Противотанковая экзотика. реактивные снаряды в новом амплуа

Противотанковая экзотика. реактивные снаряды в новом амплуа

Применять против танка реактивный боеприпас (РС) — очень соблазнительная возможность. Ракеты несут замечательную боевую часть, а для их запуска не обязательно строить сложную конструкцию, достаточно направляющих рельсов. Ещё в 30-е годы советские лётчики применяли РС для стрельбы по вражеским самолётам.

На протяжении ВОВ реактивные боеприпасы постарались приспособить для уничтожения германских танков. Оказалось, что всё далеко не так легко, как думается.

Провальные опробования 41-го года

Отчёт о первом дне опробований наземной реактивной противотанковой установки, состоявшихся 6 августа 1941 года на Софринском артполигоне, уложился в одну строке: «Ввиду того, что отстрел снарядов производился ночью, падения снарядов не отысканы». Опробование касалось кучности попаданий, и итог, как прекрасно видно из написанного, не обрадовал экспертов.

Главный недочёт реактивных снарядов, что конструкторы не смогли преодолеть в годы войны — очень низкая кучность попаданий

Следующий сутки был более нужным с позиций сбора информации, по причине того, что боеприпасы хотя бы удалось отыскать. Но выстрелить и попасть — различные вещи. Оказалось, что при запуске снарядов с километровой дистанции боковой разброс достигал 50 метров, а отклонение по дальности — чуть больше трёхсот.

С идеей о попадании ракетой в танк всё стало очевидным, но программа потребовала от испытателей отстрела РС-ов по броневым плитам, и её нужно было делать.

Установку разместили на расстоянии 200 метров от цели и выпустили пять ракет, ни одна из которых не попала в плиту. Эксперты опять написали в отчёт о ужасном рассеивании реактивных снарядов и сократили расстояние до ста метров. Тут испытателям повезло: из двух выпущенных ракет одна поразила мишень и взорвалась. На броне осталась поверхностная вмятина.

Фактически, для Главного артиллерийского управления таких результатов было даже больше чем нужно. Но его сотрудники были экспертами. Главным качеством же вторых товарищей была прежде всего хорошая фантазия.

Сейчас такие люди, к примеру, пишут книги про то, как люди из отечественного времени попадают в прошлое и меняют движение истории. Но в годы войны для того чтобы жанра ещё не придумали, так что приходилось забрасывать письмами Государственный обороный комитет (ГКО) либо направлять послания лично И. В. Сталину.

Реактивное ружьё Михаиля Миля

В октябре 1942 года инженер Михаил Леонтьевич Миль был помощником главного конструктора Николая Ильича Камова на заводе № 290. В случае если читателю показалось, что он видит привычные фамилии, то всё правильно: оба этих человека потом прославятся как создатели отечественных вертолётов. Но это прозойдёт лишь спустя пара лет, а до тех пор пока Миль представил в ГКО проект противотанкового ружья, стреляющего реактивными боеприпасами РС-82 (калибр 82 мм).

Конструктор давал слово, что с его ружьём справится один боец. Дабы того не поразило выхлопной струёй ракеты, изобретатель придумал направляющее устройство, которое должно было отводить её в сторону.

Масса установки колебалась от 14 до 20 килограммов, в зависимости от того, пребывало ружьё на треноге либо более тяжёлом станке. Расстояние прицельного огня по расчётам предполагалась такой же, как у простого противотанкового ружья. Другими словами 100−200 метров.

Миль был уверен, что на данной дистанции 82-мм реактивный боеприпас, специально разработанный им для противодействия бронетехнике , пробьёт кроме того тяжёлую броню. Вторым несомненным преимуществом проекта конструктор вычислял возможность скоро наладить массовое производство реактивных противотанковых ружей на Урале.

Примечательно, что проект Миля не был чистой теорией. В собственном письме инженер сказал: «С момента происхождения настоящего предложения (15 августа 1942 г.) автором совместно с т.Пасхиным С.В. выполнены и испытывались стрельбой боевыми боеприпасами последовательно 3 установки. Эти опробования продемонстрировали необходимость доводки образцов, которая на данный момент производится».

Работники приёмного отдела народного комиссариата обороны хорошо набили руку в сортировке писем с предложениями. Конкретно данный проект бредом не смотрелся, так что переадресовали куда следует — в Основное артиллерийское управление Красной армии (ГАУ). А в том месте эксперты ознакомились с предложением Миля внимательнее и резюмировали, что «возможность попадания в цель размерами Зм. по фронту х 2м. в.высоту равна 3,4 %. Это значит, что в среднем из 100 выстрелов лишь не больше 4-х попадут в цель.

В силу изложенного разработка предложения т. Миль представляется нецелесообразной».

Опробования реактивных самонаводящаяся мина «и ружьё»

Существовало три проекта реактивных ружей: Миля, Миля — Пасхина и Камова — Маленьких. До тех пор пока отрицательное заключение по первому из них добиралось до Урала, в том месте уже успели собрать и испытать все эти образцы. Нетрудно додуматься, что результаты стрельбы подтвердили прошлые выводы спецов-артиллеристов.

Реактивные винтовки безбожно мазали.

Не обращая внимания на то что ГАУ отклонило проекты завода № 290, конструкторы работали с ними по собственной инициативе. Это заявил Н. И.Камов в собственном письме в Москву в первой половине 40-ых годов XX века. Конструктор опять подчернул, что это оружие надёжно и безопасно для стрелка. Потом Камов привёл собственные мысли относительно того, из-за чего боеприпасы не летят в цель и как с этим бороться:

«Ввиду того, что многие руководящие армейские работники вычисляют очень нужным получение для того чтобы оружия на снабжение пехоты, я продумывал данный вопрос и пришел к следующим выводам:

1.Нехорошая прицельность оружия обуславливается случайными фактора в образовании газового факела боеприпаса.

2. Придание вращения боеприпасу РС-82 исключит данный фактор».

Камов высказывал готовность осуществить доводку ружей. Ответа на это письмо из Главного артиллерийского управления пока не отыскано. Но если он был, то в полной мере быть может, что конструктора уведомили о том, что в случае если поднять точность стрельбы вращением возможно, то боевую мощь кумулятивной боевой части оно же и ослабит.

К 1944 году в этом успели убедиться разработчики отечественных ручных гранатомётов.

Рассказ о попытках применять реактивные боеприпасы против танков не будет полным без рассказа о ещё одной любопытной конструкции. В последних числах Ноября 1942 на полигоне ГАБТУ испытали самонаводящуюся противотанковую мину (СПТМ) конструкции военинженера 2-го ранга Рассказова. Ответ было несложным и уникальным: мину с ракетным двигателем нужно было подвесить к тросу, натянутому поперёк дороги.

Задевая трос, танк высвобождал чеку мины, запуская ракетный заряд, по окончании чего следовал выстрел в борт.

На протяжении опробований стало известно, что боевая чека срабатывает не весьма надёжно: на 11 запусков случилось четыре отказа. В остальных случаях мина стабильно попадала в наезжавшую на трос «тридцатьчетвёрку».

Пробивная свойство мины, испытанная на трофейных танках T-III и Pz 38(t) была хороша. Её кумулятивная боевая часть, пускай ещё и не идеальная, стабильно пробивала 30 мм германской брони.

В итоге мину всё- таки послали на доработку для устранения распознанных недостатков. Появились с доработкой сложности либо же сыграли роль какие-то иные факторы — данный вопрос до тех пор пока остаётся открытым. Но не смотря на то, что СПТМ и не попала на вооружение Красной армии, она в полной мере заслуженно может принимать во внимание предшественницей современных противобортовых мин.

Просматривайте кроме этого:

  • Капкан, лом, молоток.
  • Эрзац-артиллерия.
  • Необычные гранаты.
Создатель текста — Андрей Уланов.

Источники:

  1. ЦАМО РФ опись 12200 «Основное управление оружия гвардейских минометных частей Красной Армии».
  2. ЦАМО РФ: «Отчет об опробованиях самонаводящейся противотанковой мины конструкции военинженера 2 ранга Рассказова».

Ракеты (Реактивные боеприпасы) — Заряжай с Ли Эрми

Темы которые будут Вам интересны: