Самый первый ис-7

Тяжёлый танк ИС-7 достаточно прекрасно известен любителям бронетанковой техники. Сочетавший в себе внушительное бронирование, двигатель и мощную пушку, разгонявший практически 70-тонную машину до 60 км/ч, данный танк был самые совершенным в собственном классе. В это же время, под индексом «ИС-7» в различное время существовало, ни большое количество ни мало, семь автомобилей, причём сходу три из них носили наименование «Объект 260».

Начало истории разработки данной автомобили во многом покрыто мраком, чему содействовали условия секретности, созданные в КБ завода №100. Благодаря найденным сейчас архивным материалам стало возмможно осознать, как как раз развивалась конструкция ИС-7 (тогда ещё — Объекта 257) в начальный период проектирования.

Борьба между соседями

Появление на фронте летом 1943 года новых германских боевых автомобилей, в первую очередь истребителя танков Ferdinand, внесло важные коррективы в работу создателей советских тяжёлых танков. В ноябре 1943 Основное бронетанковое управление Красной армии (ГБТУ КА) организовало тактико-технические требования, каковые выяснили боевую массу перспективного тяжёлого танка в 55 тысячь киллограм.

Но, советские танкостроители не пошли по пути очевидного повышения толщины бронирования, как довольно часто делали их зарубежные сотрудники. В один момент начались работы по определению самая рациональной формы для башни и корпуса, что разрешило бы существенно поднять снарядостойскость при минимальном повышении толщины брони.

Самый первый ис-7

Начало работ над перспективным тяжёлым танком приблизительно совпало по времени с началом прямой борьбы между конструкторским бюро СКБ-2 Кировского завода (ЧКЗ) под управлением Н. Л. Духова и коллективом умелого завода №100 под управлением Ж. Я. Котина. В чём-то эта борьба напоминала то, что происходило в 1938–40 годах между Кировским заводом (г. Ленинград) и умелым заводом №185.

Сейчас твёрдая борьба развернулась кроме того не в пределах одного города, а на территории одного предприятия. Выделенный в марте 1942 года из ЧКЗ завод №100 занимался умелыми разработками и перенял от Кировского завода 200-е индексы для собственных изделий (233, 237 и т.д). СКБ-2 ЧКЗ начало использовать 700-е индексы, к примеру, первый танк, что начало разрабатывать это КБ, имел индекс 701 (Объект 701).

Этот танк и должен был стать перспективной заменой ИС-2 (объекта 240).

В это же время, коллектив завода №100, вместо того дабы трудиться над модернизацией ИС-2, весной 1944 года начал разработку собственного перспективного танка, позднее взявшего индекс ИС-6. Эта машина разрабатывалась в плотном сотрудничестве с НИИ-48, что именно и продвигал концепцию применения брони с рациональными углами наклона бронелистов. Дабы информация по ИС-6 не «всплыла» раньше времени, работы шли в режиме строгой секретности.

На заводе для них выделили особую помещение, куда пускали лишь отдельных сотрудников КБ (Шашмурина, Нейдмана, Турчанинова, Мицкевича и других) и самого Котина. Наряду с этим в том направлении не пускали, к примеру, старшего военпреда завода №100 Вовка, что в апреле 1944 года поднял шум по этому поводу.

Проект ИС-6 (Объект 252) с переработанным башней и корпусом, датирован финишем ноября 1944 года. Именно он лёг в базу будущего Объекта 257

Технический проект ИС-6, представленный в первых числах Июня 1944 года, был очень неоднозначным. Попытка сделать танк в весовой нише ИС-2 не удалась. Реально ИС-6 получался массой больше 50 тысячь киллограм. Наряду с этим толщина его брони больше соответствовала не Объекту 701, а ИС-2.

Постройку автомобили в двух вариантах (Объект 252 с механической и Объект 253 с электромеханической трансмиссиями) Котину однако удалось продавить, но итоги опробований были противоречивыми. У танков имелись неприятности с ходовой частью, скорость их передвижения была кроме того чуть ниже, чем у более тяжёлого соперника. Очень ненадёжной продемонстрировала себя электромеханическая трансмиссия. И, что самое основное, преимуществ перед танком разработки СКБ-2 ЧКЗ эта машина не имела.

Однако, Котин смог добиться отправки ИС-6 в Москву для демонстрации, в которой кроме этого принимал участие Объект 701. На судьбу ИС-6, но, это уже очень воздействовать не имело возможности.

В это же время, в последних числах Ноября 1944 года ИС-6 подвергся важной переделке. Во многом это связано с предстоящими изысканиями НИИ-48. Танк взял переработанный корпус с «щучьим носом» и переделанную башню. Потому, что возможностей у ИС-6 в конце 1944 года уже не было, проект модернизации Объекта 252 на этом остановился, строить в металле его не стали.

Однако, работы по нему не канули в Лету: уже зимний период 1945 года начались работы над совсем второй машиной на его базе.

Бронирование предельных параметров

Первые подвижки по созданию танка нового поколения, что должен был в возможности заменить Объект 701, имели место в первых числах Февраля 1945 года. 6 февраля был издан приказ №66 по министерству танковой индустрии (НКТП). В соответствии с ему, СКБ-2 ЧКЗ должно было создать концепцию нового танка, опираясь на требования, подобные предъявляемым к Объекту 701.

Но конструкторскому бюро в тот момент было совсем не до концепций. Шла доработка Объекта 701, машина много раз меняла башни и конфигурацию корпуса, и света в конце тоннеля всё ещё не было видно. Помимо этого, именно в феврале 1945 года происходила доводка модернизированного ИС-2, взявшего заводской индекс Кировец-1, и чертёжный индекс 703 (Объект 703).

Месяц спустя, 29 марта 1945 года, 703-й приняли на вооружение как ИС-3, что ещё посильнее отдалило возможность запуска Объекта 701 в серию.

Совсем иное положение дел сложилось у КБ умелого завода №100. По состоянию на начало 1945 года работы по ИС-6 были свёрнуты, и завод по большей части занимался опробованиями новых агрегатов. Положение усугублялось тем, что завод №100 старался отмежеваться от ЧКЗ по всем видам деятельности, потому, что последний задерживал поставки.

Дошло до того, что ЧКЗ, находящийся всего в сотне метров от завода №100, не поставлял соперникам кроме того серийных агрегатов, и это не обращая внимания на распоряжения наркома танковой индустрии В. А. Малышева! Не последнюю роль в этих напряжённых отношениях сыграла история с ИС-6, что столь упрямо проталкивался Котиным и что наряду с этим всё равняется проиграл Объекту 701.

Проект 122-мм пушки БЛ-13, что лёг в базу пушки БЛ-13–1 для Объекта 257

Наверное, работы по новому танку начались тогда же, в то время, когда показался приказ №66 – в феврале 1945 года. Правильной информации по этому поводу нет, потому, что Котин опять прибегнул к тактике строгой секретности. Новый акт производственной драмы «Военпред Вовк и тайная помещение» приключился 28 марта 1945 года, в то время, когда старший военпред завода №100 послал в ГБТУ КА письмо с жалобой на происходящее:

«Вступив в обязанности старшего военпреда ТУ ГБТУ КА на заводе №100 в апреле 1944 года, я Вам докладывал, что моя работа на заводе затруднена тем событием, что управление завода все время скрывает от меня все те умелые работы, каковые снова прорабатываются на заводе. На первых порах моей работы эта скрытность была выражена в форме организации особенной помещения, куда вход был разрешен т. Котиным по особенному перечню, куда я включен не был (в то время от меня пряталось проектирование танка ИС-6).

В последнии месяцы эта форма особенных помещений приняла более широкий размах (особенно с момента назначения т. Котина директором завода), все новые темы только прорабатываются в изолированных помещениях, куда вход разрешен лишь сотрудникам этих помещений. на данный момент любая несколько ОКБ выделила из собственного состава отдельную группу людей, которая занимается проектированием: нового тяжелого танка замечательного бронирования и артсамохода ИСУ-122 со спаренными двумя пушками Д-25с.

В связи со сложившимися для того чтобы рода событиями, я пробовал узнать обстоятельство принятых мер, много раз говорил с т. Котиным и из этих бесед осознал, что главной причиной есть боязнь разглашения проводимых работ на заводе №100 от Кировского завода, и что источником всего этого есть армейский представитель, как лицо, подчиненное Уполномоченному ГБТУ КА, по усмотрению которого полученная информация может передаваться конструкторам Кировского завода».

Попытки Вовка внести порядок в умелых работах и прекратить битву двух КБ значительного результата не дали. Но, как уже говорилось выше, СКБ-2 ЧКЗ в то время было не до работ над перспективным танком, так что у завода №100 показался шанс. 7 апреля 1945 года были подписаны тактико-технические требования на разработку 122-мм пушки с начальной скоростью 1000 м/с, предназначенной для установки в башню тяжёлого танка.

Пушка, спаренная с пулемётом ДШК, должна была иметь скорострельность 4 выстрела в раздельное заряжание и минуту.

По солидному счёту, эти ТТТ только возобновляли работу по 122-мм пушке БЛ-13, разработка которой была инициирована ещё в декабре 1943 года. Пушка проектировалась ОКБ-172 на базе орудия Д-25Т с применением ствола 122-мм самоходной пушки ОБМ-50 (БЛ-9). Технический проект БЛ-13 ОКБ-172 и завод №100 начали разрабатывать в феврале 1944 года, первые наработки по теме показались в июле. По многим причинам вместо БЛ-13 на ИС-6 установили пушку Д-30, которая была ненамного лучше, чем Д-25Т.

И вот сейчас у БЛ-13 показался второй шанс.

Продольный разрез Объекта 257, чертёж от 5 июня 1945 года

Наработки по новому танку, взявшему шифр 257 (Объект 257) и индекс ИС-7, стали приобретать законченную форму к 20-м числам мая 1945 года. За базу для него коллектив инженеров под управлением ведущего конструктора П. П. Исакова забрал проект модернизации ИС-6, что, но, подвергся весьма важной переработке. От ИС-6 остались очень сильно поменянные башня и корпус, и форма командирской башенки, люк механика-водителя и переработанный механизм поворота башни.

С объекта 253 была позаимствована, не обращая внимания на фиаско (на первом же выезде танка случился пожар), электромеханическая трансмиссия.

Поперечный разрез танка. В то время далеко не все танк имел такую защиту в лобовой части, какую дали Объекту 257 с бортов

Чуть ли не основной задачей при разработке Объекта 257 коллектив завода №100 наметил большое усиление бронирования. Ввиду того, что тактико-технические требования по массе оставались в пределах Объекта 701 (55 тысячь киллограм), инженерам было нужно пойти на нестандартные ответы. Главной движущей силой проекта были конструкторы Г. Н. Москвин и В. И. Таротько, те самые, каковые придумали «щучий шнобель» и многие другие технические ответы, оказавшие потом влияние не только на советское, но на мировое танкостроение.

Толщина лобового страницы корпуса выросла до 150 мм, наряду с этим форма лба пара изменилась. Провалилась сквозь землю маленькая ступень в районе люка механика-водителя, которая была уязвимым местом. Ликвидировать её удалось за счёт маленького трансформации угла наклона страницы, но потому, что толщина брони выросла, характеристики стойкости брони лишь улучшились. Корпус танка стал меньше, что разрешило скомпенсировать по весу утолщение брони.

Масса корпуса, если сравнивать с ИС-6, выросла с 21 всего до 23 тысячь киллограм, а бронирование наряду с этим стало намного более замечательным. В соответствии с расчётам, лоб корпуса нового танка не пробивался 122-мм пушкой БЛ-13 в упор.

Сравнение конструкций корпусов тяжёлых танков. Кроме того Объект 701 и Объект 703 смотрелись на фоне 257-го вчерашним днём

Ещё громадным трансформациям была подвергнута нижняя часть корпуса. Применение ходовой части с элементами, находящимися в корпуса, вынуждало инженеров делать как минимум часть бортовых страниц прямыми. Это очень сильно усложняло форму бортов в районе ходовой части и снижало снарядостойкость. На Объекте 257 было решено ходовую часть из корпуса убрать, а за счёт этого нижние бортовые страницы установить под рациональными углами.

Это разрешило сделать неосуществимым пробитие бортов нового танка германской 105-мм зенитной пушкой Flak 39 кроме того при стрельбе в упор, а заодно увеличило стойкость дна танка при подрыве на противотанковых минах. Действительно, наряду с этим усложнилась компоновка боевого отделения и моторно-трансмиссионного отделений.

Ещё большей проблемой стало то, что употреблявшаяся в то время в советских тяжёлых танках торсионная подвеска в танк с таковой формой корпуса не вставлялась никак. Решением проблемы стало применение тележечной подвески на буферных пружинах в качестве упругих элементов. Это решение было подсмотрено на американском среднем танке M4A2.

Действительно, советская конструкция от оригинала отличалась достаточно очень сильно.

Сравнительные ТТХ Объекта 257 и других отечественных танков

В качестве оружия на Объекте 257 употреблялась 122-мм пушка БЛ-13–1. От исходного варианта орудие отличалось тем, что в его конструкцию был введён механический досылатель. В соответствии с расчётам, использование досылателя должно было расширить скорострельность до 8–10 выстрелов в 60 секунд.

В июне 1945 года досылатель для БЛ-13–1 прошёл опробования, на которых продемонстрировал безотказную работу. В действительности орудие с ним достигло темпа стрельбы в 7–8 выстрелов в 60 секунд.

Башня, в которую ставилась эта пушка, вела собственную родословную от ИС-6, но наряду с этим и её конструкция подверглась важным трансформациям. Бронирование было усилено до отметки корпуса Объекта 257. Помимо этого, пара изменилась её форма.

Как и в ИС-6, боеприпасы пребывали в кормовой нише, но сейчас их разместили так, что укладка из 30 снарядов размешались максимально удобно для заряжающего.

Двигатель В-16Ф, что предполагали ставить в новый тяжёлый танк

В соответствии с расчётам, танк с боевой массой около 55 тысячь киллограм должен был развивать большую скорость 50 км/ч. Приводить его в перемещение должен был двигатель В-16, созданный заводом №77. Это была попытка модернизации двигателя В-2, причём работы по нему шли как минимум с 1944 года.

Подобно Объекту 253, двигатель был сблокирован с электромеханической трансмиссией. К слову, мощность мотора в проекте указана не была, "Наверное," от него ожидали приблизительно тех же черт, что и от В-12, устанавливавшийся в Объект-6 и ИС 701.

Мышиная корректива

Совсем материалы по Объекту 257 были подготовлены 6 июня 1945 года. Неспециализированная концепция новой автомобили была наркомом танковой индустрии Малышевым одобрена, но приблизительно одновременно с этим начали изменяться требования к перспективным тяжёлым танкам.

Для начала, весьма узким местом для нового танка была его силовая установка. Опробования В-16Ф, проходившие в течение марта-мая 1945 года, продемонстрировали низкую надёжность двигателя. До отметки В-12 мотор кроме того не стали форсировать, а при форсировании до 600 лошадиных сил отмечалась масса недостатков.

При мощности 520 лошадиных сил недостатки кроме этого имели место, да и для нового тяжёлого танка в таком виде он уже не годился. Дело в том, что при таких условиях по мощности он кроме того чуть уступал серийному мотору В-2ИС. Работы по В-16 продолжились, совсем из программы ИС-7 он провалился сквозь землю лишь к началу 1946 года, не смотря на то, что к этому времени его конфигурация пара изменилась.

Реконструкция внешнего вида Объекта 257, создатель – Всеволод Мартыненко

Куда более значительным моментом стало то, что 4 июня 1945 года в ГБТУ КА пришла информация о отысканном рядом от Цоссена умелом примере германского сверхтяжёлого танка Pz.Kpfw. Maus. Ещё одна такая машина обнаружилась на полигоне Куммерсдорф.

Кроме этого в Австрии был захвачен в полной мере исправный пример германского истребителя танков Jagdtiger. Стало ясно, что предполагавшаяся защита Объекта 257 от 122-мм пушки БЛ-13 с лобовой части уже недостаточна. Сейчас в качестве орудия, от которого должна была защищать броня перспективных тяжёлых танков, выступали 12,8 cm Pak 44 и KwK 44, каковые ставились, соответственно, в Jagdtiger и Pz.Kpfw.

Maus. Это означало, что боевую массу танка нужно будет увеличивать.

В один момент было нужно производить перерасмотрение и оружие. Дело в том, что для БЛ-13 броня найденных германских боевых автомобилей являлась предельной. Пробить её она имела возможность разве что в упор. Так, нужна была замена, которая скоро нашлась.

Ею стала 130-мм пушка С-26, которую спроектировал коллектив ЦАКБ под управлением В. Г. Грабина. Но сейчас показалась новая неприятность, которая заключалась в том, что существующая башня Объекта 257 по внутренним габаритам для новой пушки не доходила.

Подорванный рядом от Цоссена Pz.Kpfw. Maus. Обнаружение данной автомобили стало причиной новый виток роста требований к советским танкам, заодно похоронив Объект 257

11 июня 1945 года был создан проект тактико-технических требований на тяжёлый танк. В соответствии с ему, боевая масса утверждалась в 60 тысячь киллограм, экипаж увеличился до 5 человек (добавился второй заряжающий). Броня должна была снабжать защиту танка от 128-мм германской пушки. В качестве оружия утверждалась или 122-мм пушка с начальной скоростью 1000 м/с, или 130-мм пушка.

Подвеска по типу американского танка М4А2 всё ещё рассматривалась, действительно, уже как запасной вариант. Торсионная подвеска опять начала считаться приоритетной, но при условии, что её удастся разместить вне корпуса танка. Так, Объект 257 появился не удел, а коллективу завода №100 предстояло на его базе выстроить новый танк.

История ИС-7 лишь начиналась.

Источники:

  • ЦАМО РФ
  • Архив автора
  • Архив Сергея Нетребенко

Юрий Пашолок
/
Военная техника из тайных подвалов
1 апреля Warspot говорит о проектах несуществующих или «додуманных» германских боевых автомобилей, часть из которых представлена в игре World of Tanks

  • танки
  • шушпанцер
  • Германия

Юрий Пашолок
/
Английский великан: противотанковая 183-мм САУ FV4005
В начале 50-х англичане создали военную машину, которой было суждено было стать самой замечательной противотанковой САУ в мире из созданных в металле

  • Англия
  • самые-самые
  • военная техника

САМЫЙ ОТВЕТСТВЕННЫЙ АП ? ИС-7

Темы которые будут Вам интересны: