Немецкий вклад в бронетанковую мощь ссср

В танке ТГ было реализовано множество новшеств, ранее не использовавшихся никем из танкостроителей. К примеру, корпус танка был полностью сварным, что в то время являлось новаторством. Помимо этого, машина имела уникальную для того времени компоновку, которая скоро была признана хорошей

С 1 октября 1928 года в СССР вступил в воздействие первый план на пять лет экономического развития. В частности, планировалось создание 1200 новых фирм, рост производства на 136%, а производительности труда – на 110%. Но в конце 1929 года данный замысел скорректировали в сторону повышения последовательности показателей – особенно быстро должна была возрасти продуктивность фирм тяжёлого машиностроения.

Частично на трансформацию замысла повлияло принятие Реввоенсоветом (потом – РВС) СССР «Совокупности танко-тракторного и авто-броневого оружия Рабоче-Крестьянской Красной Армии» (утверждена 18 июля 1929 года). Совокупность подразумевала обеспечение армии следующими видами танков:

  • разведывательными – стремительными вездеходными недорогими танками либо танкетками, вероятно – плавающими;
  • общевойсковыми – они должны были стать базой бронетанковых частей РККА;
  • своевременными – танками прорыва, каковые, не ввязываясь в затяжные битвы, должны были выполнять глубокие рейды по тылам соперника;
  • танками качественного усиления ТРГК (танков Резерва Командования) – средними танками с противоснарядным бронированием и мощным вооружением, талантливыми прорывать линию обороны соперника;
  • замечательными танками особенного назначения – их кроме этого относили к ТРГК. Эти тяжёлые танки прорыва должны были идти в движение на самых серьёзных участках советского наступления.

Немецкий вклад в бронетанковую мощь ссср

Совещание РВС СССР, 1925 год

Источник — rudocs.exdat.com

До 1933 года (года окончания пятилетки) требовалось фактически с чистого страницы создать замечательный бронетанковый кулак для армии, не имея наряду с этим ни соответствующей конструкторской школы, ни подготовленных инженерных кадров, ни опыта и танкостроительных традиций, ни замечательной индустрии. Стране требовались энергичные люди, талантливые взвалить на себя эту трудную работу.

22 ноября 1929 года приказом РВС создаётся Управление по механизации и моторизации (потом – УММ) РККА, взявшее задачу организации и быстрого создания серийного производства военной техники в соответствии с требованиями, указанными в Совокупности. Первым начальником УММ стал комкор И.А. Халепский, что сразу же энергично включился в работу.

Первый глава УММ РККА командарм 2-го ранга (во второй половине 20-ых годов XX века – комкор) И.А. Халепский

Источник — t-34-85.ru

До создания УММ СССР не имел успешного опыта конструирования собственных танков. Танк Т-18 был глубоко переработанной копией французского «Рено» FT-17, но к началу 30-х годов он уже очень сильно устарел. В танковом КБ ленинградского завода «Коммунист» (бывшего Обуховского завода) проводились попытки по конструированию нового лёгкого танка Т-19, но по окончании сборки первых прототипов стало ясно, что данный танк через чур дорог и ненадёжен.

Столь же плачевно обстояли и дела в Харькове, где КБ Харьковского паровозного завода с 1927 года пробовало создать средний танк Т-12, а позже, параллельно с этим, начало работы над его улучшенной версией Т-24. Не обращая внимания на затраченные упрочнения конструкторов, эти танки не устраивали армейских по целому последовательности параметров.

В это же время, УММ не только курировало отечественных производителей, но и деятельно собирало данные о мировых тенденциях в танкостроении. В итоге, по окончании проведения предварительных переговоров с представителями разных американских и европейских компаний была создана закупочная рабочая группапод руководством Халепским и посетившая множество зарубежных танкостроительных фирм.

Результатом её работы стало приобретение двух лицензии и экземпляров на производство американского танка М1931 конструктора Кристи (будущего БТ-2) – советские армейские функционеры разглядывали данный танк как потенциальный танк прорыва. Помимо этого, в Англии были закуплены 15 экземпляров танка «Виккерс» Mk-А 6-тонный (будущего Т-26) и права на его производства – так, вопрос с общевойсковым танком кроме этого был закрыт. Оттуда же в Альянс послали 20 танкеток «Виккерс-Карден-Ллойд» Mk.VI (позднее послуживших отправной точкой для плавающей танкетки Т-27), исходя из этого и о разведывательном танке в УММ больше не волновались.

Английский средний танк «Виккерс» Mk.III «Мидиум». Британцы запросили за него через чур громадную цену, и советским инженерам было нужно «позаимствовать» его конструкцию, дабы создать танк Т-28

Источник — ru.wikipedia.org

Главные неприятности появились с танками ТРГК – Англия отказывалась реализовать собственную экспериментальную пятибашенную разработку компании «Виккерс-Армстронг» – танк «Индепендент» (англ. – «свободный»). Закупленные 12-тонные британские средние танки «Виккерс» Mk.II «Мидиум» (англ. – «средний») советским закупщикам не доходили, потому, что были оснащены не противоснарядной, а противопульной бронёй, а за трёхбашенные «Виккерс» Mk.IIІ производители заломили такую цену, что в УММ посчитали за лучшее от них отказаться.

Провалились и попытки создать средний и тяжёлый танки прорыва собственными силами – у инженеров Главного конструкторского бюро Орудийно-оружейно-пулеметного объединения, трудившихся над проектами танков Т-30 и Т-32, не хватало опыта, дабы удачно завершить эту работу. Не смогли совладать с ней и в Авто-танко-дизельном отделе Экономического управления ОГПУ, где трудились арестованные инженеры. Их проект танка прорыва весом до 70 тысячь киллограм кроме этого был неудачен.

Эскиз танка Т-30

Источник — topwar.ru

Танки для того чтобы класса создавались кроме этого во Франции, но она занимала непримиримую позицию по отношению к СССР – а также, и вследствие того что из государств Антанты посильнее всех стала жертвой внешней политики новой страны, в то время, когда «красные» отказались платить по царским долгам. Реализовывать танки «коммунистам» Франция категорически отказывалась, а в Соединенных Штатах подходящих бронированных автомобилей не создавали. Оставалась ещё одна танковая держава – Германия, но ей, в соответствии с условиями Версальского соглашения, не разрещалось конструировать военную технику.

Но Халепский однако отыскал выход из обстановки, и в СССР пригласили целое германское конструкторское бюро инженера Эдуарда Гроте (комкор ошибочно именовал его «бюро Гротто») во главе с его хозяином и руководителем. Предпочтение было дано этой организации, потому, что один из конструкторов бюро был коммунистом, а сам Гроте сочувствовал СССР. Начиная с 1928 года, он давал советским конструкторам консультации, употреблявшиеся ими при создании умелых бронемашин – танкетки Т-17 и танка Т-20 (варианта модернизации Т-18).

В марте 1930 года при заводе «Коммунист» было создано совместное конструкторское бюро АВО-5, куда по требованию наркома тяжёлой индустрии Серго Орджоникидзе кроме германских экспертов включили и советских конструкторов – Н.В. Барыкова, Л.С. Троянова, А.И.

Воробьёва и целый ряд других.

Николай Всеволодович Барыков – помощник Э. Гроте по КБ АВО-5

Источник — ru.wikipedia.org

В новом КБ сходу закипела работа. Разрабатываемый средний танк (в документации он первоначально указывался как тяжёлый, но спустя какое-то время его классификацию пересмотрели) был совсем тайным объектом – техническое задание Эдуарду Гроте 5 апреля 1930 года выдал лично глава Техотдела экономического управления ОГПУ В.И. Уюк. Танк должен был соответствовать следующим тактико-техническим чертям:

«Погрузочный вес 18-20 (не более чем 30) т; макс скорость 32-40 клм/час; оружие 1 76,2 мм пушка с баллистикой обр. 1902 г.; 1 37-мм танковая пушка нового типа; 5 пулеметов, из коих 2 тяжелых; толщина брони не хуже 20 мм…»

Уже 15-22 апреля были рассмотрены сходу четыре слабо отличается друг от друга проекта, представленных германским конструктором (советские функционеры спешили принять проект до 22 апреля – дня рождения В.И. Ленина). По окончании шестидневных дебатов был выбран второй проект, что и решили реализовывать в металле. Тогда же госслужащим от РВС и УММ показали древесную модель танка в масштабе 1:10.

Комкор Халепский был очарован танком, и проект взял прямое финансирование, другими словами на создание прототипа конструкторы приобретали столько средств, сколько запрашивали, благодаря чему сборка танка и проектные работы продвигались достаточно скоро.

Неспециализированные виды танка Гроте, выполненные на базе проектных чертежей автомобили. Масштаб – 1:32

Источник — alternathistory.org.ua

В танке было реализовано множество новшеств, ранее не употреблявшихся никем из танкостроителей. К примеру, корпус танка, взявшего индекс ТГ, был полностью сварным, что в то время являлось новаторством – большая часть танков были клёпанными. Машина имела уникальную для того времени компоновку, которая скоро была признана хорошей: в первых рядах размешалось отделение управления, за ним – боевое отделение, и в кормовой части пребывало моторно-трансмиссионное отделение.

Лобовые бронелисты танка имели маленькой наклон, что увеличивало непробиваемость брони. В крыше отделения управления были смонтированы два круглых люка для попадания экипажа в танк. Место механика-водителя пребывало среди передней части танка и оснащалось тремя призменными устройствами наблюдения.

Примечательно, что танк Гроте не имел ни рычагов (как у подавляющего большинства танков), ни рулевого колеса (как у танка Кристи М1931 при перемещении на колёсном ходу). Вместо этого была установлена рулевая колонка похожая на штурвал самолёта-истребителя, и танк поворачивался путём её отклонения вправо либо влево.

Умелый коммунистический средний танк ТГ-1 конструкции Эдуарда Гроте

Источник — blog.anisotropic.ru

Следом за отделением управления шло боевое отделение, над которым размещались две артиллерийские башни, скомпонованные по принципу пирамиды – одна на одной. Верхнюю куполообразную башню сделали меньшей по размеру, чем нижнюю. В ней монтировалась 37-мм конструкции и танковая-1 пушка П.Н.

Сячинтова, начальная скорость боеприпаса которой в 707 м/с разрешала пробивать броню фактически любого танка в мире, созданного к тому времени. Вертикальные углы наведения от -12° до +85° разрешали вести пламя и по воздушным целям.

Со второй башней у Гроте появились определённые неприятности – при её установке стало известно, что подбашенный погон, приваренный к корпусу, деформирован. Как следствие, вращающаяся башня превратилась в неподвижную рубку, которую было нужно приварить к корпусу. У осуществлявших контроль движение работ функционеров РВС и УММ появились вопросы довольно данной неприятности, но в АВО-5 их убедили, что при производстве серийных танков данный недостаток ликвидируют, и нижняя главная башня будет вращаться.

Танк ТГ-1 с малой башней, развёрнутой под углом 90°. Прекрасно видна 37-мм танковая пушка ПС-1

Источник — 3v-soft.clan.su

В башне/рубке на цапфах размещалось главное оружие танка – 76,2-мм танковая пушка ПС-19 совокупности Сячинтова-Гроте. Это была передовая по собственной конструкции артиллерийская совокупностьна основе первого российского зенитного 76,2-мм орудия конструкции Тарнавского-Лендера примера 1914/15 годов. Орудие было изменено – его тормоз и накатник отката поместили не под стволом, как это было у зенитки, а разнесли по сторонам, помимо этого, была поменяна конструкция люльки.

Пружинный привод накатника заменили на гидравлический, и установили гильзоулавливатель. Установленный дульный тормоз особой конструкции Иванова уменьшил силу отдачи, принимаемой на себя корпусом танка, но был скептически воспринят армейскими – они опасались, что при выстреле газовые струи тормоза будут сбивать с ног и оглушать пехоту, бегущую рядом с танком.

Благодаря клиновому затвору с инерционной полуавтоматикой орудие владело отличной для того времени скорострельностью – 10-12 выстрелов в 60 секунд. Начальная скорость боеприпаса в 588 м/с обеспечивала поражение любой бронированной цели, с которой не справилась бы 37-мм пушка. Углы горизонтального наведения ПС-19 достигали ±10°, вертикального – от -8° до +12°.

Пулемёты конструктора Дегтярёва – ДП примера 1927 года (сверху) и ДТ примера 1929 года (снизу) – в Военно-историческом музее Петербурга

Источник — wikipedia.org

Кроме пушки, в бортовых и кормовом бронелистах нижней башни/рубки смонтировали три шаровые установки для 7,62-мм пулемётов «Максим» примера 1910 года. Ещё два 6,5-мм пулемёта Федорова либо 7,62-мм пулемёта ДТ собирались установить в бортах отделения управления. Боекомплект танка составлял 50 унитарных снарядов для 76,2-мм танковой пушки ПС-19, 80 – к 37-мм пушке ПС-1 и 2309 патронов – к пулемётам.

В некоторых публикациях время от времени указываются 172 выстрела для патронов и 7000 орудий для пулемётов.

Новшеством, применённым Эдуардом Гроте, было применение для защиты устройств наблюдения созданных им танковых стробоскопов, прошедших опробования на танке «Рикардо» (Mk.V). Один таковой прибор установили на малой башне на призменном приборе наблюдения командира экипажа, и три – на окнах с призменными устройствами наблюдения механика-водителя. Два прицела, прикрытых купольными стробоскопами, употреблялись наводчиками пушек.

Стробоскопы снабжались узкими щелями шириной 0,5 мм и двумя моторчиками, вращавшимися со скоростью 400-500 об/мин.

Танк ТГ. Прекрасно видны открытые люки в крыше отделения управления и три окна механика-водителя. Виден двигатель, выглядывающий из открытого кормового отделения

Источник — sa100.ru

Экипаж танка складывался из пяти человек: механика-водителя, начальника (он же делал функции наводчика 37-мм орудия), пулеметчика, наводчика 76,2-мм пушки и заряжающего. Для обеспечения связи на танке предусматривалась установка радиостанции германского производства.

В кормовом моторно-трансмиссионном отделении ТГ должен был устанавливаться 8-цилиндровый бензиновый двигатель воздушного охлаждения мощностью 250 л.с. конструкции самого Гроте. Он отличался уникальной совокупностью охлаждения и смазки – смазка подавалась к каждому цилиндру через сепараторы, снабжённые особыми продувными камерами, установленными не на баббите, как это было принято ранее, а на подшипниках скольжения.

Именно поэтому танковый двигатель трудился кроме того тише, чем двигатель автомобиля того времени. Ёмкость баков давала ТГ возможность на одной заправке преодолевать расстояния от 300 до 350 км по ровной местности (в зависимости от качества бензина). На пересечённой местности это расстояние уменьшалось в два раза.

Танк ТГ с башенным оружием в положении ведения стрельбы по воздушным целям

Источник — sa100.ru

Рядом с двигателем размещалась шестиступенчатая коробка перемены передач (потом – КПП), складывавшаяся из двух редукторов с шестернями шевронного зацепления. Громадный редуктор переключал 1-ю, 2-ю и 3-ю скорости, а небольшой – 4-ю, 5-ю и 6-ю. Такое распределение скоростей приводило к тому, что при переходе с 3-й передачи на 4-ю танк приходилось останавливать.

Благодаря особому механизму реверса ТГ имел возможность двигаться вперед и назад с однообразной скоростью, что было принципиально важно при необходимости выхода танка из боя. В одном блоке с КПП размещались кулачковые муфты, делавшие роль бортовых фрикционов. Из-за недостаточных размеров силового отделения бортовые тормоза размешались в ведущих колес.

Пневматическая совокупность привода управления тормозами и бортовыми фрикционами была изготовлена по патенту Гроте.

Танк оснащался замечательнейшим для того времени бронированием – лобовые 44-мм бронелисты изготавливались на Ижорском заводе из трёхслойной брони, изобретённой инженером А.В. Рожковым. Толщина бортов достигала 20-24 мм, кормы – 13 мм, крыши и дна – 10-16 мм, стенок громадной башни/рубки – 30 мм.

Лобовые бронедетали танка имели возможность выдерживать попадания 76-80-мм снарядов, а корпус танка был сделан водо- и газонепроницаемым, дабы обезопасисть экипаж от химических атак – в то время не прошло и пятнадцати лет со времени окончания Первой Мировой, в которой отравляющие газы широко применялись воюющими сторонами. Боевая масса танка достигала 25 тысячь киллограм.

Танк ТГ со снятыми гусеницами, вид спереди. Прекрасно видны резиновые шины ленивцев

Источник — 3v-soft.clan.su

Гроте сделал собственный танк талантливым передвигаться как на гусеничном, так и на колёсном ходу. На любой борт ТГ приходилось по пять сдвоенных обрезиненных опорных катков громадного диаметра. Опорные катки «наряжались» в пустотелые каучуковые шины типа «Эластик», похожие на шины грузовиков того времени.

Их конструкция, и свободная спирально-пружинная подвеска опорных катков (допускавшая их вертикальное перемещение на расстояние до 220 мм) и компрессорные камеры пневматической подвески делали движение танка очень плавным и негромким. При снятых гусеницах на цементном полу цеха его имели возможность столкнуть с места и перекатить всего 2-3 человека. Любой опорный каток снабжался пневматическими тормозами – при простом торможении шофер пользовался несложным тормозом, останавливавшим лишь ведущие колёса, а при экстренного торможения (к примеру, в случае если была перебита одна из гусениц) имел возможность включить экстренный тормоз для всех опорных катков.

Мелкозвенчатые гусеницы танка кроме этого имели уникальную конструкцию Гроте – ширина траков достигала 490 мм, и они крепились торцами к звеньям роликовых цепей Галля (подобные цепи употребляются в велосипедах). Траки изготавливали при помощи штамповки, благодаря чему они владели высоким сопротивлением на разрыв. На передней оси ТГ крепились особые лапы, полувращавшиеся вместе с ленивцем и помогавшие танку перебираться через канавы и рвы, и самостоятельно выбираться из грязи. Благодаря им танк имел возможность преодолевать ров шириной до 5-6 м.

Устройство опорных катков, поддерживающих роликов и гусениц танка ТГ

Источник — armor.kiev.ua

Высшее управление пристально смотрело за продвижением работ. 17-18 ноября 1930 года нарком по морским делам и военным и глава РВС СССР К.Е. Ворошилов посетил завод «Коммунист» якобы с проверкой серийного производства танков Т-18, а в действительности – для ознакомления с обстановкой по разработке ТГ. По окончании посещений «Коммуниста» он докладывал Сталину:

«Готовность танка на сегодня образовывает 85%. Осталась незавершённой достройка моторной группы, коробки ряда и скоростей дополнительных агрегатов. Пример изготавливается в особой мастерской, где сейчас заняты около 130 техников и рабочих. На данный момент постройка танка задерживается из-за серьёзной болезни самого Э. Гроте, но отечественные инженеры предполагают, что 15-20 декабря опытный образец всё-таки будет закончен…»

Однако, в первой половине 30-ых годов двадцатого века работы над ТГ завершить опоздали, поскольку не был своевременно закончен двигатель, что трудился без надёжности. С целью проведения ходовых опробований танка в апреле 1931 года было решено временно установить на него летный двигатель М-6-300, что потребовало переделки некоторых агрегатов, поскольку эта силовая установка и по габаритам, и по техническим данным существенно отличалась от первоначально запланированной. Работы же над двигателем Гроте возобновили лишь в осеннюю пору 1931 года, исходя из этого в первой половине 30-ых годов двадцатого века танк испытывался с неизменно открытым моторным отделением, поскольку двигатель М-6 всецело в него не помещался.

Машину, переделанную под новый двигатель, смогли дать для опробований (проводившихся для представителей Народного комиссариата по морским делам и военным) лишь 27 июня 1931 года. Опробования длились до 1 октября (с перерывами), в данный же период танк сняли на киноплёнку для показа управлению страны.

Опробования продемонстрировали преимущества нового танка, но вскрыли и множество его недочётов. ТГ владел хорошей проходимостью, управляемостью, огневой скоростью и мощью (большая – до 34 км/ч, что являлось хорошим показателем для того времени). Но при интенсивном ведении огня у пушки ПС-19 имела возможность отказать полуавтоматика, и извлекать гильзу из казённика приходилось вручную, что быстро снижало скорострельность.

Свободного пространства в нижней башне/рубке выяснилось так мало, что было нереально вести пламя одновременно и из 76-мм пушки, и из хотя бы одного башенного пулемёта. Воздушные магистрали довольно часто выходили из строя по обстоятельству нехорошего качества резины, употреблявшейся в уплотнителях, а размещение в одном картере КПП и бортовых фрикционов приводило к перегреву агрегата и угрожало его выходом из строя.

На вязких и мягких грунтах гусеницы у танка слетали, поскольку высота их гребней была недостаточной. Помимо этого, не хватает надёжно трудились тормоза.

Но серьёзным недочётом танка ТГ, что, фактически, и выяснил его судьбу, была его цена, составлявшая 1,5 млн. рублей. Это была большая сумма – к примеру, по сравнению со ценой лёгкого танка БТ-2, производство которого сейчас разворачивалось в Харькове и которое обходилось бюджету СССР всего в 60 тыс. рублей за одну машину.

4 октября 1931 года по распоряжению правительства была создана особая рабочая группа, призванная детально изучить танк ТГ, и возможности, каковые раскрывались благодаря его созданию. Ознакомившись с новой разработкой, рабочая группа вынесла собственный вердикт:

«Вычислять, что танк ТГ в данном виде есть чисто экспериментальным типом танка, на котором должны быть опробованы в работе все механизмы, воображающие практический интерес».

УММ отказалось от предстоящих одолжений германских инженеров, и «бюро Гротто» в полном составе возвратилось в Германию. АВО-5 было реорганизовано в умело-конструкторский машиностроительный отдел завода «Коммунист», что возглавил Н.В. Барыков – бывший помощник Эдуарда Гроте.

Советские конструкторы возвратились к проекту танка Т-30, что к началу 1932 года довели до создания полноразмерного древесного макета, по окончании чего проект был остановлен. В будущем эта конструкторская несколько трудилась над созданием пятибашенного танка Т-35.

Единственный прототип танка Гроте, "Наверное," всё-таки дождался собственного «родного» двигателя, поскольку на фотографиях второй половины 30-х годов его моторно-трансмиссионное отделение уже закрыто, тогда как по дефектовочным ведомостям за данный же период времени он проходит как «танк с мотором». Так, в случае если на прототипе и стояла силовая установка, то это точно был не временный двигатель М-6.

Танк ТГ без гусениц и пулемётного вооружения

Источник — aviarmor.net

Первоначально танк планировалось применять для принятие участия в парадах, но так как в нём были реализованы последние достижения науки и техники, управление народного комиссариата посчитало более надёжным послать его на консервацию в подмосковную Кубинку, а после этого – в моторизации и Военную академию механизации РККА им. И.В. Сталина (Москва). Тут танк ТГ был до начала ВОВ.

Что с ним случилось в будущем, автору статьи неизвестно. Самый возможно то, что он отправился на переплавку.

Прежняя мощь СССР. Ядерный ракетный комплекс. Den Сталк #41

Темы которые будут Вам интересны: