Предтечи «тридцатьчетвёрки»: опытные танки а-20 и а-32

В истории советского танкостроения особенное место занимает серия автомобилей, увенчавшаяся известным «оружием Победы» — танком Т-34–85. В данной эволюции неизвестным переходным звеном от лёгких танков серии БТ к средним Т-34 были умелые А-20 и А-32.

Анализ конструкции советских танков А-20 и А-32, созданных и изготовленных в Харькове на заводе №183 им. Коминтерна, увлекателен в первую очередь как иллюстрация продолжительной и усердной работы Михаила Ильича Кошкина и его подчинённых над созданием одного из лучших танков времён Второй мировой. Об этих умелых танках, и о том, как сложилась их будущее, и отправится обращение в данной статье.

Пролог

Из доклада главы Автобронетанкового управления Красной армии (потом АБТУ РККА) Д. Г. Павлова министру обороны СССР К. Е. Ворошилову от 20 сентября 1939 года:

«ТАНК А-20 – колёсно-гусеничный, с тремя парами ведущих колёс.

Танк прошёл на заводских и полигонных опробованиях 4200 км. В ходе опробований распознаны следующие недочёты: а) Нужно усилить тормоза и бортовые фрикционы. б) Поменять конструкцию крепления ленивца. в) не сильный подшипник редуктора колёсного хода. г) Недостаточна обзорность из танка. Заводом указанные недочёты устраняются.

Танк А-20 имеет громадные преимущества если сравнивать с существующими танками БТ – по броне, мотору, эксплуатационным и боевым качествам.

Танк принять на вооружение РККА. Изготовить установочную партию числом 15 шт. к 1-му января 1940 года, подготовив производство серийного выпуска в первой половине 40-ых годов двадцатого века.

ТАНК А-32:

Танк прошёл на заводских и полигонных опробованиях 3000 км.

В ходе опробований распознаны те же недочёты, что и на танке А-20.

Танк А-32 заданным тактико-техническим требованиям соответствует, но так как при опробованиях распознаны резервы для усиления брони корпуса, целесообразно усилить броню до 45 мм и ей равнопрочной.

Танк принять на вооружение РККА. До 1-го января 1940 года сделать умелую партию танков А-32 с 45-мм бронёй числом 5 шт.».

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 928. Л. 41 – 42]

Тернистый путь от БТ-20 к А-20

Предтечи «тридцатьчетвёрки»: опытные танки а-20 и а-32

Копия тактико-технических требований на изготовление и проектирование лёгкого колёсно-гусеничного танка БТ-20

Работа над проектом танка А-20 была начата на заводе №183 в конце 1937 года на основании взятых от АБТУ РККА тактико-технических требований (ТТТ) на изготовление и проектирование лёгкого колёсно-гусеничного быстроходного танка БТ-20 от 11 октября 1937 года. В соответствии с тактико-техническим требованиям, новый танк предназначался для оружия мехсоединений и мехполков конницы и должен был владеть следующими главными чертями:

  • – тип танка – колёсно-гусеничный быстроходный лёгкий с тремя парами ведущих колёс и синхронизированным гусеничным и колёсным ходом;
  • – боевая масса – 13–14 тысячь киллограм;
  • – двигатель – дизель БД-2 (потом взявший индекс В-2);
  • – большая скорость перемещения как на гусеничном, так и на колёсном ходу – 70 км/час;
  • – главное оружие – 45-мм танковая пушка со стабилизатором или 76,2-мм танковая пушка;
  • – толщина лобовой брони корпуса – 25 мм, бортовых страниц корпуса не меньше 16 мм, днища и крыши – 10 мм, башни – 20 мм, наряду с этим броневые страницы должны размешаться под наклоном не меньше 18?;
  • – экипаж танка из трёх человек: начальника, механика-водителя и заряжающего-пулемётчика.

Для исполнения этого важного задания в первых числах Ноября 1937 года в Харькове на заводе №183 было организовано конструкторское бюро «24» (КБ-24) под управлением М. И. Кошкина.

М. И. Кошкин

Разработка эскизного проекта танка БТ-20 была совершена конструкторами КБ-24 во время с ноября 1937 года по март 1938 года, и во второй трети марта 1938 года в АБТУ РККА произошло его рассмотрение намерено созданной рабочей группой. В следствии дискуссий 25 марта эскизный проект танка БТ-20 был утверждён с рядом замечаний.

Копии чертежей проектируемого танка БТ-20, март 1938 года

Копии чертежей проектируемого танка БТ-20, март 1938 года

Нужно подчернуть, что проектирование танка БТ-20 шло в тот период, в то время, когда в Народном комиссариате обороны деятельно обсуждался вопрос о возможностях развития отечественного танкостроения. Опыт боевого применения советских танков Т-26 и БТ-5 на протяжении гражданской войны в Испании привёл к необходимости создания танков с повышенным уровнем совершенствования и защиты их ходовой части.

И в случае если ответ о необходимости создания танка, талантливого противостоять бронебойным пулям калибра до 12,7 мм, фактически ни у кого не вызывало сомнений, то по поводу выбора типа движителя для него единого мнения не было. Одна часть экспертов отстаивала идею применения на перспективных танках чисто гусеничного движителя, а вторая – комбинированного – колёсно-гусеничного. Причём любая из сторон приводила в качестве доказательства собственной правоты достаточно веские доводы.

Тут хотелось бы подчернуть, что дискуссия по вопросу применения комбинированного колёсно-гусеничного движителя была позвана, в первую очередь, не приверженностью армейских «лихим кавалерийским атакам» на быстроходных танках БТ, а ограниченным ресурсом их гусеничного движителя, составлявшим в то время всего от 300 до 500 км. Столь маленький ресурс разъяснялся несовершенной конструкцией траков гусениц, приходивших в негодность и потребовавших замены по окончании указанного километража. При обеспечения индустрией гарантийного срока работы гусеничного движителя не меньше 3000 км АБТУ РККА было готово отказаться от требования по установке на танках колёсного хода, поскольку он был достаточно сложен в изготовлении.

К. Е. Ворошилов

Для принятия решения, какому типу движителя для танка дать предпочтение, в марте 1938 года на имя главы СНК СССР В. М. Молотова от министра обороны К. Е. Ворошилова поступила докладная записка с предложением о пересмотре принятого во второй половине 30-ых годов XX века Распоряжения Комитета обороны №94 «О типах танков…». Довольно проектирования нового лёгкого танка в ней, например, говорилось:

«Танк, предназначенный для действий совместно с пехотой (конницей) и в составе независимых танковых соединений, должен быть один. Для данной цели нужно создать два типа танков: один чисто гусеничный и второй – колёсно-гусеничный. Всесторонне испытать их в течение 1939 г. и затем принять на вооружение вместо БТ и Т-26 тот, что будет отвечать всем требованиям».

[РГВА. Ф. 4. Оп. 14. Д. 1974. Л. 1]

В последних числах Апреля 1938 года в Москве в Народном комиссариате Обороны произошло заседание представителей и конструкторов Автобронетанкового, Артиллерийского, Инженерного и Химического Управлений, Управления Связи, моторизации и Военной академии механизации РККА и представителей войсковых частей по вопросам усовершенствования совокупности танкового оружия РККА. На этом заседании были подробно созданы характеристики новых танков и выработаны ТТТ на изготовление их опытных образцов, и а также уточнены ТТТ на танк БТ-20.

В соответствии с новым требованиям, конструкция танка БТ-20 должна была подвергнуться большим трансформациям. Так, к примеру, для обеспечения защиты от 12,7-мм бронебойных пуль со всех расстояний башни и броневые листы корпуса утолщались, а углы их наклона возрастали. Экипаж танка за счёт включения в него стрелка-радиста возрастал до четырёх человек.

В связи с этими трансформациями боевая масса танка возрастала до 16,5 т – тем самым проектируемый танк из класса лёгких перешёл в класс средних танков. В новой совокупности танкового оружия ему отводилась следующая роль: танк предназначался для независимых действий в составе танковых соединений и для действий в тактическом сотрудничестве с другими родами армий.

Конструкторское бюро завода №183 им. Коминтерна

С получением уточнённых ТТТ коллектив КБ-24 без промедлений приступил к переделке по большей части уже законченного проекта колёсно-гусеничного танка БТ-20. Катализатором в ускорении этих работ явилось Распоряжение Комитета обороны 198сс «О совокупности танкового оружия РККА», принятое 7 августа 1938 года. Во втором пункте этого Распоряжения относительно танка БТ-20 было указано:

«В целях предстоящего совершенствования танков создать по тактико-техническим данным АБТУ, выработанным на танковом заседании и утверждённым Министром Обороны, три умелых примера танков – два гусеничных и один – колёсно-гусеничный с 6-ю ведущими колёсами (приложение № 2). Один из гусеничных танков изготовить химическим.

а) Обязать НКОП изготовить и передать НКО на опробования опытные образцы танков к 1 июня 1939 года.

Древесный макет танка предъявить макетной рабочей к 1 октября 1938 года.

б) Обязать НКО подвергнуть опытные образцы танков всесторонним сравнительным опробованиям и выбрать для представления на вооружение один пример, самый полно удовлетворяющий предъявляемым к танку требованиям»

[ГА РФ. Ф. 8418. Оп. 28. Д. 35. Л. 215 – 216].

Так, завод №183 обязывался создать и изготовить несколько умелый колёсно-гусеничный танк БТ-20, а три – один колёсно-гусеничный и два гусеничных.

В следствии танк БТ-20 в металле изготовлен не был, а вместо него в последних числах Октября 1938 года завод №183 предъявил проекты двух вариантов танка – колёсно-гусеничного и гусеничного, взявших заводские индексы А-20 и А-20Г соответственно. Чертежи этих умелых автомобилей были рассмотрены на заседании Главного Армейского Совета (ГВС) РККА, состоявшегося 9 и 10 декабря 1938 года.

С учётом высказанных на заседании ГВС замечаний, коллективом КБ-24 к 15 января 1939 года были изготовлены рабочие чертежи колёсно-гусеничного танка А-20 (за исключением башни и корпуса) и начато изготовление рабочих чертежей гусеничного танка А-20Г. И, не обращая внимания на дефицит конструкторов, уже к середине февраля 1939 года КБ-24 завершило изготовление макетов и рабочих чертежей обоих вариантов танка.

Из бумаги в металл

Для утверждения и рассмотрения макетов новых образцов танков, созданных индустрией, 27 февраля 1939 года в Кремле произошло совещание Комитета обороны под руководством В. М. Молотова. По окончании рассмотрения макетов тяжёлых танков «100» и «СМК» на совещании обсуждались макеты и чертежи танков А-20 и А-20Г, представленные А. А. Морозовым. На протяжении дискуссии большая часть находившихся на совещании полководцев отдавали предпочтение колёсно-гусеничному танку А-20, владевшему большей своевременной подвижностью, чем гусеничный танк А-20Г.

В тот момент, в то время, когда чаша весов совсем склонилась в пользу колёсно-гусеничного варианта, глава КБ-24 завода №183 Михаил Ильич Кошкин, привыкший жёстко и до конца отстаивать собственные взоры, в присутствии Генсека ЦК ВКП(б) И. В. Сталина высказал собственные сомнения в отношении требования армейских изготовить в металле лишь один колёсно-гусеничный вариант танка и выступил с инициативой изготовить и представить на национальные опробования обе спроектированные заводом №183 автомобили. В итоге И. В. Сталин одобрил предложение М. И. Кошкина и Распоряжением Комитета обороны №45 от 27 февраля 1939 года созданные макеты и чертежи танков А-20 и А-20Г были полностью согласованы для изготовления опытных образцов.

А. А. Морозов

Для обеспечения скорейшего исполнения правительственного задания по изготовлению опытных образцов танков А-20 и А-20Г, а также в связи с прекращением выпуска на заводе №183 тяжёлых танков Т-35, в первых числах Мая 1939 года танковые КБ-24 и КБ-520 объединяются в единое конструкторское бюро КБ-520, по окончании чего следуют кадровые перестановки. министр среднего машиностроения И. А. Лихачёв утверждает М. И. Кошкина на введённую на заводе №183 новую должность – главного конструктора завода. Главой КБ-520 назначается А. А. Морозов, а его помощниками – Н. А. Кучеренко и А. В. Колесников.

В следствии напряжённой работы умелого отдела завода №183 в последних числах Мая 1939 года танк А-20 был собран (без установки оружия), обкатан на стенде и испытан на колёсном ходу на территории завода пробным пробегом. Ему был присвоен заводской номер 0367–5.

Неспециализированные виды колёсно-гусеничного танка А-20

Танк А-20 воображал собой колёсно-гусеничный танк с 6-ю ведущими колесами и синхронизированным колёсным и гусеничным ходом, что разрешало танку двигаться кроме того при отсутствии одной из гусениц. Боевая масса танка составляла 18 тысячь киллограм. Корпус в большинстве собственном был выполнен из наклонных броневых страниц, защищавших от бронебойных пуль калибра 12,7-мм на всех расстояниях.

Как видно из таблицы, если сравнивать с серийно выпускавшимся танком БТ-7, толщина главных броневых страниц танка А-20 и углы их наклона были увеличены.

Таблица толщины брони танков БТ-7 и А-20

Оружие танка складывалось из 45-мм танковой пушки со стабилизатором выстрела («прибор 70») и 2 пулемётов ДТ. Боевое отделение, отделение управления, и диаметр шариковой опоры башни А-20 довольно танков БТ-7 были значительно увеличены, что разрешило улучшить условия работы экипажа и разместить в отделении управления четвёртого его участника – стрелка-радиста.

Неспециализированные виды колёсно-гусеничного танка А-32

Заводские опробования танка А-20Г, которому к тому времени был присвоен заводской индекс А-32, были начаты мало позднее, во второй трети июня 1939 года. Танк А-32 (заводской номер 0365–3) отличался от танка А-20 по большей части следующим:

  • боевая масса танка равнялась 19 тоннам;
  • на танке вместо 45-мм пушки 20К со стабилизатором выстрела была установлена 76,2-мм пушка Л-10;
  • отсутствовал колёсный привод;
  • установкой дополнительных (пятых) опорных катков на борт.

Броневая защита танка А-32 была аналогичной защите танка А-20, за исключением вертикальных бортовых страниц корпуса, толщина которых была увеличена с 25 до 30 мм.

Также, из-за отсутствия передних поворотных колёс корпус танка в передней части не имел сужения (как на А-20), что обеспечило громадную свободу в размещении экипажа в отделении управления.

При создании умелых танков А-20 и А-32 конструкторами завода №183 были частично использованы предложения Н. Ф. Цыганова и А. Я. Дика по улучшению конструкции быстроходных танков БТ. К таким предложениям, в первую очередь, относятся: схема привода на три пары ведущих колёс, повышение количества опорных катков до пяти на борт, наклонное размещение пружин в узлах подвески, и башни и рациональная форма корпуса с наклонным размещением броневых страниц. Но направляться подчернуть, что ни Н. Ф. Цыганов, ни А. Я. Дик яркого отношения к проектированию танков А-20 и А-32 не имели.

Полигонные опробования танков А-20 и А-32 прошли недалеко от Харькова во время с 18 июля по 23 августа 1939 года. Испытывала новые военные машины рабочая группа под руководством главы 1-го отдела АБТУ РККА майора Е. А. Кульчицкого. На протяжении опробований рабочей группой был распознан последовательность небольших недоработок и недостатков в конструкции умелых танков, но в целом новые военные машины взяли высокую оценку.

Участники полигонных опробований танков А-20 и А-32 на привале (стоят: слева – Е. А. Кульчицкий, справа – М. И. Кошкин)

По итогам полигонных опробований рабочая группа дала следующее заключение:

«Танки, опытные образцы А-20 и А-32, отвечают т.т.требованиям к ним предъявленным.

Как А-20, так и А-32 пригодны для эксплоатации в условиях РККА.

Танк А-32, как имеющий запас по повышению веса, целесообразно обезопасисть более замечательной бронёй, соответственно повысив прочность отдельных подробностей и поменяв передаточные отношения. Наряду с этим усиленные подробности должны быть максимально использованы и на А-20.

Все отмеченные в отчёте недочёты нужно устранить, для чего безотлагательно представить в АБТУ на утверждение список работ с указанием сроков»

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 3. Д. 1606. Л. 35].

По окончании завершения полигонных опробований танки А-20 и А-32 прошли техобслуживание и 5 сентября 1939 года были посланы с завода №183 на полигон в подмосковную Кубинку для показа военно-политическому управлению страны.

Танк А-20 на полигонных опробованиях, лето 1939 года

Танк А-32 на полигонных опробованиях, лето 1939 года
А-32 «тяжелеет» и преобразовывается в легенду

Сразу после удачно совершённого показа техники на полигоне в Кубинке, состоявшегося 22 сентября 1939 года, в Автобронетанковом управлении и в Народном комиссариате среднего машиностроения, в ведении которого был завод №183, закипела работа по подготовке документов для принятия на вооружение Красной армии танков А-20 и А-32 и организации их серийного производства. И уже 25 сентября 1939 года в АБТУ РККА был подготовлен проект распоряжения Комитета обороны «О новых примерах танков и бронеавтомобилей». В соответствии с этому документу, АБТУ РККА предложило принять на вооружение бронетанковых армий танк А-20 в начальном виде, но с устранением указанных в отчёте по полигонным опробованиям недочётов, и танк А-32 с увеличенной до 45 мм толщиной броневых страниц.

На вопросе усиления броневой защиты танка А-32 остановимся раздельно. Как уже было сообщено выше, на протяжении полигонных опробований танков А-20 и А-32 стало известно, что танк А-32 имеет значительный резерв для повышения массы. Вследствие этого в середине августа 1939 года, не ждя окончания опробований, руководством АБТУ РККА было дано задание заводу №183 произвести предварительные расчёты о возможности установки на танк А-32 броневых страниц толщиной 45 мм.

Такое усиление брони, согласно точки зрения армейских, обеспечивало полную защиту внутреннего оборудования и экипажа танка от действия 37-мм противотанковой артиллерии. Желание армейских «одеть» новый танк в противоснарядную броню было вызвано, в первую очередь, тем, что в конце 30-х годов в зарубежных армиях наблюдался неуклонный рост противотанковой артиллерии, как в количественном, так и в качественном выражении.

Броня же танков А-20 и А-32 имела возможность защитить лишь от крупнокалиберных 12,7-мм бронебойных пуль. Расчёты, произведённые конструкторами КБ-520, продемонстрировали, что установка на танк А-32 броневых страниц толщиной 45 мм в полной мере вероятна, наряду с этим боевая масса автомобили возрастала до 24 тысячь киллограм. В следствии 28 сентября 1939 года АБТУ РККА заключило с заводом №183 контракт №8/678 на изготовление и проектирование двух танков с усиленной броневой защитой, взявших заводской индекс А-34.

Для проверки надёжности работы узлов, отдельных деталей и агрегатов при увеличенной массе танка, и определения влияния повышения массы танка на его динамику с 14 октября по 17 ноября 1939 года на заводе №183 были совершены опробования второго опытного образца танка А-32, догруженного до массы, равной 24 тоннам.

Танк А-32, догруженный до массы 24 тонны, осень 1939 года

Второй пример танка А-32 (заводской номер 0367–7) был собран в первых числах Октября 1939 года в умело-производственном цехе «530» завода №183. Эта машина отличалась от первого примера танка А-32 (заводской номер 0365–3), проходившего полигонные опробования вместе с танком А-20 в июле–августе 1939 года, тем, что на ней вместо 76,2-мм пушки Л-10 была установлена 45-мм танковая пушка 20К.

Помимо этого, второй опытный образец танка А-32 не был полностью укомплектован, на нём отсутствовали оптические устройства, механизм подъёма пушки, привод управления жалюзи, средства связи, пулемёты, боеукладка, запасные части и возимый инструмент. Для повышения массы до 24 тысячь киллограм на испытуемом танке А-32 разместили дополнительный груз, что был уложен на намерено приваренных кронштейнах по обоим бортам, на носовой части корпуса танка, и на крыше башни.

На основании приобретаемых на протяжении опробований догруженного примера танка А-32 результатов и вырабатываемых рабочей группой рекомендаций в октябре – ноябре 1939 года в конструкцию узлов, совокупностей, механизмов, деталей и агрегатов проектируемого танка А-34 были внесены бессчётные трансформации. По результатам заводских опробований догруженной автомобили рабочая группа подтвердила целесообразность изготовления двух опытных образцов танка А-34. Как продемонстрировали опробования, имевшийся резерв автомобили А-32 разрешал расширить массу танка без значительного понижения его боевых качеств.

Так, умелый танк А-32 послужил базой для нового среднего танка с противоснарядной защитой, принятого на вооружение Красной армии в декабре 1939 года называющиеся Т-34 и ставшего одним из знаков отечественной Победы в Великой Отечественной войне.

Оба выстроенных танка А-32 по окончании всех опробований прошли капремонт и в 1940–1941 годах употреблялись на заводе №183 для обучения вождению экипажей танков Т-34. В перечне эвакуированной в Нижний Тагил техники эти автомобили не значатся. Принимали ли они участие в обороне Харькова от немецко-нацистских захватчиков — сейчас неизвестно.

Танк А-34 (опытный образец танка Т-34) на войсковых опробованиях, весна 1940 года
А-20: на страже Москвы

Будущее же танка А-20 сложилась не столь блистательно. По окончании проведения полигонных опробований конструкторы КБ-520 приступили к устранению недочётов в конструкции танка А-20, распознанных на протяжении этих самых опробований. Завод неспешно начинал подготовиться к освоению серийного выпуска данной автомобили.

Но к середине ноября 1939 года, в то время, когда на протяжении опробований догруженного примера танка А-32 была подтверждена полная возможность усиления его броневой защиты, преимущества гусеничного танка А-34 перед колёсно-гусеничным А-20 стали очевидными, и от принятия танка А-20 на вооружение Красной армии было решено отказаться.

В апреле 1941 года танк А-20 по распоряжению ГАБТУ КА был передан с завода №183 в музей полигона в подмосковной Кубинке. Но на этом «жизнь» военной машины не завершилась, в будущем танк А-20 принял яркое участие в обороне Москвы.

В начале Октября 1941 года, в то время, когда ситуация на подступах к столице стала критической, танк А-20 вошёл в состав танковой роты Семёнова, организованной из музейных автомобилей полигона, которая 7 октября убыла из Кубинки в распоряжение главы Можайского укрепрайона. В последних числах Ноября 1941 года танк А-20 из роты Семёнова был передан в 22-ю танковую бригаду, входившую в состав 5-й армии, и принимал участие в битвах в районе Павловской Слободы.

3 декабря 1941 года танк взял повреждения и был эвакуирован на 25-ю подвижную ремонтную базу, а через сутки, 5 декабря, отремонтированный А-20 снова возвратился в строй в распоряжение помощника командующего 5-й армии по танковым армиям. Судьба данной автомобили малоизвестна.

Руководящий состав завода №183 им. Коминтерна, 1940 год

Неоспорим тот факт, что работа коллектива конструкторов завода №183 им. Коминтерна под управлением Михаила Ильича Кошкина по созданию умелых танков А-20 и А-32 явилась громадным шагом вперёд в деле развития отечественного танкостроения. Результатом данной работы стали организация и создание серийного производства легендарной «тридцатьчетвёрки», считающейся лучшим средним танком Второй мировой.

A-20 — The Tier 4 Underdog — World of Tanks

Темы которые будут Вам интересны: