Семиологический хоррор: понтипул (2008)

Семиологический хоррор: понтипул (2008)

Сюжет несложен. Мелкий город Понтипул охвачен паникой — людей поражает вирус и превращает их в зомби. Вирус передается через язык, через их значения и слова. Как бороться с таким вирусом? Молчать? Но это спасет лишь тебя, а не вторых. Говорить на зарубежном языке? Если ты его знаешь.

Главный герой находит второй метод — лишить слова их привычного значения и перекодировать их смыслы.

Итак, главным монстром в этом фильме есть язык. Вернее, означаемое. Подобно тому, как в фильме Чужой чудовище поселяется в человека и после этого вырывается наружу через его тело, означаемое поселяется в означающем, суть — в слове, и потому, что мышление и язык сущность одно да и то же, означаемое вселяется в сознание и превращает человека в ходячего мертвеца.

Возможно растолковать это по-несложному: все слова, каковые мы используем, имеют суть, придуманный не нами; следовательно отечественные слова одержимы чужими смыслами; следовательно отечественное сознание одержимо чужим сознанием (идеологией, мифами).

Возможно выразить ту же идея сложнее? словами французского семиолога Ролана Барта, визуализацией теории которого и есть этот фильм:

Миф — это язык, не желающий умирать; питаясь чужими смыслами, он благодаря им незаметно продлевает собственную ущербную судьбу…он превращает их в ходячие трупы.

В самом фильме эта мысль формулируется ужасным закадровым рефреном: Signifier is a liar (означающее — это лжец).

В конце фильма главный герой — ведущий радио-программы — находит метод борьбы с языковым зомби-вирусом. Он переворачивает значения слов: Убить — значит целовать; небо — это человек; приятели — это глаголы. По сути, он превращает простые слова в поэтические. И это снова же иллюстрация идей Ролана Барта:

Существует еще один язык, что приложив все возможные усилия противится мифу,- это язык отечественной поэзии.

На уровне содержания фильм говорит об одержимости означающего означаемым и освобождении от нее посредством поэзии. Как сказать о том, о чем нельзя говорить? Посредством поэтического языка.

На уровне формы то же самое происходит в фильме с изображением: нам показывают то, что нереально продемонстрировать. Мы не видим зомби практически до самого финиша. Все воздействие происходит в радио-студии, в которую поступают сообщения от различных людей.

Мы не видим кошмар, а слышим его. График эквалайзера ритмично монтируется с большими замыслами ведущих радио-студии: обращение делается еще одним персонажем. Мы только слышим о происходящем, нам его не показывают.

Вернее, нам его показывает не режиссер, а отечественное воображение (конечно же, управляемое режиссером, подобно тому, как означаемое руководит означающим,- такая вот режиссерская ирония). В каком-то смысле целый фильм — это оммаж хорошим радио-передачам в жанре хоррор, каковые были популярны в Соединенных Штатах в 30е-40е годы прошлого века и неспешно сошли на нет, уступив место кинематографу и телевидению.

Странновато. Местами скучно. Быть может, через чур метафорично и философично. Постструктрализм и все такое. Но и мысль, и метод ее выражения весьма увлекательны.

Ну и, как заявлено в заглавии, возможно сказать о рождении нового поджанра — семиологического либо лингвистического хоррора.

Pontypool Trailer (HD)

Темы которые будут Вам интересны: