Опытный танк с боевой биографией

Бытует вывод, что по окончании появления танка КВ советские армейские на время отказались от более больших и тяжёлых боевых автомобилей. Вправду, летом 1940 года был поставлен крест на тяжёлых танках СМК и Т-100. Но сразу же по окончании отказа от этих автомобилей потребовалось усилять вооружение и бронирование КВ, что стало причиной появлению ещё более тяжёлых образцов, включая проекты КВ-4 и КВ-5.

Первым звеном в данной цепи усиления оружия, бронирования, и, в конечном счёте, массы и размеров стал танк КВ-220, что потом нарекли Т-220. И не смотря на то, что таких автомобилей создали всего две, они успели поучаствовать в битвах на фронтах Великой Отечественной.

Громадная пушка

Первые показатели того, что военных не устраивает ни «КВ с громадной башней», ни «КВ с малой башней», показались в июне 1940 года. В соответствии с предложению по уточнению совокупности танкового оружия, КВ-1 предлагалось вооружить 76-мм пушкой с баллистикой 76-мм зенитной пушки обр.1931 г. (3-К). Помимо этого, предлагалось усилить бронирование его лобовой части до 90–100 мм.

Но, по поводу зенитного орудия 3-К тогда же появились громадные сомнения. В соответствии с расчётам, 76-мм зенитная пушка пробивала на дистанции в километр броню толщиной порядка 70 мм, установленную под углом 30 градусов. Хороший показатель, но при новых требованиях получалось, что толщина усиленной брони самого КВ-1 появилась выше пробиваемости 3-К. Вдобавок, эту совокупность уже сняли с производства.

Вместо 3-К начался выпуск более замечательной 85-мм зенитной пушки обр.1939 года (52-К). Это орудие на той же дистанции и под тем же углом пробивало уже 88 мм брони.

Опытный танк с боевой биографией

85-мм танковая пушка Ф-30, установленная в танке Т-28, сентябрь 1940 года

Неудивительно, что в ведомости танковых, самоходных и противотанковых совокупностей, подлежащих разработке, показались две пушки: одна – с баллистикой 76-мм зенитного орудия, вторая – с баллистикой 85-мм зенитки. Для обоих вариантов перевооружения «КВ с малой башней» сроком изготовления опытного образца указывалось 1 сентября 1940 года. В качестве разработчика обеих совокупностей был выбран завод №92.

76-мм орудие с баллистикой 3-К взяло заводской индекс Ф-27, а 85-мм орудие с баллистикой 52-К обозначили как Ф-30. Управление по разработке совокупностей возглавил основной конструктор завода №92 В. Г. Грабин. На Ф-30 возлагали громадные надежды: в соответствии с замыслу по оружию танков на 1941 год, 50% КВ предполагалось вооружать этой совокупностью.

К упомянутой в ведомости дате оба орудия были не только готовы, но и начались их огневые опробования. На заводе №92 не стали изобретать велосипед и в полной мере логично пошли по пути развития конструкции 76-мм танковой пушки Ф-34. Забрав за базу эту пушку, коллектив КБ установил новые стволы и усилил противооткатные устройства. Благодаря такому подходу разработка совокупностей и заняла так мало времени.

В качестве испытательного стенда употреблялись танки Т-28. Ко 2 сентября 1940 года Ф-27 прошла 5 стрельб, на протяжении которых произвели 122 выстрела с удовлетворительными результатами.

Ф-30 к тому же сроку прошла 2 стрельбы, на которых в общем итоге было выполнено 68 выстрелов. По результатам стрельб были обнаружены кое-какие недочёты в конструкции совокупности, и завод занялся её доработкой. К 24 сентября число выстрелов достигло 90, по окончании чего была обнаружена трещина в казённике. Опробования Ф-30 длились до 29 октября 1940 года, позже доработанную пушку демонтировали с Т-28 и послали на Кировский завод.

В один момент с опробованиями на заводе №92 приступили к изготовлению второго примера Ф-30, что закончили в самом финише октября. Предстоящие опробования застопорились.

Рост по всем параметрам

В это же время, 17 июля 1940 года вышло распоряжение СНК Альянса ССР и ЦК ВКП(б) №1288–495сс, в соответствии с которому Кировскому заводу к 1 декабря 1940 года поручалось изготовление двух образцов модернизированных танков КВ. Оба примера должны были иметь лобовую броню толщиной 100 мм, а друг от друга они отличались оружием. Первый пример приобретал 76-мм пушку Ф-27, второй – 85-мм пушку Ф-30.

Но, практически сразу после выхода распоряжения в проекты были внесены трансформации. Вместо Ф-27 решили ставить 76-мм танковую пушку Ф-32, а толщину лобового бронелиста сократить до 90 мм. Помимо этого, при проектировании Ф-30 стало известно, что габариты совокупности не разрешают установить её в существующую башню КВ-1.

Потребовалось проектировать новую башню.

Одной только переделкой башни дело не обошлось. Количесто трансформаций по второй умелой машине росло как снежный ком. В итоге танк, носивший в переписке индексы КВ-220, Объект 220 и Т-220, стал очень сильно различаться от исходного КВ-1, практически догнав по длине СМК, а по массе и вовсе превзойдя.

К слову, в переписке Т-220 как минимум единожды именуется «КВ-4».

Продольный разрез Т-220. Чертёж датирован 6 января 1941 года

Конструктивно новый танк неразрывно связан с САУ «212А», разработка которой была разрешена тем же самым распоряжением СНК Альянса ССР и ЦК ВКП(б) №1288–495сс. Потому, что боевая масса «истребителя ДОТ-ов» превышала 60 тысячь киллограм, для него потребовалась новая силовая установка. Мотор, взявший индекс В-2СН, создал завод №75 в Харькове. От штатного В-2 он отличался тем, что на него установили механический нагнетатель от авиационного двигателя АМ-38.

Благодаря нагнетателю мощность В-2СН выросла до 850 лошадиных сил. Данный мотор решили поставить и в Т-220. Были установлены новые коробка передач, бортовые фрикционы и главная передача.

Неспециализированный вид Т-220. Позднее эту же фотографию подретушируют, по окончании чего окажется якобы фото КВ-3 с того же ракурса. Будьте бдительны!

В связи со всеми трансформациями протяженность корпуса выросла до 7820 мм, что на метр дольше, чем у КВ-1. Удлинение корпуса потребовало переделать и ходовую часть: число опорных катков выросло до 7 на борт, а поддерживающих – до 4. Толщина лобовой части корпуса составила 100 мм. Такую же толщину брони имели и борта.

Первоначально предполагалось, что Т-220 будет весить 56 тысячь киллограм, но в итоге неспециализированная масса танка выросла до 62,7 тысячь киллограм.

Башня, которая стала исходной обстоятельством массы и роста размеров Т-220, представляла собой развитие идеи «пониженной» башни для КВ-2. В передней части показались массивная установка совокупности Ф-30 и спаренный с нею пулемёт ДТ. Для извлечения орудия в кормовой плите предусмотрели громадной люк, похожий на кормовой люк башни КВ-2. Ещё один пулемёт ДТ установили в командирской башенке кругового вращения. Экипаж башни вырос до 4 человек за счёт появления второго заряжающего.

Боекомплект орудия, составлявший 91 выстрел, кроме этого частично разместили в башне.

Т-220, вид слева. Башня нового танка очевидно сделана по мотивам «пониженной башни» КВ-2

Разработка Т-220 была совсем не недорогим наслаждением. В соответствии с калькуляции Кировского завода, неспециализированный бюджет по данной теме составил 4 миллиона рублей. Из них 100 тысяч пришлось на составление технического проекта, 25 тысяч на изготовление макета.

250 тысяч стоила разработка конструкторской документации, а 75 тысяч – её доработка по результатам опробований. Два умелых примера должны были стоить по 1 миллиону 200 тысяч рублей любой. На опробования требовался бюджет в полмиллиона рублей, ещё 900 тысяч было необходимо на доработку опытных образцов по результатам опробований.

И всё это без учёта цены оружия.

Под несчастливой звездой

Ввиду громадного количества конструкторских общей перегруженности и работ КБ Кировского завода замысел по изготовлению Т-220 в назначенный распоряжением срок выполнить не удалось. Корпус нового танка поступил на завод лишь 7 декабря 1940 года, а сборку завершили в первых числах Января 1941 года. По окончании сборки выявился конфуз: орудие Ф-30 выяснилось неуравновешенным, и опробования стрельбой было нужно отложить на более поздний срок (так в итоге и не наступивший).

Т-220, вид позади. Виден громадный люк в корме башни, сделанный для углубления орудия

14 января 1941 года был утверждён замысел по полигонным опробованиям танка. направляться подчернуть, что заводских опробований по обстоятельству спешки не проводилось. Данный факт внёс собственную лепту в предстоящий движение событий.

Начавшиеся опробования распознали массу неприятностей с умелым мотором В-2СН. Достаточно скоро начался износ поршневых колец, двигатель начал плеваться маслом. На километр пути расход масла был немногим меньше литра.

Большая скорость перемещения по шоссе достигала 33 км/ч, а средняя составила 21,2 км/ч. Но, проездил Т-220 недолго. 25 января, по окончании 106 километров езды по шоссе, двигатель совсем вышел из строя.

Потому, что запасного мотора не выяснилось, опробования приостановили. Нужно заявить, что для представителей завода №75 случившееся не стало неожиданностью. Пребывающий на Кировском заводе основной конструктор завода №75 Т. П. Чупахин объявил, что двигатель умелый, посему он не даёт обеспечений по его безотказной работе.

Т-220 на опробованиях, весна 1941 года

По окончании того как в последних числах Января с завода №75 прибыл второй двигатель В-2СН, опробования продолжились. Но ненадолго. В соответствии с докладу рабочей группы по опробованиям военинженера 1 ранга Глухова, по состоянию на 3 февраля 1941 года перестал работать и второй мотор. Следующий В-2СН ожидался не ранее 15 февраля, так что опробования затягивались. В один момент из-за отсутствия подробностей затягивалось и изготовление второго опытного образца Т-220.

Башня второй машины по состоянию на начало февраля 1941 года пребывала на заводе №92, где проходил монтаж орудийной совокупности Ф-30 и оборудования.

В итоге вместо В-2СН с завода №75 прибыл 700-сильный двигатель В-5. Действительно, к моменту его прибытия в судьбе Т-220 случилось пара серьёзных событий.

Опробования Т-220 на распутье. По соображениям секретности башню зачехлили

Грабин не забыл идею установки в башне КВ-2 107-мм пушки с баллистикой дивизионной пушки М-60. Уже в декабре 1940 года появились сведенья, что КБ завода №92 в инициативном порядке создало 107-мм танковую пушку и уже занимается её изготовлением. Было предложено установить орудие, взявшее индекс Ф-42, в башню Т-220, но от данной идеи отказались.

В производство под индексом КВ-3 решено было запускать более лёгкий, чем Т-220, танк Т-150. Опытный образец Т-220 должен был употребляться в качестве испытательного стенда для двигателя В-5, что предполагалось ставить в КВ-3. Но с новым мотором случилось приблизительно то же, что и с В-2СН – продолжительно он в Т-220 не прожил.

Совсем будущее Т-220 решилась в марте 1941 года. Сейчас пришла информация о наличии в германской армии тяжёлых танков. Полученная разведкой информация стала причиной большому росту активности работ по танковому вооружению и танкам. Не миновала эта машины и бурная активность тяжёлого класса.

Т-220 с 85-мм бронёй и пушкой в 100 мм был признан несоответствующим требованиям. Вместо него стали проектировать новый 72-тонный какое количество-3, взявший заводской шифр «223». В целом эта машина должна была стать развитием Т-220, отличаясь более толщиной брони и мощным вооружением, увеличенной до 120 мм.

В очередной раз двигатель подвёл тяжёлый танк. Увы, такие сцены были на опробованиях Т-220 не редкими

Запуск работ по КВ-3 не означал, что уже выстроенный Т-220 канул в небытие. Напротив, умелая машина максимально употреблялась Кировским заводом в качестве стенда для агрегатов нового и отработки узлов танка. На машину установили уже третий В-2СН, что был значительно надёжнее предшественников. Танк стал базой для опробований новых опорных воздухоочистителей и катков «Вортокс» (Vortex). К 20 июня 1941 года он накатал в общем итоге 1979 километров.

Что же касается второго примера Т-220, то до него у Кировского завода руки дошли только в первых числах Июня. Сборка шла неспешно, закончить её планировалось не раньше середины июля. В таком состоянии умелые автомобили и встретили начало ВОВ.

В битвах за Ленинград

По окончании начала войны все умелые работы по теме Т-220 закончились. Завод в лихорадочном темпе начал выпускать КВ-1, параллельно упрощая конструкцию танка. Позднее началась эвакуация Кировского завода, был эвакуирован и корпус КВ-3.

Что же касается Т-220, в тот момент было не до них. Обстановка поменялась в осеннюю пору 1941 года, в то время, когда неприятель подошёл прикасаясь к Ленинграду и любой танк стал на вес золота.

Как раз тогда о Т-220 опять отыскали в памяти. Потому, что их опробований стрельбой так и не проводили, а вторая башня осталась в Неприятном на заводе №92, было принято следующее ответ. С первого умелого Т-220 сняли его штатную башню и установили башню серийного КВ-1 с пушкой Ф-32. Такую же башню установили и на вторую машину. 5 октября 1941 года танк Т-220 с серийным номером М-220–1 послали в распоряжение 124-й танковой бригады.

16 октября В том же направлении отправилась и вторая машина с серийным номером М-220–2.

В ноябре 1941 года 124-я танковая бригада совместно с 43-й стрелковой дивизией вела тяжёлые битвы в районе Усть-Тосно. В этих битвах был сожжён второй пример Т-220, а вместе с ним экипаж и погиб под руководством младшего лейтенанта Яхнина. В соответствии с воспоминаниям, на танк был нанесён девиз «За Отчизну!».

Будущее первой автомобили до тех пор пока неизвестены.

Отремонтированный Т-220 в цеху завода №371, зима-весна 1942 года. Кадр из кинохроники «Ленинград в борьбе», 1942 год

На этом возможно было бы поставить точку в истории Т-220, но она имела продолжение. 8 февраля 1943 года был издан приказ №012 по 12-му отдельному учебному танковому полку о зачислении экипажей. Восьмой машиной в перечне идёт танк… «За Отчизну», серийный номер 220–2, начальником которого прописали лейтенанта В. В. Струкова.

Как такое могло быть? В соответствии с правилам, сгоревшие автомобили ремонту не подлежали, но имеется и исключения. Как мы знаем, что пара сгоревших КВ-1 были восстановлены и позднее сражались.

Помимо этого, точно как мы знаем, что 17 подбитых танков 124-й танковой бригады удалось эвакуировать. "Наверное," среди них был и М-220–2, отремонтированный зимний период 1942 года на заводе №371. На протяжении ремонта танк взял простой двигатель В-2К с серийным номером 1193–03.

Как военная машина данный танк уже не годился, но в качестве «учебной парты» для танкистов прослужил до 1944 года.

Башня первого прототипа Т-220, установленная в полосе обороны 22-го УР

Финальным штрихом в биографии Т-220 стал эпизод боевого применения его башни. Как уже говорилось выше, в сентябре 1941 года башню демонтировали и вместо неё установили серийную башню от КВ-1. Оставшейся без танка башне нашли хорошее использование. Её установили на цементное основание в полосе обороны 22-го Карельского укреплённого района. Бронированную огневую точку назвали Арт.

БОТ (КВ) с пушкой 85 мм «Победа». В таком виде башня прожила всю войну.

Источники:

  • ЦАМО РФ
  • РГВА
  • ЦГАНТД СПб
  • Архив автора
  • Архив Геннадия Малышева

60 ТАНКОВ — СУМАСШЕДШИЙ БОЙ ТАНКОВЫХ ГЕНЕРАЛОВ WORLD OF TANKS!

Темы которые будут Вам интересны: