Немец с иберийского полуострова

17 июля 1936 года в Испании началась гражданская война. Уже в конце месяца путчистов поддержали Германия и Италия — а также дав обещание и помощь в поставках бронетехники. В середине августа в Испанию прибыли итальянские танкетки L3/35. Германские танки показались в Испании значительно позднее: 32 линейных танка Pz.Kpfw.I Ausf.A и одна командирская машина прибыли ко мне в октябре 1936 года.

Приблизительно одвременно с этим из СССР в Испанию были доставлены первые Т-26, каковые стали главными соперниками для танков путчистов. Что же касается «испанских» Pz.Kpfw.I Ausf.A, то одному из них суждено было стать первым советским трофеем в 30-х годах, прошедшим полный цикл полигонных опробований. Что же нашли какие выводы и советские конструкторы они сделали?

Негодный для противодействия танкам

В отличие от «Легиона Кондор», где в германских самолётах сидели только германские экипажи, участие германских танкистов в битвах в Испании выяснилось ограниченным. Эксперты, которыми руководил полковник Вильгельм фон Тома (Wilhelm Josef Ritter von Thoma), по большей части выступали в роли инструкторов. Сражаться им, непременно, также было нужно, но наряду с этим их главной задачей было обучение испанских экипажей и обслуживание боевых автомобилей.

В первоначальный раз германские танки отправились в бой 30 октября 1936 года.

Первый отчёт о боевом применении Pz.Kpfw.I Ausf.A был подготовлен фон Тома в последних числах Ноября 1936 года. К тому моменту танкам было нужно повоевать против пехоты, которая вела по ним пламя из стрелкового оружия. Советские танки в отчёте упоминались, но пока только поверхностно.

По большей части, отчёт был посвящён стойкости Pz.Kpfw.I Ausf.A по отношению к стрелковому оружию, и уже тут дело обстояло не так прекрасно, как того хотелось бы.

Немец с иберийского полуострова

Pz.Kpfw.I Ausf.A, перевооружённый итальянской 20-мм пушкой Breda. Для её установки в башню было нужно вносить последовательность трансформаций

В первую очередь, неприятности были связаны с бессчётными устройствами наблюдения, каковые снабжали хороший обзор, но в один момент являлись главной целью для огня республиканцев. Отмечались случаи их фрагментов и попадания пуль через смотровые устройства вовнутрь танков и ранения участников экипажей. Частично попадающие пули гасились стеклоблоками, но и те часто были бессильными против пуль калибра 6,5 мм, в то время очень распространённых.

Пехота республиканцев стреляла по щелям смотровых устройств фактически в упор, и стеклоблоки, вычисленные только на попадания осколков, не выдерживали.

Приобретали ранения экипажи танков и от вторых вторичных осколков. Стрельба по заклёпкам приводила к тому, что кое-какие из них ломались, и заклёпка с внутренней стороны отлетала, нанося ранения. Такие случаи, но, были весьма редкими.

Испанские Pz.Kpfw.I на параде в Мадриде 19 мая 1939 года. Примечательно, что у танка на заднем замысле вместо MG.13 в башне стоят советские пулемёты ДТ

Приблизительно те же неприятности, что и корпус, преследовали и башню. Пламя соперника сосредотачивался на вооружении и смотровых приборах. Был зафиксирован случай попадания пули в щель между башней и орудийной маской, что стало причиной ранению командира экипажа в голову. Отверстие для прицела кроме этого являлось приоритетной целью для пехоты соперника, были зафиксированы случаи выхода прицелов из строя.

Велся пламя и по основанию башни, что приводило к её заклиниванию. За время военных действий 23 танковых пулемёта были выведены из строя вражеским огнём. Ещё одним недочётом, что, кстати, отмечали и советские танкисты, стал недостаточный угол вертикальной наводки.

В уличных битвах это выяснилось крайне важно.

На некоторых танках вместо правого пулемёта немцы установили огнемёты.

Трофейный Pz.Kpfw.I Ausf.A, вид справа. Прекрасно заметно, что у танка не достаточно смотрового прибора с правой стороны башни

В последних числах Октября 1936 года на территории Испании показались первые советские Т-26. 29 октября советские танки в первый раз принимали участие в битвах под Мадридом, сорвав наступление франкистов. В последних числах Ноября состоялись первые битвы Т-26 против Pz.Kpfw.I.

Об итогах этих столкновений немцы умалчивают, но в советских отчётах говорится о том, что за это время было стёрто с лица земли двенадцать германских и итальянских танков. Во время с 15 по 20 декабря франкисты недосчитались ещё десяти танков. Приблизительно сейчас в руках республиканцев был и главный герой данной статьи – Pz.Kpfw.I Ausf.A, серийный номер 10184, выпущенный на заводе Henschel и относившийся к 3-й серии La.S.

Эта же машина слева

Отчёт, подготовленный фон Тома 6 декабря 1936 года, никаких информации о утратах не содержит. Создаётся чувство, что германские армейские, в отличие от советских, не скрывавших утрат, данный щекотливый момент в собственных донесениях робко обходили. Однако, документ с ёмким заглавием «Опыт борьбы между немецкими русскими и пулемётными танками пушечными танками» замечательно демонстрирует всю сущность неприятности, с которой немцы столкнулись в Испании.

Уже начало отчёта расставляет все точки над “i”: пушечные танки имели явное преимущество над пулемётными. Зная о том, что у республиканцев показались Т-26, в боекомплект Pz.Kpfw.I немцы ввели бронебойные патроны. Это помогло, но не очень: на расстояниях 120–150 метров броня Т-26 пробивалась легко, но уже на дистанции 200 метров и дальше бронебойные пули выяснялись ненужными.

В это же время, пламя 45-мм пушек, установленных на Т-26, разрешал поражать германские танки на куда более дальних расстояниях – километр и более. На нескольких Pz.Kpfw.I Ausf.A установили итальянские 20-мм автоматические пушки Breda 35, но это были единичные случаи, не взявшие массового распространения.

Не обращая внимания на то что пулемётные танки конкретно были хуже пушечных, Pz.Kpfw.I были главным типом германских боевых автомобилей, каковые вести войну в Испании. Всего в том направлении попало 102 линейных танка, из них около половины в модификации Ausf.A, плюс 4 командирские автомобили. «Наверху», но, испанский опыт конкретно учли. Производство Pz.Kpfw.I окончилось в мае 1937 года, и именно к этому времени развернулся выпуск Pz.Kpfw.II, имевшего в качестве главного оружия 20-мм пушку.

Из Испании в Подмосковье

В первый раз германские танки подверглись изучению советскими экспертами ещё в Испании. Их бросился в глаза то, что у Pz.Kpfw.I большая часть броневых страниц была установлена под рациональными углами наклона. Именно поэтому стойкость брони против пуль винтовочного калибра возрастала. В соответствии с опробованиям, совершённым стрельбой по подбитым танкам, бронебойная пуля пробивала Pz.Kpfw.I на расстояниях 250 метров и ближе.

Привлёк внимание и достаточно замечательный для таковой небольшой военной машины двигатель, и проволочный спуск пулемётов.

Танк имел обычный трёхцветный камуфляж, использовавшийся в вермахте до 1938 года

В это же время, неспециализированная оценка была далеко не лестной для германской автомобили. В первую очередь, связано это было с тем, что «танкетка», как часто именовали Pz.Kpfw.I, имела только пулемётное оружие. Слабость оружия существенно снижала боевую эффективность танка. Стоит подчернуть, что по назначению Pz.Kpfw.I Ausf.A был приблизительно равнозначен Т-26, но на советском танке чисто пулемётное оружие прекратили устанавливать ещё в первой половине 30-ых годов XX века.

Из советских танков к концу 1936 года только пулемётное оружие осталось лишь у разведывательных танков-амфибий Т-38.

Неспециализированные выводы советских экспертов были весьма близки к тем, что сделал в собственном докладе фон Тома. Особенных шансов при встрече с Т-26 Pz.Kpfw.I не имел, попытки сближения на расстояние действенного действия бронебойных пуль как правило приводили к печальным для экипажа германского танка итогам. Не выручала его кроме того более высокая если сравнивать с советским танком скорость.

На виде позади заметно, что на башне не достаточно одного смотрового прибора

Для более детального изучения в СССР был послан танк с серийным номером 10184. Уже к марту 1937 года трофейная германская машина была на территории Научно-испытательного автобронетанкового полигона (НИАБТ Полигон) в подмосковной Кубинке. В соответствии с показаниям устройств, к моменту выхода на опробования танк уже прошёл 3426 километров.

До выхода на полигон машину не ремонтировали, все работы свелись к регулировке и смазке.

В соответствии с переписке, нехватающую левую гусеницу на Pz.Kpfw.I поставили с «танка Карден-Лойд». Больше всего на гусеничные ленты Pz.Kpfw.I были похожи траки транспортного трактора, купленного СССР в начале 30-х годов. Это и неудивительно, поскольку La.S. создавался именно на базе этого трактора. Вероятнее, на трофейный германский танк поставили как раз его гусеницу.

Стопроцентной замены не получилось: другие траки однако мало отличались и были защемлены между зубьями ведущего колеса. В следствии при езде танк мало вело в правую сторону.

На танке, кроме другого, отсутствовали два смотровых прибора в башне, укладки и пулемёты боезапаса.

Схема танка с размерами

Для начала трофейный танк, взявший обозначение «Танк №1», подвергся тщательному изучению экспертами полигона. Проверялись все особенности трофейной автомобили, включая доступ посадки и удобство экипажа к агрегатам. В первую очередь, испытатели обратили внимание на бронирование танка, и на много смотровых устройств, снабжавших хороший обзор.

К хорошим изюминкам германского танка относилась эргономичная посадка экипажа. Место командира экипажа, что в один момент являлся наводчиком и заряжающим, признали удобным для работы. Сиденье имело возможность регулироваться по высоте и снабжалось ремнями, что снижало риск упасть при езде на неровностях.

Успешным выяснилось и размещение рукояток механизмов поворота башни. Обратили внимание эксперты и на то, что смотровые устройства танка имели защитные стёкла «триплекс».

Открытый люк, что употреблялся для попадания экипажа вовнутрь танка

Нашли эксперты НИАБТ Полигона и последовательность недочётов, местами очень значительных. В случае если доступ к трансмиссии был в полной мере эргономичным, этого не было возможности сообщить о двигателе. Маленькие люки затрудняли обслуживание мотора. Но, это был эксплуатационный недочёт.

Куда значительнее были неприятности, которые связаны с боевым применением. Люки танка были не герметичными и не воображали особенных неприятностей для проникновения вовнутрь автомобили горючей жидкости, что подтвердили совершённые опробования. Так, Pz.Kpfw.I Ausf.A был уязвим для бутылок с зажигательной смесью.

Неприятности уязвимости выявились и в моторном отделении. В верхнем кормовом странице имелись два отверстия для вентиляции, прикрытые сеткой. Они были весьма уязвимы, потому, что рядом с ними пребывали бензиновые и масляные баки. Для вражеского огня эти сетки вовсе не воображали никаких неприятностей.

К слову, на протяжении модернизации Pz.Kpfw.I в этих местах показались броневые крышки, и это было сделано очевидно по результатам битв в Испании.

Снежные опробования

Изучение конструкции танка было только частью программы опробований. В соответствии с ей, на немецком танке предполагалось совершить пробег длиной 150 километров, из которых 40 планировалось проехать по шоссе, 90 по грунтовой просёлочной дороге, а оставшееся расстояние – по заснеженной целине. Раздельно изучалась работа подвески в сравнении с Т-38. "Наверное," при хороших итогах опробований подобную систему планировали использовать на этом танке.

Но, весьма похожая схема в СССР уже испытывалась на умелом танке Т-33 и мелкосерийном Т-41, и в итоге от неё отказались. Не смотря на то, что наличие амортизаторов на Pz.Kpfw.I разрешило улучшить характеристики ходовой части, однако, к 1937 году она всё равняется уже была порядком устаревшей.

Рабочее место командира экипажа

По результатам опробований неспециализированный километраж пробега вырос до 210 км. Вместо 40 километров по заснеженному шоссе танк проехал по нему все 100. На автостраде была взята большая скорость 39,96 км/ч, другими словами кроме того чуть больше паспортной.

Средняя скорость танка составила 25 км/ч, наряду с этим средний расход горючего составил 31,2 кг на 100 км. Наряду с этим отмечалось удобство управления танком, не требующее оказания громадных упрочнений для действия на педали и рычаги. Двигатель продемонстрировал себя в полной мере надёжным, и легко запускающимся.

Но, без недочётов и тут не обошлось. Отмечался перегрев тормозных барабанов, наряду с этим вентилятор, призванный их охлаждать, при долгих пробегах со своей работой не справлялся.

Одним из этапов опробований стал замер тяги на крюке, составивший 2 тонны на 1-й передаче.

Pz.Kpfw.I Ausf.A на протяжении ходовых опробований, март 1937 года

Предстоящие опробования продолжились на просёлке, по которому танк прошёл 70 километров. Дело происходило в первых числах Марта, и дорога была заметена снегом глубиной 20–30 сантиметров. Средняя скорость наряду с этим составила 9–10 км/ч, а расход горючего вырос до 53,3 кг на 100 километров.

Опробования на преодоление косогоров

Финальным аккордом ходовых опробований стала езда по заснеженной целине, в общем итоге германская машина прошла по ней 40 километров. Глубина снежного покрова достигала 30–40 сантиметров, больше 6–7 км/ч по таковой местности танк разогнаться не имел возможности. Именно на этом этапе начались значительные неприятности.

Сперва вышел из строя палец на левой гусенице, что было связано с износом. Куда более значительным выяснилось то, что два раза с танка спадала правая, «родная» гусеница. Обстоятельством этого испытатели назвали конструкцию гусеницы и ленивца.

Выводы эксперты НИАБТ Полигона сделали верные: спустя 5 лет весьма похожие неприятности обнаружились на американском лёгком танке Light Tank M3, у которого кроме этого с ленивца довольно часто спадала гусеничная лента.

Опробования на заснеженной целине включали в себя переезд через ров с вертикальной стенкой высотой 0,8 и 0,7 метра. В первом случае преодолеть ров не удалось, во втором это оказалось со второй попытки и с разгоном танка до девяти километров/ч.

Попытка преодолеть ров глубиной 0,8 метров была неудачной

Дополнительно танк в полной мере удачно испытали на переезд через поваленное дерево, не смотря на то, что первоначально это программой опробований не предусматривалось. На этом опробования лесом не закончились – Pz.Kpfw.I начал валить деревья. Стволы диаметром 200 и 300 мм являлись ему не помехой, а вот сосна диаметром 380 мм была непреодолимым препятствием.

Валка деревьев никак не отразилась на состоянии танка.

Потом последовали опробования на преодоление косогоров. Первый, с крутизной 14 градусов, танк преодолел без неприятностей, а вот следующий, с крутизной 24 градуса, удалось пройти лишь при перемещении по диагонали. На большее уже не хватало сцепления гусениц с грунтом.

Потом последовали опробования по езде через кустарник и юные деревья, находящиеся в глубоком снегу. Первый этап с глубиной снежного покрова 40 см пройти удалось, а на втором, где глубина снега увеличилась до 50–60 см, танк застрял (заглох мотор). Но, это уже было очевидно перебором, тут имел возможность бы застрять чуть ли не любой танк.

По результатам опробований эксперты НИАБТ Полигона сделали вывод: ходовая часть Pz.Kpfw.I Ausf.A владеет рядом недочётов. В первую очередь, нарекания позвали гусеницы и конструкция ленивца. Переход германских инженеров на схему с передним размещением трансмиссии не избавил конструкцию танка от возможности спадания гусениц. Не лучшим образом продемонстрировал себя механизм натяжения гусеницы: его движение был мелок, да и конструкция была слабовата.

Имелись нарекания и к переднему опорному катку, на что приходились важные нагрузки, чреватые поломкой крепления амортизатора. Интерес к ходовой части трофейной автомобили со стороны армейских был потерян.

На ходу по заснеженной целине правая гусеничная лента спадала два раза, обстоятельством тому была конструкция ленивца

Всего за 5 лет до обрисовываемых событий на полигоне ТЕКО под Казанью проходили опробования лёгкие танки Leichttraktor Rheinmetall и Leichttraktor Krupp. Не обращая внимания на то что автомобили страдали массой недостатков, они были источником разных технических ответов, позднее использованных на советских танках. При же с Pz.Kpfw.I Ausf.A обстановка была другой. Никаких технических ответов, не считая толщины брони и частично корпуса с рациональными углами наклона страниц, советские эксперты из него для себя не почерпнули.

На фоне прибывшего из Испании трофея кроме того Leichttraktor смотрелся более увлекательным. Итогом опробований можно считать легко ознакомление с примером бронетанковой техники зарубежного производства. Помимо этого, германский танк попал в советские справочники, где взял обозначение Т-1

По окончании опробований германский трофейный танк остался на территории танкового полигона. В соответствии с ведомости НИАБТ Полигона от 1.04.1941 года, «Т-1 Германский» с двигателем и 10184 серийным номером №9057 был не на ходу, но по внешнему виду технически исправен. Было решено поставить его в музей при полигоне.

По окончании начала войны танк, взявший на корпус балочные кресты, попал в справочник по германской бронетанковой технике, подготовленный полигоном к 11 сентября 1941 года. Дальше следы прибывшего из-под Мадрида трофейного танка теряются.

Источники:

  • РГВА
  • ЦАМО
  • Panzer Tracts No.1–2 Panzerkampfwagen 1 (Kl.Pz.Bef.Wg. to VK 18.01), Thomas L. Jentz, Hilary Louis Doyle, Darlington Publication, 2002, ISBN 0–9708407–8–0
  • Фотоархив автора

2# Мурманск! Рыбалка! ЭХО ВОЙНЫ- полуостров ГЕРМАНСКИЙ!

Темы которые будут Вам интересны: