Польские «пантеры» в варшавском восстании

5 августа 1944 года Варшава была охвачена восстанием. На улицах города пятый сутки гремели битвы между бойцами Армии и немецкими подразделениями Крайовой. Но в концлагере Генсиувка жизнь шла своим чередом: администрация была уверена, что повстанцам не хватит сил для взятия упрочнений лагеря.

В то время, когда к Генсиувке приблизился танк «Пантера», охрана сначала не придала этому значения. Но в то время, когда машина смяла баррикаду перед входом и выломала металлические ворота, один из часовых от испуга вывернул на себя миску тёплого супа. Стало ясно, что эта «Пантера» вести войну на стороне варшавских повстанцев.

В то время, когда грянула «Буря»

В последних числах Июля 1944 года, на последнем этапе операции «Багратион», войска СССР вступили на территорию Польши и вышли на ближние подступы к Варшаве. Для польского правительства в изгнании, весьма холодно относившегося к СССР, это означало угрозу, что страна окажется под властью просоветского управления. Дабы не допустить для того чтобы развития событий, эмигрантское правительство инициировало выполнение в Варшаве замысла «Буря».

В соответствии с его положениям, Армия Крайова (АК) должна была захватывать населённые пункты прежде, чем они окажутся в руках Красной армии, и тем самым сохранять контроль над как возможно бо?льшими польскими территориями.

Перемещение сопротивления Варшавы, костяком которого была АК, взяло 29 июля приказ поднять в Варшаве восстание. Для этого в распоряжении командующего Армией Крайовой Тадеуша Коморовского было приблизительно 50 тысяч бойцов. Многие из них были несовершеннолетними (от 13 лет), все подряд — не хорошо вооружены.

Хуже всего обстояли дела с противотанковыми средствами. Партизаны располагали всего двумя 37-мм противотанковыми пушками, тремя десятками противотанковых ружей и ручных гранатомётов, и 12 тысячами бутылок с горючей смесью. Последние хоть и были очень примитивным оружием, но в условиях муниципального боя имели возможность причинить вермахту много хлопот.

Германский гарнизон существенно уступал по численности полякам. Под ружьём у военного начальника Варшавы Райнера Штаэля было 16 тысяч людей. К несчастью, их оснащения и уровень подготовки был намного выше повстанческого, а защита опиралась на множество укреплённых точек.

Помимо этого, варшавский гарнизон имел в собственном составе пять «Тигров», пара «Пантер» и четыре средних танка Pz IV. Плюс — около полусотни самоходных орудий. Штаэль в любую секунду имел возможность рассчитывать на то, что ему окажет помощь артиллерия и авиация.

В довершение всех бед, германская агентура вскрыла правильную дату начала восстания.

Генерал Коморовский осознавал, что начинает страшное а также авантюрное предприятие. Он рассчитывал на то, что Красная армия войдёт в Варшаву на второй-третий сутки восстания, и на помощь английских союзников. Надеждам главы АК не было суждено сбыться, и с первых перестрелок на улицах Варшавы 1 августа 1944 года поляки были полностью предоставлены сами себе.

Были ваши — стали отечественные

2 августа три (по второй версии — два) германских танка «Пантера» нападали позиции повстанцев на улице Карольковой. Они легко преодолели баррикаду, сложенную поляками из балок, досок, мебели и мусорных баков. В то время, когда танки дошли до второй баррикады, бойцы повстанческого батальона «Зоська», державшего оборону на этом месте, нападали их бутылками с горючей смесью.

Одна «Пантера» загорелась, а её экипаж скоро перебрался на броню другого танка.

Польские «пантеры» в варшавском восстании

Баррикада на улице Карольковой

Два оставшихся танка дошли до стенку ветхого иудейского кладбища, где опять попали под удар бойцов АК из отряда Евгения Коэхера. Партизаны забросали «Пантеры» «гранатами Гамона» — двухкилограммовыми матерчатыми мешками с пластиковой взрывчаткой. Бомбы перебрасывали на танки через стенке, а действиями метателей руководил корректировщик, сидевший на стене. У одной из «Пантер» повредило ходовую часть, танк врезался в столб.

Последняя «кошка», пробуя уйти от угрозы, развернулась к площади Керцелего, но было поздно. Один из бойцов батальона «Зоська» то ли из гранатомёта PIAT, то ли из фаустпатрона попал в заднюю часть её башни. Машина утратила управление, покатилась по улице под уклон и с разгона врезалась в древесный дом.

С «Пантерами» было покончено, а десять германских танкистов попали в плен к полякам.

Партизаны осмотрели две подбитые «Пантеры» и заключили , что их возможно отремонтировать. Припугнув оружием, они пробовали привлечь к ремонту одного из военнопленных, но тот категорически объявил, что в поле, без ремонтной мастерской, это сделать нереально. К счастью, один из бойцов «Зоськи», инженер Ян Луневский, имел богатый опыт ремонта германских танков.

Он принялся за работу и смог запустить двигатели обеих «Пантер», за что генерал Коморовский наградил его медалью Серебряного креста Заслуги с клинками. Оба танка были включены в состав взвода «Вацек». На борт первой «Пантеры» нанесли надпись «Пудель» (в честь погибшего бойца АК Тадеуша Тычинского, имевшего такое прозвище).

Действительно, экипаж кликал свой автомобиль «Магдой». Второму танку имени не дали, ограничившись сокращением WP (Войско Польское) на борту.

Польский инженер Ян Уневский чинит одну из трофейных «Пантер»

Поляки собрали в экипажи «Пантер» умелых бойцов, привычных с пулемётами и артиллерийским вооружением, имевших опыт вождения различной техники, включая и бронированную. Партизаны кроме этого смогли добыть боеприпасы для 75-мм орудий «Пантер» и около 400 литров бензина. Главными проблемами польских танкистов сейчас были угроза конструкции «разрядки» и сложность Пантер аккумуляторная батарей — запасных у повстанцев не было.

В сражении под польским флагом

«Магду» починили первой, и 3 августа 1944 года «Пантера» вышла на позицию по улице Окоповой. Целью для неё прописали башню костёла св. Августина.

Германские снайперы (по второй версии — пулемётчики), закрепившиеся на ней, имели красивые сектора обстрела и очень сильно мешали жить повстанцам. Первый выстрел «Пантеры» цель не стёр с лица земли, по причине того, что боеприпас застрял в стенке, не взорвавшись. Со второго попадания с огневой точкой вермахта было покончено.

«Магда» переехала к казармам германской полевой жандармерии в школе по улице Металлической и позициям немцев у военного госпиталя св. Софии. Бойцы АК пробовали организовать тут штурм, но были прижаты к почва пулемётным огнём. «Пантера» сделала три выстрела, обрушив угол школы и стёрши с лица земли пулемётчиков. После этого танк подошёл поближе к строению, но оказалось, что у орудия показались неприятности с наведением.

Механику-водителю было нужно загнать танк на маленькую груду развалин, дабы орудие выяснилось немного поднятым. Следующей жертвой трофейной «кошки» был германский пулемёт на балконе школы. И не смотря на то, что повреждённая «Пантера» была вынуждена выйти из боя, к 17:00 танк возвратился, так что скоро немцы были выбиты из этого опорного пункта и ушли через подземные коммуникации.

Партизаны на броне танка «Магда»

Бенефисом «Магды» стала атака на концентрационный лагерь Генсиувка. Немцы содержали в нём иудеев со всей Европы, поляков и ещё за пара дней до восстания начали планомерно уничтожать узников. Лагерь должны были забрать под контроль бойцы батальона «Зоська» и отряда «Брода 53». «Магда» поддерживала бронёй и огнём действия взвода «Феликс», что конкретно штурмовал концлагерь.

«В атаке Генсиувки участвовал лишь один танк, потому, что второй пребывал в резерве, и должен был своим огнём сдерживать продвижение германских армий, каковые атаковали наши позиции с западной стороны Воли. Строения лагеря были не древесными, а кирпичными, и исходя из этого являлись удачной оборонительной позицией для армий вермахта», — так вспоминал данный бой польский танкист Витольд Бартницкий.

Переехав баррикаду и вышибив ворота, «Пантера» въехала на территорию концлагеря. Германские воины открыли по танку ураганный огонь из автоматов, что не причинил машине ни мельчайшего вреда. Экипаж «Магды» одну за второй стёр с лица земли все охранные башни на территории Генсиувки, разгромил центральный фасад лагерной администрации, подавил пара пулемётных точек.

Благодаря помощи «Пантеры» поляки захватили концлагерь и высвободили более чем 340 заключённых, утратив одного собственного бойца убитым и одного раненым. Тяжёлое ранение кроме этого взяла санитарка С. Крассовская, оказывавшая под огнём помощь раненому.

На кладбищах и улицах Варшавы

В первые дни восстания полякам удалось добиться некоторых удач, но германский натиск возрастал сутки ото дня. 5 августа 1944 года вермахт начал против повстанцев крупномасштабное наступление с применением танков, ударной авиации и тяжёлой артиллерии. Немцы уничтожали не только тех, кто оказывал вооружённое сопротивление, но и мирных обитателей Варшавы.

Повстанческие «Пантеры» в эти дни помогали полякам удерживать позиции на улице Окоповой и защищать позиции на иудейских кладбищах.

7 августа у «Магды» перестал работать воздушный фильтр двигателя, а её разрядившиеся аккумуляторная батареи было нужно заменить на автомобильные. Танк занял позицию на перекрёстке улиц Окоповой и Мирецкого. «Пантера WP» выполняла роль мобильного орудия, помогая отражать германские попытки прорвать фронт повстанцев.

Модель трофейного танка «WP»

На следующий сутки танки Армии Крайовой вступили в бой с военной техникой вермахта. «WP» занимала позицию за баррикадой по улице Мирецкого. Неожиданно в башню данной «Пантеры» друг за другом угодили три германских боеприпаса — или от германской самоходки, или от среднего танка Pz IV, пребывавшего рядом с ней. Три польских танкиста были ранены осколками, отколовшимися от внутренней стороны брони. В автомобили появился пожар.

Шофер «Пантеры WP» Ежи Мискевич сумел вывести танк из-под обстрела и запрятать его за угол строения. Бойцы АК помогли экипажу выбраться и оказали первую медпомощь. Пожар также потушили скоро, так что «Пантера» опоздала взять важных повреждений.

Самоходное орудие стёрла с лица земли «Магда». По окончании чего партизаны, каковые понесли тяжелые потери и остались сотнями с шестью человек в строю, отошли с улицы Мирецкого к заводу и еврейскому кладбищу Пфайфера. В десятом часу утра 8 августа «Магда» помогала отражать атаку германских армий, каковые поддерживали три германских танка (по вторым источникам — штурмовых орудия) и БТР.

Последний был в этом бою стёрт с лица земли.

10 августа 1944 года «Магда» осталась одна: у танка «WP» вышли из строя аккумуляторная батареи, исходя из этого партизаны были вынуждены его сжечь, перегрузив во вторую «Пантеру» остатки снарядов.

Последняя схватка «Магды»

11 августа немцы при помощи четырёх «Штугов» перешли в наступление со стороны улицы Млынарской, пробуя отрезать повстанцев от Ветхого города. Завязался бой не на жизнь а насмерть. Дабы избежать окружения, 300 бойцов АК вместе с «Пантерой» решились на приступ германских позиций.

«Магда» снесла пара стен, прокладывая путь польской пехоте, и выскочила на два вражеских противотанковых орудия. Дуэль с первым была для «Пантеры» успешной: германский боеприпас не пробил броню, а ответный 75-мм залп танка перевоплотил орудие в металлолом. Расчёт второй германской пушки был более везучим: они попали совершенно верно между корпусом и башней, заклинив «Пантере» башню.

Сейчас танк приходилось поворачивать всем корпусом, как самоходное орудие.

Оборонительный бункер концлагеря Генсиувка, расстрелянный танком «Магда»

Кроме того в таком состоянии «Магда» была талантливой оказать помощь восставшим отразить атаку германской военной техники. Помогло ещё да и то, что танкисты вермахта не горели жаждой нарываться на поединок с «Пантерой». На новой позиции «Магду» поставили так, дабы её орудие наблюдало на улицу Повонзковскую, откуда всегда атаковали немцы.

Тут «Пантера» Армии Крайовой приняла собственный последний бой, закрывая отход остатков батальона «Зоська». И в то время, когда у неё совсем разрядились аккумуляторная батареи, начальник приказал экипажу поджечь танк и прорываться к Ветхому городу.

Не повлияв на общий ход восстания, «Пантеры» помогли полякам одержать пара побед, серьёзной из которых было освобождение концлагеря Генсиувка. Не будь танков, партизаны вряд ли имели возможность это осуществить. Помимо этого «Магда» и «WP» значительно уменьшили утраты бойцов подразделений «Зоська» и «Феликс».

Таким был боевой путь единственного польского танкового подразделения в Варшавском восстании 1944 года.

Сокращённая версия статьи ранее публиковалась на worldoftanks.ru.

Источники:

  1. Bakalarski P. Pantera zdobywa Gesiowke. http://www.tvnwarszawa.pl.
  2. Borkiewicz-Celinska A. Batalion «Zoska». Warszawa: Panstwowy Instytut Wydawniczy, 1990.
  3. Krzysztof M. Pantery Powstania Warszawskiego //Militaria XX wieku, nr 4(7) 2005.
  4. Solarz J. Warszawa 1944 / Wydawnictwo Militaria № 148, 2001.
  5. Wyganowska-Eriksson А. Pluton Pancerny Batalionu «Zoska» w Powstaniu Warszawskim. Gdansk: Oficyna wydawnicza Finna, 2010.
  6. http://www.1944.pl.
  7. http://www.dws-xip.pl.

Польские «Пантеры» в Варшавском восстании

Темы которые будут Вам интересны: