Несостоявшийся пермский дуплет

В декабре 1942 года у советских танкостроителей появилась мысль создания многоствольной САУ на базе модифицированного шасси танка Т-34. Одним из проектов стала разработка пермского ОКБ-172 — необыкновенная спаренная гаубица должна была взять наименование СУ-2–122. Но, дальше проектной документации по созданию СУ-2–122 конструкторы не продвинулись, а сам проект осел в архиве, где и был обнаружен совсем сравнительно не так давно.

Что же он собой воображал?

Мысль многоствольных орудийных совокупностей, каковые имели возможность бы вести залповый пламя, будоражила умы танкостроителей различных государств. В одном случае дело дошло до серийного примера, что кроме того успел повоевать. Речь заходит о лёгком танке Marmon-Herrington MTLS-IGI4, оснащённом спаркой 37-мм пушек.

Было выстроено 145 танков, каковые употреблялись в военных действиях на Тихом Океане.

В СССР самый известным многоствольным танком есть КВ-7. Опытный образец штурмового танка (как раз так, САУ его не называли) спроектировали в ноябре 1941 года в Челябинске по заданию Сталина. Оружие КВ-7 складывалось из двух 45-мм пушек и одной 76-м пушки ЗИС-5.

Концепция КВ-7 предусматривала ведение залпового огня. Опытный образец КВ-7 изготовили в декабре 1941 года, более того, предполагался серийный выпуск этих автомобилей. По архивным данным, ещё до начала опробований было запущено производство корпусов КВ-7, которых изготовили 20 штук. Совершённые в первых числах Января 1942 года опробования продемонстрировали несостоятельность идеи залпового огня.

Однако, КВ-7 переделали под спарку ЗИС-5. Итоги опробований, но, были приблизительно те же.

Приблизительно одновременно с этим, в то время, когда шли работы по КВ-7, подобный проект на базе Т-34 был создан в Нижнем Тагиле на заводе №183. Проект, взявший индекс Т-34–3, предусматривал установку двух 45-мм пушек и одной 76-м пушки ЗИС-5 во вращающейся башне. В отличие от КВ-7, тагильский штурмовой танк до изготовления в металле не дошёл.

Активность по залповым совокупностям затихла, но не окончательно.

В середине декабря 1942 года Технический совет НКВ (Народный комиссариат Оружий) составил тактико-технические требования на самоходную спаренную установку 122-мм гаубиц М-30. Стоит подчернуть, что требования носили скорее инициативный темперамент, потому, что в высшем приоритете задание не значилось. Инициатором создания САУ выступал генерал инженерно-артиллерийской работы А. А. Толочков, занимавший должность главы сектора умелых конструкций Техсовета НКВ. Требования к самоходу заключались в следующем:

  • оружие должно складываться из двух 122-мм гаубиц с применением стволов с затворами от М-30;
  • стволы должны быть спарены одной неспециализированной люлькой, но иметь личные противооткатные устройства, максимально унифицированные с М-30;
  • противооткатные устройства и люлька защищаются броневой маской;
  • углы наводки по вертикали составляли от ?5° до +15°, по горизонтали от 15° до 20°;
  • толщина брони лобовой части 70 мм, бортов 30 мм, кормы и крыши – 15–20 мм;
  • при проектировании самоходной части максимально употребляются агрегаты Т-34;
  • удельное давление на грунт не должно быть больше значения для Т-34;
  • установка обязана снабжать одиночный и залповый пламя;
  • в качестве дополнительного оружия предусматриваются 1–2 пулемёта ДТ.

12 мая 1943 года в адрес Артиллерийского комитета ГАУ КА (Основное Артиллерийское Управление Красной Армии) прибыло письмо из города Молотов (так с 1940 по 1957 год именовалась Пермь). Письмо, отправителем которого являлся глава ОКБ-172 полковник НКВД Н. А. Иванов, содержало в себе два проекта. Первый из них – тяжёлая САУ СУ-203 на шасси КВ-1с, вторым была средняя САУ СУ-2–122, та самая, требования на каковые составили в декабре 1942 года.

Оба проекта вёл коллектив во главе с А. Ф. Смирновым.

Несостоявшийся пермский дуплет

Неспециализированные виды самоходной установки СУ-2–122

Раздельно стоит упомянуть, что же из себя воображало ОКБ-172. Это не что иное как «шарашка», другими словами КБ, в котором трудились арестанты. Неудивительно, что главой ОКБ был полковник НКВД. Костяк коллектива составляли инженеры-осуждённые, каковые трудились ещё в Ленинграде, в первой половине 40-ых годов двадцатого века их эвакуировали в Пермь.

В стенках ОКБ-172 был создан множество артиллерийских совокупностей, включая, к примеру, модернизированную 45-мм пушку примера 1942 года. Смирнов, руководивший разработкой СУ-2–122, занимался до того корабельными совокупностями МУ-2 и Б-2-ЛМ. К слову, за удачи в деле разработки новых совокупностей часть ОКБ-172 амнистировали 19 июня 1943 года распоряжением ГКО №3612, причём инициатором амнистии выступил Берия.

Уже в ранге свободных конструкторов, с которых сняли судимость, Смирнов и другие продолжили работу в ОКБ-172.

Нетривиальные требования, выдвинутые к самоходной установке, отразились в не меньше нетривиальном проекте, что отличался высокой степенью проработки. Кроме 12 страниц описания, к нему прилагалось 5 страниц чертежей, включавших в себя как неспециализированные виды СУ-2–122, так и артиллерийскую совокупность. Разумеется, что для установки сходу двух 122-мм гаубиц, да ещё и пулемётного оружия, шасси Т-34 без трансформаций не годилось.

В следствии корпус Т-34 было нужно удлинять на 890 мм, а число опорных катков увеличивать до шести. не забывая о том, что в шасси Т-34 требовалось вносить минимум трансформаций, создатели самохода покинули моторно-трансмиссионное отделение, и отделение управления без трансформаций. В отличие от СУ-122, где место механика-водителя переделали, а стрелка-радиста по большому счету устранили вместе с курсовым пулемётом, носовая часть СУ-2–122 всецело повторяла Т-34.

Этого удалось добиться именно удлинением корпуса. Заодно мысль удлинить корпус положительно сказывалось на центровке самохода. В отличие от СУ-122, где нагрузка на передние опорные катки выросла, СУ-2–122 таких неприятностей не имела бы.

Продольный разрез СУ-2–122

На место подбашенного погона и башни создатели установили рубку (в тогдашней терминологии она именовалась неподвижной башней). Для обеспечения большего внутреннего количества края рубки заходили к бортам корпуса. Помимо этого, рубке придали призматическую форму, чтобы обеспечить громадную снарядостойкость.

Как и было указано в технических требованиях, толщину лобового страницы рубки довели до 70 мм.

Орудийная установка, складывающаяся из двух 122-мм гаубиц М-30, крепилась в рамке, закреплённой в лобовом странице рубки. Подобная схема, которая использовалась на подавляющем большинстве советских средних и тяжёлых САУ военного периода, имела последовательность преимуществ. Установка в рамке не потребовала дополнительной тумбы, что заметно упрощало конструкцию и высвобождало много места в боевом отделении.

Спаренная установка 122-мм гаубиц М-30 оказалась у коллектива ОКБ-172 очень технологичной. Качающаяся часть гаубиц (к слову, М-30 производились на заводе №172, где и размещалось конструкторское бюро) бралась без трансформаций. Гаубицы прикрывались единой маской. прицелы и Механизмы наведения разместили с левой стороны. Сиденье наводчика кроме этого было закреплено с левой стороны и перемещалось вместе с орудийной совокупностью.

Справа от орудийной установки создатели СУ-2–122 разместили пулемёт ДТ. Шаровую установку вместе с маской всецело позаимствовали от курсового пулемёта Т-34.

Экипаж СУ-2–122 должен был составить 6 человек. Стоит подчернуть, что размещался расчёт боевого отделения очень свободно: ввиду того что рубка оказалась высокой, экипаж имел возможность подниматься в ней в полный рост. Любая из гаубиц М-30 обслуживалась своим заряжающим. Нужно заявить, что у СУ-122 заряжающих было 2 (заряжающий и замковой), но наряду с этим и условия работы в данной САУ более стеснённые. При с СУ-2–122 заряжание выяснялось значительно эргономичнее.

Боекомплект, складывающихся из 70 выстрелов, занимал всю площадь кормового страницы рубки. Подобное размещение заметно облегчало работу заряжающих. В соответствии с расчётам, скорострельность СУ-2–122 оценивалась в 4–5 залпов в 60 секунд.

Спаренная установка 122-мм гаубиц М-30

Дальше проектной документации работы по СУ-2–122 не продвинулись. Компоновка танка либо САУ – дело сверхсложное, к тому же за любым улучшением практически в любое время стоит ухудшение другого параметра. При с СУ-2–122 такими параметрами стали масса и габаритные размеры. установка длины рубки и Увеличение корпуса не могли пройти бесследно. Боевая масса САУ должна была составить 34,5 тонны, для сравнения, СУ-122 весила 29,6 тысячь киллограм.

В один момент выросло и удельное давление на грунт, а средняя скорость по пересечённой местности понижалась до 15 км/ч. не меньше критичным был и рост по габаритам. Полная высота СУ-2–122 была равна 2940 мм (по крыше рубки 2740 мм), это больше, чем подобный показатель СУ-152.

Но, основной проблемой, с которой столкнулась СУ-2–122, была кроме того не высота либо масса. Весной 1943 года уже вовсю шло производство СУ-122, не потребовавшей радикальных переделок шасси Т-34. Более того, кроме того СУ-122 в мае 1943 года армейских не устраивала, потому, что уже прошли опробования обстрелом трофейного «Тигра», а они продемонстрировали, что САУ лучше вооружать 85-мм пушкой с баллистикой зенитки 52-К.

В этих условиях проект, предусматривавший залповый пламя, был не у дел, тем более что опыт КВ-7 дал отрицательный итог. В итоге проект ОКБ-172 осел в архиве, где был обнаружен совсем сравнительно не так давно.

Модель СУ-2–122, созданная с применением заводских чертежей. Создатель – Александр Калашник, г. Омск
Источники:

  1. ЦАМО РФ
  2. https://www.facebook.com/groups/t34interestgroup/permalink/1051637114887874

Мужское/Женское — Таксистка 08.09.2015

Темы которые будут Вам интересны: