С прицелом на экспорт

Renault FT был не только лучшим танком Первой Мировой, но и самым массовым. Его производство продолжилось и по окончании окончания войны — к 1921 году было произведено 3728 автомобилей этого типа. В это же время, к этому времени Renault FT прекратил устраивать французских военных.

Кроме того пехота, которой в итоге достались «по наследству» Renault FT, не испытывала особенного восхищения от того, что в её распоряжении находятся военные машины, развивающие на распутье среднюю скорость 3 км/ч. Для замены «пенсионера» его производитель создал новую военную машину Renault NC. Отчего же данный танк был более занимателен чужим армиям, чем французской?

Малой кровью

Кроме эксплуатационных неприятностей со быстро устаревающими танками, на предстоящий движение событий повлияли и важные денежные интересы. Не смотря на то, что компания Renault специализировалась в основном на грузовиках и легковых автомобилях, терять деньги с военных заказов ей весьма не хотелось. Окончание Великой войны, с одной стороны, означало падение финансирования. На исполнение полностью заказа на 3940 танков Renault уже не имела возможности рассчитывать.

Иначе, в ряде государств вспыхнули локальные вооруженные конфликты, и враждующим сторонам пригодилось оружие, а также танки. И тут на пути Renault как возможного экспортёра и производителя поднялось французское правительство, «раздававшее» бессчётные Renault FT французской армии направо и налево. В этих условиях компания имела возможность или рассчитывать только на мизерные заказы, или искать какие-то новые ответа.

С прицелом на экспорт

Дополнительная неприятность с Renault FT заключалась в том, что его мизерная скорость потребовала дополнительного применения грузовиков для движения на сколь-нибудь большие расстояния. Опробования продемонстрировали, что на более высокой скорости двигатель начинал перегреваться. Наряду с этим кроме того установка более замечательного двигателя не решала проблему: полужесткая схема подвески ограничивала большую скорость.

Помимо этого, ходовая часть танка, в особенности гусеничные траки, имела низкий ресурс, составлявший всего 150–200 километров. Одним словом, для повышения подвижности танка, первым делом, требовалось урегулировать вопросы с его ходовой частью.

Патент на ходовую часть, которая употреблялась Адольфом Кегрессом на полугусеничных автомобилях и модернизированных Renault FT

В это же время, в 1917 из России во Францию возвратился занимаюший ранее пост начальника технической части Императорского гаража Адольф Кегресс. Тут он начинает продвижение главного изобретения собственной жизни – колёсно-гусеничного движителя с резиновой гусеничной лентой. Идеей французского изобретателя заинтересовался Андрэ Ситроен, глава и основатель известной автомобильной компании, изначально занимавшейся оружейными заказами.

C 1919 года Кегресс трудится на Citroёn, переключившуюся с снарядов на машины. Доработанная совместно с инженером Жаком Хинстином полугусеничная совокупность была успешной. Полугусеничные машины Citroёn-Kegresse по окончании последовательности пробегов стали известными.

Они поставлялись во французскую армию, на их базе строились бронемашины.

Renault FT с ходовой Кегресса в Марокко. На танке уже установлен барабан для преодоления препятствий

На волне успеха первых полугусеничных автомобилей Кегресс внес предложение создать по схожей схеме ходовую часть для Renault FT. Был выдан заказ на выпуск 26 таких танков, каковые изготовили к 1925 году. Оружие, башня, двигатель и корпус танка остались без трансформаций, что, в неспециализированном-то, и неудивительно.

Дело в том, что танки перестраивались из уже имевшихся в наличии FT.

А вот ветхую ходовую часть всецело убрали, заменив её конструкцией, очень сильно напоминавшей ходовую часть ранних полугусеничных автомобилей Citroёn-Kegresse. С каждой стороны сейчас пребывало по две группы тележек с четырьмя опорными катками в каждой. Катки имели цельнометаллическую конструкцию. В виду большей, чем у машин, массы, было нужно очень сильно переделывать как гусеничную ленту, так и ведущее колесо.

Часто оказавшийся танк именуют Renault NC M24/25, но в действительности таковой индекс не употреблялся.

Модернизированные по результатам битв в Марокко танки. Как возможно подметить, барабаны находились не на всех автомобилях, а их оружие могло быть как пушечным, так и пулемётным

Модернизированные подобным образом танки поступили на вооружение 508-го танкового полка, где их свели в две роты. Начались войсковые опробования, включавшие манёвры в Мурмелоне, где был один из центральных тренировочных центров французской армии. Уже тогда выявился маленькой конфуз в конструкции модернизированных танков Renault FT. Дело в том, что не смотря на то, что протяженность ходовой части чуть выросла, танк часто «чиркал» носовой частью корпуса о препятствия.

Чтобы не было этого, были изготовлены особые барабаны, крепившиеся в носовой и кормовой части корпуса. Опробования продемонстрировали, что мысль с заменой подвески была верной. При том же моторе большая скорость мало выросла, а заодно и увеличился запас хода.

Югославские танки на параде. Прекрасно видны кормовые барабаны

В полной мере быть может, что опробования имели возможность закончиться удачно, и переоснащение Renault FT ходовой Кегресса имело бы массовый темперамент. Но, как это часто бывает, вмешался роковой случай. Летом 1925 года Франция официально присоединилась к испанцам в Рифской войне в Марокко.

В числе прибывших в Марокко армий была и 508-я танковая рота, оснащённая танками с ходовой Кегресса. В условиях каменистой местности резиновые гусеницы достаточно скоро приходили в негодность. Одна из таких поломок, произошедших в сражении 3 октября 1925 года, закончилась трагически. При попытке починить гусеницу экипаж танка был убит берберами. На протяжении боя гусеницы вышли из строя ещё у четырёх танков.

Потому, что гусеница конструкции Кегресса представляла собой целый массив, установка её на танк была занятием очень непростым.

Танк с модернизированной ходовой частью на опробованиях в Польше. По их итогам было решено закупить 5 таких автомобилей

По окончании возвращения из Марокко танки направили в Версаль, где прошли ремонт и модернизацию. Особенно очень сильно было нужно переделывать гусеницу, взявшую резино-металлические ботинки, каковые должны были снабжать большее зацепление на распутье. Модернизированные подобным образом танки продолжили работу в 508 BCC.

К слову, обкатанная на модернизированном Renault FT конструкция гусениц позднее употреблялась и на вторых автомобилях Citroёn-Kegresse.

Глубокая модернизация

В то время, когда ещё работы над ходовой Кегресса для Renault FT лишь начинались, руководство армией Франции задумалось о более важной переделке танка. Дело в том, что ещё под занавес Великой войны немцы успели обзавестись первыми специальными противотанковыми пушками. Не смотря на то, что показатели пробития у них было заметно ниже, чем кроме того у пушек начала 30-х годов, однако, тогдашние танки для них уже не воображали особенных неприятностей.

Помимо этого, в боекомплекты самих танков стали входить бронебойные боеприпасы, каковые легко прошивали бронелисты толщиной 15 мм. Одним словом, требовалась броня покрепче.

Renault NC-2 в заводском цеху, 1925 год

В первой половине 20-ых годов двадцатого века последовал заказ на создание двух опытных образцов модернизированного танка, взявшего заводское обозначение Renault NC. Французские армейские, а заодно и Renault, решили подстраховаться на тот случай, в случае если ходовая часть разработки Адольфа Кегресса продемонстрирует себя не самым лучшим образом. Образцы, взявшие обозначение NC-1 и NC-2, были аналогичны по конструкции башен и корпусов, но наряду с этим имели полностью различные ходовые части.

Разработка шла достаточно неспешно, и обе автомобили поступили на опробования лишь в 1925 году.

Ходовой частью совокупности Кегресса оснастили танк, взявший обозначение Renault NC-2. При его разработке были учтены неприятности, найденные на протяжении эксплуатации модернизированных Renault FT. подвески и Конструкция тележек в целом осталась без трансформаций, не стали менять и ленивцы.

Было решено заменить ведущие колёса на более успешные по конструкции, потому, что обнаружилось недостаточное зацепление. Изменилась и конструкция опорных катков, взявших резиновые бандажи. Переделали кроме этого гусеничную ленту, причём её установили в натяг, в один момент отказавшись от поддерживающего катка. Подобное ответ приводит к массе вопросов, которые связаны с удобством эксплуатации в боевых условиях.

Натяжение гусениц Renault FT с ходовой Кегресса и без того было занятием не самым несложным, а при с NC-2 процесс ещё больше усложнялся.

Ходовая часть Renault NC-2 крупным планом

Альтернативой танку с ходовой Кегресса была машина, взявшая обозначение Renault NC-1. Если судить по тому, что она имела первый номер, в Renault делали ставку именно на неё. И, в конечном счёте, не прогадали. Траки этого танка остались железными, но наряду с этим их конструкцию очень сильно переделали. В десять раз больше трансформаций претерпела другая ходовая часть.

Как и при с NC-2, танк взял тележечную схему с четырьмя катками на каждую тележку, но в случае если в конструкции Кегресса употреблялись листовые рессоры, в разработке Renault использовались установленные вертикально пружины. Оказавшаяся конструкция разрешила существенно расширить площадь опорной поверхности.

Количество опорных катков выяснилось воистину умопомрачительным для лёгкого танка – четырнадцать на борт, из них два употреблялись для смягчения ударов при наезде на вертикальные препятствия. Всецело были переделаны ведущие колёса и ленивцы, имевшие более прогрессивную конструкцию, чем у Renault FT. Сверху подвеска была прикрыта экранами, что заметно снижало количество попадавшей на неё грязи.

Прототип Renault NC-1

Оба прототипа имели однообразные башни, позаимствованные у Renault FT. Корпус кроме этого в значительной мере повторял формы корпуса Renault FT. Обстоятельством этого был не консерватизм конструкторов Renault, а очевидная экономия французской армии.

Война закончилась, большая часть страны восстанавливалась от разрушений по окончании четырёх лет кровопролитных сражений, а деньги на новые «игрушки» выделялись очень нехотя, в особенности с учётом того, сколько Renault FT уже было на вооружении. Шнобель всецело повторял переднюю часть предшественника, за тем исключением, что толщину брони увеличили до 25 мм. Подобное усиление брони разрешило обезопасить танк от огня крупнокалиберных пулемётов.

А вот кормовую часть однако полностью переделали, потому, что в Renault NC установили новый, 62-сильный мотор. Потому, что он был больше двигателя Renault FT, моторное отделение было нужно удлинять.

Renault NC-1 на опробованиях, на протяжении которых ходовая часть более классической конструкции продемонстрировала себя лучше, чем конструкция Кегресса

Опробования, начатые в 1925 году, продемонстрировали, что обе автомобили заметно превосходят Renault FT. Не смотря на то, что усиление брони подняло боевую массу танков с 6,7 до 8,5 тысячь киллограм, благодаря новому двигателю и более идеальной ходовой части оба танка развивали скорость около двадцати километров/ч. Для автомобили сопровождения пехоты этого было достаточно. Опробования кроме этого продемонстрировали, что резино-металлическая гусеничная лента заметно проигрывает железным тракам классическим конструкции.

Помимо этого, именно на протяжении опробований состоялся вояж Renault FT с ходовой Кегресса в Марокко, что стало причиной ещё более негативной оценке данной совокупности.

В следствии по результатам опробований выявился однозначный фаворит – NC-1. В его лице французская пехота имела возможность взять в полной мере современный танк, по практически всем черт превосходящий Renault FT. Но во второй половине 20-ых годов XX века пехотное руководство составило новые требования на лёгкий танк.

Его масса должна была составлять около 13 тысячь киллограм, бронирование усиливалось до 30 мм, а в качестве оружия предполагалась 47-мм пушка. Ни в один из этих параметров Renault NC-1 не вписывался. Оставалась ещё надежда на кавалерию, но и той новый танк был не увлекателен.

Ограниченный успех

В ситуации единственным выходом для Renault стало продвижение собственного нового танка на экспорт. Он взял обозначение NC-27. От исходного NC-2 он отличался более идеальной конструкцией траков.

Время от времени озвучивается информация, что называющиеся NC-31 продвигалась экспортная версия NC-2, и такие автомобили кроме того строились для Китая, но это не соответствует действительности. Танк NC-2 так и остался только в виде опытного образца.

Renault NC-27 на опробованиях в Польше, 1928 год

Первым потенциальным клиентом NC-27 была Польша, куда во второй половине 20-ых годов двадцатого века был послан один танк. Машина испытывалась в один момент с Renault FT, оснащённым ходовой частью Кегресса. По окончании продолжительных сравнительных опробований поляки отказались от массовых закупок.

У них и без того имелось более чем полторы много Renault FT, а новые автомобили не так превосходили их по чертям, дабы привести к большому интересу. Дело ограничилось одним NC-27 и пятью Renault FT с ходовой Кегресса, взявшими новые гусеничные ленты. Эти танки кроме этого известны как M26/27.

Больше повезло Renault с другим клиентом – Югославией. Всего ею было приобретено, по различным данным, 9 либо 10 танков Renault FT на ходовой Кегресса. Они дожили до весны 1941 года, в то время, когда немцы вторглись в Югославию. К тому моменту морально устаревшие автомобили уже никак не могли себя показать и стали лёгкой добычей.

Часть из них была подбита, кое-какие танки были захвачены в исправном состоянии. Один из них потом был в руках американцев и был переправлен на Абердинский полигон.

Согласно данным французского исследователя Франсуа Вовилье, танки, поставлявшиеся в Польшу и югославию, назывались Renault FT-Kegresse. В соответствии с его изучениям, их выпустили не 26, а 29 штук. Что же касается индексов Renault M. 24/25, Renault M.26/27 и Renault NC-31, то показались они с лёгкой руки справочника «Танки», изданного в Мюнхене в 1935 году и переведённого у нас во второй половине 30-ых годов двадцатого века.

Выпущенный как идейное продолжение справочника Хейгля (сам Фриц Хейгль погиб в первой половине 30-ых годов двадцатого века), он содержит массу откровенных приписок и неточностей.

К примеру, под обозначением NC-31 в нём на деле прячется NC-27, а называющиеся Renault NC-2 возможно опознать умелый NC-3, превратившийся позднее в D1. Авторы справочника утверждают, что NC-2 употреблялся в японии и Греции, что не соответствует действительности, как и информация о Renault M.26/27, якобы попавших в Китай. Из-за отсутствия других источников эти неточности повторяются многими авторами.

Фотография, которая красноречиво демонстрирует неспециализированные итоги опробований NC-27 в Швеции

Ещё одной страной, которая заинтересовалась новыми французскими танками, была Швеция. В то время на шведов трудились германские и австрийские инженеры, каковые разрабатывали колёсно-гусеничные танки. Но, разработка затягивалась, так что шведская армия решила поискать альтернативу. Один NC-27 был куплен во второй половине 20-ых годов двадцатого века. В шведской армии он взял обозначение Strv fm/28. Но, опробования новой военной машины сходу не заладились. сцепление и Коробка передач были не очень надёжными.

Что ещё хуже, ходовая часть танка очевидно не доходила для Швеции. По результатам опробований от предстоящих закупок шведы отказались.

Иначе, как раз NC-27 совсем подтолкнул шведское армейское управление к той мысли, что танки направляться разрабатывать у себя, а не заказывать на стороне. Наряду с этим тактико-технические требования на новый танк составлялись именно по результатам изучения французской автомобили. Но, она была нужной не только как тестовый пример: некое время Strv fm/28 служил в качестве учебной автомобили.

на данный момент данный танк находится в танковом музее Asrenalen и есть единственным сохранившимся танком семейства NC.

В итоге, успех однако улыбнулась машине, от которой отвернулись в европейских государствах. Во второй половине 20-ых годов XX века заказ на 10 NC-27 был взят от Японской императорской армии. По японским данным, обращение шла о 23 танках. В том же году танки отправились в Страну Восходящего Солнца. "Наверное," вывод японцев довольно агрегатов и отдельных узлов слабо отличается от мнения шведов.

Но, особенного выбора у японских военных не было, потому, что с танками в то время у них дела обстояли не имеет значения. Лёгких танков собственной разработки у них не было совсем, а имелись только 22 Renault FT, закупленных ранее во Франции.

Отцу Гата Сенша, японская модернизация NC-27. Танк оснащён японской 37-мм пушкой Тип 11

Исправление недочётов у купленных танков японцы взяли на себя. В соответствии с французским источникам, на танки, взявшие обозначение «Тип 89», были установлены более замечательные двигатели компании «Мицубиси». Мощности 75-сильного мотора хватило чтобы разогнать танк до двадцати километров/ч. Часть автомобилей Тип 89 взяла в качестве оружия станковые пулемёты Тип 3 калибра 6,5 мм.

Вместо 37-мм пушки SA 18 японцы установили на танки 37-мм пехотные пушки Тип 11. Эти орудия, как и SA 18, основывались на конструкции французской 37-мм траншейной пушки обр.1916 года. Но наряду с этим они были более замечательными и имели возможность употребляться как противотанковые.

Вооружённые подобным образом Тип 89 были наиболее вооружёнными танками из всего семейства Renault FT.

Оснащённые новым двигателями и вооружением Тип 89 стали первыми танками, каковые Японская императорская армия применила в боевых условиях. 18 сентября 1931 года началась японская интервенция в Маньчжурию. В последних числах Января 1932 года началась битва за Харбин, в которой, кроме 2-й пехотной дивизии, действовала 1-я особая танковая рота под руководством капитана Хиякутаке (Hyakutake).

Но, полноценного сражения под Харбином не случилось. Слабо подготовленные китайские армии скоро отошли, и для японских танков просто не нашлось хороших целей. Но кое-какие выводы по результатам применения NC-27 и FT японцы сделали.

Был распознан, к примеру, очень мелкий радиус действия французских боевых автомобилей.

Приблизительно одвременно с этим начались боевые действия в второй точке Китая – Шанхае. Тут действовала 2-я отдельная танковая рота под руководством капитана Сигеми (Shigemi). В составе роты пребывало пять новейших японских средних танков Тип 89, и десять NC-27. Боевые действия продемонстрировали, что японские средние танки существенно превосходили французские военные машины.

У NC-27 тут появились те же неприятности, что и на опробованиях в Швеции. Подвеска была признана не подходящей для текущего театра войны, и Шанхай стал последним местом, где японцы применили эти военные машины. В будущем автомобили были направлены на формирование 1-го танкового полка в Куруме.

Тут NC-27 употреблялись совместно со средними танками Тип 89 как учебные автомобили.

Японские NC-27 на учениях 1-го танкового полка в Куруме. Танки имеют пушечное и пулемётное оружие

Не обращая внимания на более чем скромные удачи, всецело провальной программу Renault NC назвать запрещено. Да, во Франции эти автомобили на вооружение так и не поступили, да и за границей успех был относительным. Однако, Renault NC стали единственными серийными французскими танками 20-х годов.

А предстоящее развитие Renault NC стало причиной созданию серийного а также участвовавшего в военных действиях Renault D1. Увидели танкостроители и танк в других странах. К примеру, ходовая по типу NC-1 была использована на умелом советском лёгком танке Т-19.

литература и Источники:

  • Centre des archives de l’Armement et du personnel civil (CAAPC)
  • Renault D1, Pascal Danjou, TRACKSTORY №8, 2008
  • http://www.ointres.se/strv_renault.htm
  • http://www3.plala.or.jp/takihome
  • Фотоархив автора

Трудиться на своем сырье с прицелом на экспорт

Темы которые будут Вам интересны: