Предпоследний шаг

26 сентября 1942 года на опробования вышел первый опытный образец тяжёлого танка КВ-13. Машина оказалась очень необыкновенной: при защите тяжёлого танка она имела размеры и массу среднего. Это позднее вызвало появление у исследователей многих догадок а также обозначения «средний танк тяжёлого бронирования».

В действительности средним КВ-13 ни при каких обстоятельствах не был — он разрабатывался как раз как тяжёлый, а его довольно малые размеры и масса стали прямым следствием взятого из Главного автобронетанкового управления Красной армии (ГАБТУ КА) технического задания. По многим причинам дальше второго умелого экземпляра работы над КВ-13, взявшим на протяжении создания другое наименование ИС-1, не пошли. Но он стал серьёзной вехой на пути к советскому тяжёлому танку нового поколения.

Тенденция к утяжелению

Тактико-техническим требованиям КВ-13 не соответствовал уже в момент постройки. Ещё в первых числах Июня 1942 года наверху было издано постановление о том, что танк обязан взять трёхместную башню. Был создан её эскизный проект, частично эта башня позднее повлияла и на башню КВ-1с.

Но в условиях, в то время, когда для конструкторов Челябинского тракторного завода больший приоритет имела разработка КВ-1с, а позднее показалось и срочное задание на освоение производства Т-34, проект КВ-13 с трёхместной башней был не у дел.

Предпоследний шаг

Макет КВ-13 второго варианта, декабрь 1942 года

Возможно с полной уверенностью утверждать, что опытный образец КВ-13 показался во многом вопреки событиям. На ЧКЗ было совсем не до КВ-13, а по окончании смерти Н. В. Цейца, старшего инженера автомобили, танк и вовсе «осиротел». Принявший дела Н. Ф. Шашмурин был настроен скорее против данной автомобили, концепция аналогичного тяжёлого танка ему решительно не нравилась.

Однако умелый завод № 100 танк не кинул. Тем самым предприятие частично проигнорировало телефонограмму от министра танковой индустрии И. М. Зальцмана, что "настойчиво попросил" все умелые работы на заводе прекратить. Среди них и исходя из этого нелепо смотрятся обвинения в адрес Зальцмана, что якобы желал сделать из КВ-13 «собственный» Т-34.

Исаак Моисеевич в тот момент все силы ЧКЗ кинул именно на освоение производства Т-34, поставив интересы родного ему завода ниже срочного задания Сталина. Кроме того создание КВ-1с в тот момент имело меньший приоритет, чем организация производства Т-34.

Не обращая внимания на массу технических неприятностей, каковые преследовали КВ-13 на протяжении опробований, ненужным его создание назвать никак запрещено. Непременно, танк был «сырым», а доведение текущей автомобили до ума при изменившихся требованиях не имело смысла. Но наряду с этим сама возможность создания скоростного тяжёлого танка была подтверждена.

Способом ошибок и проб удалось создать самая оптимальную ходовую часть, наряду с этим применение наработок по теме КВ-1с выяснилось верным ответом.

Данный же макет на виде спереди. Заметно, что на нем употребляются гусеничные ленты от КВ-1с с шириной трака 650 мм

В целом работы над КВ-13 и КВ-1с шли рядом между собой: самые удачные ответы с одного танка перекочевали на другой и напротив. С учётом того что ведущим инженером КВ-13 оставался Шашмурин, подобное положение дел не выглядит необычным. Как уже упоминалось, Николаю Фёдоровичу концепция КВ-13 не нравилась, но доставшуюся ему машину он совершенствовал и достиг на этом поприще громадных удач.

Новая командирская башенка заметно отличалась от той, что устанавливалась на КВ-1с

По результатам опробований стало ясно, что танк требует важных переделок. С ноября 1942 года начались работы по проектированию переработанного КВ-13. Они совпали с первыми отзывами о КВ-1с из армий, а они были не только хорошими. К примеру, критике подверглась конструкция командирской башенки, которая не имела люка.

В следствии нередкими были случаи, в то время, когда экипаж погибал, не успев выбраться из танка. Для КВ-13 эта неприятность смотрелась ещё критичнее, потому, что собственного люка тут не было и у механика-водителя. Влияние КВ-1с на КВ-13 было заметно и в конструкции опорных катков.

Важной переработке подверглось моторно-трансмиссионное отделение

От КВ-1с была позаимствована (с некоторыми трансформациями) и коробка передач. Вместе с тем в конструкции танка нашлось место и совсем новым разработкам. К примеру, планетарному механизму поворота, нужно которым сейчас трудилось два коллектива: Столичный машиностроительный университет им.

Баумана (несколько Г. И. Зайчика) и инженер-полковник А. И. Благонравов. У завода № 100 с Благонравовым сложились плодотворные отношения: с 19 ноября 1942 года на КВ-1С № 15002 начались опробования его механизма поворота. Как раз конструкцию Благонравова решили применять на улучшенном КВ-13.

Продольный разрез КВ-13 по второму варианту, декабрь 1942 года

К 10 декабря 1942 года проект КВ-13 второго варианта готовься . Кстати, так его именовало СКБ-2 ЧКЗ, а на заводе № 100 использовался индекс ИС-1. Вместе с набором техдокументации готовься древесная модель. Прекрасно заметно, что башня танка очень сильно изменилась кроме того если сравнивать с первым вариантом трёхместной башни.

По форме она во многом повторяла ту, что ставилась на КВ-1с. От неё брался погон диаметром 1590 мм, стопор, смотровые устройства. Главным отличием стала новая командирская башенка.

Она была больше, а основное, в ней показался люк. Без рудиментов, но, дело не обошлось. Подобно командирской башенке танка Т-150, в передней части показалось расширение, куда установили перископический прибор ПТК-5.

Ещё одним значительным отличием была установка орудия. Вместо ЗИС-5 на втором варианте КВ-13 поставили Ф-34. Потому, что совокупность вынесли на 180 мм вперед, в башне стало заметно просторнее.

Кроме этого переделке подверглись сидения, это разрешило дополнительно улучшить условия работы. Укладки брались как от КВ-1с, так и от Т-34.

Если сравнивать с первым вариантом КВ-13 корпус пара изменился

Заметное влияние КВ-1с наблюдалось и по отношению к ходовой части. Стоит подчернуть, что она разрабатывалась в расчёте на два варианта гусеничной ленты — от Т-34 и от КВ-1с. На протяжении заседания 12 декабря 1942 горда Ж. Я. Котин, что осуществлял неспециализированное управление проектом, от идеи применения элементов Т-34 отказался.

Неудачный опыт первого примера КВ-13 продемонстрировал, что лучше применять гусеничные ленты и ведущие колёса от КВ-1с. На втором примере предусматривалось использование траков шириной 650 мм, каковые применяли на КВ-1с с 1 ноября 1942 года.

Опорные катки (чертеж 33–69), введённые на КВ-1с со 2 декабря, также оказали заметное влияние на подобные подробности КВ-13. Диаметр его опорных катков был меньше (550 мм), но в целом сходство было заметным. Кстати, технологи ЧКЗ предлагали применять катки КВ-1с и на КВ-13, но до этого не дошло.

В целях упрощения производства опорные катки для КВ-13 взяли шариковые подшипники, тогда как на КВ-1с употреблялись конические.

Неспециализированная схема трансмиссии КВ-13 по второму варианту

Пара преобразилась и форма корпуса КВ-13. Характерный «горб» стал существенно ниже, очень сильно изменилось моторное отделение. По результатам переделок масса корпуса выросла до 14 600 килограмм, что уже было близко к массе корпуса КВ-1с (15 700 килограмм). Неспециализированные габариты корпуса если сравнивать с первым вариантом КВ-13 практически остались прежними, но толщина брони выросла. Заметно увеличилась и боевая масса: кроме того по предварительным расчётам она составляла 37,5 тысячь киллограм.

Ни о каком «среднем танке тяжёлого бронирования» сейчас кроме того теоретически сказать не приходилось — это уже был тяжёлый танк безо всяких оговорок.

Наряду с этим высокая подвижность автомобили оставалась одним из серьёзных параметров. Расчётная большая скорость составляла 53,5 км/ч. Для сравнения: Т-34 в тот момент разгонялся не более чем до 49,6 км/ч.

Одной из ответственных изюминок нового танка стало то, что трудоёмкость при его производстве была более чем вдвое ниже. Кроме этого сначала продумывалась возможность усиления его защиты, и тут КВ-13 заметно превосходил КВ-1с, что резервов для усиления не имел.

Первый вариант КПП для КВ-13. Если сравнивать с коробкой передач для КВ-1с её мало удлинили

Ещё одним значительным отличием от предшественника стала трансмиссия. Кроме уже упомянутых планетарных механизмов поворота она приобрела новую коробку передач. Но, новой её возможно назвать с натяжкой: в целях унификации Шашмурин применял 8-скоростную КПП от КВ-1с, мало её доработав.

Кроме этого в первом варианте предусматривалась возможность установки 5-скоростной КПП от Т-34 (и напротив, доработанной 8-скоростной КПП от КВ-13 на Т-34). Рассматривалась и возможность установки в КВ-13 перспективной планетарной коробки передач.

Промежуточный вариант

В целом проект второго варианта КВ-13 утвердили ещё в декабре 1942 года, но вплоть до конца января 1943 года работы фактически не велись. Это было связано с тем, что и ЧКЗ, и завод № 100 с конца декабря хорошо трудились по более ответственному заданию — самоходной установке КВ-14 (СУ-152). Приблизительно одвременно с этим показался проект установки на шасси КВ-13 башни от КВ-9 со 122-мм гаубицей У-11.

Машина взяла чертёжный индекс 234. В документах завода № 100 она взяла обозначение ИС-2. Более детально о ней будет рассказываться в отдельной статье, посвящённой «гаубичным» танкам 1943 года. Стоит только подчернуть, что информация об установке на ИС-2 башни от опытного образца КВ-9 не соответствует действительности.

Это была новая башня, имеющая массу внешних отличий.

КПП 233 сбр.12, принятая в производство. От коробки передач КВ-1с она фактически не отличалась

По состоянию на 1 февраля 1943 года завод № 100 отчитался о том, что все агрегаты и узлы для КВ-13 второго варианта готовься . Главным тормозящим причиной стало башни и отсутствие корпуса. В качестве поставщика выступал Уральский завод тяжёлого машиностроения (УЗТМ), где в то время существовали собственные неприятности, которые связаны с производством Т-34 и СУ-35 (СУ-122).

В это же время работы не находились на месте — и в конструкцию КВ-13 внесли кое-какие трансформации. Для начала в работу забрали второй вариант КПП, что фактически не отличался от коробки передач КВ-1с. Тем самым была совершена унификация, что упрощало (при успешных опробований) запуск танка в серию.

не меньше ответственным трансформацией стала новая конструкция командирской башенки, и она кроме этого была напрямую связана с КВ-1с. Недовольство командирской башенкой стало причиной тому, что подготовили аж три варианта её замены. Первый воображал собой улучшенную башенку по эскизному проекту КВ-13 второго варианта.

В качестве альтернативы СКБ-2 ЧКЗ создало командирскую башенку со смотровыми устройствами по типу Т-34 и без верхнего люка.

Наконец, по требованию ассистента главы 6-го отдела инженера-майора Пестова создали третью башенку. Появилась она из эскизного наброска, где была изображена башенка с пятью смотровыми устройствами и двухстворчатым люком. Люк сделали вращающимся, причём в одной из створок установили перископический прибор MK-IV.

В этом случае это наименование означало не «смотровой прибор Vickers MK-IV», а «перископический смотровой прибор с английского танка MK-IV», другими словами с Churchill. Этот вариант и выбрали как основной. К концу января 1943 года были утверждены рабочие чертежи башенки. Испытывать умелый её пример решили на КВ-13.

К тому моменту строилось две автомобили — базисная (233) и гаубичная (234).

Текст распоряжения ГКО № 2943 «Об изготовлении опытных образцов танков “ИС”». С его возникновением индекс КВ-13, наконец, канул в Лету

Простой по теме КВ-13 имел место и в феврале 1943 года. Обстоятельство была та же: башен и корпусов из Свердловска не поступило. Для ускорения работ Зальцману было нужно привлечь административный ресурс. 23 февраля он передал письмо с предложением о скорейшем изготовлении двух опытных образцов танка. Нарком танковой индустрии рассчитывал при успешных опробований запустить серийное производство КВ-13, заменив им КВ-1с.

Сталин предложение одобрил: на следующий сутки было подписано распоряжение ГКО №2943 «Об изготовлении опытных образцов танков “ИС”». Более индекс КВ-13 не употреблялся.

ИС-1 на заводском дворе, Челябинск, март 1943 года

По окончании подписания распоряжения ГКО № 2943 работы по ИС перешли в иную фазу. На следующий сутки Зальцман подписал приказ по НКТП № 104сс. В соответствии с ему, УЗТМ обязали к 27 февраля подать корпуса, а монтаж танка заканчивался к 8 марта.

Больше того, директорам ЧКЗ и завода № 200 Зальцман разрешил указание готовиться к серийному производству ИС. Сборка ИС-1 (так стали официально именовать КВ-13 второго варианта) закончилась, как и потребовало распоряжение ГКО, 8 марта, тогда же состоялись стационарные опробования. Боевая масса танка была ниже расчётной: по итогам взвешивания стало известно, что полная боевая масса составила не 38,5 тысячь киллограм, а 37,1.

В целом танк соответствовал документации, которую создали ещё в первых числах Декабря 1942 года. Трансформации коснулись КПП, ряда и командирской башенки вторых элементов.

ИС-1 и ИС-2, опробования они проходили совместно

9 марта состоялся первый этап заводских опробований. На протяжении пробега протяженностью 19 км отмечалось пробуксовывание главного фрикциона. На следующий сутки машина прошла 74 км, средняя скорость её перемещения составила 17,4 км/ч, а большая — 38–40 км/ч. Наряду с этим стали «вылезать» разные неисправности, неизбежные на начальной стадии.

Одной из самых значительных неприятностей был перегрев совокупности охлаждения, что заставляло снижать скорость передвижения. Кроме этого гусеницы очень сильно тёрлись о крышки бортовых редукторов. Дабы снизить нагрев, в бортовых страницах прорезали дополнительные отверстия.

13 марта перестал работать основной фрикцион, что было нужно заменить фрикционом улучшенной конструкции. Всего на протяжении заводских опробований, каковые закончились 16 марта, танк прошёл 305 км.

Сбоку прекрасно видно, как громадными оказались расстояния между опорными катками. Это сыграло собственную роль при опробованиях на мягком грунте

По окончании устранения небольших неисправностей 21 марта ИС-1 передали на национальные опробования. Начались они на следующий сутки. Первый пробег закончился поломкой главного фрикциона, машину на буксире доставили на завод № 100. На протяжении ремонта стало известно, что обстоятельством поломки выяснилось нарушение центровки мотора относительно коробки передач.

По окончании ремонта, что длился до 27 марта, танк преодолел 32 км со средней скоростью 21,4 км/ч, наряду с этим недостатков не обнаружилось. На протяжении предстоящих пробегов снова проявились неприятности с рамой двигателя, кроме этого на семи траках появились трещины.

Как возможно подметить, корма танка имела достаточно сложную форму

С перегревом совокупности охлаждения решили бороться радикальным методом. В первых числах Апреля пластинчатый подковообразный радиатор заменили на трубчатый подковообразный. На стенде новая конструкция продемонстрировала громадную эффективность. Кроме этого в течение первой декады апреля переделке подверглись опорные катки.

Стало известно, что шариковые подшипники разрушались через 200 км пробега. Их заменили на конические, каковые употреблялись в опорных катках КВ-1с.

По результатам первого этапа опробований 5 апреля было подготовлено предварительное заключение национальной рабочей группе. В числе предложений, каковые составила рабочая группа, фигурировало улучшение обзорности с места механика-водителя. Вместо смотровых устройств по периметру рубки предлагалось установить два перископа MK-IV. Ещё один перископ надлежало установить в крыше башни, для заряжающего.

Кроме этого рабочая группа отметила удовлетворительную надёжность большинства элементов трансмиссии и, напротив, низкий уровень качества изготовления двигателей. Всего за время опробований на ИС-1 двигатели поменяли три раза.

Рабочая группа ГБТУ КА и НКТП осматривает ИС-1, апрель 1943 года

Снова на опробования ИС-1 вышел 6 апреля, пройдя 24,5 км до Копейского полигона. Средняя скорость перемещения составила 30 км/ч. На протяжении опробований удалось достигнуть большой скорости 55 км/ч. Опробования длились до 19 апреля, в общем итоге танк прошёл 536 км по шоссе, 390 км по просёлку и 80 км по целине.

Замена радиатора очевидно отправилась на пользу: при перемещении на 8-й температуре и передаче окружающего воздуха +15 °С температура воды достигала 50 °С.

Изучение боевого отделения. На люке, спиной к фотографу, сидит Ж. Я. Котин, конечный слева человек из группы стоящих на надмоторной плите — Н. Л. Духов

Замена подшипников в опорных катках быстро улучшила надёжность, но наряду с этим к ходовой части имелись нарекания, на этот раз принципиального характера. Дело в том, что меньшее, чем у КВ-1с, число опорных катков на борт снижало проходимость танка на мягких грунтах. Рабочая группа дала указание на последующих примерах ИС число опорных катков расширить.

Нарекания имелись к конструкции командирской башенки и установке оружия. Ещё одной значительной проблемой выяснилось то, что воздухозаборники совокупности охлаждения при езде по распутью забрасывались грязью. Это не означало, что ИС ожидает будущее КВ-13, но перечня хватало, дабы вносить важные трансформации в конструкцию.

В это же время на ЧКЗ и заводе № 200 уже вовсю подготовились к выпуску установочной партии из 10 танков.

Установка в ИС-1 фильтров «Мультициклон»

По окончании окончания национальных опробований ИС-1 отнюдь не простаивал. В мае ИС-1 прошёл 243 км, на танке испытывалась защита воздухозаборников от грязи, и усиленная моторная рама. Кроме этого на танке испытывались воздухоочистители «Мультциклон», позднее ставшие главным типом советских танковых воздушных фильтров.

Вместе с тем к началу июня стало совсем ясно, что перед запуском в серию ИС-1 ожидает последовательность радикальных переделок.

Первая жертва «Тигра»

18 января 1943 года недалеко от Рабочего посёлка № 5 было захвачено два германских тяжёлых танка Pz.Kpfw. Tiger Ausf.E из состава 502-го тяжёлого танкового батальона. Автомобили с башенными номерами 100 и 121 доставили в Кубинку, где началось их всестороннее изучение. В апреле танк с башенным номером 121 подвергли опробованию обстрелом.

Результаты были неутешительными: стало известно, что 76-мм танковые орудия Ф-34 и ЗИС-5 не пробивают германский танк ни в лоб, ни в борт, причём с любых расстояний. самые эффективными орудиями были 57-мм противотанковая пушка ЗИС-2 и 85-мм зенитное орудие 52-К. Наряду с этим ЗИС-2 с уверенностью пробивала германский танк в борт на дистанции 800 м, а в лоб не брала «Тигр» кроме того с 500 м. 52-К же с уверенностью пробивала лоб «Тигра» с дистанции в километр.

Проект установки 85-мм танковой пушки С-31 в поменянную башню ИС-1, май 1943 года

5 мая 1943 года было подписано распоряжение ГКО № 3289 «Об усилении артиллерийского оружия танков и самоходных установок». В соответствии с первому пункту распоряжения, на двух примерах танка ИС-1 предполагалось установить 85-мм орудия с баллистикой 52-К. Исполнителем выступал завод № 9, где под управлением Ф. Ф. Петрова началась работа по разработке 85-мм орудия Д-5Т.

В середине мая показался неожиданный соперник — ЦАКБ под управлением В. Г. Грабина. Забрав за базу проект 85-мм танковой пушки ЗИС-25, созданный для КВ-1, несколько конструкторов под управлением П. Ф. Муравьева и Е. В. Синильщикова создала совокупность, взявшую обозначение С-31. На заводе № 92, где позднее строили эти совокупности, её обозначали как Ф-85.

Проект, что вёлся по большей части Синильщиковым, представили 17 мая, другими словами меньше чем через 14 дней по окончании подписания распоряжения ГКО № 3289.

По традиции, унаследованной ЦАКБ от КБ завода № 92, пушку большого калибра постарались засунуть в штатную башню ИС. В конструкции С-31 употреблялось 85% подробностей от ЗИС-5. Башню, но, однако было нужно увеличивать в размерах, дабы обеспечить заряжание орудия.

Для этого крыша недалеко от места заряжающего была поднята. Боекомплект должен был составить 71 патрон. Боевая масса ИС-1 с орудием С-31, в соответствии с расчётам, поднималась до 39,5–40 тысячь киллограм.

Оба примера КВ-13 на площадке завода № 100, 1944 год

Дальше эскизного проекта эта мысль не продвинулась. 6 июня 1943 года в адрес Молотова ушла докладная записка за подписью главы ГБТУ КА генерала Федоренко. В ней он информировал, что изучения вопроса установки 85-мм пушки в штатную башню ИС-1 распознали массу неприятностей.

Башня была через чур маленькой для таковой совокупности, трудиться в ней было бы очень некомфортно. В следствии Котин разрешил команду начать разработку новой башни с диаметром погона 1800 мм. Это означало, что нужно будет переделывать и корпус, удлиняя его на 420 мм.

Так появился тот ИС, что мы все прекрасно знаем, сборка первой таковой автомобили началась в начале 20-х чисел июня.

Что же касается ИС-1, то июнь стал последним месяцем, в то время, когда данный танк проходил опробования. Он проехал 724 км, на протяжении которых наблюдались все те же неприятности с попаданием пыли и грязи в воздухозаборники. Пройдя в общем итоге 2294 км, танк занял место на заводской площадке рядом с КВ-13.

Наступало время другого танка с именем Сталина.

Создатель благодарит Игоря Желтова (г. Москва) за помощь в подготовке данного материала.

Источники:

  1. Архив Геннадия Малышева.
  2. Материалы РГАЭ.
  3. Материалы РГАСПИ.
  4. Материалы ЦАМО РФ.

УЭК — предпоследний шаг на встречу к чипизации.

Темы которые будут Вам интересны: