Огонь очей звериных

Танк «Тигр» — неизменный элемент голливудских фильмов о Второй мировой, и это пара необычно, поскольку с настоящими «Тиграми» в Европе американцы сражались всего трижды. В отличие от них, английским армиям от «Тигров» досталось и в Африке, и по окончании высадки в Нормандии. Как же армейские эксперты Туманного Альбиона оценивали известный германский танк?

первые впечатления и Первые сведения

В отличие от «Пантеры», первые сведения о которой пришли из СССР, о новом германском танке «Тигр» западные союзники определили сами. В издании Tactical and Technical Trends № 18 от 11 февраля 1943 года добрая половина статьи «Новые германские танки» была посвящена танку под в полной мере английским обозначением Mark VI.

Это тяжёлый танк. Правильной информации о танке, не считая его имени, нет, но возможно, что это пример совсем нового направления в германском танкостроении. Танк на замену Mark III и IV, совмещающий лучшие качества этих танков с ответами, забранными из английских, и, быть может, американских танков, ожидали уже некое время.

Потому, что в танке Mark IV имеется высококлассная танковая пушка примера 1940 года, возможно, что основное оружие нового танка будет калибра 88 мм. Главная броня танка возможно 80 либо 100 мм толщиной, и возможно разнесённой, по крайней мере, спереди. Вероятно наличие боковых экранов.

Возможно, что броня поверхностно закалена, а большая скорость танка не ниже 25 миль в час.

Сведения о германских тяжёлых танках приходят уже давно. Последние сведения были взяты у германского военнопленного в Тунисе. Он поведал, что принадлежал к отдельному батальону тяжелых танков, складывавшемуся из штабной роты и двух бронетанковых рот. Любая рота имела девять 50-тонных танков. Танки имели 88-миллиметровые пушки и развивали скорость до 50 километров (приблизительно 30 миль) в час.

Неизвестно, имелся ли в виду как раз Mark VI.

Приведённые эти, само собой разумеется, неполные и весьма приблизительные, но по ним достаточно легко понять, что описывается как раз «Тигр». Через пара месяцев, 11 марта 1943 года, была опубликована дополнительная информация.

Огонь очей звериных

Изображение нового «тяжелого германского танка».

Издание Tactical and Technical Trends, № 20, март 1943 года

В виде «Тигра» к тому времени оставалось большое количество белых пятен. Создатель статьи не был уверен, аналогичен ли танк таинственному Mark VI, но портрет нового тяжёлого танка неспешно прорисовывался всё чётче. Помогло то, что британцы наконец-то захватили пример и смогли его внимательно изучить.

Поступила информация, что экранов на танке нет, но теория о 88-миллиметровой пушке и четырёхдюймовой броне подтвердилась. Вес танка оценили в 56–62 тонны. Поступила информация, что для танка созданы транспортные гусеницы шириной в 2 фута при ширине боевой гусеницы 2 фута и 4,5 дюйма. Подсчитанное количество катков составило 24 штуки «по типу Кристи» на любой борт.

Эксперты увидели сходство с подвеской германских полугусеничных тягачей. Большая скорость, по оценке, составляла не меньше 20 миль в час. наклон плит и Толщину брони корпуса измерили практически верно, а вот с башней не получилось.

Британцы прикинули, что толщина башенной брони возможно от 97 до 200 мм.

Подвеска танка.

Издание Tactical and Technical Trends, № 24, 6 мая 1943 года

Характеристики танка были солидными, но статья заканчивалась успокаивающе:

без сомнений, что данный танк есть действенным оружием, но не обязательно ужасным. Танк весом от 56 до 62 тысячь киллограм приводит к множеству неприятностей снабжения. К тому же, поступили сведения о танке, что был подбит из английской шестифунтовой (57 мм) пушки с дистанции в 500 ярдов.

Из 20 снарядов пять пробили танк, один пробил башню полностью и вылетел иначе, и ещё один пробил подкрылок под углом в 15 градусов.

Изучения подбитых танков длились. На базе фотографий создали схему катков. Кроме этого в выпуске издания приводился новый рисунок танка с уточнёнными данными о бронезащите.

Толщина лба башни оставалась малоизвестной.

Схема бронирования.

Издание Tactical and Technical Trends, № 24, 6 мая 1943 года

В выпуске издания № 30, наконец, раскрыли секрет подбития «Тигра» из шестифунтовки.

Шестифунтовки открыли огонь с расстояния в 680 ярдов. Первые боеприпасы ударили в борт под весьма острым углом и лишь поцарапали броню. Приближаясь, танк повернулся так, что третий и четвёртый боеприпасы проделали в борту борозды, пятый боеприпас практически пробил броню, а три последующих боеприпаса пробили броню и остановили танк.

Первое пробитие было с дистанции в 600 ярдов и под углом в 30 градусов, через 82 мм (приблизительно 3 1/3 дюйма) брони. Пушки стреляли 57-миллиметровыми бронебойными полуболванками.

До тех пор пока стреляли пушки, по «Тигру» ещё вёлся пламя из пулемётов, заставляя экипаж закрыть люки. Пушки «Тигр» так и не увидел; башня отворачивалась от батареи, в то время, когда его подбили. Кроме того в таковой победоносной статье видна «тигриная паника»: создатель подмечает, что «Тигр» стал стандартным танком в германской армии и его производство достигло 800 автомобилей в месяц. Кроме этого в выпуске была маленькая статья о поступивших из СССР сведениях об оборудовании для подводного вождения «Тигра».

Из-за невиданной ранее степени водоизоляции английская рабочая группа сделала вывод, что танк проектировался для высадки в Англии.

«Тигр» с воздухопроводом для вождения под водой.

Издание Tactical and Technical Trends, № 34, 23 сентября 1943 года

Правильные информацию об опробованиях «Тигра» в Африке опубликовали лишь 23 сентября. Тогда стали известны толщина брони башни, диаметр башенного погона и множество других данных. Кроме этого в статье находилась краткая оценка удобства работы в танке.

наводчика и Места командира оценили как тесные. Работа с долгими боеприпасами в половинке башни не доставляла наслаждения для заряжающего. Башня поворачивалась медлительно, а пушка была не хорошо сбалансирована из-за громадной длины, отчего поднимать её было тяжело, а опускать легко.

Броня танка была вызывающего большие сомнения качества, со склонностью к отколам и трещинам снаружи и изнутри. Подкрылок возможно было пробить из 75-миллиметровой пушки «Шермана» под углом в 17 градусов, а борт — под углом в 30 градусов. Кроме этого была отмечена возможность поражения танка рикошетом 75-миллиметровых снарядов от маски пушки вниз через узкую крышу.

Не обращая внимания на уровень качества брони, статья советовала вести пламя бронебойными боеприпасами из орудий класса 76 мм либо осколочно-фугасными боеприпасами из полевых пушек средних калибров.

Похоже, танк попал к англичанам не на ходу, поскольку большую скорость оценили как 15–18 миль в час (24–29 км/час), а по поводу внедорожной проходимости рабочая группа написала, что о ней «остаётся лишь догадываться». Окончание статьи было кратким, но лестным для «Тигра»: «Несомненно, немцы создали внушительный танк».

Обстрел со всех сторон

Полные опробования обстрелом «внушительного танка» не проводились до марта 1945 года. Если судить по состоянию автомобили, наконец-то прибывшей с материка, ранее просто не получалось раздобыть целый пример для изучений. У «Тигра», что привезли на полигон, отсутствовали прибор наблюдения водителя, башенный прибор наблюдения, заглушка пистолетной бойницы и перископы из командирской башенки.

Катка № 8 кроме этого не было.

«Тигр» в стандартном ракурсе 3/4 до начала опробований обстрелом

Обстрел пулемётной установки простыми пулями калибра 0,303 результатов не дал: осколков проходило мало, а на работу пулемёта обстрел не повлиял. Бронебойные пули заклинили пулемёт. В первоначальный раз его высвободили вручную, но при повторном попадании пуля застряла наглухо.

При закрытой заслонке водительского прибора наблюдения осколки от простых пуль смогли пробраться вовнутрь через щель. Бронебойные пули заклинили заслонку.

Повредить либо заклинить башенный погон пулями не получилось. Люк на командирской башенке кроме этого был неуязвим для винтовочного калибра, но пули попали вовнутрь через резиновую прокладку около люка водителя, щели между башней и маской пушки и щели в башенном эвакуационном люке. Такие попадания имели возможность бы привести к ранению экипажа.

Бронебойные пули кроме этого серьёзно повредили радиатор при обстреле сверху под углом в 30 градусов.

Попадание осколков от осколочно-фугасного боеприпаса 25-фунтовки также серьёзно повредило радиаторы — в таковой степени, что утрата воды в течение пяти мин. привела бы к перегреву двигателя. Итог от осколков второго боеприпаса был подобным.

20-миллиметровые бронебойные боеприпасы, имитирующие работу самолета-штурмовика, также смогли привести радиатор в негодность, и сломать вентилятор. Один боеприпас попал в бензобак, но бензин не загорелся. 20-миллиметровый зажигательный боеприпас имел возможность бы поджечь танк, но не пробил крышу моторного отделения, не смотря на то, что с успехом уничтожил радиатор.

Схема обстрела «Тигра» осколочно-фугасными боеприпасами. Продемонстрировано направление обстрела, дистанция и высота разрывов от радиаторных решёток танка

Обстрел лба корпуса подкалиберными боеприпасами из шестифунтовки продемонстрировал, что пробития возможно ожидать приблизительно с тысячи ярдов (914 м). Запасные траки являлись надёжным экраном, и пробить эту часть брони при таком раскладе удалось бы лишь в упор. Борт башни боеприпас пробил с 1200 ярдов (1097 м) под углом в 40 градусов, но смог пробить борт через подвешенный трак от «Пантеры» лишь на близкой расстоянии.

Попадание в 2,5 дюймах (63,5 мм) от смотрового прибора уничтожило сварной шов — по всей видимости, прямое выбило бы прибор. Обстрел маски пушки продемонстрировал, что пробить её возможно с 1200 ярдов под углом в 30 градусов.

57-миллиметровый калиберный бронебойный боеприпас (APCBC) со скоростью в 2595 футов/с пробил борт башни под углом в 20 градусов и уничтожил тормоз отката пушки. Ещё один боеприпас попал близко к крыше и оторвал от неё кусок. Под тем же углом боеприпас со скоростью в 2575 футов/с пробил 82-миллиметровый борт танка.

Боеприпас со скоростью в 2534 футов/с пробил борт через брешь, покинутую катком № 8, и это стало причиной пожар, не смотря на то, что создатель отчёта сомневался, что такая стрельба имеет суть, в случае если катки стоят на месте.

Боеприпас, попавший в нижнюю часть маски пушки спереди со скоростью в 2398 футов/с отрикошетировал вниз, пробив крышу и выбив из неё кусок размером в 7,5?4 дюйма (190?100 мм). Всё это уничтожило коробку передач и порвало манекен водителя. Возможно, другие члены экипажа также были бы ранены либо убиты.

Тушение огня по окончании попадания 57-мм боеприпаса. Много воды предотвращало перегрев бронеплит

76-миллиметровый подкалиберный боеприпас из 17-фунтовки был способен пробить борт башни под углом в 40 градусов с 1300 ярдов (1189 м). Такая же броня по борту корпуса пробивалась с намного больших расстояний (со скоростью 3131 футов/с) и под громадным углом в 50 градусов. Под углом в 41 градус таковой боеприпас имел возможность пробить бронировку водителя с дистанции в 800 ярдов (732 м).

Пробитие маски пушки под углом в 40 градусов было возможно с 1500 ярдов (1372 м).

Калиберный бронебойный боеприпас смог пробить борт со скоростью в 2900 футов/с. Удар со скоростью в 2983 футов/с броню не пробил, но сварной шов потрескался. Попадания по лобовой броне давали трещины по швам, выбивали куски из крыши, и, возможно, вывели бы экипаж из строя с любой дистанции боя (пробитие со скоростью в 1923 футов/с).

Под углом в 50 градусов пробить борт было сложно, но, как неизменно, попадание близко к крыше оторвало из неё кусок, и боекомплект, возможно, взорвался бы, если бы пребывал в танке. В отличие от 57-миллиметровых снарядов, более большие болванки вольно пробивали и катки, и гусеницы, удачно останавливая танк разрушением ходовой части и бортовых передач.

повреждение и Пробитие борта снарядов в боеукладке 76-миллиметровым подкалиберным боеприпасом.

Такое попадание в сражении, возможно, позвало бы подрыв боекомплекта. Укладки противоположного борта были поражены осколками боеприпаса

Бронебойный (APCBC) боеприпас М61 из 75-миллиметровой пушки «Шермана» 82-миллиметровую броню не пробил, но при попадании за катки выбил с тыльной стороны громадной кусок брони, что, возможно, убил бы радиста и водителя. Осколочно-фугасный боеприпас, попавший в маску пушки, расширил существующие трещины в крыше корпуса и дал одну новую. Такой же боеприпас под борт имел более заметный эффект: добрая половина подкрылка была выбита, а траки уничтожены.

Танк, возможно, загорелся бы от взрыва боекомплекта.

Противотанковый гранатомёт PIAT был способен пробить корпуса и борт башни под углом в 30 градусов, но пробить два катка не смог. При обстреле спереди PIAT пробил 102-миллиметровую броню, поразив водителя и бортовую передачу.

Пробоина, проделанная над гусеницей 75-миллиметровым осколочно-фугасным боеприпасом

Гусеница «Тигра» была крепким орешком. Взрыв мины либо противотанковых гранат у края трака его не разрушали. Лишь связка двух мин по центру смогла перебить гусеницу.

Анализ твёрдости брони продемонстрировал, что она была намного мягче, чем ожидалось. В докладе выдвигается предположение, что немцы уменьшили твёрдость дабы сократить количество отколов и трещин. Как и на «Пантере», на примере было множество небольших трещин по швам, запрятанных под циммеритом. Эффективность циммерита слоем в 3/16 дюйма толщиной (4,76 мм) оценили как равную показателям английских противомагнитных покрытий.

Циммерит легко откалывался при попадании пуль, а взрыв фугаса сходу очищал громадную площадь.

К фотографии превосходно подходит британское слово overkill: детонация сходу 15 мин No. 75 Hawkins под внутренним рядом катков танка разнесла его ходовую часть вдребезги. Каток № 7 улетел в сторону, катки № 5 и № 6 отвалились и остались лежать в воронке
«Тигр» изнутри

Равно как и с «Пантерой», англичане испытывали удобство работы экипажа. И снова отозвались о нём отрицательно. Начальнику на его месте было тесно: справа давило ограждение пушки, слева или стена башни (в верхнем положении), или поворотный механизм башни (в нижнем и стоячем положении).

Так как спинки у сиденья не было, начальника при езде бросало на твёрдый стеллаж для противогазов. У начальника был вспомогательный маховик для поворота башни, но, дабы им пользоваться, приходилось очень сильно выворачивать кисть руки. Вдобавок запястье тёрлось о фиксатор башенки.

Сама башенка англичанам понравилась, но с оговорками: через две задние щели было некомфортно наблюдать, к тому же положение щелей не всецело снабжало круговой обзор.

Танк на протяжении опробований на удобство для работы экипажа

Место наводчика также было весьма тесным. Дабы сидеть в башне, бойцу приходилось очень сильно сгибать колени. Дабы применять маховики наводки либо прицел, наводчик должен был наклоняться вперёд, что делало его положение ещё менее эргономичным.

Прицел испытателям не пришолся по нраву, поскольку резиновая оправа была через чур твёрдой и его было сложно применять в наушниках.

Рукоятка маховика вертикальной наводки была через чур маленькой, дабы прекрасно за неё ухватиться. Маховик горизонтальной наводки казался не более эргономичным: в случае если поворачивать башню правой рукой, то существовала опасность порезаться о клинометр, а вдруг поворачивать левой рукой, то запястье тёрлось о башенный погон. Крутить маховик нужно было большое количество: два полных оборота поворачивали башню всего на один градус. По словам доклада, занятие это было «медленное и нудное».

Маховик начальника имел возможность поворачивать башню стремительнее, но тогда маховик наводчика начинал вращаться с дикой скоростью и выскальзывал из руки. Вместе с маховиком выскальзывал и предохранитель поворота башни, без которого ни наводчик, ни начальник башню поворачивать не могли.

Поворачивать башню возможно было и педалями, но и это выяснялось непросто. Педали были поставлены неудачно, и трудиться с ними было некомфортно, наводчик скоро уставал. Их довольно часто клинило, и башня поворачивалась кроме того по окончании того, как наводчик снимал с педали ногу.

Вдобавок, педаль легко было надавить нечаянно, в особенности при стрельбе из пулемёта (что также осуществлялось посредством педали). Одним словом, совершенно верно и скоро руководить башней посредством педалей было практически нереально.

Установка прицела T.Z.F. 9(b)

Стрелку-радисту также было нужно несладко. Сиденье у него было менее эргономичным, чем у наводчика, но места больше (действительно, для коленок всё ещё не хватает). Пулемёт был не хорошо сбалансирован, а также балансирующая пружина помогала только частично. От этого пользоваться им было весьма некомфортно (слово «весьма» в докладе кроме того выделено).

В остальном место стрелка-радиста англичанам понравилось, лишь было неясно, из-за чего эпископ в крыше наблюдает вправо, а не прямо.

К месту водителя также практически не появилось претензий. Разве что не было возможности привести сиденье в положение «по-походному» и места для ног было не хватает.

Рабочее место водителя. Как видно, для ног места не довольно много

Сиденье заряжающего хватало эргономичным и складывалось под пушку, в то время, когда он стоял. Заряжать пулемёт было некомфортно, поскольку он размешался через чур близко к пушке. В танке не хватало подсветки, и наводчик не видел боеприпасы в укладках, в случае если на улице было пасмурно.

Заряжать пушку было делом небезопасным, поскольку возможно было повредить пальцы о боеукладку. «Тигр» так «укусил» каждого английского испытателя по нескольку раз.

Пружины люка в крыше башни торчали вовнутрь, что съедало пара полезных сантиметров высоты боевого отделения. Наводчику кроме этого приходилось вылезать из танка, дабы закрыть люк. Громадный люк в корме был через чур тяжёлым, дабы его закрывать, пребывав в башне. Вдобавок в открытом положении люк мешал башне вращаться и совсем не годился для выбрасывания гильз.

В общем, ни один люк в танке английским испытателям не пришолся по нраву.

Дабы зарядить пушку боеприпасами, расположенными под рукой, требовалось 7–8 секунд. По мере расхода боезапаса это время возрастало до 24 секунд, поскольку заряжающему мешали разные предметы в башне, включая его собственное сиденье. По окончании выстрела 2,4 секунды уходило на выброс гильзы из люка.

В общем, англичане оценили время на заряжание пушки как «излишне продолжительное».

Сектор башни, находящийся в собствености наводчику. Закрыть эвакуационный люк, пребывав в ней, было нереально

По итогам английских опробований возможно сделать выводы, что, не смотря на то, что «Тигр» и был грозной и внушительной военной машиной, его появление на поле боя не позвало у британцев паники. Он поражался существующей противотанковой артиллерией, а 17-фунтовка, прибывшая на фронт приблизительно одновременно с этим, пробивала его в любую проекцию с дальних расстояний. Тщательное изучение изнутри продемонстрировало, что кроме того у самого сильного соперника имеется не сильный места.

Источники:

  1. Armour Branch Report on Firing Trial against German Tiger Pz.Kw.VI.
  2. Military Operational Research Report No.61 Study No.11 Motion Studies of German Tanks.
  3. TacticalTechnical Trends №№ 18, 20, 24, 30, 34.

DIA — Огън (Fire)

Темы которые будут Вам интересны: