Пушка верхом на тягаче

В осеннюю пору 1941 года у Красной армии не было иного выхода, не считая как применять все имевшиеся ПТ средства – пускай и несовершенные, но действенные в борьбе с военной техникой соперника. В то, что германские танки были остановлены под Москвой, внесли свою лепту и самоходные артиллерийские установки ЗиС-30

В первой половине 1940 года конструкторское бюро (потом – КБ) завода №92, расположенного в Неприятном, деятельно разрабатывало множество артиллерийских совокупностей. Особенную важность в канун будущей войны, в неизбежности которой в СССР мало кто сомневался, имела работа по созданию новой противотанковой пушки.

Пробивная сила имевшихся пушек калибра 37 и 45 мм считались недостаточной в силу появления у самый вероятного соперника (вермахта) средних танков с толщиной лобового бронирования, достигавшей 50 мм. Помимо этого, было как мы знаем, что немцы захватили большое количество французских танков B-1 и B-1bis, и то, что германские танкостроители начали разработку тяжёлых танков, толщина лобового бронирования которых имела возможность достигать 100 мм. Так, требовалось расширить начальную скорость боеприпаса и, быть может, калибр орудия.

Волжский «гостинец» для незваных гостей

В то время в СССР рассматривался диапазон калибров от 45 до 60 мм. Артиллерийский комитет Главного артиллерийского управления в качестве самоё эффективного предлагал калибр 55 мм, а Артиллерийская академия имени Дзержинского – 60 мм, но на заводе №92 вычислили, что оптимальным будет калибр 57 мм при боеприпасе весом в 3,14 кг с начальной скоростью 1000 м/с.

Существовало два варианта повышения начальной скорости боеприпаса – создание конического ствола либо же применение ствола цилиндрического, но повышенной длины. Для упрощения и удешевления конструкции пушки основной конструктор КБ В. Г. Грабин решил пойти по второму пути.

Пушка верхом на тягаче

Генерал В. Г. Грабин

Источник – warheroes.ru

Для унификации пушки, взявшей индекс «ЗиС-2», гильзу боеприпаса решили применять ту же, что и для 76-мм полковых орудий, обжав её дульце до 57 мм (позднее это техническое ответ разрешит в короткие сроки создать на базе ЗиС-2 легендарное орудие ЗиС-3). Кроме этого, для ускорения работ и оптимизации расходов употреблялась конструкция удачно прошедшей опробования, но не принятой на вооружение 76-мм полковой пушки Ф-24.

Первоначально орудие взяло индекс «Ф-31». Примечательно, что КБ начало её разработку ещё до получения тактико-технических требований (потом – ТТТ) от Народного комиссариата оружий, забрав за базу пожелания помощника наркома обороны маршала Г. И. Кулика, записанные Грабиным и сводившиеся к тому, что пушка должна была быть:

  • маленьких размеров;
  • минимальной по весу (дабы орудийная прислуга имела возможность перекатывать её вручную);
  • лёгкой на ходу (выдерживать скорость передвижения автомобиля-тягача);
  • скорострельной и имеющей высокую кучность боя.

Официальные ТТТ для нового противотанкового (потом – ПТ) орудия были взяты в сентябре 1940 года, в то время, когда работы над ним уже близились к завершению. В октябре прошли опробования пушки возкой и стрельбой, каковые продемонстрировали её необыкновенную надёжность. Орудие имело только один большой недочёт – нехорошую кучность. Грабин осознавал, что в расчёты закралась неточность и была неправильно сделана нарезка ствола.

Не обращая внимания на громадный риск, он заверил и маршала Г. И. Кулика, и И. В. Сталина в том, что завод в сжатые сроки исправит неточность и поставит прямо на испытательный полигон новый ствол с верной нарезкой. Ещё до получения результатов опробований пушки с новым стволом было дано распоряжение направить в Неприятный группы технологов с трёх вторых фирм для разработки разработки производства ЗиС-2 на их мощностях.

Советская 57-мм противотанковая пушка ЗиС-2 в экспозиции Нижегородского кремля

Источник – roncskutatas.hu

Ствол с новыми нарезами скоро был доставлен на полигон, и следующий этап опробований продемонстрировал, что ЗиС-2 владеет неповторимой для того времени кучностью, мобильностью, технологичностью и надёжностью. Впечатляли и её пробивные свойства – на расстоянии одного километра подкалиберный боеприпас, масса которого достигала 1,79 кг, а начальная скорость – 1270 м/с, имел возможность пробить вертикальную броневую плиту толщиной 101 мм. Тупоголовые и остроголовые бронебойно-трассирующие боеприпасы массой 3,14 кг и начальной скоростью 990 м/с пробивали, соответственно, броню толщиной 91 и 74 мм, а осколочный боеприпас массой 3,75 кг имел начальную скорость 700 м/с. Дальность прямого выстрела бронебойным боеприпасом при высоте цели 2 м составляла 1100 м, а дальность стрельбы осколочной гранатой УО-271У – 8400 м.

Товар с доставкой

Уже в конце 1940 года Грабин внес предложение маршалу Кулику создать «самодвижущуюся» пушку ЗиС-30, которая практически являлась бы бронетранспортёром с установленным сверху поворотным механизмом для ПТ пушки ЗиС-2. Установку назвали «самодвижущейся», потому, что самоходной в то время считалась машина с вмонтированной танковой пушкой, а не с установленным сверху полевым орудием, у которого кроме того щит не претерпевал трансформаций.

На заводе собирались «поставить на гусеницы» и 76-мм полковое орудие Ф-22УСВ, но скоро от данной идеи отказались из-за через чур громадных габаритов данной артсистемы. Что же касается ЗиС-2, то для неё подобрали артиллерийский тягач Т-20 «Комсомолец» (заводской индекс «020» либо «А-20»), употреблявшийся для буксировки полковых пушек.

Начало войны ускорило процесс создания новой САУ, и уже 1 июля 1941 года министр оружия Д. Ф. Устинов подписал приказ следующего содержания:

«Ввиду острой необходимости противотанковых и зенитных самоходных артсредств и ввиду отсутствия особой базы для них приказываю:…заводу №92 создать и изготовить 57-мм противотанковую пушку на самоходном шасси. …противотанковые орудия должны иметь к тому же бронированную кабину. Проекты самоходных установок должны быть представлены на рассмотрение 15 июля 1941 года».

4 июля 1941 года на заводе №92 была создана особая несколько конструкторов под управлением инженера П. Ф. Муравьёва. Уже через пять дней затем на совещании отдела главного конструктора Муравьёв представил собственный доклад с вариантами будущей ЗиС-30:

«…III. Установка 57-мм противотанковой пушки в 73 калибра на самоходном шасси. докл. Муравьев

3.1 СУ-2-1 – 57-мм пушка на шасси артиллерийского гусеничного тягача «Комсомолец»

3.2 СУ-2-1 – 57-мм пушка на шасси быстрох. артиллерийского гусеничного трактора СТЗ-5

3.3 СУ-2-3 – 57-мм пушка в грузовик повышенной проходимости ЗИС либо ГАЗ»

Инженер-конструктор П. Ф. Муравьёв

Источник – infosity.ru

От идеи установки орудия на трактор отказались сходу, поскольку советские конструкторы уже имели неудачный опыт разработки автомобилей СУ-2 и СУ-5, каковые владели не самой лучшей проходимостью. Исходя из этого индекс «ЗиС-30» присвоили новому самодвижущемуся орудию, которое решили создать в двух вариантах – на шасси тягача Т-20 «Комсомолец» примера 1937 года и на базе грузовика ГАЗ-ААА. Так как в серию был запущен только первый вариант, задержимся подробнее на его конструкции.

При переделке в САУ ЗиС-30 конструкция тягача Т-20 не претерпела практически никаких трансформаций. Вращающуюся часть пушки ЗиС-2 смонтировали на П-образном кожухе, что размещался над крышей моторного отделения, расположенного среди тягача. На марше ствол пушки крепился к крыше отделения управления при помощи особого кронштейна и закреплялся особым стопором около казённой части.

Для фиксации САУ по окончании выстрела на кормовом бронелисте её корпуса монтировались два откидных упора-сошника. При переводе автомобили в боевое положение они должны были в обязательном порядке откидываться, в противном случае ЗиС-30 рисковала опрокинуться, поскольку её центр тяжести был достаточно высоко.

Финские воины на трофейном советском артиллерийском тягаче Т-20 «Комсомолец» примера 1938 года

Источник – waralbum.ru

«Комсомолец» был создан на базе отечественного лёгкого плавающего танка Т-38. Советские плавающие танки имели компоновку, отличавшуюся от советских средних и тяжёлых бронированных гусеничных автомобилей – трансмиссия у них пребывала в первых рядах в одноимённом отделении, после этого шло отделение управления, а за ним моторное и кормовое отделения.

Ходовая часть автомобили складывалась из четырёх подрессоренных листовыми рессорами тележек (по две на борт), в каковые были собраны восемь обрезиненных опорных катков. Помимо этого, употреблялись четыре поддерживающих ролика (по два с каждой стороны). Ведущими были передние колеса зубового зацепления, а направляющими – задние, снабжённые механизмом натяжения.

Конструкция мелкозвенчатой гусеницы со металлическими траками шириной 200 мм была заимствована у танка Т-38.

Артиллерийский тягач Т-20 «Комсомолец» на параде 7 ноября 1941 года в Куйбышеве

Источник – waralbum.ru

При сборке корпуса употреблялась и сварка, и заклёпки, и болтовые соединения. Бронирование автомобили было противопульным с рациональным размещением бронелистов (лобовые бронедетали изготавливались толщиной 10 мм, остальные – 7 мм).

Элементы трансмиссии, не считая фрикционов и бортовых редукторов, были позаимствованы у грузовика ГАЗ-АА. Трансмиссия складывалась из однодискового главного фрикциона сухого трения, четырёхступенчатой коробки переключения передач с четырьмя скоростями вперёд и одной назад, одноходового демультипликатора чтобы получить прямую либо замедленной передач, конической основной передачи, двух многодисковых сухих бортовых фрикционов с ленточными тормозами и двух бортовых одноступенчатых редукторов.

Эскиз САУ ЗиС-30

Источник – alternathistory.org.ua

Отделение управления защищалось бронированной рубкой. Средства управления тягачом и место механика-водителя традиционно размешались с левого борта, а справа в рубке была смонтирована шаровая установка под 7,62-мм пулемёт ДТ и сидение для пулемётчика. В бортах рубки, и лобовом верхнем бронелисте перед местом механика-водителя монтировались смотровые лючки, снабжённые смотровыми щелями, каковые защищались триплексами.

посадка и Высадка экипажа осуществлялась через громадные прямоугольные люки, расположенные в крыше рубки. Потом пребывало моторное отделение, в котором устанавливался четырёхцилиндровый бензиновый двигатель водяного охлаждения ГАЗ-М мощностью 50 л. с. Откидывающиеся вверх бронированные крышки снабжали экипажу эргономичный доступ к силовой установке. Пуск двигателя осуществлялся посредством электростартёра МАФ-4006 мощностью 0,8–0,9 л. с. (0,6–0,7 кВт) либо от заводной рукоятки.

САУ ЗиС-30, вид спереди

Источник – foto-transporta.ru

В кормовом отделении размещались два топливных бака ёмкостью 122 л, что давало машине запас хода в 150 км (по шоссе). Радиостанция и танковое переговорное устройство на САУ не устанавливались.

Орудие размешалось над моторным и кормовым отделениями (крыша последнего в один момент являлась палубой для боевого расчёта). Экипаж САУ складывался из пяти человек – начальника, заряжающего, наводчика и двух подносчиков снарядов. В большинстве случаев, двое последних в походном положении САУ делали функции пулемётчика-и механика водителя.

САУ ЗиС-30, вид сбоку. Прекрасно видны откинутые сошники

Источник – foto-transporta.ru

Как и тягач «Комсомолец», 57-мм противотанковая пушка ЗиС-2 при установке на шасси фактически не подверглась конструкционным трансформациям. У неё сохранился обычный «полевой» бронещит, прицельные и противооткатные устройства. Углы вертикальной наводки орудия составляли от -5 до +25°, по горизонту – ±15°.

Прицел ПШ-2 (время от времени устанавливался ОП2-55) разрешал вести пламя как прямой наводкой, так и с закрытых позиций. В ночных условиях для освещения шкал прицела использовался прибор «Луч-1». Вертикальный клиновой затвор с полуавтоматикой копирного типа разрешал достигнуть скорострельности до 25 выстр./мин, а прицельная скорострельность составляла 15 выстр./мин.

Возимый боекомплект ЗиС-30 был маленьким – всего 20 снарядов (что потом приводило к армейских), а боезапас пулемёта ДТ составлял 12 дисков с 756 патронами. Орудийные боеприпасы могли быть подкалиберными, осколочными и бронебойно-трассирующими в зависимости от ставившихся задач, наряду с этим главной «специализацией» самоходки было выведение из строя военной техники соперника.

ЗиС-30 на опробованиях и в производстве

К середине июля 1941 года готовься две «самодвижущиеся» ПТ САУ – Зис-30 и Зис-31. В качестве шасси для второй установки применяли забронированный трёхосный грузовик ГАЗ-ААА. Маршал Кулик, которого Грабин поставил в известность о готовности новых САУ, и полковой пушки ЗиС-3 (созданной заводом №92 в инициативном порядке), назначил их опробования на 22 июля.

Эскиз САУ ЗиС-31 на базе шасси трёхосного грузовика ГАЗ-ААА

Источник – alternathistory.org.ua

По итогам опробований у их участников сложились очень противоречивые мнения. Грабин и другие представители завода №92 думали, что опробования прошли превосходно:

«…Орудийный расчёт под руководством Горшкова начал показывать ЗИС-30 в действии. Всё шло превосходно. Кулик приказал поменять огневую позицию. У нас был классный шофер С. М. Петров. В армии он служил в танковой части.

По команде «марш» Петров повёл ЗИС-30, безукоризненно делая все требуемые Куликом манёвры».

У военных же сложилось иное вывод, и тому были определённые основания. САУ была перетяжелена (что ухудшало её проходимость на пересечённой местности), а не рассчитанный на высокие нагрузки двигатель ГАЗ-М всегда перегревался. Помимо этого, высоко расположенный центр тяжести автомобили создавал угрозу заваливания её набок при прохождении косогоров.

Расчёт САУ ЗиС-30, ноябрь 1941 года

Источник – panzernet.net

Результаты огневых опробований кроме этого подверглись критике: высокая недостаточный вес и отдача орудия шасси приводили к сбиванию наводки при ведении огня на постоянном прицеле, не обращая внимания на наличие откидных упоров-сошек. По данной же причине САУ не имела возможности вести пламя на громадных углах отклонения оси орудия от оси шасси (в другом случае она имела возможность опрокинуться). Так, при появления целей под углом 45–90° механик-водитель должен был поставить машину под нужным углом, и только затем наводчик имел возможность осуществлять более правильную наводку.

На полигоне испытали и автомобильную установку ЗиС-31, которая, как выяснилось, владела лучшей кучностью за счёт более массивного и устойчивого шасси. Но мобильность и проходимость данной автомобили были существенно ниже, чем у гусеничного варианта, а потому от её применения сразу же отказались.

Расчёт САУ ЗиС-30. У начальника на рукаве шинели – символ противотанковой артиллерии Красной армии

Источник – broneboy.ru

Не обращая внимания на вал критики, армейским очень привередничать не приходилось. К тому времени прошло всего пара дней с того времени, как маршал Кулик вырвался из окружения, в которое он попал на Западном фронте вместе с армиями 10-й армии. В том месте Кулик имел возможность лично убедиться в крайней необходимости средств ПТ обороны в зоне битв, исходя из этого резолюция маршала гласила: «ЗИС-30, само собой разумеется, машина не сильный, но ничего другого больше нет, а фронт ожидает! Рекомендуем!»

Уже на следующий сутки, 23 июля 1941 года, Государственный обороный комитет (ГКО) издал распоряжение №ГКО-252сс, подписанное лично Сталиным:

«1) Обязать НКВ т. Устинова установить первые сто 57-мм противотанковых пушек на тракторе «Комсомолец».

2) Обязать НКСМ т. Малышева подать заводу № 92 НКВ 100 шт. тракторов Комсомолец до 10.8.1941 года.

3) Обязать НКВ т. Устинова с 10.8 производить 57-мм противотанковые пушки на прицепе, применяя автомобиль ГАЗ-61, как тягач.

4) Обязать т. Малышева с 10.8 подавать заводу № 92 НКВ машины ГАЗ-61, числом, снабжающем программу выпуска 57-мм противотанковых пушек.

5) В отношении выпуска 57-мм противотанковых пушек и дивизионных 76-мм пушек на заводе № 92 остаться при прошлом ответе.

6) Предложение завода и Горьковского обкома № 92 об установке 57-мм пушек на автомобиле ГАЗ-ААА не принимать»

Но трудности появились в том месте, где их не ожидали. Столичный завод №37 (единственный производитель тягачей «Комсомолец») в августе прекратил их серийное производство и полностью переключился на выпуск лёгких танков Т-60, исходя из этого для изготовления ЗиС-30 было нужно изымать тягачи у артиллерийских частей, проходивших переформирование, и искать их на ремонтных фабриках. В следствии до 15 октября 1941 года на заводе №92 изготовили лишь 101 единицу САУ ЗиС-30 с 57-мм пушкой ЗиС-2 (включая умелый экземпляр), и одну ЗиС-30 с 45-мм противотанковой пушкой.

Несколько Муравьёва пробовала выйти из положения, приспособив под шасси забронированный полугусеничный вездеход ЗиС-22М, выпускавшийся серийно столичным автозаводом им. Сталина. На опробованиях, совершённых в ноябре 1941 года, новая САУ ЗиС-41 продемонстрировала хорошие результаты, но скоро завод эвакуировали, и производство вездеходов кроме этого остановилось.

САУ ЗиС-41 (созданная на базе полугусеничного вездехода ЗиС-22М) на полигонных опробованиях

Источник – weaponsandwarfare.com

Кроме недостатка шасси, появились неприятности и с 57-мм пушками ЗиС-2 – их пробивная мощность выяснилось через чур большой для военной техники вермахта 1941–42 годов (во многих случаях наблюдалось сквозное пробитие корпуса лёгких германских танков без видимых последствий). Одновременно с этим, с бронированными целями легко справлялись более технологичные и недорогие 45-мм противотанковые пушки 53-к и 76-мм полковые ЗиС-3.

Из этого был сделан вывод, что производство ЗиС-2 направляться прекратить из-за «избытка мощности при отсутствии соответствующих целей». Так, к концу 1941 года фирмами было сдано всего 371 орудие. О ЗиС-2 отыскали в памяти лишь в первой половине 40-ых годов двадцатого века, в то время, когда на полях сражений показались германские тяжёлые танки Pz.Kpfw.V «Пантера» и Pz.Kpfw.

VI «Тигр», против лобовой брони которых были бессильны ПТ орудия Красной армии.

В январе же 1942 года Муравьёв и его проектировщики постарались установить на имевшуюся на заводе №92 первую умелую машину ЗиС-30 76-мм пушку ЗиС-3. По окончании заводских опробований стрельбой от предстоящего развития данной автомобили отказались и больше работ над созданием САУ в Неприятном не проводили.

ЗиС-30 в битвах за Отчизну

На вооружение противотанковых подразделений Красной армии САУ ЗиС-30 начали поступать уже в последних числах Сентября 1941 года. Одними из первых их взяли 17-я, 18-я, 19-я и 20-я танковые бригады (потом – ТБр), формирование которых завершилось в начале Октября 1941 года. Из Ивановской области они были безотлагательно переброшены на запад Столичной области для прикрытия Можайского направления (18-я, 19-я, 20-я ТБр) и под Мценск для прикрытия Тулы (17-я ТБр).

САУ ЗиС-30 на огневой позиции. Постановочный кадр – сошники в задней части автомобили, опускаемые при стрельбе, в этом случае подняты. В таком положении орудие рискует опрокинуться при выстреле

Источник – waralbum.ru

30 сентября германская армия начали операцию «Тайфун», из-за которой руководство вермахта планировало совсем разгромить западную группировку армий РККА и захватить Москву. К 7 октября, в то время, когда 18-я ТБр лишь выгружалась из эшелонов в районе ж/д станций Дровнино, Колочь и Уварово между Гжатском и Можайском, немцы замкнули кольцо окружения армий Западного и Резервного фронтов недалеко от Вязьмы.

18-я ТБр должна была принимать участие в обороне Гжатска, но из-за отсутствия горючего до района сосредоточения не дошла. В первые боестолкновения она вступила через сутки по окончании выгрузки – 9 октября из района Гжатска к её позициям выдвинулись германские пехотные части, а также авангард дивизии СС «Das Reich» при помощи артиллерийских и танковых соединений. На вооружении 18-й ТБр было 19 средних танков Т-34, 3 танка БТ-7, 24 танка БТ-5, 5 танков БТ-2, один танк Т-26, семь бронемашин и не меньше шести САУ ЗиС-30.

В соответствии с боевыми донесениями бригады, в битвах 9–10 октября её подразделениями были стёрты с лица земли 10 танков, 4 бронемашины, 2 ПТО, две миномётные батареи и до 400 воинов соперника. Личные утраты составили 7 танков и 3 ПТО без указания типов.

Германские воины около трофейной САУ ЗиС-30

Источник – militarymodels.co.nz

Но подразделения вермахта действовали слаженно, стараясь не штурмовать в лоб узлы сопротивления соперника, выискивая не сильный участки в его обороне и атакуя их прежде всего. В следствии уже 11 октября бригада появилась в окружении, при выходе из которого, осуществлявшемся с 11:00 до 23:00 того же дня, утратила фактически всю собственную материальную часть. По состоянию на утро 12 октября в 18-й ТБр оставалось всего 5 Т-34, один БТ-7 и один Т-26, а все САУ ЗиС-30 были утрачены.

В 19-й ТБр обстановка была схожей. 11 октября она принимала участие в наступлении на Гжатск, покинутый войсками СССР незадолго до. Действуя совместно с группой генерала Щербакова, бригаде удалось потеснить соперника и продвинуться к Гжатску, но, перейдя в наступление недалеко от Крюкова, немцы очень сильно потрепали её – утраты составили 21 Т-34, 11 Т-40 и одну ЗиС-30.

Бригада вынужденно отошла к Можайску, где вела оборонительные битвы до 21 октября, пока не утратила фактически всю собственную материальную часть и не была выведена в резерв.

На вооружении 20-й ТБр было 29 танков Т-34, 20 Т-26, 12 Т-40 и 8 САУ ЗиС-30, причём всю военную технику, не считая Т-34, она взяла, уже следуя на фронт. Это стало причиной тому, что лишь по окончании выгрузки из эшелонов стало известно, что танки Т-26, поставленные одним из ремонтных фирм, заводились только с буксировки, а 14 единиц завести и вовсе не удалось. С 11 по 13 октября бригада занимала рубеж обороны на реке Протва недалеко от Вереи, снабжая развертывание частей 33-й армии.

В первом же бою в 50 км от Вереи сводная несколько, складывавшаяся из роты танков Т-34 и мотострелкового батальона, утратила 4 из 7 танков и две САУ ЗиС-30, каковые были подбиты и покинуты на территории соперника. После этого 20-я ТБр впредь до 16 октября обороняла Можайск, пока не получила приказ на отход.

САУ ЗиС-30, кинутая на дороге из-за технической неисправности

Источник – waralbum.ru

21-я ТБр взяла на вооружение 19 танков Т-34 с пушками Ф-34, 10 танков-истребителей Т-34 с пушками ЗиС-4, 5 танков БТ-2 с 37-мм пушками, 15 танков БТ-5 и БТ-7, 10 танков Т-60 и 4 самоходных орудия ЗиС-30. 12 октября бригаде было приказано передислоцироваться из Владимира в Калинин, но уже 14 октября город был покинут войсками СССР, исходя из этого танкистам было нужно выгружаться на станциях Завидово и Решетниково, более чем в 50 км от пункта назначения.

Осуществив танковый рейд по маршруту Панигино–Тургиново–Пушкино–Трояново, 21-я бригада смогла ворваться на улицы Калинина, но ни забрать город, ни удержать его танкисты не смогли. За четыре дня битв они стёрли с лица земли 34 танка, 210 автомашин, 31 орудие и как минимум три самолёта, раздавленные на местном аэропорте. Утраты 21-й ТБр кроме этого были громадны – 21 Т-34 (включая все танки с 57-мм танковой пушкой ЗиС-4), 7 танков БТ-7, один Т-60 и одна САУ ЗиС-30.

Разбитая САУ ЗиС-30, октябрь 1941 года

Источник – militarymodels.co.nz

Фактически все выпущенные самоходки ЗиС-30 были использованы для укомплектования дивизионов ПТО (по 4–8 единиц в дивизионе) танковых бригад Западного и Юго-Западного фронтов, приняв активнейшее участие в оборонительном сражении под Москвой и последовавшем за ним зимнем наступлении.

В боевых донесениях того времени сложно выяснить степень участия САУ в битвах, поскольку в армиях индекс «ЗиС-30» не был известен. В боевых донесениях автомобили указывались и как «57-мм пушки ПТО», и как «57-мм пушки на тракторном шасси», и только в отдельных документах они упоминаются как «самоходные 57-мм пушки ПТО».

САУ ЗиС-30, захваченная немцами

Источник – militarymodels.co.nz

Оценка результатов применения самоходок ЗиС-30 советскими армейскими функционерами была неоднозначной. 1 октября 1941 года на пленуме Артиллерийского комитета Главного артиллерийского управления (ГАУ) под руководством Э. А. Сателя, было доложено «об успешном боевом применении автомобилей ЗИС-30».

Но в донесении от 15 апреля 1942 года, поступившем в Артиллерийский комитет ГАУ, находились совсем иные слова: «Машина неустойчива, ходовая часть перегружена, в особенности задние тележки, мелок запас хода и возимый боекомплект, громадны габариты, не сильный защищённость моторной группы, не обеспечена сообщение расчёта с водителем. Стрельба довольно часто ведётся с поднятыми сошниками, поскольку нет времени на развёртывание, наряду с этим наблюдались случаи опрокидывания автомобилей».

Не смотря ни на что, в осеннюю пору 1941 года у Красной армии не было иного выхода, не считая как применять все имевшиеся ПТ средства – пускай и несовершенные, но действенные в борьбе с военной техникой соперника. В то, что германские танки были остановлены под Москвой, внесли свою лепту и установки ЗиС-30. Они ещё эксплуатировались в первой половине 1942 года, но к лету их фактически не осталось в армиях – часть автомобилей была утрачена в битвах, а часть вышла из строя по обстоятельству поломок.

До отечественного времени ни одного экземпляра САУ ЗиС-30 не сохранилось.

Модель САУ ЗиС-30, масштаб 1:25

Источник – karopka.ru

Пушка. #572

Темы которые будут Вам интересны: