Самоходная артиллерия на тракторной базе

Мысль применения тракторов в качестве базы для самоходных артиллерийских установок в СССР воплощалась в судьбу ещё в начале 30-х годов. Тогда были созданы САУ СУ-2 и СУ-4, но дальше опытных образцов дело не продвинулось. Совсем второй итог взяли в первой половине 40-ых годов двадцатого века немцы. Забрав за базу трофейные французские транспортёры Renault UE, они уже в первой половине 40-ых годов двадцатого века создали самоходные установки с противотанковыми орудиями 3.7 cm Pak.

Оказалась не смотря на то, что и не самая идеальная машина, но массовая и с минимальными затратами на выпуск. Годом позднее в СССР весьма похожим образом была создана ЗИС-30, ставшая первой по-настоящему массовой советской САУ военного периода.

Противотанковый эрзац

В СССР применение артиллерийских тягачей в качестве базы для истребителей танков стало всерьёз рассматриваться весной 1941 года. В первую очередь обращение шла о тракторе СТЗ-5. Для улучшения его подвижности предполагалось установить в машину более замечательный двигатель ЗИС-16, и удлинить базу, дабы придать ей громадную продольную устойчивость.

В качестве оружия предполагалось применять 57-мм противотанковую пушку ЗИС-2, которая именно проходила опробования, а на заводе №92 уже шла подготовка к её серийному производству.

Как база для истребителя танков рассматривался и тяжёлый артиллерийский тягач «Ворошиловец». В кузове данной автомобили предполагалось установить 85-мм зенитную пушку примера 1939 года (52-К). Обе автомобили планировалось частично забронировать.

Самоходная артиллерия на тракторной базе

Опытный образец 57-мм пушки ЗИС-2, май 1941 года

Обсуждение проектов самоходных установок произошло 9 июня 1941 года. В один момент с истребителем танков на удлинённой базе СТЗ-5 кроме этого было предложено выстроить зенитную самоходную установку с оружием в виде 37-мм автоматической пушки 61-К. Но, план данный просуществовал недолго.

На протяжении заседания мысль самоходных установок на шасси СТЗ-5 и «Ворошиловца» была забракована ввиду не сильный бронирования, перегрузки ходовой части, и запаса хода и малого боекомплекта. Вместе с тем на заседании раздалась следующая фраза:

«Возможно дать согласие с тем, что установку 57-мм пушки ЗИС-4 на базе агрегатов трактора СТЗ-5 разглядывать как самоходное противотанковое орудие».

Начавшаяся Великая Отечественная война похоронила предвоенные замыслы по самоходным установкам. Вместо работ над перспективными САУ потребовалось наращивать производство танков. Помимо этого, началось сворачивание выпуска тягачей, дабы они не отнимали ресурсы на фабриках, где параллельно выпускались танки.

Первой таковой жертвой стал лёгкий частично бронированный тягач «Комсомолец». В соответствии с распоряжению Совнаркома (СНК) СССР от 25 июня 1941 года, заводу № 37 министерства среднего машиностроения (НКСМ) им. Орджоникидзе в Москве предписывалось к 1 августа выпуск этих тягачей прекратить. Стоит подчернуть, что эта миниатюрная машина с мотором от грузовика ГАЗ АА кроме того не рассматривалась как база для самоходной установки.

Ещё с 1940 года для замены «Комсомольца» создавался артиллерийский тягач ГАЗ-22. Тем необычнее то, что случилось летом 1941 года.

Инициатива по разработке новых образцов самоходной артиллерии на этот раз исходила не из Главного артиллерийского управления (ГАУ) либо Главного автобронетанкового управления (ГАБТУ), а от министра оружия. 1 июля 1941 года нарком Д. Ф. Устинов издал приказ о проектировании в двухнедельный срок самоходных установок с применением грузовиков и базы тягачей.

Создание самоходной установки 57-мм противотанковой пушки ЗИС-2 возлагалось на разработчиков самого орудия — коллектив КБ завода №92. Работы по данной теме возглавил П. Ф. Муравьёв под неспециализированным управлением В. Г. Грабина.

Выбор вероятных шасси для новой САУ был небогат. Трактор СТЗ-5 отпадал из-за тихоходности и вероятной перегрузки. Оставались лёгкий тягач и… грузовые машины «Комсомолец».

В итоге было решено сконцентрироваться на двух платформах: ГАЗ ААА и «Комсомолец».

Опытный образец самоходной установки ЗИС-30, финиш июля 1941 года. Машина ещё не имеет сошников и откидных панелей пола

Вариант установки ЗИС-2 на шасси ГАЗ ААА, взявший обозначение ЗИС-31, смотрелся скорее как запасной. С одной стороны, грузовое шасси было более стабильной платформой, чем мелкий артиллерийский тягач. Но, с другой, оно возможно страдало теми же проблемами, что и СТЗ-5.

В соответствии с предъявляемым к САУ требованиям, её моторное отделение и кабина бронировались, а это создавало дополнительную нагрузку на шасси. Как и само орудие с возимым боезапасом к нему. Боевая масса колёсной САУ достигла 5 тысячь киллограм, что приблизительно соответствовало весу бронеавтомобиля БА-10.

В случае если при перемещении по простым дорогам это смотрелось не особенно критично, на распутье обстановка быстро изменялась.

Первоначально предполагалось выпустить 3000 ЗИС-30. Эти замыслы в итоге было нужно урезать в 30 раз

Совсем другая картина наблюдалась с «Комсомольцем». Боевая масса самоходной установки на его базе, взявшей обозначение ЗИС-30, составила те же самые 5 тысячь киллограм, но за счёт гусеничного шасси проходимость была выше, чем у ЗИС-31. Наряду с этим, в отличие от колёсной самоходной установки, переделка «Комсомольца» в ЗИС-30 потребовала минимального трансформации базисной автомобили.

Вместо сидений расчёта устанавливалась П-образная конструкция, на которую ставилась пушка. По бортам были размещены укладки со боеприпасами. В соответствии с описанию КБ завода №92, боекомплект составлял 30 выстрелов (в иных источниках указываются 20).

Углы наводки были теми же, что и у ЗИС-31: по 28 градусов по горизонтали и от ?5 до +15 по вертикали.

Для помощи танковых бригад

Опытный образец ЗИС-30 готовься к 20 июля 1941 года. В пояснительной записке указывалось, что при необходимости на самоходную установку возможно установить 76-мм пушку ЗИС-3, опытный образец что был выстроен приблизительно одвременно с этим. Уже 21 июля был подготовлен проект распоряжения ГКО «О производстве самоходных установок 57 мм противотанковой пушки ЗИС-2 на тракторе «Комсомолец» и производстве 76 мм пушек обр.1939 г. (УСВ) на лафете ЗИС-2».

Размах планов впечатляет: с августа по декабрь 1941 года предполагалось выпустить 3000 ЗИС-30. Неприятность была в том, что пожелания Грабина и НКВ не соответствовали сложившимся реалиям. Для того чтобы количества «Комсомольцев» отыскать было нереально, потому, что с 1 августа их снимали с производства, дабы высвободить мощности завода №37 для выпуска малых танков Т-30. Исходя из этого распоряжением Госкомобороны (ГКО) №252сс от 23 июля 1941 года утверждались куда более скромные замыслы:

«1) Обязать НКВ (министра оружия — прим. ред.) т. Устинова установить первые сто 57 мм противотанковых пушек на тракторе «Комсомолец».

2) Обязать НКСМ (министра среднего машиностроения — прим. ред.) т. Малышева подать заводу № 92 НКВ 100 шт. тракторов Комсомолец до 10.8.1941 года.

3) Обязать НКВ т. Устинова с 10.8 производить 57 мм противотанковые пушки на прицепе, применяя автомобиль ГАЗ-61, как тягач.

4) Обязать т. Малышева с 10.8 подавать заводу № 92 НКВ машины ГАЗ-61, числом, снабжающем программу выпуска 57 мм противотанковых пушек.

5) В отношении выпуска 57 мм противотанковых пушек и дивизионных 76 мм пушек на заводе № 92 остаться при прошлом ответе.

6) Предложение завода и Горьковского обкома № 92 об установке 57 мм пушек на автомобиле ГАЗ-ААА не принимать».

Как видно, данный же документ в один момент совсем выяснил автомобиль ГАЗ-61–416 на роль главного тягача для ЗИС-2. Что же касается самоходок ЗИС-30, то обстановка с выпуском кроме того много таких автомобилей была не самой простой. Изготовление опытного образца совсем не означало, что машина сходу отправится в серию.

В ГАУ Красной армии в полной мере резонно посчитали, что нужно совершить полигонные опробования. Программу опробований утвердили 10 августа 1941 года, а сами опробования состоялись в десятых числах месяца.

С учётом результатов опробований в конструкцию автомобили были внесены кое-какие трансформации. самоё заметным стало появление сошников, каковые опускались при стрельбе. Этим частично компенсировалась продольная раскачка ЗИС-30 на протяжении стрельбы, которая при маленькой длине «Комсомольца» была неизбежной.

Кроме этого показались откидные панели пола, что упрощало работу расчёта в боевом положении.

Серийная ЗИС-30. Прекрасно видны откинутые панели пола, на которых в сражении стоял расчёт

Куда громадные неприятности были связаны с организацией серийного производства ЗИС-30. Кроме того, что выпуск орудий ЗИС-2 легко не поспевал за установленными темпами, громадные неприятности всплыли конкретно с базисными тягачами. К началу осени 1941 года завод №37 их уже не делал, исходя из этого было нужно идти на крайние меры и изымать «Комсомольцы» из частей.

Все это стало причиной тому, что первые ЗИС-30 стали покидать завод №92 лишь в середине сентября 1941 года. Совсем же производство партии из 100 самоходных установок было закончено в первых числах Октября 1941 года. Однако эта машина стала первой по-настоящему массовой лёгкой самоходной установкой Красной армии армейского периода.

К слову, все ЗИС-30 покинули завод в трёхцветной камуфляжной окраске.

Машина в боевом положении, сошники откинуты

Большинство ЗИС-30 отправилось в танковые бригады. Перечень взявших лёгкие САУ формирований выглядит так:

Формирования

Количество автомобилей

Дата отгрузки

10 тбр (танковая бригада)

4

22.09.1941

11 тбр

8

30.09.1941

12 тбр

4

22.09.1941

13 тбр

4

22.09.1941

14 тбр

4

22.09.1941

15 тбр

4

22.09.1941

16 тбр

4

22.09.1941

38 ОМЦП (отдельный мотоциклетный полк)

4

22.09.1941

18 тбр

8

03.10.1941

19 тбр

8

05.10.1941

20 тбр

8

07.10.1941

21 тбр

8

11.10.1941

22 тбр

8

07.10.1941

23 тбр

8

09.10.1941

27 тбр

8

13.10.1941

Но, этим перечень частей, куда попали ЗИС-30, не ограничивается. Главная неприятность с изучением боевого применения данной автомобили содержится в том, что самоходные установки в то время относились к ведомству ГАУ КА. Исходя из этого к их боевому применению у «танкистов» (ГАБТУ) особенного внимания не было.

Кроме того в переписке они довольно часто упоминаются или как легко противотанковые пушки, или как «Комсомольцы».

Стоит подчернуть, что бытующее вывод об применении этих САУ Красной армией лишь осенью-зимой 1941 года, мягко говоря, не соответствует действительности. ЗИС-30 эпизодически видятся в документах и летом-осенью 1942 года. К примеру, две такие САУ сейчас имелись в частях 20-й армии.

А отдельные автомобили сохранились и до 1944 года.

Подбитая установка ЗИС-30, октябрь-ноябрь 1941 года. Заметен трёхцветный камуфляж

О оценке и боевых качествах ЗИС-30 в армиях красноречиво говорит отчёт Южного фронта, составленный в первых числах Апреля 1942 года. Он был подготовлен по результатам применения ЗИС-30 в мотострелковом батальоне 4-й гвардейской танковой бригады (бывшей 132-й ТБр). В качестве хороших качеств автомобили в этом документе указывались хорошие прицелы, громадная расстояние поражения вражеских танков, достигавшая 2–2,5 километров, и высокая манёвренность.

Машина легко маскировалась, а наличие орудийного щита снижало возможность поражения расчёта осколками вражеских снарядов.

Характерным примером боевого применения ЗИС-30 стало отражение вражеской атаки 17 марта 1942 года. Одна ЗИС-30, произведя 13 выстрелов, на дистанции в 2 километра подбила 3 германских танка, остальные развернули назад. Употреблялись эти автомобили и в наступлении, сопровождая советские танки.

Наряду с этим целью для них становились не только вражеские танки, но и огневые точки.

ЗИС-30 на протяжении битвы под Москвой, декабрь 1941 года. Фото очевидно постановочное, потому, что панели и сошники пола не откинуты

Вместе с тем имелись к претензии и машине. Основной проблемой пушки ЗИС-2 были её противооткатные устройства. Что же касается гусеничной базы, то тут в полной мере ожидаемо критике подвергся двигатель. В условиях распутья, в особенности заснеженного, его мощности довольно часто не хватало.

Помимо этого, среди недочётов указывалось и весьма не сильный бронирование. Красноречиво о пожеланиях армейских говорит последняя фраза из доклада: «Целесообразно было бы орудие установить на шасси Т-60».

По совпадению, именно к моменту составления доклада Южного фронта в ГАУ и ГАБТУ подготавливались требования на лёгкую самоходную установку с применением агрегатов Т-60.

Инициативы с мест

ЗИС-30 была отнюдь не единственной советской самоходной установкой на шасси артиллерийского тягача, не смотря на то, что в серию отправилась она одна. Большая часть остальных из них разрабатывалось разными КБ в инициативном характере, но часть была результатом того самого приказа по НКВ, что привёл к созданию ЗИС-30.

Истребитель танков А-46 на шасси тягача А-42, реконструкция Александра Калашника, г. Омск

К таким самоходным установкам относятся разработки завода №183. В соответствии с приказу Устинова от 1 июля 1941 года, разработка САУ с 85-мм зенитной пушкой 52-К возлагалась на завод №8. Практически же работой по данной машине занимался коллектив завода №183.

27 августа 1941 года тут произошло техническое заседание, на котором обсуждались проекты самоходных установок. Среди них была 85-мм САУ на базе Т-34, которая проектировалась ещё с 1940 года (позднее она превратилась в проект У-20), 85-мм САУ на базе тягача А-42, взявшая обозначение А-46, и две самоходные установки на базе тяжёлого артиллерийского тягача «Ворошиловец». Проект САУ на базе Т-34 участники заседания кроме того не стали рассматривать.

Что же касается проекта А-46, что изначально был в большем приоритете, то он скоро канул в небытие, потому, что в серию тягач А-42 так и не отправился.

Совсем второе вывод у участников заседания сложилось о самоходной установке, разрабатывавшейся на базе «Ворошиловца». Первоначально обращение шла об установке на этом тракторе 85-мм зенитной пушки 52-К, но параллельно на заводе №183 создали и другую машину. К сожалению, о ней сохранилось лишь текстовое описание, но и оно впечатляет.

Машина с боевой массой 23 тонны должна была иметь броню толщиной 30 мм в лобовой части и 20 мм по бортам. В качестве оружия на неё предполагалось ставить или 76-мм пушку Ф-34, или 57-мм пушку ЗИС-4, спаренную с пулемётом ДТ. Установка предполагалась башенной, с круговым вращением. Высота линии огня составляла 2300 мм, другими словами ненамного больше, чем у Т-34.

К моменту дискуссии самоходную установку изготовили в виде макета, и подготовили её рабочие чертежи.

Протокол технического заседания на заводе №183. До тех пор пока это всё, что известно о башенной САУ на базе артиллерийского тягача «Ворошиловец»

Данный проект был одобрен, в качестве оружия для него была утверждена 76-мм пушка Ф-34. Первые 25 самоходных установок предполагалось выпустить в октябре-ноябре 1941 года, сверх замысла по «Ворошиловцам». Предполагалось, что первый пример поступит на опробования, по окончании чего в серийные САУ внесут нужные трансформации.

Помимо этого, планировалось кроме того предстоящее развитие самохода с установкой в него 85-мм пушки. Эта работа должна была производиться совместно с заводом №8 со сроком выполнения эскизного проекта к 15 сентября 1941 года.

В первых числах Сентября из ГАУ КА последовало указание о срочном изготовлении опытного образца автомобили с Ф-34. Но, уже к середине месяца заводу №183 стало совсем не до САУ на базе «Ворошиловца». Точку в судьбе автомобили поставил помощник наркома танковой индустрии И. И. Носенко, сообщивший в конце сентября, что в виду эвакуации завода выпуск двадцати пяти САУ неосуществим.

СУ С2, Челябинск, октябрь 1941 года

Тогда же, в осеннюю пору 1941 года, на ЧТЗ в инициативном порядке начались работы над самоходной установкой, базой для которой послужил тягач «Сталинец С-2». По назначению и характеристикам он приблизительно соответствовал СТЗ-5, но наряду с этим был вдвое тяжелее. Будущее у этого тягача была не самая успешная: на его фоне кроме того СТЗ-5, к которому в армиях хватало претензий, смотрелся выигрышнее.

Вид СУ С2 спереди приводит к ряду вопросов по поводу техобслуживания двигателя

Замечательно осознавая, что в текущем виде «Сталинец С-2» не годится в качестве базы для САУ, на ЧТЗ создали удлинённое шасси, в котором от ходовой части С-2 остались лишь ведущее колесо и поддерживающие катки. Подвеска стала торсионной, а в качестве опорных ленивцев и катков употреблялись мало уменьшенные в диаметре ленивцы от КВ-1. На шасси конструкторы взгромоздили сварной корпус, причём размещение мест в кабине сохранилось.

Участнику экипажа на пассажирском месте в качестве нагрузки дали пулемёт ДТ.

Главным же оружием САУ являлась 122-мм гаубица М-30, пребывавшая в кормовой части корпуса. Гаубицу поместили на шасси вместе с орудийным щитом. Позади было организованно боевое отделение, достаточно просторное, дабы в том месте разместился боезапас и расчёт орудия.

Прекрасно заметно, как громоздкой оказалась машина

В октябре 1941 года машина, взявшая обозначение СУ С2, прошла заводские опробования. На этом, но, её история и закончилась. Армии требовались не эрзац-САУ с туманными возможностями, а КВ-1.

В осеннюю пору 1941 года ЧТЗ был единственным производителем тяжёлых танков. Для КВ-1 тягачи ЧТЗ-65 и С-2 были сняты с производства.

Однако эвакуированные из Ленинграда инженеры СКБ-2 Кировского завода продолжали работу над разными проектами. К примеру, конструктор Н. Ф. Шашмурин проектировал двухместную танкетку «Злоба Народная» с боевой массой 2,5 тонны, броней толщиной 20–25 мм и силовой установкой в виде двух пусковых двигателей от трактора С-65. Кроме этого СКБ-2 спроектировало «Рейдовую машину», воображавшую собой облегчённый танк на базе Т-34, имевший расчётную скорость 70 км/ч и увеличенный запас хода.

Эти проекты кроме этого отправились в корзину.

152-мм САУ 152-СГ на шасси артиллерийского тягача «Коминтерн», начало апреля 1942 года

Значительно более проработанными были проекты самоходных установок, каковые спроектировали инженеры завода №592 Е. В. Синильщиков и С. Г. Перерушев. На протяжении работ над самоходной установкой 122-СГ (СГ-122) они кроме этого создали артиллерийские установки на вторых шасси.

самая мощной среди них была САУ 152-СГ (152-мм самоходная гаубица), созданная на базе артиллерийского тягача «Коминтерн». Машина взяла открытый сверху бронированный корпус, имевший рациональные углы наклона страниц. Толщина её брони составляла 15 мм, и, в соответствии с расчётам, на дистанции в 200 метров её не пробивала пуля ДШК.

Прорабатывался кроме этого вариант САУ с толщиной брони 30 мм. Но, для автомобили, главной задачей которой был пламя с закрытых позиций, противопульной брони было достаточно.

В качестве оружия для неё предполагалось применять 152-мм гаубицу обр.1909/30 гг. Боевая масса 152-СГ оценивалась в 18,5 тонны, а экипаж складывался из 5 человек. Дальше эскизного проекта эта машина не продвинулась, потому, что «Коминтернов» и без того не хватало, да и гаубицы обр.1909/30 гг. были в недостатке.

Лёгкая самоходная установка 45-СП

Похожую судьбу имел и истребитель танков 45-СП (45-мм самоходная пушка), что базировался на шасси СТЗ-5. В отличие от бронетрактора ХТЗ-16, на 45-СП пушку сместили вбок, а боевое отделение сделали полуоткрытым. Толщина его лобовых бронелистов составляла 20 мм, наряду с этим они кроме этого размешались под рациональными углами наклона.

Боевая масса автомобили оценивалась в 8,5 тонны, а большая скорость — в 20–30 км/ч. Подобные оптимистичные оценки выглядят очень вызывающе большие сомнения, потому, что ХТЗ-16 с такой же массой имел большую скорость менее двадцати километров/ч и наряду с этим его двигатель перегревался. Ещё один бронетрактор ГАБТУ КА не требовался, тем более что именно в апреле 1942 года разворачивалось производство Т-70 с совершенно верно такой же 45-мм пушкой.

Истребитель танков разработки А. С. Шитова и П. К. Гедыка, УЗТМ, июнь 1942 года

Один из последних проектов советских САУ на тракторной базе был создан летом 1942 года. Именовался он просто и ёмко, «Истребитель танков», а проектировали его инженеры УЗТМ А.С. Шитов и П.К. Гедык.

Проект, датированный 29 июня 1942 года, базировался на очень сильно модифицированной базе артиллерийского тягача «Сталинец С-2». Кое-какие элементы конструкции истребителя танков, в частности установка оружия, делались очевидно по мотивам подобных элементов штурмовой САУ БГС-5 (прародитель СУ-32), где пушка ЗИС-5 устанавливалась в литой бронировке на особом штыре.

Истребитель танков отличался небольшой высотой — всего 1800 мм. Его экипаж складывался из трёх человек: механика-водителя, начальника-наводчика, и заряжающего. В отличие от вторых свердловских САУ того периода, данный проект имел закрытую рубку. Но, представителей ГАБТУ КА он не впечатлил.

Кроме того, что в то время уже испытывались куда более идеальные СУ-31 и СУ-32, для «Истребителя танков» отсутствовала и нужная производственная база. «Сталинец С-2» не выпускался с ноября 1941 года, а его наследник, С-10, так и не отправился в серию.

литература и Источники:

  • Материалы ЦАМО РФ.
  • Материалы РГАСПИ.
  • Материалы из архива автора.
  • http://panzer35.ru/forum/43–15981–1.

«Коалиция»: богиня войны. Военная приемка

Темы которые будут Вам интересны: