Первый танк классической компоновки

Франция стала второй по счёту страной в мире, которая обзавелась танками. От британцев французы отстали приблизительно на 6 месяцев, но наряду с этим их конструкторская школа была куда более прогрессивной. В конце Первой Мировой армия Франции имела самое много танков, причём количество сочеталось с качеством. К этому времени базой французских бронетанковых сил был Renault FT.

Данный самый массовый танк собственного времени в один момент был и первым серийным лёгким танком, и первым в мире танком с компоновкой, которую потом признали хорошей. Какова же история создания Renault FT?

Меньше, да больше

Сначала французское танкостроение во многом шло по тому же пути, что и британское. По окончании череды всевозможных проектов как колёсных, так и гусеничных боевых автомобилей французы, подобно британцам, обратили собственный взгляд на трактора компании Holt. Отличие была в том, что британцы заинтересовались моделью Holt 75, а французы — Holt Baby. Как раз его база стала главной для первого французского серийного танка Schneider CA.1.

25 февраля 1916 года компания Schneider взяла заказ на 400 таких танков. На похожей базе был создан и второй средний танк, известный как Saint Chamond. Армия Франции заказала 400 таких автомобилей.

Первый танк классической компоновки

Редакция Warspot
/
На заре танковой эры: тест Warspot
Попытайтесь верно выяснить 10 моделей танков периода Первой Мировой

  • ПМВ
  • танки
  • военная техника

Куда менее известен тот факт, что у французов имел возможность показаться ещё один средний танк. 20 мая 1916 года генерал Муре, управлявший работой STA (Service Technique Automobile, техническая работа механизации французской артиллерии), посетил завод Renault в Булонь-Бийанкуре. Результатом визита стало задание на разработку среднего танка.

Проект готовься 29 июля 1916 года, но дальше бумаги дело не продвинулось.

Ответвлением от этого проекта стал тягач Renault FP. Он, подобно проектировавшемуся танку, также базировался на шасси STA-Fouche разработки лейтенанта Шарля Фуше, одного из главных людей во французской танкостроительной программе. Как раз разработки Фуше, трудившегося в STA, послужили базой для первых французских танков.

Запатентованная Эрнестом Фуксом подвеска поддерживающих катков, применённая на лёгком танке Renault

Одной из обстоятельств закрытия программы среднего танка Renault был разговор между Луи Рено и полковником Эстьеном, прошедший в июле 1916 года. Основной идеолог французского танкостроения достаточно хорошо общался с Рено и раньше. В 1915 году, к примеру, между ними случилась беседа о среднем танке, но тогда компания Renault была загружена вторыми заказами. А в июле 1916 года обращение отправилась о совсем второй машине. Ещё весной Эстьен побывал в Англии, где смог ознакомиться с британской танковой программой.

По результатам поездки он заключил , что в дополнение к тяжёлым танкам и средним необходимы и автомобили лёгкого класса. Эти танки концептуально больше напоминали подвижные пулемётные точки, значительно более бессчётные, чем тяжёлые танки и средние.

Мысль заинтересовала Рено, потому, что лёгкий танк возможно было выстроить на автомобильных агрегатах. Машину он назвал на английский манер tank patrouilleur, другими словами «патрульный танк». Неспециализированное управление работами над новым танком взял на себя Шаль Серре, технический директор фабрик Renault.

Яркую разработку танка возглавил Рудольф Эрнст-Метцмайер.

Часто указывается, что новый танк базировался на наработках по Schneider CA.2, но это совсем неверно. Во-первых, между этими автомобилями нет практически ничего общего. Во-вторых, работы по Schneider CA.2 начались в октябре 1916 года, в то время, когда работы над танком Renault уже были в самом разгаре.

К тому моменту инженер Эрнест Фукс уже в целом определился с концепцией ходовой части нового танка.

Полноразмерный макет tank patrouilleur, октябрь 1916 года

В октябре 1916 года компания Renault закончила постройку полноразмерного макета танка. Оказавшаяся машина радикально отличалась от всего, что разрабатывалось в тот период. Двигатель был в кормовой части Renault 18CV и был отделен от экипажа перегородкой, что стало громадным шагом вперёд с позиций обеспечения комфорта для танкистов.

Механика-водителя инженеры Renault разместили в носовой части, сзади него был начальник, он же наводчик и заряжающий. В распоряжении начальника имелся пулемёт, установленный во вращающейся башне.

Справедливости для направляться упомянуть, что первая башня показалась ещё на английском «Мелком Вилли», но от неё конструкторы скоро отказались. При же с танком Renault никто от башни отказываться не планировал, поскольку её наличие существенно увеличивало манёвренность огня. Для увеличения проходимости создатели танка максимально вынесли вперёд ленивцы, имевшие громадный диаметр.

Макет Char leger, 30 декабря 1916 года. На переднем замысле стоит Рудольф Эрнст-Метцмайер, которого значительно чаще путают с Луи Рено. (Внимание: не каждый мужчина с усами на фоне Renault FT — это Луи Рено.)

Эстьену, что к тому моменту уже получил звание генерала, неспециализированная концепция лёгкого танка Renault понравилась. Его энтузиазма, но, не разделял генерал Муре, очень скептически относившийся к лёгким танкам. Но это не помешало в обход него взять добро на производство 50 танков от генерала Жоффра, главнокому армией Франции.

Письмо Эстьена с мыслями о роли лёгких танков на поле боя было послано Жоффру 27 ноября, а 30 числа главноком дал утвердительный ответ.

Вопрос в том, что около танкостроения в целом в то время шли ожесточённые споры. В декабре 1916 года Жоффра на должности главнокому поменял Нивель, имевший более консервативные взоры на танки. Согласно его точке зрения, вместо лёгких танков лучше следовало выстроить 300 артиллерийских тягачей.

Имелись и другие силы, каковые действовали против Эстьена и Рено. Так или иначе, 12 декабря Renault получила разрешение на создание одного «гусеничного трактора совокупности Рено, проект №11» со сроком изготовления в марте 1917 года. Кроме этого он именовался легко Char leger, другими словами «лёгкий танк».

На заводе проект назвали Renault FT, как следующую по окончании автомобиля Renault FS машину, оснащённую, к слову, тем же мотором.

Таким главенствовал FT изначально. Зима 1917 года

30 декабря был показан улучшенный вариант танка в виде полноразмерного макета. Главным отличием стало изменение конструкции башни, которую создал полковник Эмиль Римальо (Emile Rimailho), технический директор FAMH. Башня стала более просторной и технологичной.

Около танка развернулась яростная дискуссия. Муре и его приверженцы постарались отменить ответ о постройке танка, считая его через чур лёгким и плохо вооружённым. Голосов для этого им не хватило.

Из десяти участников Консультативного комитета, принимавшего ответ по танку Renault, против его производства были лишь трое. Было издано постановление об изготовлении от 100 до 200 танков первой серии. Окончательную цифру в 150 танков утвердил министр оружий Альбер Тома в феврале 1917 года.

Наряду с этим сам Тома кроме этого думал, что артиллерийские тягачи серьёзнее лёгких танков. Одним словом, создавался первый лёгкий танк в сложных условиях.

Он же спереди. Особенное внимание завлекает до тех пор пока ещё одностворчатый люк механика-водителя

Первый опытный образец лёгкого танка, кроме этого именовавшегося Char mitrallieur Renault, другими словами «пулемётный танк Рено», готовься в последних числах Января 1917 года. По компоновке он в целом повторял полноразмерный макет, но наряду с этим в конструкции имелось множество отличий. Для начала, в верхнюю границу боевой массы в 4 тонны, которую предполагал Эстьен, вписаться не удалось: боевая масса танка составила 6,5 тонны.

Но, это громадной проблемой не стало.

Кроме этого на протяжении изготовления умелой автомобили существенно изменилась конструкция корпуса. Связано это было с перекомпоновкой агрегатов моторно-трансмиссионного отделения, и с работами по улучшению условий работы механика-водителя. Ещё одним нужным дополнением стал «хвост», удлинявший корпус и улучшавший проходимость танка через траншеи и рвы.

Луи Рено за рычагами Renault FT, 22 февраля 1917 года. (Да-да, как раз Луи Рено.)

Всецело была переделана башня. Она стала немного меньше по размеру, но наряду с этим по конструкции была очевидно лучше предыдущей. Кроме того, что танк стал первым взявшим башню, так он ещё и был и первым танком с командирской башенкой. В башенку перенесли смотровые щели, а вот верхнего люка в ней сначала не предусматривалось. Ещё одним заметным отличием новой башни стала другая конструкция установки пулемёта Hotchkiss Mle.1914.

На макете он перемещался лишь в вертикальной плоскости, а на умелой башне была сделана шаровая установка.

Данный же танк в апреле 1917 года. Из-за неприятностей с вентиляцией башни на командирской башенке показался воздухоприток

Первые пробные запуски Renault FT были сделаны ещё в январе. В полной мере справедливо опасаясь быстрой реакции со стороны соперников нового танка при каких-то неприятностей, Эстьен и Рено очень не торопились. 22 февраля Луи Рено устроил показательный пробег по заводскому двору, что стало первой демонстрацией новой автомобили. После этого машину передали в центр «штурмовой артиллерии», что пребывал в Шамплие.

С 14 марта в том месте начались неофициальные опробования, на протяжении которых устранялись найденные недостатки. После этого танк вернули на завод, где были совершены его модернизация и ремонт.

Умелая машина с финальной конфигурацией башни

Момент истины наступил 9 апреля 1917 года. В данный сутки состоялись официальные опробования, каковые кроме этого проходили в Шамплие. Стало ясно, что машина удалась. Консультативный комитет не только утвердил постройку 150 автомобилей первой серии, но и принял предложение Эстьена по выпуску сходу 1000 танков.

Кроме того Нивель был должен сдаться, произошло это 13 апреля.

Но, принятие на вооружение не означало, что конструкция танка всецело лишилась недочётов. При стрельбе башня заполнялась пороховыми газами, требовалось решить проблему с вентиляцией. По данной причине уже в мае башню переделали: на командирской башенке показался воздухоприток, а саму башню мало «нарастили».

Соперники в малом классе

Запуск работ по Renault FT не прошёл незамеченным. В то время, когда генерал Жоффр дал утвердительный ответ Эстьену, информация о том, что Renault трудится над новым танком, прекратила быть тайной. Как уже упоминалось, в французской танкостроительной программы велась острая конкурентная борьба.

Когда стало ясно, что показалось новое направление, за кульманами тут же закипела работа.

Кормовая часть корпуса умелого Renault FT отличалась от серийных автомобилей

Первыми отреагировали на работы соперников в Schneider-Creusot. 29 декабря 1916 года был представлен проект миниатюрного танка, в котором отчётливо прослеживалось сходство со Schneider CA.2. Боевое отделение пребывало позади, а двигатель — спереди.

Предлагалось два варианта автомобили: с башней и без башни. Но, данный проект скоро был отвергнут, потому, что он по многим параметрам уступал Renault FT, а его миниатюрность сыграла скорее ему во вред.

Приблизительно одвременно с этим компания Delaunay-Belleville из Сен-Дени кроме этого решила попытаться собственные силы в танкостроении. Главным профилем этого фирмы были шикарные машины. Но, и для того же Renault танки являлись совсем не основной статьей дохода. Изобретать велосипед в Сен-Дени не стали и забрали за базу шасси Schneider CA.1, уменьшив его на 15%. Двигатель разместили позади, а посередине корпуса установили рубку, где должны были размещаться пушка и пулемёт.

Нельзя сказать, что концепция танка, имевшего проектную боевую массу 2,75 тонны, была нехорошая, но она очевидно уступала Renault FT. Это стало основной обстоятельством, из-за чего от постройки автомобили отказались. К слову, спустя 2 года мысль сверхлёгкого танка снова возвратилась, но на этот раз она была реализована уже за океаном.

Соперники Renault FT, так и не покинувшие чертёжные доски

Более важный соперник у Renault FT показался в начале 1917 года. Генерал Муре, не испытывавший симпатий к детищу Renault, решил подстраховаться и запустил соперничающий проект. В качестве подрядчика было решено выбрать ещё одну автомобильную компанию, Peugeot. По-настоящему важные работы тут начались лишь в марте, в то время, когда к проекту присоединился инженер Эмишен.

До войны он трудился над автомобилями Peugeot, а позднее стал техническим консультантом полковника Эстьена.

Таким лёгкий танк Peugeot был изначально

В отличие от конструкторов Schneider и Delaunay-Belleville, каковые шли эволюционным методом, Эмишен решил устроить мелкую революцию. По компоновочной схеме его танк не был похож ни на один второй проект. Двигатель инженер Peugeot разместил спереди, наряду с этим он трудился на генератор, что передавал энергию на расположенные в корме электромоторы. Ходовая часть только концептуально напоминала Renault FT.

Число опорных катков на борт уменьшилось до четырёх, а подвеска имела достаточно сложную конструкцию. Более сложными по конструкции были и траки.

Эта же машина в финальной конфигурации. Более защищённый и владеющий более замечательным оружием, чем Renault FT, данный танк однако остался не у дел

Затянувшееся проектирование стало причиной тому, что совсем лёгкий танк Peugeot был закончен лишь в сентябре 1918 года. Оказалась достаточно необычная машина, которая к тому моменту в лучшем случае имела возможность претендовать на заполнение одной из ниш на поле боя, но никак не на роль замены для более универсального Renault FT.

Дело в том, что по ходу проектирования Эмишен пара поменял исходную концепцию и вместо лёгкого пулемётного танка решил делать танк огневой помощи пехоты. В качестве оружия для него была выбрана 75-мм короткоствольная гаубица BS. Вместо вращающейся башни её установили в рубку, броня которой имела в лобовой части внушительную для того времени толщину в 40 мм.

Справа от орудия размещался механик-водитель. Не обращая внимания на то что 100-сильный двигатель Peugeot был более чем в 5 раз замечательнее силовой установки Renault FT, большого повышения подвижности не случилось. Так как боевая масса танка Peugeot составляла 9 тысячь киллограм — таковой была плата за более замечательное бронирование.

Лёгкий танк Peugeot оказался достаточно тесным. Да и особой необходимости под конец войны в таковой машине уже не было

Совершённые в осеннюю пору 1918 года опробования продемонстрировали, что мысль Эмишена была во многом ошибочной. С одной стороны, танк был лучше защищён и развивал в полной мере достаточную для того периода большую скорость в 12,5 км/ч. Иначе, отличие в 4 км/ч если сравнивать с танком Renault смотрелась несущественной.

Наряду с этим более маленький, чем Renault FT, танк Peugeot уступал ему в проходимости по рвам и траншеям. Его короткоствольная пушка была очень специфичным орудием, к тому же владевшим не сильный манёвренностью огня. К тому же на базе Renault FT выпускались артиллерийские танки FT 75 BS с таким же орудием, установленном во вращающейся башне.

Одним словом, дальше умелого экземпляра дело не продвинулось.

Уже по окончании Первой Мировой Эмишен добился куда более важных удач на втором поприще — в вертолётостроении.

Никто не ушёл обиженным

Запуск в серию первой партии из 150 танков не означал, что уже эти автомобили попадут на фронт. Было решено изготовить первые Renault FT в качестве учебных автомобилей, имевших башни и корпуса из неброневой стали. Эта мысль выглядит спорной, но собственный резон в ней был. Так как для начала требовалось отработать саму разработку производства лёгких танков до начала выпуска главной серии.

Помимо этого, направляться учесть, что до этого момента лёгких танков во французской армии ни при каких обстоятельствах не было. Насущной была необходимость выработки тактики их применения, которая очевидно должна была различаться от тактики применения средних танков. Наконец, на протяжении эксплуатации учебных автомобилей французские армейские рассчитывали распознать те либо иные недочёты в их конструкции.

Одним словом, мысль с аналогичной подстраховкой была верной.

Неспециализированные виды Renault FT первой производственной серии. 15 мая 1917 года

Первые три танка учебной серии были изготовлены в Булонь-Бийанкуре в сентябре 1917 года. Автомобили взяли как заводские номера, начинавшиеся с цифры 3, так и регистрационные номера, первым из которых был 66001. В целом танки первой производственной серии соответствовали опытному образцу, но имелись и отличия.

Характерной подробностью автомобилей «учебной» серии стали носовая и кормовая часть, изготовленные способом литья.

Помимо этого, не весьма эргономичный одностворчатый люк механика-водителя заменили на двустворчатый. Конструкцию люка отработали на умелом примере, что продолжали деятельно применять для разных опытов. Пара изменилась кормовая часть автомобили: вентиляционные отверстия в бортах признали не самым успешным ответом, по данной причине от них отказались.

Очередным трансформациям подверглась башня. Командирская башенка взяла характерный «грибок», что заметно улучшил обстановку с вентиляцией.

Учебные танки в постройке. Осень 1917 года

Сначала работы по выпуску первой партии шли неспешно. В октябре завод Renault сдал 18 танков, а в ноябре — 21. В декабре Булонь-Бийанкур покинуло 40 танков, 32 — в январе 1918 года, 35 — в феврале и оставшиеся 4 — в марте.

По ходу производства машина мало изменялась. самые заметным стало появление особых ступеней в носовой части автомобили, заметно облегчавших жизнь механику-водителю. Их установили уже на второй месяц производства.

Данный танк отравился в Англию. Сейчас он находится в танковом музее Бовингтон

Кроме французской армии, 12 танков «учебной» серии попали в Англию. Один из них, 13-я серийная машина с регистрационным номером 66016, сохранился до наших дней. Сейчас данный танк находится в танковом музее Бовингтон, являясь самым ветхим из сохранившихся Renault FT.

Схема установки пушечного и пулемётного оружия, которое размещалось в башнях танков главной серии

«Грибок» на командирской башенке стал первым из серии важных трансформаций, каковые ожидали башню. О том, что 8-мм пулемёт Hotchkiss Mle.1914 — только один из вариантов оружия лёгкого танка, Эстьен писал Жоффру ещё в последних числах Ноября 1916 года, в то время, когда принималось ответ о запуске программы Renault FT. Согласно точки зрения Эстьена, часть танков требовалось вооружить 37-мм пехотными пушками.

Кандидат на эту роль нашёлся достаточно скоро: 37-мм пехотная пушка примера1916 года (Canon d’Infanterie de 37 modele 1916 TRP). Компактные размеры орудия разрешали без особенных неприятностей установить его в лёгкий танк. Компания APX (Atelier de Puteaux), разработчик пушки, очень оперативно создала танковую версию орудия, взявшую обозначение 37 mm SA (canon de 37 S. A. pour chars legers).

Оружие, употреблявшееся на танках главной серии

В первых числах Апреля 1917 года в конструкторском бюро Renault был подготовлен эскизный проект модифицированной башни. Разрабатывали её совместно с компанией Paul Girod, по данной причине в историю она вошла как башня Girod-Renault. Кроме этого эта башня в переписке проходит как tourelle omnibus. За её базу была забрана башня танка «учебной» серии. За счёт переделки передней части башни удалось расширить её внутренний количество.

Это разрешило без особенных неприятностей разместить в 37-мм орудие.

Потому, что шаровая установка для этих целей не доходила, была создана новая конструкция. Она была похожа на установку пулемёта, которая имелась на макетах танка. За счет того, что наводка в установке осуществлялась как по вертикали, так и по горизонтали, начальник имел возможность создавать правильную наводку орудия на цель, не поворачивая башню.

Путём замены орудийной маски возможно было в одну и ту же башню ставить или пушку, или пулемёт.

Первый опытный образец башни Girod-Renault, июль 1917 года. Вместо пушки установлен её макет

Опытный образец башни готовься в мае 1917 года, в июле её поставили на опытный образец Renault FT. На протяжении опробований вместо пушки стоял макет, но уже 5 июля последовал заказ на первые 600 пушек. В осеннюю пору конструкцию башни мало поменяли: показались «скулы» по бортам.

В таком виде она и отправилась в серию.

Все три варианта башен Renault FT в одном кадре. Ближе всех — танк с башней Berliet-Girod, по центру — башня Renault, далеко — башня Girod-Renault

9 мая 1917 года Нивеля, позиции которого пошатнулись по окончании последовательности неудач, на должности главнокому поменял Петен, что благосклонно относился к танкам. Концепция Renault FT ему понравилась, и начальный заказ на 1000 танков главной серии был заметно расширен. 1 августа 1917 года показался новый заказ, в соответствии с которому Renault должна была произвести 2400 танков по цене 44 тысячи франков за штуку.

Низкая стоимость, к слову, была относительной: для сравнения, средний танк Schneider CA.1 обходился в 58 тысяч франков, а Saint-Chamond — в 94 тысячи франков.

В октябре 1917 года заказ был перераспределён за счёт подключения к производству новых фирм. Таковыми были Schneider и Delaunay-Belleville — компании, каковые пробовали соперничать с Renault. При со Schneider было задействовано дочернее предприятие SOMUA (Societe d’outillage mecanique et d’usinage d’artillerie).

К прямым соперникам Renault на танковом поприще добавился ещё один производитель — Berliet, автомобильный завод из Венисьё.

19 октября 1917 года заказ на первую партию был распределён следующим образом:

  • Renault — 700 танков;
  • SOMUA — 600 танков;
  • Delaunay-Belleville — 280 танков;
  • Berliet — 800 танков.

Серийные номера автомобилей, произведённых SOMUA, начинались с 3001, Delaunay-Belleville — с 4022, а Berliet — с 2163. Регистрационные номера танков SOMUA начинались с 69017, Delaunay-Belleville — с 70017, а Berilet — с 73003. В ходе производства происходили маленькие пертурбации с номерами, но в целом совокупность удалось удержать в установленных параметрах.

Распределение заказа по четырём фирмам стало причиной тому, что организовалась совокупность достаточно тесной кооперации. В производстве танков это случилось в первый раз в мире. Компания Renault снабжала себя двигателями, КПП и всеми элементами ходовой части, но наряду с этим всецело зависела от башен и поставщиков корпусов. Таковых было целых пять.

Berliet башни и корпуса собирала сама, а броня ко мне приходила с Paul Girot (для башен), FAMH и Imphy. Подобно Renault, Berliet всецело снабжала себя элементами и моторами ходовой части. У Delaunay-Belleville похожим образом обстояли дела с поставщиками брони. башни и Корпуса эта компания собирала сама, а моторы ко мне приходили с Berliet и Renault. Остальные элементы ходовой части производились в Сен-Дени.

Наконец, SOMUA броню приобретала по большей части от Schneider, а элементы ходовой части делала сама. Что же касается моторов, то 510 штук изготовили на Peugeot, остальные пришли с Renault.

Такая плотная кооперация содействовала успешной организации массового производства танка.

Открытка, на которой изображены танки самая массовой версии — с башней Berliet-Girod

Расширение производства повлияло и на внешний вид танка. От литых лобовых и кормовых подробностей корпуса производители отказались. Опять изменилась и башня. С октября 1917 года начались совместные работы конструкторов Berliet и Paul Girod. Итогом сотрудничества стала башня Berliet-Girod.

Снаружи она была весьма похожа на башню Girod-Renault: главным отличием было то, что от выступавших «скул» на бортах отказались. Данный вариант был самым массовым среди башен литой конструкции, их применяли на танках всех четырёх производителей.

Первый пример клёпаной башни Renault, установленный на танк учебной серии

Литые башни Girod-Renault были выпущены в маленьком количестве. Дело в том, что на Renault обратили собственный взгляд на башню клёпаной конструкции, которую в своё время создал полковник Римальо. Она смотрелась более технологичной, чем совместная с Girod разработка.

В следствии в осеннюю пору 1917 года на свет показалась «полигональная» башня. Как раз эту башню приняли на Renault в качестве приоритетной. Всего за время производства было произведено 1147 башен этого типа, все пошли на танки выпуска Renault.

Параллельно с ними устанавливались и башни Berliet-Girod.

По замыслам от 2 ноября 1917 года, к концу марта 1918 года ожидалось взять 1680 готовых Renault FT. Но в действительности первые танки главной серии лишь выходить с фабрик начали в марте. Тогда же APX начала выпускать и первые пушки.

Из 260 танков, каковые были сданы к 1 мая, лишь 60 были в всецело исправном состоянии. В соответствии с поменянной программе, за 1918 год предполагалось изготовить 4000 танков, из них 3100 — в штатной конфигурации. 600 автомобилей планировали выпустить в версии BS с 75-мм пушкой, ещё 300 были радийными TSF.

Знакомство с новыми французскими танками

По состоянию на 1 июня 1918 года было сдано 664 танка. Полномасштабное массовое производство началось с лета. В случае если в июне было произведено 372 танка, то за июль фабрики сдали 601 FT, в августе клиенты приняли 502 танка, а в сентябре — 592.

В первый раз в бой эти автомобили пошли 31 мая 1918 года. Достаточно скоро стало известно, что лёгкие танки оправдали возложенные на них ожидания. Низкая скорость передвижения компенсировалась довольно малый массой (6,5 тонны для пулемётной версии и 6,7 тонны — для пушечной), что разрешало оперативно доставлять их до поля боя на грузовиках.

С задачей сопровождения пехоты они удачно справлялись, более того, как раз наличие этих танков часто было чуть ли не единственной возможностью послать пехоту в наступление. Наличие бронированной военной машины, неспешно, но неумолимо двигающейся на вражеские позиции, выяснилось лучшим средством мотивации пехотинцев. Прошло уже 100 лет с того времени, а танк всё ещё остаётся таким же средством мотивации.

Уже к середине июля Renault FT становятся самыми массовыми французскими танками. Часто французские танки поддерживали и боевые действия британцев. Стремительное насыщение собственных армий разрешило начать поставки Renault FT союзникам, в первую очередь — американцам.

К 21 сентября им было передано 173 таких танка.

Танки выпуска Renault выдвигаются к фронту. Уже к середине лета 1918 года ни одна большая операция французских армий не обходилась без этих автомобилей

Удачи лёгких танков на полях сражений предопределили следующий заказ. В соответствии с скорректированным замыслам, он увеличился до 7800 танков, из которых 3940 должна была выпустить Renault, 1995 — Berliet, 1135 — SOMUA и 730 — Delaunay-Belleville. Но, в таком количестве танки выпущены не были. 11 ноября было подписано Компьенское перемирие, Первая мировая закончилась. К 11 ноября было сдано 3246 танков, ещё 627 автомобилей было сдано до конца месяца. Производство неспешно сворачивалось.

Однако танки этого типа поступали в армии и в 1919 году. Неспециализированный количество из выпуска составил 4516 штук. По фирмам картина выглядит следующим образом:

  • Renault — 2620 танков;
  • SOMUA — 481 танк;
  • Delaunay-Belleville — 390 танков;
  • Berliet — 1025 танков.

Renault FT справедливо считается лучшим танком Первой Мировой. Уступая средним и тяжёлым танкам в огневой мощи, он заметно превосходил их числом. возможность перевозки и Небольшая масса на грузовиках быстро увеличивала тактическую подвижность автомобили. Наконец, условия работы экипажа были не в пример лучше, чем у других танков Первой Мировой. Renault FT стал примером для подражания, и первым танком, что выпускался вне «родной» страны по лицензии.

Его боевая карьера растянулась на пара десятков лет.

Весьма неожиданным стало то, что под конец войны у этого танка показался новый соперник — генерал Эстьен. Основной идеолог французского танкостроения к тому времени начал считать, что будущее всё-таки за танками среднего класса. В итоге это стало причиной появлению концепции танка Char B.

Победное дефиле на параде в Париже.

Renault FT принимали участие в параде более чем заслужено. Более чем на полтора десятилетия эти танки стали главной французских бронетанковых сил

Напоследок стоит ещё раз возвратиться к обозначению Renault FT. Дело в том, что эту машину частенько именуют Renault FT-17. На деле к действительности данный индекс никакого отношения не имеет. С апреля 1918 года танк официально обозначался как Char d’assault 18 HP, другими словами «штурмовой танк с 18-сильным двигателем».

Откуда же показался индекс FT-17?

Как ни необычно, виновна в этом несколько авторов, выпустивших в 1935 году справочник Taschenbuch der Tanks. Авторы справочника, что в СССР перевели и с далека во второй половине 30-ых годов двадцатого века, — Отто Меркер, Ричард Икс, Отто Герхард и Хакер фон Цецшвиц. Частенько исследователи применяют данный справочник как главный источник информации, и делают они это совсем напрасно.

Справочник содержит массу откровенных приписок и неточностей.

Не повезло в этом замысле и Renault FT. Дабы упростить себе жизнь, авторы справочника обозначили Renault FT с «полигональной» башней как Renault M.17 FT, а вариант с литой башней Berliet-Girod — как Renault M.18 FT. Кроме того в германском Управлении оружий сухопутных сил данный справочник принимали за чистую воду, а придуманные группой авторов индексы весьма широко применялись.

Фактически говоря, как раз из этого справочника и началось победное шествие обозначения Renault FT-17 по страницам литературы. Хотелось бы порекомендовать исследователям прекратить слепо копировать полный неточностей справочник 80-летней давности и начать изучать работы современных исследователей, в первую очередь Франсуа Вовилье и его сотрудников.

Источники:

  • Guerre, BlindesMateriel (GBM) №99, 100, 101, 102, 112.
  • Renault FT, Pascal Danjou, TRACKSTORY №10, 2009.
  • The Encyclopedia of French Tanks and Armoured Fighting Vehicles: 1914–1940, Francois Vauvillier, HistoireCollections, 2014.
  • Материалы Centre des archives de l’Armement et du personnel civil (CAAPC).
  • Фотоархив автора.

Рено FT-17 — первый серийный лёгкий танк

Темы которые будут Вам интересны: