Неизвестные герои виняголово

Узнаваемый рейд экипажа старшего сержанта Николая Барышева на трофейном танке Pz.Kpfw III был не единственным случаем успешного применения танков на протяжении наступления 8-й армии у деревни Виняголово под Ленинградом в апреле 1942 года. Как ни необычно, главным источником информации о действиях солдат из состава 107-го отдельного танкового батальона в это время выступают документы соперника. Благодаря их изучению удалось вернуть картину ещё нескольких боевых эпизодов с участием советских танкистов.

Наступление у Виняголово

Неповторимым монументом собственного времени есть изданный в трёх томах ежедневник Павла Лукницкого «Ленинград действует». Благодаря данной книге громадному кругу читателей стали известны такие эпизоды борьбы за Ленинград, каковые в советское время практически не попадали на страницы официальной военно-исторической литературы. Лукницкому, к примеру, полностью в собственности право именоваться одним из первооткрывателей ужасной эпопеи 54-й армии в битвах за Погостье.

Кроме этого благодаря Лукницкому читатели определили о неизвестном эпизоде битв у деревни Виняголово в апреле 1942 года. Это была локальная операция 8-й армии Ленинградского фронта, проводившаяся перед окончательным провалом всех надежд на стремительный прорыв блокады весной 1942 года.

Само управление 8-й армии выяснилось вне блокадного кольца к началу февраля 1942 года. Штаб армии, руководство которой принял генерал А. В. Сухомлин, забрал под собственное крыло Синявинскую оперативную группу, ранее входившую в состав 54-й армии. В феврале 1942 года части армии участвовали в наступлении недалеко от деревни Лодва.

В марте армия неудачно пробовала наступать южнее Ладоги.

В апреле для армий левого фланга армии настал черёд оценить прочность германской обороны юго-западнее Погостья. Для личной операции южнее деревни Виняголово были выделены следующие части:

  • 80-я стрелковая дивизия;
  • 6-я бригада морской пехоты;
  • 1-я горнострелковая бригада.

80-я стрелковая дивизия вела очень активные и кровопролитные битвы в марте 1942 года. По окончании пополнения в ней насчитывалось 1283 штыка. В частях 1-й горнострелковой бригады было 1183 активных штыка, 25 станковых, 30 ручных пулемётов, 25 миномётов, 18 орудий.

Кроме этого в операции должен был учавствовать один лыжный батальон.

Совместно со стрелковыми частями должны были функционировать танки 107-го отдельного танкового батальона майора Бориса Александровича Шалимова. направляться заявить, что сам Павел Лукницкий уточнял отдельные эпизоды собственного ежедневника как раз по тем данным, каковые по окончании войны предоставил ему уже полковник в отставке Шалимов.

Неизвестные герои виняголово

Схема военных действий у Виняголово.

(Источник: Лукницкий П. Н. Ленинград действует… Кн. 1.)

Из известных сейчас источников мы можем сделать вывод, что в батальоне большая часть танков были как раз германскими трофейными. Не считая них, как показывает М. В. Коломиец, был ещё один танк КВ и три танка Т-34. Из справки о боевой готовности трофейных танков как мы знаем, что на 3 апреля на ходу было четыре автомобили из десяти.

Перед тем как перейти к главной части повествования, необходимо осуществить маленькое уточнение. На схеме, приведённой в книге П. Лукницкого, было допущено пара неточностей. 6-я бригада морской пехоты названа 4-й, и продемонстрировано участие 124-й танковой бригады в битвах у Виняголово. Эта бригада вправду принимала участие в апрельском наступлении, но её танки действовали в составе 54-й армии существенно южнее.

Боевые действия в том месте кроме этого длились пара дней.

Сейчас самый известным эпизодом битв у Виняголово являются действия экипажа старшего сержанта Николая Барышева на трофейном танке Pz.Kpfw III. Наряду с этим большая часть авторов, так или иначе затрагивавших тему апрельских битв 1942 года, опираются именно на опубликованный ежедневник Лукницкого.

Но сейчас дешёвы и советские, и германские боевые документы. А при их изучении картина апрельских битв делается ещё более драматичной. Разглядим пара эпизодов апрельской операции 8-й армии, опираясь именно на германские документы.

Успешная германская защита

Первоначально на участке, что был намечен для наступления советских частей, занимали оборону части отряда Клара (начальника 563-го дивизиона истребителей танков). Эта несколько складывалась из II батальона 283-го полка, роты 412-го полка из 227-й дивизии и самого 563-й дивизиона истребителей танков. В районе Виняголово пребывали подразделения 333-го полка из 225-й пехотной дивизии.

Немцы ожидали нового наступления советских войск именно на этом участке.

Карта из документов 96-й пехотной дивизии, показывающая движение военных действий у Виняголово в первые дни операции (Источник: NARA)

Как мы знаем, что начиная с самого начала битв 8 апреля обе стороны деятельно пробовали применять военную технику в лесном бою. С германской стороны тут использовались танки из состава 12-й танковой дивизии. Не смотря на то, что германские автомобили, в целом, владели нехорошей проходимостью, особенных нареканий на это в документах найти не удалось.

В течение первых двух дней битв армиям 8-й армии удалось выйти на дорогу, ведущую из Виняголово в Костово, и закрепиться на ней. Но положение частей 8-й армии было, мягко говоря, сложным. Отряд Клара скоро начал приобретать подкрепления.

Сейчас уже немцы наступали с флангов и угрожали окружить прорвавшихся.

В лесном бою обе стороны цеплялись за проделанные в практически таёжной чаще просеки. Это были мелкие артерии снабжения, и любая маленькая возвышенность на них становилась маленькой крепостью. Особенно это было характерно для довольно возвышенных мест на пересечениях просек.

Танки в таких условиях были и подвижными огневыми точками, и тараном против вражеской обороны, и щитом для собственной пехоты. Значительной проблемой для наступающих армий 8-й армии было то, что, атакуя именно на этом участке, они втягивались в узкое горлышко между двумя болотами. А снабжать прорвавшиеся части, эвакуировать раненых и т.д. возможно было лишь на протяжении просеки.

К 10 апреля обстановка для армий советской 8-й армии складывалась уже совсем не радужная. Они были охвачены соперником с обоих флангов. Шёл тяжёлый лесной бой. Как раз тогда и случились те самые эпизоды, определить о которых оказалось только благодаря обращению к документам соперника.

Что же в том месте случилось?

Действия советских танкистов из германских источников: первый эпизод

Днём 10 апреля из района севернее Виняголово в западном направлении нападал переброшенный из резерва германский II батальон 385-го пехотного полка 223-й пехотной дивизии. Подробности боя этого батальона приведены в его отчёте. Германская пехота нападала без артиллерийской помощи.

На протяжении продвижения вперёд немцы пара раз сталкивались с советскими танками.

Один таковой танк очень сильно затруднил действия германских ударных групп при их попытке обеспечить локтевую сообщение с северным соседом. Танк занял собственную позицию на пересечении просек. Ещё одна советская бронемашина одвременно с этим атаковала штаб батальона и раздавила рацию. На этом танке были десантники, которых немцам удалось перебить. Затем несколько истребителей танков смогла подбить и саму военную машину.

Танк остановился. Потом в германском донесении говорится, что он более не принимал участие в сражении. По всей видимости, под этим подразумевается, что он более не вёл огня.

После этого, около 14 часов 30 мин., с запада показался ещё один танк, появлявшийся трофейным германским. Танк бесполезно пробовали подбить из противотанковых ружей. По окончании длившегося какое-то время боя машина застряла на заболоченном участке. Но это был ещё не финиш.

Застрявшая машина, возможно, смогла по рации попросить помощи. И в поле зрения германской пехоты попал четвёртый танк. Он, действительно, так и не смог приблизиться к уже застрявшей машине.

Судьбу этого танка решил успешный выстрел 8,8-см зенитки.

Как раз так имел возможность смотреться бой в лесу в апреле 1942 г. (Фото предоставлено Ю. Пашолоком)

Экипаж застрявшей в болоте автомобили продержался до вечера, пока несколько германских противотанкистов не приблизилась к ней. В этот самый момент германским истребителям танков было нужно вступить в бой с покинувшим танк экипажем. Последовала ожесточённая стычка, на протяжении которой одного советского танкиста немцы забрали в плен.

Как минимум ещё три человека из этого экипажа смогли спастись.

Второй эпизод

Танки 107-го батальона причинили немцам массу проблем. При изучении документов соперника удалось распознать ещё один ранее малоизвестный эпизод, что случился с I батальоном 344-го пехотного полка из той же 223-й пехотной дивизии, что 10 апреля кроме этого принимал участие в сражении у Виняголово. Батальон должен был при помощи штурмового орудия захватить отметку 49,2, атакуя с запада.

В том месте ему предстояло соединиться с батальоном 385-го полка.

На протяжении атаки немцы столкнулись с тяжёлым советским танком. Он остановил продвижение вражеской пехоты, прошёлся по боевым порядкам 1-й роты гусеницами и огнём и таранил штурмовое орудие. После этого при неудачном манёвре эта машина застряла в воронке. Обойти танк либо стереть с лица земли его наличными средствами пехотинцам не удалось.

Лишь по окончании прибытия двух германских танков застрявшую советскую машину удалось подбить, и германская пехота снова перешла в наступление. Утраты за сутки лишь в этом батальоне составили 18 убитых и 49 раненых. Ещё двое воинов числились среди пропавших без вести.

Третий эпизод

С 10 по 12 апреля немцам удалось окружить и серьёзно потеснить части советской 8-й армии. 1-я горнострелковая бригада, бойцы которой держали участок дороги Виняголово-Костово, были отброшены на юг. Положение окружённых стало критическим.

Но они ещё держались.

В это время случилось ещё пара эпизодов столкновения германской пехоты с отдельными советскими танками. В частности, 12 апреля атака уже упоминавшегося I батальона была остановлена одним-единственным танком. Действительно, в этом случае германская пехота однако избежала таких громадных потери, какие конкретно понесла 10 апреля.

Наряду с этим остановка германского наступления только кроме того на одном участке дала маленькой шанс на выход из окружения ещё оставшимся в живых советским бойцам. Части из них удалось этим шансом воспользоваться. 13 апреля остатки 80-й стрелковой дивизии и 1-й горнострелковой бригады вышли из окружения.

Бой за просеки западнее Виняголово. I батальон 344-го полка нападал с северо-востока (источник NARA)

В германских документах удалось отыскать и как минимум один пример танкового боя. Он случился 11 апреля на протяжении германского наступления где-то у отметки 49,2. Для советских танкистов он окончился безрадосно.

В отчёте разведывательного отдела 96-й пехотной дивизии были коротко охарактеризованы и действия 107-го танкового батальона. Немцы посчитали, что против них действовало всего 8 танков, каковые были поделены на две группы. В состав одной группы входили танк КВ, два Т-34 и один германский трофейный танк.

Как минимум один коммунистический танкист попал в плен, но протокол его допроса до тех пор пока найти не удалось. Из его показаний немцы сделали вывод о высоком боевом духе советских танкистов.

В целом из работы с рядом советских и германских документов, обрисовывающих битвы у Виняголово в апреле 1942 года, возможно сделать определённые выводы. Так оказалось, что в тени известной истории Николая Барышева были битвы, в которых учавствовали его сослуживцы, чьи имена до тех пор пока ещё не удалось установить. А сам факт их успешных действий удалось определить только из документов соперника.

Изучение своевременных документов вермахта говорит о том, что германское руководство редко производило нити управления армиями из собственных рук и как правило достаточно светло воображало себе обстановку. Советские документы довольно часто демонстрируют прямо противоположную обстановку.

Не обращая внимания на кое-какие неточности, Павел Лукницкий сделал крайне важное дело. В собственной книге он поведал о таких неординарных людях, как Николай его экипаж и Барышев, и задал верное направление для поисков тем, кто потом будет заниматься изучением истории Битвы за Ленинград.

Создатель высказывает признательность Юрию Пашолоку за предоставленные фотоматериалы

литература и Источники:

  • Коломиец М. В., Мощанский И. Б. Трофеи в Красной армии. Фронтовая иллюстрация. № 1. 2002.
  • Лукцницкий П. Н. Ленинград действует… Кн. 1. М., 1971.
  • Документы 96-й пехотной дивизии из коллекции NARA.

Битва за Москву. Малоизвестные храбрецы

Темы которые будут Вам интересны: