«Серия е»: танк, так и не ставший основным

Производство германских танков PzKpfw V «Пантера», начавшееся в январе 1943 года, продемонстрировало, что германским конструкторам удалось создать хороший танк – быть может, лучший за всю Вторую мировую войну (потом – ВМВ). Но у этого танка был значительный недочёт – низкая технологичность и, следовательно, большая цена.

Не смотря на то, что «Пантера» и была более чем на 12 тысячь киллограм тяжелее, чем Т-34-85, германские конструкторы вычисляли ее средним танком и сравнивали как раз с данной советской машиной (быть может, ещё и вследствие того что многие реализованные в «Пантере» конструктивные ответы были подсмотрены германскими инженерами у «русских» при изучении трофейных «тридцатьчетвёрок»). По советской же классификации «Пантеры» попадали в разряд тяжёлых танков.

При возможностях СССР производить до 1200-1300 единиц Т-34/Т-34-85 в месяц (показатели 1943-44 годов) германская индустрия на пике собственной возможности имела возможность произвести лишь 400 «Пантер» за тот же период. В случае если прибавить к этому количеству 250 единиц PzKpfw IV, собираемых каждый месяц, получалось, что Третий Рейх вдвое проигрывал СССР по выпуску средних танков. Помимо этого, практика продемонстрировала, что «Пантеры» имеют ненадёжную ходовую часть.

Дабы исправить обстановку, управление Управления по оружиям германской армии (Heereswaffenamt, потом – Управление), в частности моторизации и Департамента конструкторская служба бронетехники (Waffenprufamt 6, потом – Департамент), озаботилась вопросом унификации германских танков и увеличения их технологичности. Начальником Департамента был гениальный инженер, организатор и изобретатель Генрих Эрнст Книпкамп.

К концу войны у него уже было около пятидесяти запатентованных изобретений в сфере конструирования гусеничных автомобилей. Книпкамп создал концепцию предстоящего развития танковой индустрии Германии, воплощением которой в судьбу должна была заняться созданная им инициативная исследовательская несколько. К работе в ней привлекались инженеры-конструкторы многих германских фирм, работа которых была тесно связана с деятельностью Управления.

Хоть она и не была полностью реализована, дойдя, в лучшем случае, до стадии создания корпусов либо шасси прототипов, её заслуженно вычисляют венцом германской технической мысли периода Фашисткой германии.

«Серия е»: танк, так и не ставший основным

Строение, в котором размещалось Управление оружий, Берлин

Источник — wikipedia.org

Концепция заключалась в создании серии полностью новых танков, подробности и узлы которых были бы максимально технологичны и унифицированы (взаимозаменяемы). Чтобы не срывать замыслы регулярных поставок бронетанковой техники Вермахту, к созданию новых танков старались завлекать конструкторов компаний, не задействованных в их поточном производстве.

3D-модель танка Е-50

Источник — market4game.ru

Танк PzKpfw V «Пантера» Ausf. G, и пребывавшие в разработке его модификации Ausf. F и «Пантера II» должны были быть заменены средним (по германской классификации) танком Е-50. Его индекс происходил от заглавия всей серии, предложенной Книпкампом (нем.

Entwicklung – «развитие, разработка»), и от его нижнего предела веса в 50 тысячь киллограм.

Заказ на разработку проектной документации и прототипов танка взяли сходу две компании: Daimler-Benz (Штутгарт) и MAN (Аугсбург/Нюрнберг). Их автомобили должны были соперничать между собой, в следствии чего управление смогло бы выбрать самая удачную из двух автомобилей, на которой возможно было бы реализовать занимательные конструкторские ответы «проигравшего» танка.

Один из первых серийных вариантов башни Schmalturm с установленной в ней 75-мм пушкой, 1944 год

Источник — super-arsenal.ru

В Штутгарте решили установить на будущий танк башню совместной разработки компаний Daimler-Benz и Skoda (Чехия), носившую наименование Schmalturm (нем. – «узкая башня») и изначально предназначавшуюся для танков «Пантера» Ausf. F и «Пантера II». Но от предстоящей создания этих автомобилей отказались в силу их низкой технологичности, и в Управлении рассчитывали заменить их более перспективным танком Е-50.

В качестве силовой установки на Daimler-Benz внесли предложение применять дизельный двигатель Daimler-Benz MB 507 мощностью 850 л.с. (сказывалось влияние советских танков, у подавляющего числа которых в качестве силовой установки употреблялись дизели). Помимо этого, они полностью позаимствовали у Т-34 идею компоновки танка – размещение двигателя и трансмиссии в кормовом моторно-трансмиссионном отсеке, угол наклона плит, сдвиг башни и широкие катки ближе к лобовой части танка. Оказавшийся проект сильно напоминал созданный ранее танк VK3002 (DB).

Башня Schmalturm с результатами полигонных обстрелов на броне в экспозиции

Бовингтонского танкового музея (Англия)

Источник — com-central.net

Разработка Е-50 компании MAN была менее успешной, чем у их соперников из Штутгарта. В Аугсбурге решили установить на собственный вариант нового танка башню проекта компании Rheinmetall-Borsig, которую она разрабатывала для PzKpfw VI «Тигр» компании Henschel-Werke под 75-мм танковую пушку. Машина оказалась перетяжелённой, через чур габаритной, неэкономной и нетехнологичной.

При опробованиях изготовленного прототипа стало известно, что при передаче вращательного момента на трансмиссию танка теряется большая часть мощности двигателя – а также, и по данной причине в ходе опробований двигатель перегревался, почему возрастала пожароопасность автомобили. На протяжении опробований танк всегда ломался, и в следствии проект не был принят, а компания была отстранена от участия в конкурсе.

Прототип Е-50 разработки компании MAN, 1944 год

Источник — valka.cz

Для предстоящей работы было решено создать сводную конструкторскую группу, в которой приняли бы участие конструкторы обеих конструкторской службы и компаний Управления оружий. Работы над Е-50 начались достаточно поздно – в первой половине 40-ых годов XX века. В ходе разработки танка конструкторы отталкивались от компоновки «Пантеры» – у Е-50, равно как и у PzKpfw V, трансмиссию традиционно для германских танков разместили в отделении управления (спереди), двигатель – в моторном отделении (позади), а боевое отделение – посередине.

Было решено применять башню проекта компании Daimler-Benz, поскольку она была технологичнее башни, устанавливавшейся на серийной «Пантере» Ausf.G, и наряду с этим дешевле ее на 30%. Помимо этого, передний бронелист башни был толще (180 против 110 мм), и наряду с этим Schmalturm весила на 100 кг меньше – 7,5 тонны. Башня давала лучший обзор экипажу, имела возможность стремительнее поворачиваться и была снабжена громадным числом устройств наблюдения за полем боя.

В заднем бронелисте башни был сделан люк для эвакуации экипажа, изготавливавшийся из этого же бронелиста, что было принципиально важно с позиций экономии металла. Через данный же люк проводился демонтаж орудия при его ремонте и загрузка в танк снарядов. Рядом с ним размешалась амбразура для ведения огня из стрелкового оружия.

Башня Schmalturm из Бовингтонского танкового музея. Прекрасно видно отверстие заднего люка

и стрелковая амбразура

Источник — c1.staticflickr.com

Командирская башенка была смещена влево, имела низкий силуэт и по конструкции полностью повторяла башенку «Пантеры II», (отличие пребывало в том, что люк у Е-50 должен был раскрываться вверх, а не сдвигаться в сторону, как у «Пантеры II»).

В новой башне возможно было установить не только 75-м пушку KwK 44, под которую, фактически, эта башня изначально и разрабатывалась, но и 88-мм KwK 43 L/71, устанавливавшуюся на «Королевские Тигры», либо 88-мм KwK 44/2 L/71 – орудие, разрабатывавшееся специально для Е-50. Изюминкой башни был громадной вынос орудия, почему большое место в неё оставалось свободным.

На Е-50 планировалось применять менее долгие снаряды с громадным диаметром гильзы, исходя из этого каморы в казённиках орудий прототипов должны были растачиваться под унитарные патроны особой формы. Небольшой размер башни заставил конструкторов разместить в корпуса целый боезапас танка (84 боеприпаса).

Е-50, вид сверху

Источник — panzerw.narod.ru

Прорабатывался вопрос установки на орудие стабилизатора, что разрешило бы танкистам вести пламя с хода. Рассматривался полуавтоматический вариант заряжания пушки кассетами на 4 боеприпаса, что разрешило бы существенно расширить скорострельность танка, но было ли такое ответ реализовано на практике, точно неизвестно.

Кроме главного орудия, на танке устанавливался один курсовой 7,92-мм пулемет MG42. Помимо этого, экипаж вооружался одним либо двумя автоматами МР43 либо StG44, хранившимися в укладке. Вторым противопехотным оружием была гранатомётная мортирка Nahverteidigungswaffe (нем. – «оружие ближней обороны»), которая монтировалась в крыше башни с правой стороны. Выстреливание противопехотной гранаты из мортирки производилось сигнальным пистолетом (ракетницей), кроме этого хранившейся в укладке.

Граната взлетала на высоту 3 метра, где взрывалась, усеивая периметр танка осколками.

Экипаж танка, как и у «Пантеры», должен был складываться из пяти человек – начальника, механика-водителя, радиста, наводчика и заряжающего. Механик-радист и водитель должны были пребывать спереди, в отделении управления (шофер – в левой, а радист – в правой его части), а начальник, наводчик и заряжающий – в боевом отделении в башне.

Гранатомётная мортирка Nahverteidigungswaffe, смонтированная в башне танка «Пантера».

Источник — httppanzerfrontbis.narod.ru

Особенное внимание уделялось подвеске танка, поскольку употреблявшиеся на «Пантерах» двойные торсионы были весьма нетехнологичными. Совокупность подвески, довольно часто именуемую как «негромкий блок», создал конструктор врач Лёр из компании MAN. Её применили на всех танках «Серии Е» тяжелее Е-50.

Она представляла собой два сдвоенных в тележки опорных катка диаметром 800 мм (такие же катки употреблялись на «Королевском ІІ» Тигре «и Пантере), соединенные в неспециализированный блок и закрепленные на подпружиненных рычагах. В качестве упругих элементов употреблялись пружины с внутренним амортизатором, собранные из шайб Бельвилля и смонтированные в цилиндрические кожухи, расположенные параллельно дну автомобили.

Таковой метод подвески, не обращая внимания на функциональность и свою технологичность, так нигде в серию и не отправился. Катки размещались по различные стороны однодгребневого трака. Особые подшипники-распорки разрешали поменять положение колеса относительно гребня трака при однообразной длине валов.

Это решение увеличивало валов и технологичность изготовления, и катков, и разрешило уменьшить количество опорных катков до шести (у «Пантеры» их было 8) – сейчас в корпусе танка было нужно сделать всего шесть отверстий вместо шестнадцати. В собранном виде эта подвеска стала называться стандартизированной (нем. – Einheitslaufwerk). Она была дешевле и легче торсионной, занимала меньше внутреннего пространства в танке и разрешала сделать в днище эвакуационный люк.

Если сравнивать с «Пантерой», такая подвеска была на 50% дешевле благодаря экономии в стоимости инструментов и материалов, на 40% легче и давала экономию затрат рабочего времени в 60%. Планировалось, что танк будет переднеприводным, не смотря на то, что последовательность авторов говорит, что по некоторым проектам трансмиссию у Е-50 должны были разместить в кормовом отделении, и он должен был стать заднеприводным. Для установки предназначалась 2-ступенчатая механическая коробка передач с 8-ю скоростями вперед и 4-мя назад, и бортовыми фрикционами и главным.

Размещение катков на танках Е-50 (сверху) и Е-75 (снизу)

Источник — topwar.ru

Двигатель на Е-50 планировалось установить более замечательный, чем на «Пантеру» – модернизированный вариант Maybach HL230-HL234 мощностью 900 л.с. При работе в режиме форсажа мощность должна была возрастать до 1000-1200 л.с. В конструкции данной силовой установки был реализован принцип прямого впрыска горючего. При таком двигателе большая скорость автомобили должна была составлять 60 км/ч.

До конца войны новый двигатель успел пройти лишь стендовое тестирование, а опробования его в поле совершить опоздали. В возможности германские конструкторы рассчитывали перейти на силовую установку Maybach HL295 мощностью 1000 л.с., но в первой половине 40-ых годов XX века она еще пребывала в разработке.

Бензиновый двигатель Maybach HL295 мощностью 1000 л.с., планировавшийся к установке на танк Е-50

Источник — fahrzeuge-der-wehrmacht.de

Бронирование верхней лобовой подробности планировалось на уровне 150 мм, нижней – 120 мм. кормы брони корпуса и Толщина бортов должна была достигать 80 мм, крыши – 40 мм, днища – 25-40 мм. Корпус Е-50 полностью копировал форму корпуса «Королевского Тигра» – была только уменьшена толщина брони и увеличен наклон лобовых бронеплит.

Корпус параллельно разрабатывавшегося танка Е-75, что должен был заменить «Королевский Тигр», в рамках концепции Entwicklung планировалось изготавливать фактически аналогичным корпусу Е-50. Он должен был нести более замечательнее бронирование, а потому его дополнительный вес должны были компенсировать две дополнительные тележки подвески – по одной с каждой стороны. Вследствие этого тележки на Е-50 проектировались более расставленными.

Неспециализированная протяженность гусениц у Е-50 и Е-75 кроме этого планировалась однообразной, а всё внутреннее оборудование обоих танков максимально унифицировалось.

Танки Е-50 (сверху) и Е-75 (снизу)

Источник — nast-sonderfahrzeuge.de

На танки Е-50 и Е-75 планировалось устанавливать устройства ночного видения FG 1250, каковые прекрасно зарекомендовали себя на стандартных «Пантерах». Для большого повышения действенного действия танков, оборудованных такими устройствами, в ночных битвах они должны были употребляться совместно с бронемашинами SdKfz.251/20 «Uhu» (нем. – «сова») либо бронетранспортёрами Sd. Kfz. 251/20 «Falke» (нем. – «сокол»), оснащёнными 600-мм инфракрасными прожекторами «АА».

При таких условиях, ночью танки имели возможность бы отслеживать цели на расстоянии до 800 м, а вести прицельный пламя – на дистанции до 400 м. Размещение топливных баков, вентиляторов и радиаторов у Е-50 было такое же, как и у «Тигра II».

БТР Sd. Kfz. 251/20 «Falke» с 600-мм инфракрасным прожектором

Источник — super-arsenal.ru

Танк Е-50 должен был стать главным средним танком Вермахта, всецело заменив собой PzKpfw IV и PzKpfw V «Пантера». Неповрежденные шасси «Пантер» в возможности собирались использовать для производства разных САУ. После этого, по выбывания и меря износа ветхих шасси, для данной цели кроме этого планировалось применять шасси танков Е-50.

Планировалось создать 128-мм противотанковую САУ с длиной ствола в 100 калибров, орудие которой предполагалось разместить в закрытой рубке. Кроме этого рассматривалась возможность установки на корпусе Е-50 башни Флакпанцер V «Кёлиан» концерна Rheinmetall AG с двумя спаренными 37-мм автоматическими пушками FlaK 43 L/89, в следствии чего показался бы новый вариант зенитной самоходной установки. Предполагалось и создание бронированной реактивной установки залпового огня с применением шасси Е-50 и «Пантер».

Модель танка Е-50 в зенитном выполнении с башней концерна Rheinmetall AG «Кёлиан»

под две спаренные 37-мм автоматические пушки FlaK 43 L/89

Источник — super-arsenal.ru

Но всему этому нагромождению проектов и планов не суждено было сбыться. Конструкция танка Е-50 была полностью проработана, но приступить кроме того к созданию прототипа немцы уже не успевали. Многие профильные фирмы были уничтожены массированными бомбардировками союзников, а остальные фабрики не успевали делать текущие армейские заказы.

Наконец, война закончилась, и разработки германских конструкторов появились в руках их европейских визави. А скоро бывшие неприятели стали союзниками по блоку НАТО и начали совместно создавать новую бронированную технику.

Самоходные установки Panzerjager Е-50 (сверху) и Panzerjager Е-75 (снизу)

Источник — ru-armor.livejournal.com

Так, французские конструкторы почерпнули у германских сотрудников множество новых идей. Новая военная теория потребовала создания современных тяжёлых танков, но французская инженерная идея очень сильно отставала в данной сфере. Выпущенный во второй половине 40-ых годов XX века маленькой серией танк ARL 44, созданный на базе танка Char B1-bis, устаревшего ещё до начала Второй мировой, не шёл ни в какое сравнение с современным ему советским Т-54.

Исходя из этого при разработке экспериментального танка АМХ-50 французы деятельно использовали «подсмотренные» германские наработки по PzKpfw V «Пантера», PzKpfw VI «Королевский Тигр» и Е-50. Так, от танка Е-50 французы забрали созданный под него 1000-сильный двигатель Maybach HL295. Была изготовлена умелая партия в 10 единиц АМХ-50, но после этого от них отказались в пользу более перспективного танка АМХ-30, что и стал главным боевым танком армии Франции на период с 1966 по 1986 год.

Девять АМХ-50 пошли на переплавку, а одна машина экспонируется в танковом музее в Сомюре.

Французский умелый тяжёлый танк AMX-50

Источник — ru-armor.livejournal.com

Сандомирский плацдарм. Истребители \

Темы которые будут Вам интересны: