Противотанковая экзотика. эрзац-артиллерия

Противотанковая экзотика. эрзац-артиллерия

Простое правило судьбы гласит: из трёх понятий — скоро, как следует, дёшево — в один момент смогут трудиться лишь два. Противотанковые пушки, к примеру, — это продолжительно и дорого. А что делать, в случае если возможность борьбы с вражескими танками посредством рельсов и брёвен выглядит близкой и осязаемой?

Само собой пришло ответ: создать и изготовить противотанковую эрзац-пушку. Либо, выражаясь более учёным языком, орудие низкой баллистики. Такая пушка является трубой , которую возможно направить в сторону соперника и посредством маломощного вышибного заряда выстрелить фугасным либо зажигательным боеприпасом на несколько сотен метров.

И вот что оказалось у изобретателей.

Английские эрзац-гранатомёты

В то время, когда британцам казалось, что немцы вот-вот вторгнутся на Английские острова, майор Гарри Нортовер придумал гранатомёт, названный Northover Projector. Он был вправду дёшев: стоил приблизительно 10 фунтов.

низкая дистанции надёжность и Малые стрельбы делали пушки низкой баллистики практически что оружием самоубийц

Это оружие воображало собой трубу калибром два с половиной дюйма (приблизительно 80 мм) с несложным поршневым затвором. Устанавливать её необходимо было на треноге. Заряжание гранатомёта было раздельным: сперва в ствол закладывался заряд, а после этого картуз (мешочек) дымного пороха.

Стрелять гранатомёт имел возможность противотанковой «ружейной» гранатой или гранатой № 76 — ёмкостью с зажигательной смесью, которых британцы к концу лета 1941 года заготовили более 6 миллионов.

Что возможно сообщить о боевых качествах Northover Projector? Во-первых, раздельное заряжание — процесс медленный. Во-вторых, дымный порох демаскирует оружие при выстреле. Наконец, попасть из этого гранатомёта в цель на дистанции дальше 140 метров было практически невозможно. Другими словами данное чудо-оружие английского разлива в настоящем бою вряд ли выстрелило бы больше одного раза.

Однако 19 тысяч гранатомётов Нортовера с конвейеров сошло.

Нортовер был майором. Но в английской армии и более высокие чины другой раз «болели» изобретательством. К примеру, полковник Стюарт Блейкер внес предложение армии собственную бомбарду — проект, над которым он начал работату ещё до Второй мировой войны.

Согласно точки зрения Блейкера, его совокупность сочетала в себе качества 40-мм противотанковой пушки и 81-мм миномёта. Практически бомбарда представляла собой надкалиберный (с калибром боеприпаса громадным, чем калибр ствола) миномёт, стрелявший десятикилограммовыми минами. Делать это он имел возможность или со станка, или со особого цементного основания.

Расстояние огня у бомбарды Блейкера была мизерной — до 50 метров.

Британцы изготовили первые образцы Blacker Bombard в конце 1941 года, в то время, когда было уже ясно, что вермахт безнадёжно увяз в СССР и германские десантные баржи вряд ли попытаются пересечь пролив Ла-Манш. Но инерция военном автомобили стала причиной тому, что бомбард на британских фабриках изготовили приблизительно 22 тысячи. Глядя на это число и прибавляя гранатомёты Нортовера, нечайно задумаешься: быть может, нужнее было бы из этого металла выстроить пара сотен обычных противотанковых пушек?

Кстати, этими двумя примерами британцы не ограничились. Ещё один противотанковый эрзац сконструировал майор Вильям Смит. Он выделялся среди других уникальной конструкцией ходовой части. Гранатомёт перевозился на двухколёсной тележке с бронещитком.

И дабы привести оружие в боевое положение, её нужно было опрокинуть набок. Дабы «домашние гвардейцы» не перепутали, в какую сторону нужно повалить тележку, её опорное колесо было вогнутым, а второе — выпуклым. Дальность прицельного огня «пушки Смита» составляла около 150 метров. До начала 1943 года их было выстроено около 3000.

Кстати, английские ополченцы это оружие весьма не обожали, по причине того, что таскать тяжёлую и неудобную тележку было некомфортно. А буксировать её запрещалось: имела возможность сломаться.

163392

Ампуломёт — капризная труба на колёсах

Советские конструкторы также не избежали соблазна сделать скоро и дёшево. Ещё в 30-е годы для применения в авиации были созданы сперва стеклянные, а после этого жестяные ампулы (АК-1, АЖ-2) — несложнее говоря, стеклянные либо жестяные шары диаметром 125 мм, начинённые горючей смесью. На сегодняшний момент неизвестно, кто как раз из конструкторов решил «спустить с небес на землю» эти снаряды.

В документах сохранилась лишь информация о том, что разработку ампуломётов произвели на столичном заводе № 145 имени С. М. Кирова.

Оказавшийся пример описывался фразой «труба на колёсном станке», а официально его приняли на вооружение как 125-мм ампуломёт примера 1941 года. Метательным зарядом служил холостой охотничий патрон калибром 12 мм.

Изначально в Красной армии ампуломёты не рассматривали как противотанковое оружие. Но в первой половине 40-ых годов двадцатого века условия были таковы, что по танкам должно было стрелять всё, что хотя бы теоретически имело возможность их поразить. А при попадании внушительного шара с горючей смесью эффект ожидался замечательнее, чем от бутылки меньшего количества.

Но «должно было» и «трудилось» — не всегда тождественные понятия. В большинстве случаев, в то время, когда историки разглядывают вопрос применения ампуломётов по танкам, они вспоминают историю, произошедшую в 30-й армии генерала Д. Лелюшенко в первых числах Декабря 1941 года. В один из батальонов приехал конструктор ампуломёта вместе с командармом и двадцатью единицами оружия. Лелюшенко решил опробовать новую технику лично.

В ответ на рассказ конструктора о том, как заряжать ампуломёт, начальник армии проворчал, что «больно все хитро и продолжительно, а германский танк ожидать не будет».

При первом же выстреле ампула разбилась прямо в стволе оружия, и ампуломёт сгорел. Лелюшенко "настойчиво попросил" второй, но обстановка повторилась. Рассерженный генерал, не стесняясь в выражениях, запретил своим бойцам применять столь небезопасное оружие, а оставшиеся ампуломёты раздавил танком. Как эта история точна, сообщить тяжело.

Но то, что у Дмитрия Даниловича Лелюшенко темперамент был тяжёлый, документально подтверждено.

С проблемой разрыва ампул в стволе столкнулся не только Лелюшенко. В апреле 1942 года использовать ампуломёты постарались в 370-й стрелковой дивизии. С боевым применением не сложилось, по причине того, что собранной команде бойцов не удалось подобраться к сопернику на необходимые 100–150 метров.

А итоги учебных занятий были не через чур весёлыми.

В отчёте написано:

«1) Из 12-15 разбившихся ампул на занятиях в 370 сд, жидкость 8 ампул не самовоспламенилась;

2) 10-15% выпущенных ампул на показных занятиях в штабе армии разорвались в стволе;

3) Из 52 испытанных ампул, забранных из разных коробок, хранившихся на ПАВТС № 1801, разорвалась в стволе 19 штук, что составило брак 36,5%.

Обстоятельство преждевременного разрыва (в стволе) ампул пребывает в недоброкачественности изготовленной продукции, т.е. кое-какие ампулы в составляющих местах не одинаково прочно спаяны и, разумеется, не были контролируемы на прочность при их изготовлении. Установить брак по внешнему виду без стрельбы не представляется вероятным».

Нетрудно осознать бойцов, каковые не весьма желали идти в бой с таким ненадёжным оружием. Помимо этого, попытка стремительного и недорогого ответа сработала не только против качества, но и против эффективности ампуломёта. Да, его использовали на нескольких участках советско-германского фронта, но попасть в число вторых образцов «оружия победы» ампуломёту выяснилось не суждено.

Он так и остался одним из знаков тяжёлых лет, в то время, когда в бой было нужно идти кроме того «трубам на колёсах».

Создатель текста — Андрей Уланов

Источники:

  1. ЦАМО РФ. Доклад о подготовке массированного применения ампулометов на участке действия 370 сд.
  2. British Home Defences 1940-45 by Bernard Lowry, Chris Taylor, Vincent Boulanger.

LJ150705 907 477768 Эрзац-САУ

Темы которые будут Вам интересны: