Сау капитана беккера

Битва за Ленинград была настоящим полигоном для опробования нового оружия. С cередины 1941 года до лета 1944-го тут на полях сражений виделось всё самое новое и необыкновенное, что лишь успевали создавать по обе стороны линии фронта. Особенно необычным было найти под Ленинградом разную военную технику, поскольку условия местности в этих местах совсем не помогали успешному применению танков и самоходных орудий.

Одними из самых необыкновенных образцов оружия, использовавшихся под Ленинградом, были германские 105-мм САУ G.Pz. Mk. VI (e) на базе британских лёгких танков.

Английский лёгкий танк плюс германская гаубица

История создания этих необычных САУ хорошо изложена в ряде работ на британском и германском языках. Кратко стоит напомнить, что летом 1940 года, по окончании разгрома Франции, немцы захватили множество трофеев. Среди них было довольно много военной техники.

На шасси одного из захваченных образцов, в частности – британского лёгкого (по советской классификации — малого) танка Мк. VI, установили германскую 105-мм полевую гаубицу обр. 16.

Автором этого проекта был капитан Беккер, начальник 12-й батареи 227-го артполка 227-й пехотной дивизии.

Сау капитана беккера

В следствии оказалось легкобронированная машина с бронированной рубкой. Рубка была открыта сверху и частично позади. Экипаж автомобили складывался из 4 человек. Толщина лобовой брони составляла 22 мм, а бортовой – 15 мм. Сама установка оказалась достаточно компактной, в особенности в случае если учитывать калибр орудия. Протяженность автомобили не превышала 4 м, а высота составляла 2 м. Масса автомобили по окончании установки рубки с орудием не превысила 6,5 тысячь киллограм.

Самоходное орудие с двигателем мощностью 88 лошадиных сил выяснилось талантливым развивать достаточно высокую скорость — до 40–50 км/ч по дороге.

Большая дальность стрельбы импровизированной самоходки составила 9200 м. Громадным плюсом было то, что это орудие имело возможность применять снаряды для главного оружия артиллерийских полков пехотных дивизий, 105-мм полевых гаубиц обр. 18.

В такие самоходные гаубицы было переоборудовано шесть танков. Их опробования были успешными — оставалось проверить их в сражении. Из имевшихся орудий организовали сверхштатную 15-ю батарею артполка 227-й дивизии. В батарее было три огневых взвода по две автомобили в каждом. Боевая деятельность батареи обеспечивалась автомобилями для подвозки боекомплекта.

Нужно заявить, что в документах эта батарея время от времени именовалась «штурмовой». И не смотря на то, что использование таких легкобронированных орудий в качестве «штурмовых» было неправильным, их боевая деятельность была очень разнообразной и насыщенной.

Боевое использование в первой половине 40-ых годов двадцатого века

Некое время 227-я дивизия пребывала во Франции, но в осеннюю пору 1941 года Группе армий «Север» безотлагательно потребовались резервы. Исходя из этого дивизию перебросили на северо-запад СССР, где она была включёна в состав 1-го военного корпуса. Полем боя для 227-й дивизии были леса южного Приладожья, где она поменяла части 39-го механизированного корпуса.

Практически сходу подразделения дивизии появились в самом центре битв. Войска советской 54-й армии отчаянно пробовали прорвать блокаду. Одновременно с этим германское руководство запланировало наступление на Волховстрой.

Пока же 227-я дивизия пребывала в обороне.

С 15 октября 1941 года 15-я батарея повзводно заняла позиции на трёх танкоопасных направлениях. Пара дней состоялись в перестрелках. Немцы подготавливались к наступлению, и два взвода батареи передали соседней 254-й пехотной дивизии.

Возвратились они обратно лишь по окончании того, как 20 октября началось наступление 54-й армии.

В течение 23–24 октября самоходные гаубицы деятельно принимали участие в битвах, выпустив больше двухсот снарядов. Их кроме этого пробовали применять как орудия для сопровождения пехоты. В следствии батарея понесла первые утраты: четыре человека, среди которых был сам Беккер, были ранены.

15 ноября самоходные гаубицы снова постарались применять в качестве штурмовых орудий. Они сопровождали гусеницами и огнём пехоту 223-й дивизии на протяжении её неудачного наступления. Тогда батарея утратила трёх человек убитыми, одно орудие осталось на нейтральной полосе.

Лишь через три дня его достали обратно. Таким был боевой опыт второго и третьего взводов батареи. Наряду с этим орудия продемонстрировали себя в полной мере надёжными, а конструкция автомобили была достаточно успешной.

Самым деятельно действовавшим взводом батареи был первый. С конца октября он поддерживал действия 11-й пехотной дивизии на протяжении её наступления от Погостья к Волхову. Орудия взвода всегда действовали совместно с пехотой. Дело доходило до применения ручных гранат и личного стрелкового оружия экипажей.

11 ноября взвод вёл бой с советскими танками у деревни Хотовская горка. В этом бою одна из автомобилей взяла 16 попаданий, но ни один боеприпас так и не пробил брони. Данный эпизод подтверждается и советскими источниками.

Обороняли деревню части 3-й гвардейской стрелковой дивизии. Советскую пехоту поддерживали пара танков Т-40 из 122-й танковой бригады. Вооружённые крупнокалиберными пулемётами, они были бессильны против кроме того довольно лёгкой брони германских САУ капитана Беккера. Утраты 122-й танковой бригады составили два танка. Стоит подчернуть, что битвы шли достаточно ожесточённые.

Германский марш к городу Волхов не был лёгкой прогулкой. За это время во взводе сменилось пара начальников. Как минимум, одно орудие получило тяжёлые повреждения по окончании подрыва на мине.

В итоге 54-я армия однако остановила немцев на окраине Волхова, а в декабре отбросила обратно, на исходные позиции. За практически месяц битв 15-я батарея успела выпустить до 1300 снарядов, либо более 200 на одно орудие. Оценка автомобили по окончании битв была высокой.

Отмечались хорошая устойчивость при стрельбе, высокая проходимость и надёжность.

В битвах 1942 года

Боевой путь батареи на этом не закончился. Зимний период и весной 1942 года подразделения 227-й пехотной дивизии принимали участие в битвах у Погостья. Среди них были и орудия 15-й батареи — самоходные гаубицы поддерживали пехоту 269-й пехотной дивизии.

16 февраля орудия батареи принимали участие в отражении наступления 54-й армии. В данный сутки германские самоходки столкнулись с танками КВ из 124-й танковой бригады. В последовавшей схватке немцы утратили три автомобили.

Стало известно, что бронебойные боеприпасы 105-мм гаубиц бессильны против не легко бронированных советских танков.

Оставшиеся в строю самоходки ещё больше месяца вести войну в болотах и лесах у Погостья. Особенно нужными для соперника они появились в марте. Их бронирование серьёзно увеличивало самой машины и шансы экипажа сохраниться под огнём стрелкового оружия, а со средствами ПТО в частях советской 54-й армии дела обстояли не имеет значение.

Исходя из этого тут обычно орудия 15-й батареи делали задачи, характерные «обычной» штурмовой артиллерии и танкам.

К примеру, они сопровождали германскую пехоту, в то время, когда та двигалась на протяжении лесных дорог. Их огневая мощь была достаточной, дабы расстрелять помочь и пулемётную точку отбить неожиданную атаку. По германским данным, 17 марта орудиям 15-й батареи кроме того удалось расстрелять колонну советской пехоты на марше.

Не смотря на то, что по имеющимся советским документам таковой факт подтвердить не получается, в хаосе лесного боя что-то подобное в полной мере имело возможность случиться.

САУ 15-й батареи были хорошим подспорьем для немцев, в то время, когда нужно было выводить пехоту из кольца окружения. По окончании очень напряжённых и боёв не на жизнь а насмерть в марте 1942 года в батарее осталось только две боеспособные автомобили.

Не обращая внимания на попытки ремонта повреждённой техники, к 27 августа, в то время, когда началось наступление армий Волховского фронта на протяжении Синявинской операции, 15-я батарея так и оставалась всего лишь с двумя боеспособными самоходками. Эти автомобили успели поучаствовать в некоторых серьёзных событиях Первого сражения на Ладожском озере.

Одна из оставшихся САУ употреблялась чтобы пробить коридор к полуокружённому 366-му пехотному полку М. Венглера. На лесной дороге она была казнена советскими расчётами ПТР. Вторую самоходку послали закрывать одну из главных дорог снабжения, в то время, когда появилась опасность, что её перережут войска 4-го гвардейского стрелкового корпуса Волховского фронта.

В том месте германская машина была подбита танкистами 98-й танковой бригады.

В итоге по окончании осеннего сражения на Синявинских болотах 15-я батарея осталась без матчасти. Но, батарея числилась в штате 227-й пехотной дивизии и на протяжении операции «Искра». Но о каких-то активных действиях её орудий сведений в документах дивизии больше не видится.

Так, участок военных действий под Ленинградом стал полигоном для опробований достаточно необыкновенной техники – 105-мм гаубицы на базе лёгкого танка. направляться признать, что её конструкция в целом была достаточно успешной и позвала на удивление мало нареканий. Опыт, полученный немцами при её эксплуатации, был учтён при разработке вторых образцов самоходных орудий.

литература и Источники:

  • Документы 227-й пехотной дивизии NARA. T. 315. R 1702, R. 1704.
  • Документы 269-й пехотной дивизии NARA T. 315. R. 1862
  • Spielberger W. J. Beute-Kraftfahrzeuge und Panzer der deutschen Wehrmacht. Stuttgart, 1992.
  • Jentz T. L. Artillerie Selbstfahlafetten. 15 cm s.I.G. auf Pz.Kpfw. I (ohne Aufbau) to Karl-Geraet (54 cm) // Panzer tracts No. 10.

Animator vs. Animation IV (original)

Темы которые будут Вам интересны: