Немецкие танки у волги

Одним из критических дней Сталинградской битвы стало 23 августа 1942 года, в то время, когда 14-й механизированный корпус Вермахта под руководством генерала фон Виттерсгейма прорвался к Волге. За 11 часов, проходя в среднем по 5–6 км в час, танки 16-й Вестфальской танковой дивизии, пребывающей на острие атаки, практически не встретив сопротивления, преодолели 50–60 км и на участке шириной в пара километров вышли к Волге севернее Латошинки

Сталинградская битва стала наибольшим сухопутным сражением в истории – более полугода на мелком клочке почвы миллионы людей уничтожали друг друга при помощи стрелкового оружия, тысяч самолётов, танков и десятков тысяч орудий. Практически все сооружения и здания города были уничтожены, наряду с этим с обеих сторон погибло более двух миллионов человек. Правильные же цифры жертв данной битвы малоизвестны до сих пор и не будут известны уже ни при каких обстоятельствах.

Одним из критических и самых кровавых дней данной битвы стало 23 августа 1942 года, в то время, когда 14-й механизированный корпус Вермахта (одна танковая и две моторизированных дивизии) под руководством генерала фон Виттерсгейма прорвался к Волге. В форсировании Дона корпус участия не принимал – его переправили в районе Песковатки на уже захваченный плацдарм. Танки по понтонному мосту длиной 140 метров переправлялись на участок берега, удерживаемый пехотинцами 51-го пехотного корпуса Вермахта, и рассредоточивались на нём.

Немецкие танки у волги

Колонна германской техники переправляется по понтонному мосту через реку Дон

Источник — theatlantic.com

23 августа 1942 года в 4:30, по окончании авианалёта и артподготовки, 14-й механизированный корпус в составе около 200 танков и 300 автомашин начал наступать, прорвав не сильный линию обороны частей 62-й армии. Расстояние от Дона до Волги корпус Виттерсгейма преодолевал по малейшему пути – в том месте, где ещё при Петре Первом планировалось строить Волго-Донской канал.

За 11 часов, проходя в среднем по 5–6 км в час, танки 16-й Вестфальской танковой дивизии, пребывающей на острие атаки, практически не встретив сопротивления, преодолели 50–60 км и на узком участке шириной в пара километров вышли к Волге севернее Латошинки. Южнее станции Котлубань немцы перерезали железную дорогу Сталинград-Фролово и закрепились на захваченных позициях, обеспечив оборону появившегося коридора от вероятных атак с юга и севера.

Стремительное продвижение германской военной техники сдерживали очаги сопротивления, которое оказывали немногие советские подразделения выдвигавшейся к передовой 87-й стрелковой дивизии. Подразделения германской мотопехоты оставались для подавления и блокирования этих очагов, и временного обеспечения безопасности флангов 14-го механизированного корпуса, тогда как танки 16-й дивизии прорывались дальше и уже в 15:00 были в полукилометре от Волги. Вот что писал об этом эпизоде Пауль Карель в собственной книге «Сталинград. Провал операции «Блау»:

«По окончании полудня, ближе к вечеру, начальник головного танка кричал в ларингофон начальникам вторых боевых автомобилей: «Справа очертания Сталинграда!»

Но продолжение наступления на северные окраины города, где размешался предприятия, для немцев выяснилось затруднительным.

Танки германской 16-й танковой дивизии движутся на Сталинград

Источник — asisbiz.com

Дело в том, что для прикрытия от атак с воздуха ЖД и авто-гужевых переправ, Сталинградского тракторного завода (потом – СТЗ), создававшего танки, и завода «Баррикады», на котором изготавливались пушки, тут были размещены батареи 1077-го и 1078-го зенитных артиллерийских полков (потом – ЗенАП). Громадной проблемой зенитчиков стало то, что перед ними не было ни пехотных, ни каких-либо вторых позиций войск СССР – наступления соперника тут не ожидали. Помимо этого, зенитки не были снабжены бронированными щитами, каковые имели возможность бы предохранить расчёты от разрывов снарядов, а на вооружении многих батарей пребывали малокалиберные зенитные автоматические пушки, чьи 20- и 37-мм боеприпасы были ненужны для борьбы со средними германскими танками.

Группировка зенитной артиллерии среднего калибра (76- и 85-мм) ПВО Сталинграда к 23 августа 1942 года. В схеме имеется неточности и не указаны батареи малокалиберной зенитной артиллерии

Источник – «Войска ПВО страны» — М.: Военное издательство, 1968

Положение зенитчиков осложнялось и тем, что 23 августа по приказу Гитлера была осуществлена одна из самых кровавых акций устрашения времен той войны – бомбардировка Сталинграда. В первой половине дня активной бомбардировке группами по 5–15 самолётов подверглась как раз северная часть города – германские самолеты нападали позиции зенитчиков, СТЗ и завод «Баррикады». К 14:00 батареи 1077-го ЗенАПа отразили до 150 самолетоналетов, сбив наряду с этим 7 самолетов соперника.

В собственной книге «Я была на войне» М.И. Матвеева, в то время – разведчица 748-го ЗенАПа, вспоминает:

«Первая добрая половина дня. Налеты в отечественном секторе простые. Группы маленькие. Чуть почаще, чем раньше. Полк встречает их огнем отдельных батарей… На севере так же, как и прежде очень сильно бомбят. Пыль, дым заволокли цеха Тракторного, «Баррикады». Латошинки от нас не видно.

Но также, предположительно, бомбят».

Позднее, в 16 часов 18 мин. начался налет на Сталинград, ставший случаем самого массового применения бомбардировочной авиации за всю историю. 4-й и 8-й корпуса Люфтваффе бомбили город, за день совершив до 2000 самолето-вылетов и скинув 1000 тысячь киллограм бомб. Одна лишь бомбардировочная эскадра KG51 «Эдельвейс» пять раз поднималась в атмосферу в полном составе.

Город горел – из разбитых нефтеналивных цистерн, установленных на берегу Волги, в воду вылились тысячи тысячь киллограм нефтепродуктов. Река запылала, а вместе с ней горели фабрики и заводы. Стирались с лица почвы не только предприятия, воинские части либо инфраструктура города, но и гражданские объекты, а также – жилищный фонд.

Вспоминает М.И. Матвеева:

«Их уже видно. И курсом 90, и курсом 180, и 45, и 125, и… со всех сторон. «Хейнкели». Эти выше всех. «Дорнье». Также высоко. За ними – ниже еще, и еще, и еще. «Юнкерсы-88», «Юнкерсы-87» – целый альбом германских самолетов, по которому мы когда-то изучали их… И по нему плывут, плывут, плывут самолеты. От горизонта до зенита… Бомбы рвутся уже в историческом центре города, на берегу Волги. Первые попали в прекрасно привычные мне и видимые с Дар-Горы строения.

роддом и Дом пионеров на Пушкинской… Крыша роддома упала, из окон вырываются языки пламени».

Августовский зной помогал распространению пожаров, и Сталинград был фактически стёрт в пух и прах. Правильные утраты среди защитников города и мирных жителей в данный сутки малоизвестны до сих пор, общепринятым считается число в 40 тысяч людей.

Германские пикирующие бомбардировщики «Юнкерс» Ю-87 в небе над горящим Сталинградом

Источник – warsite.ru

Сейчас около 15:00 к позициям 12-й батареи 1087-го ЗенАП, закрывавшей ЖД и автогужевую переправы у посёлка Латошинка, вышли первые тридцать танков 16-й дивизии генерала Хубе. Начальник батареи лейтенант М.А. Баскаков сказал на КП полка:

«Танки соперника находятся в 500 метрах западнее ОП (предположительно – огневой позиции) в лощине. Батарея заняла противотанковую оборону. Приказ не допустить немцев к Волге выполним.

Будем сражаться до последней капли крови».

Но выполнить данный приказ было фактически нереально – у зенитчиков оставалось через чур мало снарядов, да и малокалиберные зенитные орудия батареи имели возможность нанести мало вреда наступавшим германским танкам Pz.Kpfw.III и Pz.Kpfv.IV. Однако, батарея открыла огонь по немецкой бронетехнике. В то время, когда же танки достигли артиллерийских позиций, в движение пошло ручные гранаты и стрелковое оружие. Практически все батарейцы (43 человека) погибли.

Примечательно, что паромная переправа трудилась целый вечер, а также ночью на левый берег Волги переправлялись грузы. орудия и Немецкие танки не могли вольно показаться на высоком правом берегу, поскольку легко уничтожались огнём судов артиллерии и Волжской флотилии, стрелявшей с другого берега.

Расчёт 37-мм автоматической зенитной пушки 61-К на боевой позиции недалеко от Сталинграда

Источник — etoretro.ru

24 августа в 8 часов утра последним рейсом от правого берега у Латошинки уходили катер и паром «Рутка». Матросам парома было нужно рубить финиши, поскольку немцы, ночью занявшие позиции на берегу, начали стрелять из танковых пушек, пулемётов и ручного стрелкового оружия. В следствии этого обстрела на пароме погибших не было, а на «Рутке» погиб матрос.

Неожиданное появление германских танков на берегу Волги позвало у управления города настоящий переполох. Командующий Юго-Восточным фронтом генерал А.И. Ерёменко писал:

«Звонок телефона прервал мои мысли. Сказал товарищ Малышев со Сталинградского тракторного… Он сказал:

– С завода замечаем бой, идущий севернее города. Зенитчики дерутся с танками. Пара снарядов уже упало на территории завода.

Танки соперника движутся на Рынок. Заводу угрожает опасность. самые важные объекты мы приготовили к взрыву.

– До тех пор пока ничего не взрывать, – ответил я. – Завод оборонять не смотря ни на что. Необходимо срочно приготовить к бою рабочую дружину и не допустить соперника к заводу. К вам уже вышла помощь.

После этого товарищ Малышев передал трубку генералу Н.В. Фекленко (главе Сталинградского автобронетанкового центра – прим. автора), что доложил:

– Я нахожусь в танковом учебном центре, имею до двух тысяч людей и тридцать танков; решил оборонять завод.

– Ответ верное, – отвечаю я. – Назначаю вас главой боевого участка. Срочно организуйте оборону завода силами рабочей дружины и учебного центра. К вам перебрасываются две бригады: одна танковая и одна стрелковая».

Командующий Юго-Восточным фронтом генерал А.И. Ерёменко

Источник — waralbum.ru

Тут же были возвращены обратно в Астрахань нефтеналивные танкеры, переправлявшие каспийскую нефть вверх по Волге. В данный же сутки взорвали с таким трудом выстроенный понтонный мост через Волгу в районе СТЗ, строительство которого завершили днем ранее.

Поступило распоряжение срочно выдвинуть на северную окраину Сталинграда ополченскую бригаду, организованную ещё в июле из одного ополченского батальона Кировского района и двух батальонов с завода СТЗ (руководил бригадой инженер-технолог завода Н.Л. Вычугов). Помимо этого, на СТЗ перебрасывалась 99-я танковая бригада (потом – ТераБайт) полковника П.С.

Житнева, которая смогла прибыть на позиции лишь 25 августа.

Кроме этого в помощь заводчанам был послан сводный батальон морской пехоты (численностью в 260 человек под руководством капитана 3-го ранга П.М. Телевного), что прибыл на северную окраину СТЗ вечером 23 августа. Примечательно, что часть бойцов батальона была вооружена ветхими германскими ружьями, поднятыми с затонувшей баржи.

Несколько судов Волжской флотилии в составе канонерских лодок «Усыскин» и «Чапаев» и пяти бронекатеров (№ 14, 23, 34, 51, и 54, из которых два – с реактивными установками М-13 и М-8), заняла позицию в истоке реки Ахтуба (наоборот северной окраины Сталинграда у восточного левого берега Волги). Оттуда суда оказывали огневую помощь морской пехоте и ополченцам, действуя по заявкам корректировщиков.

Моряки Волжской флотилии высаживаются в Сталинграде

Источник — waralbum.ru

На СТЗ начали формирование танковой роты, которая должна была поддержать огнём и бронёй ополченцев и морпехов. Дело в том, что СТЗ стал единственным из советских танковых фирм, появлявшимся в зоне битв, кадры и оборудование которого не были сразу же эвакуированы на Урал либо в Сибирь. Производство в его цехах было совсем остановлено лишь 13 сентября 1942 года, в то время, когда битвы шли уже конкретно на территории завода.

В июле 1942 года СТЗ выпустил 451 танк, а к 20 августа сталинградцы собрали 240 автомобилей. Управление СССР уделяло заводу особенное внимание – 6-го, 11-го, 16-го и 21-го числа каждого месяца его директор должен был рапортовать Госкомобороны о исполнении замысла производства. В ночь с 18 на 19 августа в город на Волге прилетел министр тяжёлого машиностроения В.А. Малышев, дабы на месте разобраться с нуждами и проблемами СТЗ.

Он ещё пребывал в Сталинграде, в то время, когда пришло известие о появлении в нескольких километрах от завода германских танков.

Танки Т-34 «Ответ Сталинграда» на площади в Сталинграде перед отправкой на фронт

Источник — waralbum.ru

В связи с бомбардировкой 23 августа на СТЗ трудился лишь сборочный цех, применявший для сборки танков задел готовых узлов, произведённых вторыми цехами предприятия. К вечеру готовься танковая рота из 12-ти танков Т-34.

Не обращая внимания на то, что немцы захватили Латошино, сопротивление на северных окраинах Сталинграда им подавить не удалось. В бой с танками вступили 11 советских зенитных батарей, часть из которых была вооружена 76-мм орудиями 3-К и 85-мм орудиями 52-К, чьи боеприпасы пробивали броню средних танков Pz.Kpfw.III и Pz.Kpfv.IV.

Главный удар приняли на себя 1-й и 5-й дивизионы 1077-го ЗенАП, закрывавшие СТЗ с севера. На 3-й батарее был смертельно ранен её начальник лейтенант Г.В. Гойхман, и его заменил лейтенант И.П.

Кошкин. Скоро и Кошкин был не легко ранен – ему оторвало кисть руки. Из четырёх орудий батареи было разбито три, но одно остававшееся настойчиво обстреливало германские танки.

До наступления ночи немцам так и не удалось ворваться на позиции зенитчиков.

Схема прорыва к Волге 14-го механизированного корпуса генерала Виттерсгейма

Источник — waralbum.ru

Ночью автоматчики мотоциклетного батальона 14-й Вестфальской танковой дивизии просочились в тыл батареи. На следующий сутки германский фельдфебель писал к себе (цитата приводится по книге Энтони Бивора «Сталинград»):

«День назад мы дошли до железной дороги… Захватили эшелон с техникой и оружием, что русские опоздали разгрузить, и забрали большое количество пленных, добрая половина из них – дамы. Лица их столь ужасны, что мы старались по большому счету на них не наблюдать. Слава Всевышнему, операция не заняла большое количество времени».

Зенитчики заняли круговую оборону и продержались до утра, в то время, когда они были деблокированы, и батарея с единственным сохранившимся орудием поменяла позицию. В соответствии с боевому донесению, за 23 августа батарея стёрла с лица земли 14 танков, одну минометную батарею и до 80 офицеров и солдат соперника.

В данный сутки погиб начальник 1-го дивизиона 1077-го ЗенАП лейтенант Л.И. Доховник и персональный состав его штаба. В критический момент боя германские танки прорвались на командный пункт (потом – КП) дивизиона, где артиллеристы не имели средств противотанковой обороны.

Тогда Доховник привёл к огню на себя – огнём артиллерии атака была отбита, но под «дружеским» огнём погибли все пребывавшие на КП.

Панцергренадеры 16-й танковой дивизии Вермахта, вышедшие к берегу Волги под Сталинградом

Источник – w2today.com

В то время, когда германские танки вышли к позициям 4-й батареи 1077-го ЗенАП, расположенным недалеко от рабочего посёлка Спартановка, она именно подвергалась авиационному налёту. Взяв с наблюдательного пункта донесение о появлении германской военной техники, начальник 4-й батареи лейтенант Н.С. Скакун приказал выдвинуть второе и первое орудия в заблаговременно подготовленные капониры.

Зенитчикам было нужно двумя орудиями отражать воздушный налет, а ещё двумя – наземную атаку. Батарея вела бой полтора часа, зенитчики друг за другом выбывали из строя, и к прицелам поднялись замкомандира батареи лейтенант Е.А. Дерий и политрук И.Л. Киселев.

В соответствии с боевому донесению, в данный сутки батарея стёрла с лица земли 2 германских самолёта, 18 танков и 8 автомашин с пехотой соперника.

На другую, 5-ю батарею 1077-го ЗенАП под руководством лейтенанта С.М. Тёмного вышли сходу 80 танков соперника. Зенитчики отбили атаку, наряду с этим начальник батареи взял тяжёлую контузию, но не покинул боевого поста. Его примеру последовали и многие другие тяжелораненые зенитчики.

В случае если делать выводы по боевому донесению, батарея подбила 2 самолёта, 15 танков соперника, стёрла с лица земли десятки германских солдат и отстояла собственные позиции. 8-я батарея сказала о 8-ми стёртых с лица земли танках и 80-ти автоматчиках.

Расчет советского 76,2-мм зенитного орудия 3-К ведет пламя по наземным целям. На заднем замысле видны стволы еще двух таких орудий

Источник — waralbum.ru

Вторым батареям повезло меньше. 6-я, под руководством лейтенанта М.В. Рощина, подпустила соперника на расстояние 700 метров и открыла огонь. По боевым донесениям, за полтора часа боя батарея подбила 18 танков, самолёт Хе-111 и 2 грузовика, но в то время, когда закончились снаряды, сохранившийся персональный состав был должен покинуть боевые позиции, по возможности стёрши с лица земли всю оставшуюся к тому времени невредимой материальную часть.

Всецело полегла 7-я батарея лейтенанта А. И. Шурина.

Вторую и 23 первую половину 24 августа 1077-й ЗенАП вёл неравный бой с ценой и превосходящими силами противника огромных утрат удержал собственные позиции. В соответствии с боевым донесениям, за день тяжелейшего боя зенитчики стёрли с лица земли и подбили 83 танка, 15 автомашин с пехотой, 2 цистерны с горючим, истребили более чем 3-х батальонов автоматчиков и сбили 14 самолетов соперника.

Подбитые германские танки PzKpfw III Ausf.G на дороге

Источник — waralbum.ru

Зарубежные историографы не подтверждают эти цифры, утверждая, что германские танкисты, фактически не понеся утрат, 23 августа стёрли с лица земли 37 советских зенитных орудий. Вероятнее, утраты германских танковых подразделений в советских боевых донесениях были завышены, но и тот факт, что в данный сутки германские танкисты, как ни старались, не смогли прорваться к СТЗ, показывает, что пламя советских зенитчиков 1077-го и 1078-го ЗенАП был не таким уж бесплодным.

В это же время, на заводе заканчивался сбор ополченских истребительных батальонов и их оружие. Во дворе завода комплектовались 12 танков, на каковые в спешке не нанесли номера, а кое-какие из них кроме того опоздали окрасить. Формировались и экипажи танков, за рычаги садились танкисты 21-го и 28-го отдельных учебно-танковых батальонов (потом – ОУТБ) – особых танковых подразделений, где проходили обучение танкисты-выпускники и фронтовики танковых училищ.

По некоторым данным, появление германских армий застало их на танковом полигоне, размешавшемся в полукилометре от завода. Имитировав атаку на учебных танках, танкисты вынудили соперника ретироваться, тем самым облегчив боевую задачу зенитчикам.

Ополченцы СТЗ идут мимо полуразрушенного цеха

Источник — waralbum.ru

Танкисты ОУТБ обычно были одеты в нечистые светло синий и тёмные робы, что позднее породило легенду, словно бы за рычаги отправлявшихся с завода танков садились заводские рабочие. Эта легенда правдива только частично – для первых двенадцати танков часть командиров-и механиков водителей танков вправду набиралась из заводчан, но вести войну они недолго. Уже 25 августа их вернули обратно на СТЗ, поскольку производство танков не останавливалось, и квалифицированные кадры были нужнее в цехах.

Любая «тридцатьчетвёрка» должна была уходить на фронт с двойным боекомплектом снарядов. К счастью, на СТЗ хранился громадный запас вооружений и боеприпасов, которыми комплектовались готовые танки. К 23 августа на заводских складах было сконцентрировано 1 тыс. 7,62-мм танковых пулемётов ДТ, 50 тыс. 76-мм снарядов для танковых пушек Ф-24 и 5 млн. 7,62-мм патронов к пулемётам.

пулемёты и Патроны хранились на территории завода, а вот склад со боеприпасами был у самой линии неожиданно появившегося фронта, проходившего в ту ночь по впадавшей в Волгу реке Сухая Мечётка. Река отделяла рабочий посёлок Рынок (северный берег, где пребывали немцы) от посёлка Спартановка.

Подготовленные к обороне танки снабдили снарядами, имевшимися на заводе, но, по воспоминаниям выживших танкистов, в ту ночь они взяли боекомплекты, в которых было лишь по два бронебойных боеприпаса. К складу, где хранилась главная часть орудийных снарядов, отправился сборный отряд, складывавшийся из армейских приёмщиков, «безлошадных» танкистов 21-го и 28-го ОУТБ и рабочих завода. Руководил им инженер-майор Кинжалов.

За ночь эти люди переместили практически всё содержимое склада на завод, исходя из этого в будущем неприятностей с обеспечением танков снарядами не появлялось.

С пулемётами у защитников завода также появились определённые неприятности. Дело в том, что на танковых пулемётах ДТ сошки, мушки и прицельные планки не предусмотрены, исходя из этого заводским «кулибиным» было нужно спешно их изготавливать и приделывать к неприспособленному для этого оружию, дабы вооружить им пеших ополченцев.

Ополченцы СТЗ на защите собственного завода от наступающих германских армий. Боец на переднем замысле вооружен танковым пулеметом ДТ, снабжённым прицельным устройством и сошками, изготовленными на заводе

Источник — waralbum.ru

В помощь защитникам северной окраины Сталинграда была переброшена часть танков снова формировавшегося 23-го механизированного корпуса. Вспоминает Иосиф Миронович Ямпольский (воспоминания размещены на сайте iremember.ru):

«23 августа нам зачитали приказ командующего БТВ фронта генерала Штевнева о наступлении на германские части, прорвавшиеся недалеко от посёлка Тракторного завода. Город горел по окончании тяжелой бомбежки. Нефть из поврежденных хранилищ загорелась и хлынула к Волге. Река горела в буквальном смысле.

Все небо было закрыто сотнями германских бомбардировщиков. Отечественную бригаду зачислили в 23-й механизированный корпус, понесший огромные утраты в прошлых июльских битвах. Комкорп генерал Абрам Матвеевич Хасин лично подошел к каждому начальнику, пожал руку, напутствуя в бой.

Германские танки находились в полутора километрах от территории заводского поселка и ожидали, пока их пехота подтянется. Если бы они в тот сутки рванули вперед, не ожидая со своей германской пунктуальностью соответствующего приказа, – битвы на Волге вероятно бы не было…»

24 августа 1942 года в 4:40 утра боевая группа 16-й танковой дивизии под руководством полковника Крумпена, в состав которой входили танковые, артиллерийские, сапёрные и миномётные части, по окончании обработки авиацией советских позиций двинулась на штурм Спартановки. Но сейчас, кроме сохранившихся по окончании вчерашнего кровопролитного боя зенитных орудий, по германским танкам били и советские танки. Заградительный пламя вели и суда Волжской флотилии, и дивизионы дальнобойной артиллерии, расположенные на левом берегу Волги.

танк и Немецкий солдат Pz.Kpfw. III на протяжении боя на окраине Сталинграда

Источник — waralbum.ru

Скоро в бой двинулись «тридцатьчетвёрки», каковые были отремонтированы либо собраны на заводе. Командир экипажа в первой организованной на СТЗ танковой роте Н.Г. Орлов вспоминал:

«Внезапно налетел командующий бронетанковыми армиями (вероятнее, речь заходит о наркоме В.А. Малышеве – прим. автора), говорит: «Немцы прорвались к Волге! Идут прямо на завод!»… Первую команду мы взяли двигаться в том направлении и остановить танки у реки. Ну а команды простые: «За мной!», «Вперёд!». Атака была весьма замечательная. Пара танков выяснилось подбито. Немцы также утратили большое количество танков вместе с экипажами.

Мы продвигались узкими колоннами, выгнали немцев оттуда (вероятнее, речь заходит о поселке Спартановка – прим. автора). А после этого мой танк наехал на мину, разорвалась гусеница, и танк завертелся на месте. Я вылез из танка и до тех пор пока бежал к второму, меня ранило. Первая пуля угодила в шлем, сбила меня с ног. Лишь я поднялся, вторая пуля попала в плечо.

И уже у самого танка, в то время, когда начальник открывал люк, мне в грудь попала третья пуля, прошла навылет, и у меня в глазах потеменело».

Вспоминает И.М. Ямпольский:

«В том месте для меня в первый раз произошёл встречный бой с германскими танками. Два из них моему экипажу удалось сжечь».

Подбитый коммунистический танк Т-34 в Сталинграде

Источник — warsite.ru

Летом 1942 года германские средние танки уже не были такими беззащитными в битвах с советскими Т-34, как за год до этого. В ходе подготовки к летнему наступлению в танковые дивизии Вермахта начали поступать модернизированные Pz.Kpfw.III и Pz.Kpfv.IV, снабжённые, соответственно, 50-мм танковыми пушками KwK 39 L/60 и 75-мм пушками KwK 40 L/43. До начала летнего наступления 16-я танковая дивизия была укомплектована следующими танками:

  • Pz.Kpfv.II – 13 шт.;
  • Pz.Kpfw.III с 50-мм орудием KwK 38 L/42 – 39 шт.;
  • Pz.Kpfw.III с 50-мм орудием KwK 39 L/60 – 18 шт.;
  • Pz.Kpfw. IV с 75-мм орудием KwK 37 L/24 – 15 шт.;
  • Pz.Kpfw. IV с 75-мм орудием KwK 40 L/43 – 13 шт.;
  • Командирские танки KlPzBefWg (SdKfz 265) – 3 шт.

Часть данной техники была утрачена входе боевых действий на реке Миус и на Дону, но дивизия всегда получала пополнение матчасти. Общепризнанным числом танков, имевшихся на вооружении 16-й Вестфальской танковой дивизии к началу битв за Сталинград, есть 200 автомобилей. Так, к северной окраине Сталинграда прорвалось большое бронетанковое соединение, которое имело возможность принести защитникам города большое количество бед.

Для борьбы с германскими танками рабочие СТЗ, кроме готовых танков, выкатывали на позиции и танки с неисправной ходовой а также, через какое-то время, бронекорпуса, на которых не были установлены башни. Неподвижные танки закапывались в капониры и употреблялись как неподвижные артиллерийские точки, а корпуса – как пулемётные. Вспоминает И.М. Ямпольский:

«Танки были, тракторный завод выпускал автомобили практически до конца сентября (в действительности до 13 сентября – прим. автора). Но применять танки массированно мы не могли. В большинстве случаев рассредоточивались по две-три автомобили на различных участках для помощи пехоты.

В случае если танк подбивали, то его окапывали, превращая в ДОТ. А вот немцы перли танковой массой».

Танкисты, артиллеристы, зенитчики, морские пехотинцы и ополченцы 24 августа смогли отбить германское наступление и удержать Спартановку за собой. 25 и 27 августа ими предпринимались отчаянные попытки отбить у немцев и поселок Рынок, но любой раз, захватив его, не хорошо организованные и не имеющие единого руководства ополченцы и моряки снова откатывались обратно за Сухую Мечетку.

Громадной проблемой было то, что их начальники не хорошо координировали собственные действия с 99-й ТераБайт, которая была переброшена на северный фас обороны города. В состав 99-й ТераБайт были включены танковые подразделения учебных батальонов, уже сражавшиеся тут, а в будущем все танки, производимые СТЗ, поступали на пополнение матчасти этой бригады.

Германский танк Pz.Kpfw.IV Ausf.G, подбитый в районе Сталинградского тракторного завода

через волгу танки в сталинград 1942

Источник — fotowarmotors.ru

Такое неграмотное ведение битв приводило к неоправданным утратам среди танкистов, ополченцев и морпехов. В то время, когда 28 августа для рекогносцировки на оборонительные позиции в Спартановке прибыл будущий храбрец северного сектора обороны Сталинграда начальник 124-й стрелковой бригады полковник С.Ф.

Горохов, он понял, что морпехи утратили до 40 % личного состава (убитыми – 22 человека, ранеными 45 – человек, пропавшими без вести – 54 человека), а рабочие ополченских батальонов деморализованы и многие из них покинули боевые позиции. В следствии все имевшиеся в секторе войска, а также, и 99-я ТераБайт (ненадолго, до первых чисел сентября), были подчинены Горохову.

29 августа бригада при помощи пяти танков 99-й ТераБайт, роты морской бронекатеров и пехоты отбила, наконец, посёлок Рынок. До конца сражений в Сталинграде данный населённый пункт был неприступным северным пунктом обороны 62-й армии. Это разрешило со временем эвакуировать часть рабочих и оборудования СТЗ, и большую часть населения Сталинграда.

За период с 23 августа по 13 сентября 1942 года рабочие завода собрали и отремонтировали около 200 танков Т-34. Помимо этого, в качестве неподвижных огневых точек для армии ими было передано 170 корпусов и башен танка Т-34, вооружённых пулемётами и танковыми пушками.

13 сентября битвы начались на территории самого СТЗ, почему работы в цехах было нужно остановить. 14 октября сопернику удалось овладеть тракторным заводом и на фронте около 2,5 км прорываться к Волге. 15 октября штаб 6-й армии Вермахта заявил:

«Большинство тракторного завода в отечественных руках. Остались только маленькие очаги сопротивления сзади линии германских армий».

Но от последующего разгрома данный локальный успех 6-ю армию не спас.

19 ноября войска СССР начали операцию «Уран», из-за которой уже к 23 ноября все германская армия, пребывавшие в его окрестностях и Сталинграде, среди них и 14-й механизированный корпус Вермахта, были окружены. К тому времени корпусом уже руководил бывший командующий 16-й танковой дивизией Хубе, ставший в ноябре того же года генералом. 26 января окружённые в городе германская армия были рассечены на две неравные группы: северную, оборонявшуюся в районе СТЗ и завода «Баррикады»; и главную, закрепившуюся в остальных контролируемых немцами частях города.

Расчёт германского 50-мм противотанкового орудия PaK 38 на одном из перекрестков Сталинграда

Источник — waralbum.ru

31 января 1943 года командующий 6-й армией генерал-фельдмаршал Паулюс подписал капитуляцию, и главная часть оборонявшейся в Сталинграде группировки германских армий сдалась. Но северная несколько отказалась делать приказ о сдаче. Лишь 2 февраля 1943 года, по окончании трёх дней постоянных артиллерийских атак и обстрелов войск СССР командующий северной группой генерал Штрекер подписал текст капитуляции.

21-я армия пленила около 18 тысяч людей, еще 15 тысяч людей сдались 62-й армии – среди них были и немногие сохранившиеся танкисты, пехотинцы и артиллеристы 14-го механизированного корпуса. Командующего корпусом в плен забрать не удалось – в январе 1943 года Хубе по приказу Гитлера покинул Сталинградский котёл на самолёте. Так, защита Сталинграда, начавшаяся 23 августа 1942 года в районе СТЗ, тут же и завершилась.

Советские воины идут мимо дымящегося германского танка Pz.Kpfw. IV недалеко от Сталинграда

Источник — istpravda.ru

Афера с Волгой. Меняем Русский Танк Газ 21 на германский поджопник.Roadkill по-русски

Темы которые будут Вам интересны: