К осени 1942 года проект У-18 готовься , но к тому моменту у автомобили показался соперник, кроме этого созданный в Свердловске.

Соперник с нижнего этажа

В феврале 1942 года артиллерийское производство на Уральском заводе тяжёлого машиностроения (УЗТМ) было передано эвакуированному в осеннюю пору 1941 года из подмосковного Калининграда (сейчас г. Королёв) в Свердловск заводу №8 министерства оружия (НКВ). Директором завода, как и до эвакуации, был Б. А. Фрадкин. Главным конструктором конструкторского бюро на новом месте прописали Ф. Ф. Петрова.

Новые разработки КБ завода №8 приобретали индекс «ЗИК», другими словами «завод им. Калинина». Первенцем новоиспечённого КБ стал проект 85-мм танковой пушки ЗИК-1 для установки на танки Т-34 и КВ-1. Под индексом ЗИК проектировались танковые и противотанковые пушки, артиллерия и гаубичная артиллерия РГК, и самоходные артиллерийские установки. Так оказалось, что ни один проект ЗИК так и не был принят на вооружение. Но сказать, что Петров и возглавляемый им коллектив трудились в стол, запрещено.

Наработки КБ завода №8, включая гаубицу Д-1, позднее были реализованы грамотным в осеннюю пору 1942 года КБ завода №9.

Штурмовая альтернатива

ЗИК-1, первая орудийная совокупность, созданная КБ завода №8 на новом месте

Ближе к лету 1942 года конструкторские бюро обоих фабрик начали прямую борьбу между собой. Особенную пикантность происходящему додавал тот факт, что КБ УЗТМ, возглавляемое Горлицким, и КБ завода №8, возглавляемое Петровым, размешалось, соответственно, на пятом и четвёртом этажах одного и того же строения заводоуправления УЗТМ. самая плотной была борьба между КБ по самоходным установкам.

И УЗТМ, и завод №8 трудились по широкому спектру самоходной артиллерии. В их разработке пребывали лёгкие, средние и тяжёлые САУ, и зенитные самоходные установки. В случае если КБ УЗТМ трудилось по заданию сверху, то коллектив Петрова часть работ проводил в инициативном порядке.

Был среди работ КБ завода №8 и проект установки 152-мм гаубицы-пушки МЛ-20 в корпусе штурмового танка КВ-7. В соответствии с документам, задание №5400072 на проектирование «установки качающейся части 152,4 мм гаубицы примера 1937 г. (МЛ-20) в танке КВ-7» было выдано Артиллерийским комитетом ГАУ КА 4 июня 1942 года.

Эта дата пара не согласуется с письмом главы Артиллерийского Комитета ГАУ КА генерала В. И. Хохлова в адрес главы профессора и Технического Совета Э. А. Сателя. Письмо это кроме этого датировано 4 июня 1942 года. В соответствии с этому письму, самоходная установка по состоянию на начало июня уже была в работе. Вместе с ней КБ завода №8 проектировало установки со 122-мм гаубицей М-30 и 122-мм гаубицей У-11 на базе танка Т-34, известные как ЗИК-11 и ЗИК-10.

Сроки завершения упомянутых проектов в то время установлены не были, и работа шла, что именуется, самотёком. Ввиду важности этих работ в письме было предложено установить сроком для завершения эскизных проектов 15 июня, а к 20 числу планировалось доставить их в Москву на утверждение. Но сроки эти соблюдены не были — реально документация на ЗИК-10 и ЗИК-11 была закончена в августе.

Эскиз самоходной установки ЗИК-20 из пояснительной записки к проекту

Что же касается тяжёлой САУ, взявшей заводское обозначение ЗИК-20, то работы по ней затянулись на ещё больший срок. В значительной мере виной этому стала попытка Главного артиллерийского управления (ГАУ) и Главного автобронетанкового управления (ГАБТУ) переложить на КБ завода №8 разработку столь желаемого ими истребителя ДОТов с орудием БР-2.

23 июня 1942 года помощник Министра Танковой Индустрии А. А. Горегляда написал письмо в адрес главы ГАУ КА генерала Н. Д. Яковлева. В нём предлагалось возложить на НКВ изготовление двух образцов 152-мм пушки примера 1937 года с повышением начальной скорости боеприпаса до 750–780 м/с за применения удлинения и счёт ствола дульного тормоза. Но, и Петров к срывам работ имеет самое прямое отношение, потому, что упомянутую совокупность создали в его КБ.

Инициатива, поддержанная сверху, сыграла с проектом злую шутку. Как уже упоминалось, КБ завода №8 трудилось по целому последовательности направлений, и в следствии оно выяснилось перегружено проектами. Неудивительно, что при таковой загруженности разработка ЗИК-20 существенно затянулась.

Более того, тема 152-мм истребителей ДОТов в июле 1942 года по большому счету провалилась сквозь землю из замыслов умелых работ ГАУ и ГАБТУ, возвратившись в них лишь к середине августа.

По следам КВ-7

В отличие от САУ У-18, переписка по которой фактически отсутствует, тема ЗИК-20 деятельно обсуждалась как в ГАУ, так и в ГАБТУ. Работы по тяжёлой самоходной установке управлял Т. А. Сандлер, основной конструктор завода №8 (до эвакуации трудился на заводе №8 главой ОТК). Потому, что индекс ЗИК-20 в данной переписке не упоминался, в последующем появилась путаница.

По документам Арткома ГАУ КА, датированным второй половиной 1943 года, проекты УЗТМ и завода №8 стали восприниматься как единое целое, и эта позиция отправилась в последующую переписку и в сводный отчёт УЗТМ. В следствии ЗИК-20 многие исследователи восприняли как У-18. Потому, что графические материалы по обеим САУ фактически отсутствовали, появилась ещё громадная путаница.

Продольный разрез ЗИК-20, сентябрь 1942 года

Отличием ЗИК-20 от соперника, разрабатывавшегося КБ УЗТМ, стало очень условное применение базы, упомянутой в тактико-технических требованиях. В Свердловске проектировали конкретно артиллерийскую установку, шасси же разрабатывало ЧКЗ. В качестве технического задания как база указывалась КВ-7, готовые корпуса которой и предполагалось применять.

Так поступили при с У-18, но у проектировщиков ЗИК-20 выяснилось иное вывод по этому вопросу.

Пояснительная записка к проекту ЗИК-20, и чертежи самоходной установки прибыли на рассмотрение в Артиллерийский комитет ГАУ КА 11 сентября 1942 года. В данной самой пояснительной записке очень увлекательными являются следующие строчки:

«Толщина стенок башни принималась в 75 мм. Так, в отечественном понимании, мы забрали за базу танк типа КВ-7, другими словами имея в виду не какой-то опытный образец его, а полагая, что каждый танк КВ с неподвижной башней имеется танк типа КВ-7».

Непременно, «неподвижная башня» новой автомобили чем-то напоминала КВ-7, но не более того. Спроектированная рубка самоходной установки была заметно дольше, всецело охватывая подбашенный погон, и на 17 сантиметров выше такой у КВ-7. отделение управления и Боевое отделение в ЗИК-20 становились единым целым. По сути, вместо установки МЛ-20 в корпусе КВ-7 КБ завода №8 предлагало новую самоходную установку на базе КВ-1.

Ввиду наличия у проекта совсем новой рубки, лежащие на складе завода №200 корпуса КВ-7 появились не у дел. Помимо этого, боевая масса ЗИК-20 превысила массу КВ-2, достигнув 53 тысячь киллограм. Наряду с этим в пояснительной записке оптимистично указывалось, что это всего на 4 тонны больше боевой массы КВ-1.

Складывается чувство, что коллектив КБ завода №8 был не в курсе, что из-за чрезмерной боевой массы КВ-1 уже в последних числах Августа 1942 года сняли с производства, заменив на КВ-1с.

Эта же машина сверху. Не обращая внимания на то, что если сравнивать с КВ-7 количество боевого отделения увеличился, для 6 человек машина тесновата

Всецело новая рубка была не единственной изюминкой ЗИК-20. Пушка-гаубица, которая и дала наименование всей установке, хоть и позиционировалась как минимально изменяемая если сравнивать с МЛ-20, но имела определённые нюансы в конструкции. В первую очередь, с неё снимался дульный тормоз, что с позиций самоходной совокупности являлось верным ответом.

Новой машине предстояло вести бой в условиях яркого соприкосновения с соперником, и дульный тормоз, поднимающий при стрельбе облако пыли, тут очевидно был лишним. Его снятие влекло за собой и другие трансформации совокупности. Переделке кроме этого должны были подвергнуться подъёмный и поворотный механизмы, требовалось и изъятие механизма переменного отката.

Мысль установки на САУ орудия МЛ-20 с минимальными переделками в следствии кроме этого отправилась в корзину.

Поперечный разрез ЗИК-20. Боеукладка, расположенная на полу, заметно снизила высоту боевого отделения

15 сентября проект ЗИК-20 был рассмотрен на заседании Технического Совета НКВ Альянса ССР. О проекте докладывал глава КБ завода №8 Ф. Ф. Петров. К его докладу прилагались объяснительная записка, расчёты и чертежи. Мысль с отказом от дульного тормоза, очень сильно демаскирующего САУ при стрельбе, была одобрена.

Не обращая внимания на то, что Петров ставил вопрос о введении телескопического прицела, по проекту, в отличие от У-18, он не был предусмотрен. Сама установка МЛ-20 на ЗИК-20, если сравнивать с У-18, была смещена вперёд, что угрожало повышением нагрузки на передние опорные катки.

Большое количество вопросов у участников заседания позвала компоновка боевого отделения. Если сравнивать с КВ-7, углы наклона бортов рубки была уменьшены, что, со своей стороны, снизило возможность рикошета при попадании снарядов. Не обращая внимания на то, что высота боевого отделения от пола до крыши составляла 1895 мм, расчёту предстояло трудиться в очень стеснённых условиях.

395 мм «съедала» двухрядная укладка снарядов на полу, которой, к тому же, было некомфортно пользоваться. Помимо этого, крепление укладок к бортам рубки увеличивало риск детонации боекомплекта при попадании по рубке вражеских снарядов. Сомнения позвало и ответ разместить бензобаки на протяжении бортов установки.

Появился и последовательность вопросов относительно эффективности вентиляции защиты установки и боевого отделения с кормы, где не было кроме того пистолетного порта (в отличие от У-18, где предусматривалась кормовая установка пулемёта ДТ).

Конструкция орудийной маски

Не обращая внимания на все перечисленные недочёты, и тот факт, что ЗИК-20 к КВ-7 не имела никакого отношения, проект завода №8 одобрили. В этом случае время явилось определяющим причиной. Не смотря на то, что САУ У-18 была более простой для изготовления, чем детище соперников, данный проект хоть и на пара дней, но опоздал.

Мечты о громадных пушках

В 20-х числах сентября 1942 года сопровождением работ по теме ЗИК-20 занялся ассистент главы 2-го отдела Арткома ГАУ КА инженер-майор П. Ф. Соломонов. Работа у него была непростой, потому, что ЗИК-20 проектировалась под КВ-1, а с сентября ЧКЗ перешёл на производство КВ-1с. В первую очередь Соломонов направился в Челябинск, где состоялись заседания с участием Котина и конструкторов умелого завода №100 министерства тяжёлой индустрии (НКТП).

По результатам заседаний было решено от идеи применения корпусов КВ-7 отказаться совсем. По заказу Арткомитета Завод №100 и ЧКЗ обязались изготовить шасси самохода, и произвести оборудования и монтаж системы боевого отделения. Для увязки работ по проектированию ЧКЗ отправлял на завод №8 двух конструкторов.

Так ЗИК-20 должна была смотреться по проекту

Прибыв в Свердловск, Соломонов разглядел чертежи проекта и дал конструкторам нужные указания по переделкам. 25 сентября были оформлены тактико-технические требования. В соответствии с им, боевая масса ЗИК-20 на шасси КВ-1с определялась в 45,5 тысячь киллограм.

По большей части, характеристики автомобили оставались на уровне эскизного проекта, но наряду с этим были учтены замечания, высказанные на протяжении утверждения ЗИК на заседании Технического Совета НКВ 15 сентября.

К 25 октября заводу поручалось доработать чертежи и изготовить древесный макет установки. Для изготовления древесного макета по личному распоряжению директора завода №8 Б. А. Фрадкина была выделена плотников и бригада модельщиков. Руководить работами по изготовлению макета прописали конструктора А. Г. Усенко.

Чтобы по проекту имелся нужный количество чертёжниц и конструкторов, были приняты меры по возвращению работников завода №8, занятых на лесозаготовках и уборке урожая.

Казалось, что затормозившаяся на 6 месяцев и провалившаяся сквозь землю из замысла умелых работ тема 152-мм САУ на базе КВ, наконец, сдвинулась с мёртвой точки. Не обращая внимания на то, что сейчас базой являлся уже не КВ-1, а КВ-1с, неспециализированная концепция самоходной установки не изменялась, и в сроки возможно было в полной мере уложиться. Представители ЧКЗ вправду выезжали на завод №8 и ознакомились с проектной документацией ЗИК-20, а работы по заданной теме близко подошли к практической стадии.

Но изготовление макета затянулось, а в самом финише октября случилось событие, серьёзно повлиявшее на целый движение работ.

В соответствии с распоряжению Госкомобороны (ГКО) №2457сс от 30 октября 1942 года, завод №8 НКВ был поделён на два предприятия. Первое из них, завод №8, обязали заниматься зенитным производством. Вторым предприятием стал завод №9, важный за танковые пушки и гаубичную артиллерию.

Директором нового завода стал Л. Р. Гонор, заводским парторгом прописали П. И. Малолетова, а главой КБ завода №9 – Ф. Ф. Петрова.

Древесный макет ЗИК-20, декабрь 1942 года

Разделение завода на два отрицательно сказалось на сроках изготовления полноразмерного макета рубки ЗИК-20, но отнюдь не на деятельности новообразованного КБ завода №9. Ещё в октябре, до разделения, под управлением Петрова была проделана громадная работа по проектированию многих артиллерийских совокупностей. Всего КБ завода №8 предложило 7 проектов, 6 из которых представляли собой буксируемые совокупности.

Главной идеей этих проектов было применение стволов более замечательных совокупностей на лафетах МЛ-20 и М-30. Как минимум 2 совокупности реализовали в металле, причём одна из них отправилась в серию как Д-1. В контексте данной статьи самый занимателен седьмой проект.

В числе буксируемых совокупностей находилась и установка на лафет МЛ-20 стволов от 152-мм пушки особенной мощности БР-2, и 203-мм гаубицы У-3. Обе совокупности при установке на новый лафет взяли массивные дульные тормозы.

В полной мере логичным ответом смотрелся перенос переделанного подобным образом ствола БР-2 в ЗИК-20, благо в том месте употреблялась качающаяся часть МЛ-20. В соответствии с проекту, в стволе наряду с этим требовалось переделать лишь литой казённик, а в тормозе отката, если сравнивать с «танковой» МЛ-20, изменялся лишь профиль веретена. В соответствии с расчётам, переделка ЗИК-20 под установку БР-2 увеличивала боевую массу до 48 тысячь киллограм. Но, у конструкторского бюро были другие мысли по поводу того, что возможно установить в ЗИК-20:

«Потому, что 152 мм пушка БР-2 имеет с 203-мм гаубицей неспециализированный лафет, люльку, затвор, противооткатные устройства, то наложение БР-2 на танковую люльку МЛ-20 открывает возможность, при необходимости, постановки на эту люльку с подобными переделками и ствола-моноблока 203-мм гаубицы Б-4 и, само собой разумеется, еще легче поставить в танк 203-мм гаубицу У-3».

Главным препятствием к осуществлению аналогичных проектов являлось то, что приоритетным направлением работ был однако главный вариант ЗИК-20. Но кроме того с его изготовлением у завода появилась масса неприятностей. В связи с реорганизацией завода проектирование ещё больше затянулось. Положение усугублялось тем, что на новом предприятии модельный цех отсутствовал совсем.

В итоге древесный макет ЗИК-20 в масштабе 1:1 готовься лишь к 15 декабря.

Таковой могла быть САУ ЗИК-20 с орудием БР-2. Машина проектировалась уже с расчётом на КВ-1с в качестве базы и с установкой командирской башенки

Ответом главы ГАУ КА генерала артиллерии Яковлева, наркома танковой индустрии Зальцмана и наркома оружия Устинова рассмотрение проектной документации и макета прописали на 3 января 1943 года. Происходило оно на территории ЧКЗ, и это было уже не просто заключение по макету, а соревнование с проектами, каковые представило КБ Кировского завода. По результатам сравнения челябинская машина, взявшая заводское обозначение КВ-14, была лучше и несложнее свердловской.

Её история заслуживает отдельного повествования.

Создатель благодарит Сергея Агеева (г. Екатеринбург) за помощь в подготовке данного материала.

Источники:

  • ЦАМО РФ
  • Архив автора
  • Архив Сергея Агеева

Лучшая альтернатива Кс го На андроид. FWD assault

Темы которые будут Вам интересны: