Пять сбежавших кораблей

Пять сбежавших кораблей

В Рождество 1969 года израильские разведслужбы совершили одну из собственных самых остроумных и наглых операций. Как ни страно — во Франции. Пошли они на это не от хорошей судьбы.

Современный Израиль, появившийся во второй половине 40-ых годов XX века, сразу же был в недружественном окружении. Замечательные и боеспособные вооружённые силы были для данной маленькой страны средством выживания. При их постройке громаднейшее внимание уделялось авиации, на втором месте находились танковые армии.

А флоту не повезло: он был на положении бедного родственника и состоял всего из трёх устаревших английских эсминцев, пары дряхлых подлодок и всякой мелочёвки с вызывающей большие сомнения боеготовностью.

В начале 60-х годов Германия дала согласие оказать помощь Израилю и профинансировать для него постройку нескольких ракетных катеров. Действительно, израильские заказчики и немецкие конструкторы здорово разошлись в вопросе требований к судам. Всё закончилось тем, что немцы были вынуждены передать техдокументацию и права на постройку французской верфи в городе Шербуре на атлантическом побережье Франции.

Казалось бы, всё прекрасно: Франция уже строила для Израиля и самолёты, и танки. А вот с катерами гладко не вышло

последствия и Возмездие

Французы в эти годы деятельно строили дружеские отношения с арабскими государствами. В один момент «холодал» политический климат в израильско-французских связях. Во второй половине 60-ых годов XX века французкий президент Шарль де Голль заявил об отказе поставлять в Израиль наступательное оружие.

Это первенствовал тревожный звонок.

Операция израильских спецвойск, совершённая в ответ на обстрел самолёта в афинском аэропорту, стала причиной полному эмбарго на поставки оружия из Франции

В декабре 68-го года палестинские террористы обстреляли в аэропорту Афин израильский самолёт, наряду с этим погиб один гражданин Израиля. Через два дня последовала ответная операция — рейд израильских армий особого назначения на гражданский аэропорт Бейрута. Подразделения «Сайерет Цанханим» и «Сайерет Маткаль» взяли задачу стереть с лица земли все самолёты, каковые будут идентифицированы как арабские.

В следствии безукоризненных действий отряд специального назначения не пострадал ни один человек, но ливийская и ливанская компании лишились суммарно тринадцати лайнеров. Для западных государств это смотрелось так, как будто бы Израиль наказал кого попало.

Вопрос полного эмбарго на поставки в Израиль оружий из Франции был сейчас делом ближайшего времени. Одним из первых это осознал глава израильской военной миссии во Франции адмирал Мордехай Лимон. Он безотлагательно позвонил в Шербур и приказал своим офицерам, замечавшим за сдаточными опробованиями катеров, любой ценой увести хотя бы готовые суда.

3 января 1969 года эмбарго было заявлено, но два катера всё-таки ушли на следующий сутки, воспользовавшись уже взятым разрешением на опробования.

На верфи оставалось ещё пять.

комбинации и Хитрости

Обстановка сложилась обоюдно неудобная. Франция, к примеру, скоро осознала, что катера в Шербуре — это «чемодан без ручки». Их было нельзя отдавать израильтянам и не получалось применять для себя, по причине того, что строились суда под оснащение и израильское вооружение. Израильтяне, со своей стороны, весьма желали взять катера или неустойку за них.

Причём М. Лимон, человек с красивым экономическим образованием, был настроен серьёзно поторговаться за сумму компенсации.

Неожиданно показался шанс эргономичного выхода из патовой ситуации. Норвежская нефтедобывающая компания «Старбот» вызвалась перекупить оставшиеся катера для обслуживания нефтяных платформ в Северном море. Суда были необходимы так безотлагательно, что «Старбот» готовься не только переплатить израильтянам за передачу прав, но и попросил, дабы израильские моряки, каковые уже успели освоить катера, сами довели приобретение до места работы.

Так, Мордехаю Лимону было нужно торговаться уже с норвежцами, правильнее, с их представителем — Мартином Симом. Французы с облегчением ожидали, чем всё закончится, не смотря на то, что если бы они решили «копнуть» под норвежцев, то были бы не очень приятно поражены. Так как в действительности Мартин Сим был не только известным норвежским предпринимателем, но и человеком, имевшим хорошие связи с Израилем.

А компания «Старбот», хоть и норвежская, но зарегистрированная в Панаме, являлась всего лишь «пустышкой», намерено созданной офицерами израильской разведслужбы «Моссад».

А до тех пор пока Лимон с Симом разыгрывали собственный спектакль, Шербур неожиданно стал настоящим центром притяжения для израильских туристов, хотевших взглянуть город в дни католического Рождества. Необычное дело: туристы почему-то сплошь были армейскими моряками.

Рождественский «презент»

По ночам из шербурского порта доносился громкий рёв корабельных двигателей. Израильских «туристов» он почему-то не тревожил, а вот местные обитатели пожаловались в полицию. Катерники оправдывались тем, что декабрьские ночи холодны, приходится обогреваться дизелями, в противном случае и околеть недолго.

Французы спохватились, лишь в то время, когда суда-беглецы прошли Гибралтарский пролив

Наступило Рождество. Израильтяне не напрасно прописали реализацию собственного замысла на данный сутки: они не без оснований думали, что большая часть добропорядочных французов совершит вечер за торжественным столом. Это ожидание оправдалось, но погода чуть не смешала все карты: 24 декабря над Бискайским заливом разразился девятибалльный шторм.

Отправляться в бушующую Атлантику на судах, выстроенных для Средиземного моря, было сродни суициду. Лишь ближе к утру, в то время, когда синоптики сказали, что шторм перемещается в сторону Англии, Лимон отдал приказ выходить из порта.

В первые часы французы кроме того не осознали, что случилось. Сообщалось, что норвежцы собственные катера. Лишь по окончании информации, что в Португалии заправились пять судов армейского типа, а после этого о том, что те же пять судов прошли Гибралтарский пролив, французские армейские осознали, как их совершили.

По некоторым сведениям, глава МинОбороны Франции Мишель Дебре кроме того приказал поднять авиацию и стереть с лица земли угнанные катера. Но глава генштаба ответил, что скорее уйдёт в отставку. Так что 1 января все пять судов благополучно вошли в порт города Хайфы.

Виновником произошедшего французы заявили Мордехая Лимона. Ему предписали срочно покинуть Францию. Но вряд ли адмирал очень сильно об этом сожалел, в особенности в то время, когда через пара лет просматривал в газетах, как на протяжении Войны Судного дня израильские ракетные катера возвращались с победой с очередного боевого задания.

Создатель текста — Андрей Уланов

Источники:

  1. http://www.jewishvirtuallibrary.org/jsource/History/Cherbourg.html.
  2. Rabinovich, A. The Boats of Cherbourg.
  3. http://www.jpost.com/Magazine/Escape-from-Cherbourg.
  4. http://www.waronline.org/IDF/Articles/Navy/embargo.htm.
  5. http://www.bratishka.ru/archiv/2010/12/2010_12_10.php.

СБЕЖАТЬ С КОРАБЛЯ СРЕДИ КУЧИ ЯИЦ — MONSTRUM

Темы которые будут Вам интересны: