Немирный трактор

Германские танки первой половины XX века, в большинстве случаев, ассоциируются прежде всего с «Тиграми», «Пантерами», линейкой лёгких и средних танков (от Pz.Kpfw.I до Pz.Kpfw.IV), созданных в 30-е годы, и первенцем германского танкостроения периода Первой Мировой A7V. В это же время, деятельность германских танкостроителей в 20-е годы остаётся неизвестной, не смотря на то, что в это время было создано много занимательных конструкций.

По многим причинам германские танкостроители были вынуждены трудиться за границей, однако, в конце 20-х начались тайные разработки танков конкретно в Германии. Одной из таких разработок стал танк Leichttraktor Rheinmetall.

Мелкий и ещё меньше

В соответствии с Версальскому контракту, Германии запрещалось разрабатывать и изготовлять новые военной техники и образцы вооружения, включая танки. Часть оставшихся не у дел инженеров покинула Германию и начала работать в других государствах. Это во многом растолковывает, из-за чего германское танкостроение обошлось фактически без всевозможных танковых кадавров, которых создавали в других странах.

Практически за деньги зарубежных клиентов германскими инженерами были созданы автомобили, многие из которых были тупиковыми дорогами развития. Однако, всегда это длиться не имело возможности, непременно подобные разработки должны были начаться уже в Германии.

Немирный трактор

Первые зачатки возрождённого германского танкостроения показались в 1925 году. Очевидно, все работы проводились в обстановке секретности. Годом спустя на шасси коммерческих тракторов в Германии стали разрабатывать самоходные артиллерийские установки.

Приблизительно одновременно с этим начались работы по Armeewagen 20 — среднему танку, что 14 марта 1928 года переименовали в Gro?traktor (громадный трактор). Концептуально новая машина не имела аналогов, не смотря на то, что снаружи чем-то напоминала очень сильно уменьшенный французский тяжёлый танк FCM 2C. Немцы извлекли уроки из битв Первой Мировой и пристально смотрели за тенденциями в мировом танкостроении.

Новый танк должен был развивать скорость порядка 40 км/ч, что снабжало ему высокую мобильность на поле боя.

Заводская схема Rheinmetall Leichttraktor

Одним лишь «громадным трактором» дело обойтись не имело возможности. Оружие, складывавшееся из 75-мм короткоствольной пушки, напрямую показывало на то, что главным неприятелем этого танка должна была стать лёгкие укрепления и пехота. Приблизительно ту же функцию делали британские Medium Tank Mk.ICS и Mk.IICS, с которых концепцию «гаубичного танка» немцы и скопировали. В это же время, главная масса новых британских средних танков имела 47-мм пушки, каковые делали противотанковые функции.

В полной мере логично, что кроме средних танков немцы должны были разрабатывать и другие военные машины.

Увы, самые ранние сохранившиеся документы об этих танках датированы мартом 1928 года, не смотря на то, что разумеется, что их разработка началась раньше. Первоначально лёгкий танк носил обозначение Kleintraktor (небольшой трактор). В этом случае это было не только кодовое обозначение, но и одна из трёх функций автомобили.

Кроме танка, база Kleintraktor должна была употребляться для самоходной установки и артиллерийского тягача с оружием в виде 37-мм противотанковой пушки 3.7 cm Tak, или 77-мм полевой пушки 7.7 cm FK 96 n.A. В соответствии с замыслам моторизации, утверждённым 17 апреля 1928 года, первый готовый Kleintraktor ожидался к октябрю 1929 года. В первой половине 30-ых годов двадцатого века должны были проходить опробования, а годом спустя планировалось изготовить 17 танков ценой 50 тысяч рейхсмарок любой.

Концептуальные проработки, в которых принимал участие Krupp, и 6-е управление оружий, важное за разработку бронетанковой техники, шли в течение весны 1928 года. Начальная концепция подразумевала создание двухместной военной машины, оснащённой 60-сильным двигателем, что изначально создавался для грузовика. С ним большая скорость танка должна была составлять 40 км/ч.

Но, в последних числах Апреля стало ясно, что для Kleintraktor данный мотор слабоват. Растущие аппетиты армейских стали причиной тому, что танк очевидно начал выбиваться за рамки исходной концепции.

В первую очередь было произведено шасси, на которое позднее установили башню и подбашенную коробку. В таком виде, как на фото, машина в полной мере имела возможность претендовать на наименование «трактор»

26 мая 1928 года произошло заседание, на котором находились представители Krupp и 6-го управления оружий. Потому, что Kleintraktor уже вовсю выбивался за рамки исходного проекта, было решено разработку поделить. Обозначение Kleintraktor присваивалось машине боевой массой около 3 тысячь киллограм, а текущий проект обозначили как Leichttraktor (лёгкий трактор), сокращённо L.Tr.

В соответствии с утверждённой на заседании предварительной спецификации, боевая масса Leichttraktor оценивалась в 6 тысячь киллограм, а его экипаж должен был складываться из 3 человек. Большая скорость автомобили должна была составить 40 км/ч по шоссе и 20 км/ч по грунту. В качестве главного оружия предусматривалась 37-мм пушка Tak, установленная в башне, которую разрабатывал концерн Krupp.

В качестве дополнительного оснащения танк приобретал прибор дымопуска и радиостанцию.

Бумажные модификации

Как и Gro?traktor, проект Leichttraktor не отдавался в монопольную разработку Krupp. Германский оружейный гигант разрабатывал неспециализированную концепцию автомобили, по окончании чего подписывались договора с другими компаниями, и по результатам конкурса выбирался самый подходящий пример. Параллельно разработками занимались Rheinmetall и Daimler-Benz. Но, компания Daimler-Benz особенного интереса в работах по Leichttraktor не проявляла, ей в полной мере хватало и Gro?traktor.

Однако, в том либо другом виде в конкурсе она всё равняется принимала участие, потому, что по результатам проектирования Krupp склонился к применению её 100-сильного мотора M 36. Соперником ему был двигатель Maybach, но он был менее компактным.

Rheinmetall Leichttraktor в исходной конфигурации

Вид Leichttraktor стал приобретать законченные очертания в первых числах Июля 1928 года. Детище инженеров Krupp в один момент напоминало очертаниями британский Medium Tank Mk.I/Mk.II и германский лёгкий танк LK.II. Но, с последним сходство было относительным. Британское влияние смотрелось куда более явным. Как и британская машина, Leichttraktor имел переднее размещение моторного отделения, наряду с этим механик-водитель был слева по ходу перемещения.

Сходство с «британцем» придавали боковые и большой люки -лаз позади (но, он показался пара позднее).

Башня танка пребывала в кормовой части корпуса. Экипаж расширили до 4 человек. Повышение его численности случилось за счёт введения в состав радиста, сидевшего справа от механика-водителя. Инженеры Krupp создали ходовую часть с солидным числом опорных катков.

Для защиты ходовой части от вражеского огня предусматривались съёмные бортовые экраны.

Что касается траков, то они имели французское происхождение. Забрав за базу гусеничные ленты доработанного Renault FT-Kegresse, в Krupp (в случае если правильнее, обращение тут идёт о Генрихе Книпкампе, что уже к тому моменту деятельно трудился на 6-е управление оружий) сделали собственные резинометаллические траки. У немцев оказалась достаточно умная конструкция, представлявшая собой две полосы из армированной резины, к которой крепились железные траки с резиновыми подушками.

Вид на Leichttraktor спереди с открытыми люками

Как и Kleintraktor, новый танк разрабатывался в расчёте на предстоящее его применение в качестве базы для других военных автомобилей. Вариант без башни предполагалось применять как подвозчик снарядов. Кроме этого разрабатывались машина наблюдателей с новой рубкой, артиллерийский тягач и самоходная артиллерийская установка.

При с САУ стало известно, что мысль с пушкой калибра 75 мм, которую собирались ставить вместо FK 96 n.A., была неосуществимой из-за через чур мелкого размера боевого отделения. Так, единственным орудием для САУ была противотанковая пушка 3.7 cm Tak. Подразумевалось и создание коммерческого трактора на данной базе, но спустя некое время данный вариант отпал.

Громадные люки в башне и корпусе снабжали экипажу комфортный доступ в возможность и танк стремительного его покидания

В это же время, в проект вносили трансформации. Не обращая внимания на то что масса танка всё ещё оставалась в пределах шести тысячь киллограм, его большую скорость снизили до 35 км/ч. Делать из Leichttraktor амфибию, как это предполагалось при с Gro?traktor, в замыслы не входило, не смотря на то, что такую возможность конструкторы держали в уме.

Но с защитой танка в лобовой проекции 6-е управление оружий поступило очень уникально. Изначально предполагалось разместить радиаторы в максимально вероятном горизонтальном положении, но в октябре сверху дали указание поставить их перед двигателем. В итоге в самом уязвимом месте танка показался громадной воздухозаборник, хоть и прикрытый жалюзи.

Большие правки в проект Leichttraktor прекратили вноситься лишь в ноябре 1928 года, в то время, когда уже шли работы по макетам танков.

Соперник из Дюссельдорфа

Как уже говорилось выше, Daimler-Benz не была очень заинтересована в работе по Leichttraktor. В июле 1928 года компания официально отказалась от участия в работах по нему. Так, соперников осталось двое. История создания Krupp Leichttraktor хороша отдельного повествования, а дальше обращение отправится о соперничающем проекте, что вела компания Rheinmetall. Как и Krupp, компания заключила в октябре 1928 года договор на изготовление и разработку двух Leichttraktor.

Помимо этого, на долю Rheinmetall пришлась постройка башен не только для собственных танков, но и тех, что создавали инженеры Krupp. Танки Rheinmetall взяли номера 39 и 40.

Rheinmetall Leichttraktor Selbstfahrlafette. Как возможно подметить, отличие с исходной машиной минимальная

Нужно заявить, что соперничающая машина оказалась куда успешнее, чем у Krupp. Не обращая внимания на то что спецификация у автомобилей была неспециализированная, на деле у Rheinmetall оказался пара другой танк. Его боевая масса составила 8 тысячь киллограм, что было на 100 кг больше, чем у соперника. Наряду с этим танк оказался на 70 мм меньше, на 35 мм ниже и на 32 мм шире. Корпус танка оказался очень лаконичным по форме, с громадным углом наклона лобовой части корпуса.

Жалюзи надмоторной плиты очевидно не содействовали улучшению пулестойкости, но при навязанной «сверху» компоновке деваться инженерам Rheinmetall было некуда. Справедливости для, те же неприятности были и у американского Light Tank T1, и у английских Medium Tank Mk.I/Medium Tank Mk.II.

Что сходу кидается в глаза при изучении Rheinmetall Leichttraktor (на чертежах кроме этого видится обозначение Rh L.Tr.), так это внимание инженеров к удобству эксплуатации собственного детища. Благодаря створкам надмоторной плиты обеспечивался хороший доступ к радиатору и мотору. Жалюзи в лобовом странице сделали крепящимся на болтах, что кроме этого облегчало удобство обслуживания силовой установки.

Танк первым из германских боевых автомобилей взял надгусеничные полки, что уменьшило забрызгивание башни и корпуса грязью. Кроме того поручневая антенна оказалась функциональной — получалось необычное ограждение.

От боковых лючков в корпусе конструкторы отказались, потому, что особенной потребности в них не было, да и громадный люк позади был куда эргономичнее. Механик-водитель имел откидывающийся влево люк-рубку, благодаря чему в походном положении обеспечивался в полной мере сносный для танка с передним размещением мотора обзор. Кроме этого в походном положении предусматривалась возможность установки ветрового щитка.

Открытый как всем ветрам, так и вражеским пулям радиатор выглядит, как минимум, легкомысленно

Ходовая часть танка Rheinmetall пара отличалась от той, что создали конструкторы Krupp. На любой борт приходилось по 12 сдвоенных опорных катков. Помимо этого, в первых рядах имелся дополнительный каток, амортизирующий удары при наезде на вертикальные препятствия. Катки были сгруппированы в тележки по 4 катка, любая из которых имела рессорную подвеску.

Ходовую часть закрывали съёмные экраны. Наряду с этим нижняя часть экранов при необходимости откидывалась, так что доступ к подвеске и опорным каткам имел возможность осуществляться без их демонтажа.

Рабочее место начальника Rheinmetall Leichttraktor

Стоит подчернуть, что, кроме двух танков, Rheinmetall Leichttraktor послужил базой для ещё одной автомобили. В октябре 1930 годы был выстроен Rh L.Tr. Sfl. (Rheinmetall Leichttraktor Selbstfahrlafette, другими словами самоходный лафет на базе лёгкого трактора Рейнметалл). Практически это был тот же самый Rheinmetall Leichttraktor, но с новой башней меньших размеров и без перископических смотровых устройств.

Экипаж данной автомобили сократили до трёх человек, избавившись от рации и радиста. В лобовой части корпуса показался громадной воздухозаборник, что улучшил охлаждение, но в один момент воображал собой хорошую мишень для вражеских пуль. Эта машина территорию Германии не покидала, накатав по полигону в Куммерсдорфе 1277 километров.

У танков же была пара другая будущее.

Модернизация без возможностей

О сотрудничестве Германии и СССР в 1929–1933 годах на данный момент не пишет лишь ленивый. На деле обстановка пара отличалась от формулы «германский клинок ковался в СССР». Кстати, полигон, на котором испытывались германские танки, именовался не «Кама», а ТЕКО (Технические Направления Осоавиахима). Сотрудничество было обоюдовыгодным.

Немцы взяли возможность испытывать собственную технику вдалеке от посторонних глаз и проводить обучение танкистов (коих на деле тут было выпущено мало). Иначе, СССР получил от ТЕКО значительно больше, чем немцы. Но об этом мало позднее.

Rheinmetall Leichttraktor №40 с переделанной по результатам опробований в СССР ходовой частью, запасными топливными баками и удлинёнными надгусеничными полками

В СССР Rheinmetall Leichttraktor были посланы в мае 1930 года, фактически сразу после постройки. Уже в июне начались их опробования, каковые совмещались с обучением личного состава. В общем итоге танк №39 прошёл 1865 километров, а танк №40 – 1735.

Автомобили возвратились в Германию летом 1932 года. По ходу опробований стало известно, что резинометаллические гусеницы, созданные Книпкампом, имеют массу недочётов. Один из этих недочётов заключался в том, что поменять такую гусеничную ленту было весьма сложно.

Размещение ведущих колёс позади также было признано не самым успешным ответом, потому, что оно довольно часто становилось обстоятельством сброса гусениц. Были претензии и к конструкции подвески.

Имелись у другого характера и танка проблемы. Дело в том, что начальник совмещал собственные прямые функции с обязанностями заряжающего, причём как пушки, так и пулемёта. В виду наличия совокупности охлаждения пулемёт занимал много места, да и короб его ленты был немаленький.

В следствии в распоряжении у начальника оставалось очень мало места. Неспециализированный вывод был несложным и наивным: начальник обязан не совмещать должности, а заниматься своим делом. Вот лишь расширить экипаж танка до 5 человек и добавить в конструкцию Rheinmetall Leichttraktor командирскую башенку с имевшейся башней было невозможно.

Rheinmetall Leichttraktor №39 с ходовой частью по типу Кристи

Нужно заявить, что советские эксперты, имевшие доступ к германским танкам, вычисляли Leichttraktor машиной скорее устаревшей. Это вывод в полной мере справедливо, потому, что к 1932 году СССР купила лицензию на танк Кристи и Vickers Mk.E, каковые послужили базой для танков БТ и Т-26. К тому же, германские автомобили владели внушительным числом технических новинок, каковые советские инженеры не преминули скопировать.

Для начала, с Leichttraktor позаимствовали спаренную установку пулемёта и орудия. В случае если в МС-1 и БТ-2 пушка с пулемётом находились раздельно, то в БТ-5 и Т-26 с двухместной башней и 45-мм пушкой была использована спаренная установка.

Понравились советским экспертам и перископические прицелы, каковые кроме этого показались на советских танках с 1933 года. Позаимствовали у немцев и электроспуск пулемётов и пушек. Приглянулись советским инженерам сварные корпуса и немецкие радиостанции.

Одним словом, германский лёгкий танк оказал большое влияние на советское танкостроение. И в этом смысле заявления про ковавшийся под Казанью «германский клинок» приводят к снисходительной улыбке.

Rheinmetall Leichttraktor Selbstfahrlafette, перевоплощённый в испытательную лабораторию с новой ходовой частью

По возвращении танков в Германию Rheinmetall совершил модернизацию Rh L.Tr. Для начала, вместо резинометаллических гусениц были установлены гусеницы из цельнометаллических траков. Заодно были заменены опорные катки. В корме показался дополнительный воздухозаборник.

Поручневую антенну, а вместе с ней и надгусеничные полки, удлинили, а по бортам корпуса показались дополнительные топливные баки.

Но, это было только начало. В первой половине 30-ых годов XX века один из танков приобрел новую ходовую часть, воображавшую собой вариацию на тему свечной подвески Кристи. Танк взял по 4 опорных катка громадного диаметра на борт, и по 3 поддерживающих. Кроме этого были заменены ведущие колёса и ленивцы.

Эти наработки были использованы при проектировании ходовой части нового среднего танка Z.W.

Подвергся переделке и «самоходный лафет» Rh L.Tr. Sfl. Опробования продемонстрировали, что из него оказалась скорее ухудшенная версия танка, чем полноценная самоходная артиллерийская установка.

По данной причине машину переделали в самоходную лабораторию, на которой испытывалась новая ходовая часть. Воображала она собой подобие свечной подвески Кристи, но вместо катков громадного диаметра в ней с каждого борта были установлены по 8 опорных катков малого диаметра, сгруппированных в тележки по два катка на каждую свечу. В данной машине были заменены траки, ведущие колёса и ленивцы.

Опробования продемонстрировали, что такая ходовая часть уступает совокупности с катками громадного диаметра.

Закат карьеры Rheinmetall Leichttraktor: танк №40 со снятой башней, употреблявшийся как учебная машина. 1936 год

Кроме функции испытательных стендов, Rheinmetall Leichttraktor успели послужить как учебные танки и в Германии. На учениях 1935 года один из танков лишился башни и подбашенной коробки. В таком виде он употреблялся пара лет. Закончили Rheinmetall Leichttraktor собственный путь на постаментах перед танковыми частями.

Сейчас было разумеется, что концепция Leichttraktor неудачна и безнадёжно устарела.

литература и Источники:

  • BAMA
  • Panzer Tracts No.3–1 Panzerkampfwagen III Ausf.A, B, C, und D, Thomas L. Jentz, Hilary Louis Doyle, Darlington Publication, 2006, ISBN 0–9771643–4–9
  • Panzer Tracts No.7–1 Panzerjaeger (3.7 Tak to Pz.Sfl.Ic), Thomas L. Jentz, Hilary Louis Doyle, Darlington Publication, 2004, ISBN 0–9744862–3-X
  • Фотоархив автора

Два мирных и один немирный трактора на сутки города.

Темы которые будут Вам интересны: