Самый массовый из легких

В начале ВОВ советским легким танкам было нужно сыграть роль значительно более большую, чем та, которая предполагалась для них изначально. Еще в декабре 1939 года на вооружение Красной Армии был принят легкий (по тогдашней классификации – «небольшой») танк Т-40. Это была маленькая машина с экипажем из двух человек, вооруженная двумя пулеметами (крупнокалиберным ДШК и простым ДТ).

Т-40 был плавающим, владел хорошей подвижностью, а бронирование защищало его от огня стрелкового оружия. Назначением танка была разведка, и каких-либо важных боевых функций на него не возлагалось. Но война распорядилась в противном случае.

Самый массовый из легких

Колонна танков Т-70 на подступах к Красному Селу. 1944 г. (коллекция автора)

Спустя три дня по окончании нападения Германии заводу № 37, занимавшемуся выпуском Т-40, было приказано свернуть производство этих автомобилей. Разведывательные танки, очевидно, необходимы неизменно, но в тот момент стране нужнее были танки простые, линейные. Сейчас заводу № 37 поручалось разрешить войти освободившиеся мощности на производство танка сопровождения пехоты Т-50.

Основной конструктор завода, Николай Александрович Астров, выдвинул возражение – Т-50 кардинально отличался по конструкции от Т-40 и был значительно сложнее в производстве. У завода, занимавшегося до этого только легкими плавающими автомобилями, ушло бы непозволительно большое количество времени на его освоение. Вместо этого Астров внес предложение другой вариант действий – улучшить Т-40, сделав его более пригодным для поля боя, и максимально расширить его выпуск.

Это, очевидно, была полумера – легкий пулеметный разведчик, как его ни улучшай, полноценной заменой обычному танку не станет – но любому ясно, что в отчаянной обстановке лучше хоть какие-то танки прямо на данный момент, чем хорошие, но когда-нибудь позже, в неизвестно отдаленном будущем.

Предложению Астрова был дан зеленый свет, и началось производство танка, что изначально имел обозначение Т-60, но в будущем стал известен как Т-30 (от заводского обозначения проекта – «030»). Т-30 отличался от Т-40 рядом упрощений, разрешавших ускорить и удешевить его производство. самые существенными из них стали отказ от возможности плавать и переход на более несложную в изготовлении гомогенную (равномерно закаленную) броню вместо брони поверхностного закаливания.

Потом поменялось и оружие – пулемет ДШК был в условиях лета 1941-го недостатком, поскольку производился числом всего нескольких сотен в месяц. Вместо него Т-30 взял 20-мм автоматическую пушку ТНШ, созданную на базе авиационной пушки ШВАК. Вопреки распространенному точке зрения, огневой мощи танка это практически не повысило, но решило вопрос с дефицитом оружия.

Танкисты отдыхают около Т-70 (коллекция автора)

Следующим логическим шагом стало упрощение формы танка. Корпус Т-30 нес в себе наследие плавающего Т-40 – он имел излишний количество для обеспечения хорошей плавучести, высокие борта для устойчивости, а его передняя часть имела достаточно сложную форму для понижения сопротивления при перемещении в воде. Все это увеличивало массу танка, его габариты (соответственно – уязвимость и заметность) и, основное, усложняло производство.

Танк с корпусом упрощенной формы и сниженных размеров взял обозначение Т-60М, в некоторых документах его именуют Т-70, в итоге же прижилось наименование Т-60, под которым он и вошел в историю.

Как раз Т-60 взвалил на себя главную тяжесть боев в конце сорок первого и начале сорок второго. Катастрофические утраты летней кампании стали причиной тому, что средних и тяжелых танков в армиях фактически не осталось, а из-за эвакуации индустрии восполнить эту дефицит в обозримые сроки не представлялось вероятным. Затыкать собой брешь было нужно как раз «шестидесяткам».

В отдельных случаях они составляли до трети либо кроме того половины танкового парка Красной Армии на отдельных участках фронта.

Германские военнопленные проходят мимо танка Т-70, поменявшего хозяев два раза – он был захвачен немцами и употреблялся ими, после этого войска СССР отбили его обратно. Киев, 1944 г. (коллекция автора)

Очевидно, Т-60, как и каждая экстренная импровизация, имел весомые недочёты. самые существенными из них были недостаточное бронирование и слабость вооружения. Пушка ТНШ в плане настоящей боевой сокровище, по сути, мало чем отличалась от крупнокалиберного пулемета – бронепробиваемости ей хватало только на борьбу со слабо бронированной техникой, таковой, как лёгкие бронеавтомобили и бронетранспортёры.

Фугасное воздействие у снарядов было фактически нулевым, исходя из этого уничтожать полевые укрепления и пехоту ими было затруднительно. Требовалось установить более замечательное орудие калибром не меньше 37 мм. Бронирование же, хоть и было увеличено до 30-35 миллиметров в лобовой части корпуса, все еще оставалось недостаточным – по опыту применения армейские отмечали, что Т-60 очень уязвим и поражается фактически любыми противотанковыми средствами на расстояниях актуального боя.

Еще в октябре 1941 года, параллельно с развертыванием производства Т-60, Астров, направленный на Горьковский автомобильный завод, совместно с рядом вторых тамошних конструкторов, начал работу над улучшенной версией танка, взявшей обозначение «070» либо ГАЗ-70. Главным преимуществом было усиленное оружие – в новой литой башне обтекаемой формы установили 45-мм пушку 20-К, употреблявшуюся на большинстве танков и пушечных бронеавтомобилей Красной Армии.

Кроме этого вместо двигателя ГАЗ-202 был установлен значительно более замечательный ГАЗ-203 – практически, это было два двигателя ГАЗ-202, соединенных последовательно. Последнее изменение потребовало повышения корпуса – его удлинили, а в ходовую часть добавили еще одну несколько опорных катков.

Эшелон с танками Т-70 подготавливается к отправке под Сталинград. 1942 г. (коллекция автора)

Работа по модернизации затянулась, не обращая внимания на неоднократные требования об ее ускорении со стороны высшего управления, включая лично Сталина. Опытный образец ГАЗ-70 был представлен на опробования лишь в последних числах Февраля 1942 года. На военных новый танк, но, сильного впечатления не произвел. Ими было отмечено, что бронирование у ГАЗ-70 такое же, как у Т-60, другими словами очевидно недостаточное, а экипаж все еще недостаточен для полноценной военной машины.

ГАЗ-70 управлялся двумя танкистами – это было наследие еще его предка Т-40, не затронутое никакими из прошлых переделок и остававшееся таковым и на Т-30, и на Т-60. Двух человек в полной мере хватало для разведывательного танка: механик-водитель руководил машиной, а начальник, размешавшийся в башне, играл роль, по сути, наблюдателя – задействовать оружие ему приходилось только в тех немногочисленных случаях, в то время, когда разведка вступала в огневой контакт с соперником.

Для военной машины же одноместная башня была громадным минусом: начальнику приходилось деятельно принимать участие в сражении – обнаруживать соперника, принимать решения о перемещении танка и передавать их механику-водителю, вести пламя из оружия и перезаряжать его. Эта нагрузка была через чур громадна для одного человека, в следствии эффективность танка значительно снижалась. Требовалось повышение экипажа до трех человек и расширение башни до двухместной для того, чтобы снять с начальника хотя бы обязанности заряжающего.

Т-70 проезжает мимо подбитого германского танка PzKpfw.IV. Курская дуга, 1943 г. (коллекция автора)

Астров дал обещание максимально оперативно устранить отмеченные недочёты. Толщину брони увеличили до 35 мм в верхней части лба и до 45 мм (как у среднего танка Т-34) в нижней, куда по статистике приходится наибольшее число попаданий. Башню заменили на сварную восьмигранную – уникальная литая продемонстрировала через чур низкую стойкость (ее легко пробивала кроме того 20-мм германская танковая пушка) и, к тому же, не имела резервов по усилению бронирования.

С расширением экипажа до трех человек, но, появились непредвиденные сложности. Увеличенная башня, согласно расчетам, должна была повысить массу автомобили с девяти тысячь киллограм до одиннадцати с половиной. У конструкторов появились сомнения, что элементы ходовой части выдержат подобную нагрузку – так как они изначально создавались для Т-40, что весил в два раза меньше.

В следствии танк было решено принять на вооружение в существующем виде, и 6 марта 1942 года это было сделано – ГАЗ-70 отправился в армии под обозначением Т-70.

Разработка трехместного варианта танка началась сразу же по окончании принятия на вооружение двухместного. Испытав серийную машину, утяжеленную особыми грузами до ожидаемой массы нового танка (11,5 т), конструкторы убедились, что их опасения были не напрасными – ходовая часть вправду не справлялась с возросшей массой. Ломались траки, лопались торсионы, очень скоро изнашивалась трансмиссия.

Работы по усилению ходовой прошли удачно, но к моменту их завершения управлением было решено, что производство и создание трехместной версии направляться поручить второму заводу, дабы не отвлекать ГАЗ от выпуска самоходных установок СУ-76, каковые требовались армиям во все громадных количествах. В следствии трехместный Т-70 по окончании внесения еще нескольких улучшений отправился в серию на заводе № 40 в Мытищах называющиеся Т-80.

ГАЗ же, дабы добру не пропадать, внес созданные трансформации в ходовую часть Т-70, и танк с октября 1942-го выпускался с обозначением Т-70М. Ценой незначительного (около шестисот килограмм) повышения массы Т-70М взял заметно лучшую, за счет более широких гусениц, проходимость и значительно трансмиссии и больший ресурс подвески. В итоге, действительно, оказалось скорее не хорошо, чем прекрасно.

Модернизировать имеющиеся Т-70 до Т-70М было технически нереально, исходя из этого в армиях были два фактически аналогичных танка с несовместимыми подробностями ходовой части. У ремонтников и обслуживающего персонала это, по понятным обстоятельствам, эйфории не позвало.

Т-70 1-го Украинского фронта форсирует реку Шпрее. 1945 г. (коллекция автора)

Боевая карьера Т-70 была яркой, но недолгой. В первый раз они пошли в бой на Юго-Западном фронте в июне 1942-го. Сразу же стало известно, что, несмотря на все старания конструкторов по увеличению черт автомобили, боевая сокровище легких танков была мала. За год, прошедший В первую очередь войны, из последовательностей Панцерваффе фактически провалились сквозь землю легкие танки PzKpfw.I и PzKpfw.II, а средние танки существенно прибавили в толщине брони.

В следствии, 45-мм пушка 20-К, которой в полной мере хватало для борьбы с вражеской военной техникой летом сорок первого, к лету сорок второго стала в значительной степени ненужной. Кроме этого Т-70 был через чур уязвимым – не смотря на то, что лоб танка был хорошо забронирован и бронелисты в нем размешались с громадным наклоном, что увеличивало защиту, по бортам броня имела толщину всего 15 мм и размешалась вертикально, исходя из этого способна была обезопасисть лишь от пуль.

Помимо этого, на поле боя все чаще оказались как новые модификации танков PzKpfw.III и PzKpfw.IV, вооруженные длинноствольными орудиями, так и замечательные 75-мм противотанковые пушки PaK.40 – для них не составляло труда пробить броню Т-70 с любого ракурса на всей дистанции прицельной стрельбы. Отмечалось, но, что в среднем, при других равных, выживаемость у Т-70 немного выше, чем у Т-34 и КВ за счет меньших размеров.

Хороших отзывов удостоились надежность танка, простота в освоении и маленькая масса. Последняя не только облегчала эвакуацию подбитых танков с поля боя, но и разрешала «семидесяткам» проходить в том месте, где не могли пройти другие танки, и заставать неприятеля неожиданно ударами с неожиданных направлений. Этому содействовала и малая шумность Т-70 в движении – по воспоминаниям очевидцев, шумел он не больше, чем грузовик, что облегчало скрытное выдвижение на позиции и сближение с соперником.

самые массовым было использование Т-70 в битве на Курской дуге – к примеру, танковые силы Центрального фронта складывались из него практически на четверть (369 автомобилей из 1487 имеющихся на 4 июля 1943 года). По результатам операции был сделан вывод о том, что, в связи со стремительным развитием противотанковых средств и бронетехники, Т-70 совсем потерял кроме того ту невеликую боевую сокровище, которая у него была на момент создания.

Помимо этого, обстановка с производством полноценных, не эрзац, танков, была уже не столь острой, как два года назад, исходя из этого в октябре сорок третьего Т-70 сняли с производства, а освободившиеся ресурсы направили на выпуск самоходных артиллерийских установок СУ-76М, базирующихся на его шасси. Оставшиеся в строю автомобили отправились в учебные части, или употреблялись в качестве командирских в подразделениях, вооруженных СУ-76М.

Кое-какие возвратились к изначальной роли собственных далеких предков, занявшись разведкой. Многие из них дожили до конца войны – на начало 1946 года в советских вооруженных силах числилось 1502 танка Т-70 и Т-70М (из 8231 выпущенных).

Т-70 в зимнем камуфляже. Ленинградский фронт, 1944 г. (коллекция автора)

Т-70 стал самым массовым легким танком СССР во Второй мировой. Несмотря на то, что значительно чаще его приходилось использовать в роли, совсем неподобающей для его черт, он честно выполнил задачу в меру собственных возможностей. Для открытого боя он был непригоден кроме того на момент собственного появления, не говоря уже о более поздних этапах войны, но при грамотном применении все же мог быть нужным, в особенности в условиях отсутствия сильной противотанковой обороны у соперника.

Известны и случаи успешной борьбы Т-70 с вражеской военной техникой. К примеру, в январе 1943 года экипаж лейтенанта Захарченко, израсходовав снаряды, отправился на таран и тараном вывел из строя два германских танка. Тип танков в документах не указывается, но так как в качестве соперника выступал 100-й танковый батальон особенного назначения, это, со всей очевидностью, были PzKpfw.II – простые либо огнеметные.

В следствии боя экипажем были пленены командир и начальник штаба германского батальона. Известен случай, в то время, когда Т-70 3-й Гвардейской танковой армии огнем из засады стёр с лица земли два тяжелых танка «Пантера». История может показаться немыслимой, но бортовая броня у «Пантеры» была довольно не сильный, причем сходу за ней размешалась боеукладка – с близкого расстояния кроме того 45-мм пушка могла совладать.

В умелых руках обученного и хладнокровного экипажа Т-70 мог быть очень суровым – что лишний раз подтверждает справедливость ветхой истины: «Сражается не оружие – вести войну человек».

Самый недорогой и массовый самолёт Птенец-2

Темы которые будут Вам интересны: