Самоходка, не получившая поддержки

22 ноября 1929 года приказом Революционного Военного совета (потом – РВС) СССР было создано Управление по механизации и моторизации (потом – УММ) РККА. Первым начальником УММ стал комкор И. А. Халепский. Только что появившемуся управлению поручалась организация работ по созданию военной техники для всех родов армий.

Самоходка, не получившая поддержки

Первый глава УММ РККА командарм 2 ранга (во второй половине 20-ых годов XX века – комкор) И. А. Халепский

Источник – t-34-85.ru

Практически сразу после собственного происхождения УММ приступило к работе. Среди КБ (как наркоматовских, так и существовавших при разных фабриках) были размещены заказы на создание разных видов бронированной техники – от танков до бронепоездов. Особенное внимание уделялось созданию самоходных артиллерийских установок, предназначенных для помощи наступающей пехоты и танков прорыва.

В соответствии с тогдашней советской классификации, различали САУ двух видов: первой линии (предшественников будущих СУ-122, СУ-152 и ИС-152), каковые двигались конкретно за наступающими армиями, могли быть визуально найдены и обстреляны соперником, а потому должны были быть всецело бронированными; и второй линии, каковые должны были поддерживать передовые части из глубины порядков, а потому стопроцентное бронирование у них не предусматривалось.

Альтернативой САУ первой линии могли быть артиллерийские танки, другими словами танки, в которых устанавливались не противотанковые пушки, а орудия с навесной траекторией гаубицы снаряда – и полёта мортиры.

В конце 20-х и начале 30-х годов СССР деятельно сотрудничал с германскими, американскими и британскими компаниями в вопросах совместной разработки и приобретения новых видов военной техники – не обращая внимания на отличие капиталистических Страны стран и идеологий Советов. По-видимому, обе стороны рассуждали так: «Идеология идеологией, но бизнес – имеется бизнес». Само собой разумеется, любая из сторон старалась извлечь из этого сотрудничества большую пользу.

Западные предприниматели – реализовать подороже то, что им казалось ненужным, к тому же и поставить заказанное не в полном наборе, а советские функционеры – максимально применять новшества, реализованные западными инженерами в «ненужных» автомобилях, значение которых западные армейские еще не поняли. Кто больше побеждал от таких сделок в каждом конкретном случае, неизвестно.

В первой половине 30-ых годов двадцатого века глава научного комитета (потом – НТК) УММ И. А. Лебедев внес предложение для реализации тактико-технические характеристики САУ ленинградскому заводу «Коммунист» и германской корпорации «Даймлер-Бенц», конструкторы которых входили в совместную советско-германскую Техкомиссию (TEKO). Самоходка первой линии должна была быть вооружена 76-мм полковым орудием примера 1927 года либо 76-мм дивизионным (другими словами, более дальнобойным) орудием примера 1902 года.

Ее вес не должен был быть больше 9 тысячь киллограм, а при оружия дивизионным орудием – 12 тысячь киллограм. Экипаж самоходки должен был складываться из 3-4 человек. Для автомобили предусматривалась противопульная броня толщиной от 20 мм (лобовое бронирование) до 11 мм (кормовое), либо от 30 до 15 мм (при оружия автомобили дивизионной пушкой).

Мощность двигателя должна была составлять от 100 до 150 л. с. Машина должна была развивать скорость до 30–35 км/ч и иметь запас хода до 200 км.

76,2-мм полковая пушка примера 1927 года

Источник – fotovalkirumodelism.com

В соответствии с заключенным соглашением конструкторам «Даймлер-Бенц» были переданы два эскизных проекта, выполненных главой группы перспективного проектирования УММ РККА С. А. конструктором и Гинзбургом В. М. Симским. Но немцы сорвали все сроки исполнения проектных работ, указанные в контракте, а по исполнении их в середине 1932 года выставили за собственные разработки цену, в разы превышавшую утвержденную. Вследствие этого советская сторона отказалась от исполнения собственных обязательств и, независимо от германской стороны, начала разработку собственного прототипа на базе шасси британского 6-тонного двухбашенного пулеметного танка помощи пехоты «Виккерс», не принятого на вооружение королевской армии, а потому вольно реализовываемого за предел британской компанией «Виккерс-Армстронгс».

22 октября 1930 года из Британии в СССР был послан первый танк. До Января этого года были поставлены еще три таких автомобили, а уже в феврале 1931 года «Виккерс» был принят на вооружение под индексом Т-26. 19 марта 1931 года КБ завода «Коммунист» взяло задание на разработку проекта безбашенного артиллерийского танка помощи, а правильнее – самоходной установки, взявшей обозначение СУ-1.

Советские конструкторы остановились на полковой 76-мм пушке примера 1927 года с откатом, укороченным до 750 мм, как главном оружии будущей САУ. Орудие монтировалось в боевой рубке на особой тумбе-лафете, конструкция которой была позаимствована у русского бронеавтомобиля типа «Гарфорд-Путиловец» примера 1915 года.

Легкий танк Виккерс Mк.E модель A во дворе завода компании Виккерс-Армстронгс Ltd., 1930 год

Источник — protank.su

Для ускорения работ рубка была изготовлена не из бронелистов, а из котельного железа, что позднее привело к приемной рабочей группы. Помимо этого, орудийную амбразуру, вырезанную в лобовом странице рубки, не предусматривалось закрывать бронемаской либо бронещитком, исходя из этого при пробных пулеметных обстрелах с расстояния 150–200 метров пара пуль залетело вовнутрь рубки.

Все работы были выполнены в короткие сроки, и уже в октябре 1931 года готовая машина была передана на научно-исследовательский артиллерийский полигон на Охтинском поле (Ржевский полигон) с целью проведения опробований. Спешность изготовления прототипа сказалась на его продуманности и качестве конструкции. При первых же выстрелах орудие САУ вышло из строя, поскольку орудийная тумба была не хватает массивной для выбранного орудия.

По окончании ремонта конструкции орудия и изменения тумбы опробования продолжили. Было произведено 44 выстрела (41 выстрел с выстрела и 3 места с хода), из которых осечка случилась лишь один раз. Ходовые опробования продемонстрировали, что изменение конструкции рубки на ходовые особенности шасси не повлияло.

76-мм самоходная артиллерийская установка СУ-1, 1932 год

Источник – antraspasaulinis.net

По итогам опробований, изложенным в распоряжении НТК УММ, они признавались удовлетворительными. Рабочая группа обязала конструкторов прикрыть орудие бронещитком, а его противооткатное устройство – бронекожухом. Цапфы орудия нужно было разместить выше на 40 мм, дабы расширить угол его вертикального наведения до +20°. Угол горизонтального наведения кроме этого должен был быть увеличен – до +/- 20°.

Предлагалось расширить высоту рубки и снабдить ее амбразурами для наблюдения экипажем поля боя. Кроме этого предлагались другие усовершенствования, призванные уменьшить работу наводчика – педальный спуск орудия, усовершенствованные устройства наведения и т.д.

САУ предполагалось снабдить рацией, для которой конструкторы должно были предусмотреть соответствующее гнездо, и танковым переговорным устройством. Дополнительно к орудию самоходка должна была оснащаться пулеметом ДП с 10-ю магазинами к нему, для которого в корме и бортах рубки необходимо было спроектировать амбразуры с шаровыми яблоками. Особые гнезда для размещения боекомплекта изначально спроектированы не были, что кроме этого предписывалось исправить.

Неспециализированный потенциальный заказ СУ-1 рабочая группа предварительно оценила в 100 единиц.

Модель 76-мм САУ СУ-1, создатель — Александр Егоров

Источник — karopka.ru

Летом 1932 года улучшенный проект СУ-1 был принят, но в работу не отправился. Предпочтение было дано артиллерийскому варианту танка «Виккерс» – Т-26-4 с увеличенной башней и тем же орудием, что и у СУ-1, что в то время проходил полигонные опробования. Но в следствии и он в серию запущен не был.

Немцы отнеслись к созданию САУ более без шуток. Во второй половине 30-ых годов XX века в Германии был разрешён войти в работу появлявшийся невостребованным проект компании «Даймлер-Бенц», из-за которого на свет показалась самая массовая самоходная артиллерийская установка Вермахта – StuG-III.

Проект идеально подошел к концепции дивизионов штурмовых самоходных орудий, призванных поддерживать наступление пехоты, изложенной в 1935 году генералом Вермахта, будущим маршалом Эрихом фон Манштейном в его «Меморандуме о сотрудничестве пехотных частей, подвижной артиллерии и артиллерии». Уже в конце 1939 года предприятия компании «Даймлер-Бенц» начали серийное производство данной автомобили.

Прототип StuG-III на шасси Pz.III Ausf.B

Источник – worldwarphotos.info

Огнеметная совокупность ТОС 1 Буратино (Солнцепек). Buratino

Темы которые будут Вам интересны: