Наследство генерала эстьена

16 марта 1934 года, спустя практически 13 лет по окончании запуска программы разработки среднего танка Char B, французское пехотное руководство наконец заказало первые семь Char B1. Ответ это думается очень противоречивым. Да, французской армии был нужен новый танк. Но кроме того, что его боевая масса в два с лишним раза превысила проектную, так машина оказалась ещё и весьма дорогой, и о её массовом производстве возможно было кроме того не грезить.

Парадоксальным образом хорошей в целом танк Char B1 bis — усовершенствованная модификация B1 — был одной из обстоятельств французского поражения летом 1940 года.

Курс на модернизацию

На момент принятия ответа о закупках Char B1 обстановка с танками во французской армии смотрелась неоднозначной. Из имевшихся в её составе 40 танковых батальонов 37 были вооружены устаревшими Renault FT. Теми самыми Renault FT, каковые, согласно точки зрения «отца танков», создателя танковых армий Франции генерала Эстьена, необходимо было заменить трёхместными средними танками с 75-мм короткоствольными пушками.

Наследство генерала эстьена

Деятельность на этом поприще отца французского танкостроения, как, но, и французского пехотного руководства, завела их в тупик. Попытка «вырастить» из Renault FT новый танк стала причиной появлению Char D1 и Char D2, характеристики которых были далеки от совершенных. А созданный в соответствии с предложенной Эстьеном концепцией Char B был не намного лучше, да ещё и куда дороже.

Размещение снарядов в Char B1 bis

Генерал Эстьен погиб 2 апреля 1936 года, покинув собственное детище — французское танкостроение — в щекотливом положении. В Германии, которая прекратила притворяться, что не сооружает танки, семимильными шагами шли работы по целому последовательности направлений. Само собой разумеется, имелась линия Мажино, но было разумеется, что победить новую войну, легко отсиживаясь за ней, не удастся. Требовалась коренная модернизация танкового парка французской пехоты.

В ущерб средним танкам Char D2 пехотное руководство решило восполнить пробел лёгкими Renault R 35 и форсировать производство Char B1.

75-мм пушка SA 35, которая устанавливалась в корпусе танка Char B1 bis

Вместе с тем к середине 30-х годов бронирование толщиной 40 мм прекратило быть надёжной защитой от противотанковой артиллерии. К примеру, сами французы создали 47-мм пушку SA 35, для которой броня толщиной 40 мм не воображала громадной неприятности. Было бы довольно глупо ожидать, что подобные орудия непременно не покажется и у немцев.

По данной причине во второй половине 30-ых годов двадцатого века были начаты работы по модернизации Char B1. Во многом они пересекались с концепцией Char B2, которую выдвинули ещё в первой половине 30-ых годов двадцатого века, но из-за непонятной ситуации, которая связана с Женевской конференцией по разоружению, так и не реализовали. От оружия танка длинноствольной 75-мм пушкой было решено отказаться, а бронирование модернизированной машины по сравнению с Char B2 кроме того усилилось.

Башня APX 4. Кроме Char B1 bis, её ставили и на вторую серию Char D2

Потому, что важные трансформации в конструкции Char B1 имели возможность самым негативным образом сказаться на и без того низких темпах производства, переделки танка были сведены к минимуму. Толщину лобового страницы корпуса конструкторы увеличили до 60 мм, такую же защиту взяли и борта, а броня кормы была усилена до 55 мм. Это сделало танк фактически неуязвимым для огня имевшейся в то время противотанковой артиллерии.

Конструкторы компании Atelier de Puteaux (APX) подготовили модифицированную башню, взявшую обозначение APX 4. По собственной конструкции она в целом повторяла APX 1, но наряду с этим толщина её стенок выросла до 55 мм. В башне «прописалась» более замечательная 47-мм пушка SA 35. Кроме этого башня взяла более успешные по конструкции смотровые устройства и переработанные бронировки пулемётной и орудийной масок.

Потому, что усиление бронирования танка увеличило его боевую массу до 31,5 тонны, было нужно модернизировать двигатель. Мощность была увеличена до 300 л. с., благодаря чему большая скорость осталась на уровне 28 км/ч. В связи с повышением массы было нужно модернизировать и ходовую часть.

Ширина трака выросла с 460 до 500 мм, чуть увеличился диаметр ленивца, а от поддерживающих катков конструкторы отказались и заменили их на конструкцию рельсового типа.

47-мм танковая пушка SA 35, основной довод французских средних танков на поле боя с конца 30-х годов

Модернизированный танк взял обозначение Char B1 bis. Снаружи он слабо отличается от Char B. Кроме второй башни, его возможно опознать по другой крыше моторного отделения, поменянным по форме брызговикам и другим небольшим элементам. Именно поэтому перевод производства с Char B1 на Char B1 bis был фактически безболезненным.

Только у фирм, занимавшихся изготовлением брони, заметно прибавилось работы.

Широкий круг подрядчиков

Первый заказ на производство модернизированного Char B1 поступил 8 октября 1936 года. В соответствии с договору № 1891 D/P (по нему же завод FCM «допечатал» последние пять Char B1) предполагалось выстроить 35 танков с номерами 201–235. Число заказанных танков неслучайно: как раз столько автомобилей надеялось иметь по штату в одном танковом полку.

Запуск производства B1 bis совпал с серьёзными организационными трансформациями. Часть танкового производства компании Renault, пребывавшего в Исси-ле-Мулино, была национализирована. Позднее производство с расположенного тут предприятия Ateliers de construction d’Issy-les-Moulineaux (AMX) перенесли в Сатори.

Наряду с этим, но, производственные мощности, примененные в программе Char B, сохранились за Renault.

Передачи в госимущество подверглось и танковое производство APX в Рюэй-Мальмезоне, превратившееся в ARL. Это предприятие игралось очень ключевую роль в французском танкостроении, потому, что именно на нём создавали башни для последовательности танков. Тут же осталось и конструкторское бюро, которое занималось вопросами предстоящей модернизации Char B.

Сборка Char B1 bis

Как и при с Char B1, первый заказ на Char B1 bis не достался компании Renault полностью. Большинство танков, само собой разумеется, всё равняется была выпущена именно на её мощностях, но две автомобили изготовил завод FCM. Большего количества это предприятие освоить просто не могло, потому, что на нём сейчас шла работа по освоению серийного производства лёгкого танка FCM 36.

Первый Char B1 bis с именем и 201 серийным номером собственным France покинул сборочный цех в апреле 1937 года. Выпуск всей партии растянулся практически на год: последняя машина по договору №1891 D/P была сдана 2 марта 1938 года. Данный танк с номером 235 взял имя собственное Toulon. Все танки, выстроенные по этому договору, попали в 510-й танковый полк, базировавшийся в Нанси.

Автомобили взяли имена личные в честь французских городов, заморских владений и провинций.

Танк 264 Simoin на протяжении опробований на преодоление препятствий, 1939 год

1 мая 1937 года последовал второй заказ под номером 61980 D/P. Как и в прошедший раз, он предусматривал изготовление 35 танков, но на этот раз перечень поставщиков расширился. В программу Char B возвратились FAMH и Schneider — предприятия, каковые по изначальному замыслу Эстьена именно и должны были производить Char B. Компании Renault достался выпуск 16 танков, компания FCM производила 9, а на долю FAMH и Schneider перепали маленькие партии по 5 штук.

27 апреля 1938 года был сдан первый танк по новому договору, взявший имя 236 и номер собственное Glorieux. Последняя же машина, с именем 270 и номером собственным Elephant (позднее переименована в Typhoon), покинула сборочный цех 26 марта 1939 года. Все автомобили данной серии поступили на вооружение 508-го танкового полка и взяли заглавия в честь судов французского флота.

Танк 343 Pommard был выстроен в начале 1940 года на заводе AMX. Сражался он в составе 49-го танкового батальона

В это же время усложнявшаяся политическая обстановка в Европе вынудила пехотное руководство шевелиться. 1 февраля 1938 года был оформлен третий договор под номером 71780 D/P. Количество танков в нем выросло до 70, другими словами ими планировалось оснастить сходу два танковых полка. Но, его выполнение и заключение контракта — как мы знаем, две громадные отличия.

Кроме того по оптимистичному прогнозу изготовление партии, нужной для оснащения одного танкового полка, должно было занимать больше полугода.

Само собой разумеется, распределение заказа по четырём производителям пара ускоряло процесс, но не более того. Тот же FCM был загружен работами по танку FCM 36. А в отличие от Char B1 bis, имевшего клёпаную конструкцию, башни и корпуса для FCM 36 сваривались.

В итоге весной 1939 года французское пехотное руководство было вынуждено отменить заказы на выпуск двухсот FCM 36, дабы предприятие смогло сосредоточиться на выпуске Char B1 bis. И это было верное ответ: при всех собственных недочётах, «боевой танк» был куда более нужной боевой единицей.

Но кроме того такие крайние меры к сильному ускорению производства Char B1 bis не привели. В случае если первый танк с именем и 271 серийным номером собственным Alger был сдан 9 января 1939 года, ещё до завершения прошлого договора №61980 D/P, то последняя машина была сдана 10 октября, спустя месяц по окончании начала Второй мировой. Более того, перегруженная заказами компания Schneider была вынуждена отказаться от части собственной доли.

Вместо десяти танков в том месте выстроили только шесть, по две недостающие автомобили выполнили Renault и FAMH.

В следствии компания Renault выстроила 32 B1 bis третьей серии, FAMH — 14, FCM — 18 и Schneider — 6. Из этих 70 танков к 21 августа 1939 года было сдано 45 автомобилей, причём в армии поступило ещё меньше. Танки первой половины договора попали в 512-й танковый полк, где взяли имена личные в честь французских колоний.

В последних числах Августа 1939 года танковые полки во французской армии начали переформировывать. Char B1 попали в состав батальонов боевых танков (Bataillon de Chars de Combat, BCC). 512-й танковый полк (RCC) был переформирован в 28-й BCC, 508-й RCC стал 8-м BCC, 510-й RCC превратился в 15-й BCC.

Что же касается оставшихся танков, выпускавшихся по договору № 71780 D/P, их будущее была пара другой. Танк с номером 306 (Seine) и следующие за ним появились в составе 37-го BCC, в который был переформирован 511-й RCC. Порядком поизносившиеся Char B1 из данной части отправлялись на модернизацию и ремонт, а их место занимали B1 bis. Но, в 37-й BCC отправились не все автомобили второй половины договора.

К примеру, танк 340 с именем собственным Somme попал в 41-й BCC. Автомобили второй половины договора взяли имена в часть французских рек.

Производство Char B1 bis на заводе AMX, весна 1940 года. Этому заводу приходилось в один момент производить сходу пара моделей боевых автомобилей

Круг подрядчиков опять расширился в ноябре 1939 года. Тогда началось выполнение договора CA 71780 D/P от 28 сентября 1938 года, по которому планировалось изготовить 35 танков. На мощностях компании Schneider, которая должна была выстроить 6 Char B1 bis данной серии, за ноябрь был изготовлен всего один танк, а всего по этому договору тут удалось произвести три автомобили.

Часть заказа было нужно передавать компании Renault, где вместо четырёх танков выстроили семь, причём случилось это уже в ноябре. За два оставшихся месяца 1939 года FCM сдала четыре танка, а FAMH — шесть, выполнив собственную часть договора. Оставшиеся танки были выстроены на заводе AMX, с ноября 1939 года освоившем выпуск Char B1 bis.

В ноябре завод в Сатори сдал три танка, в декабре — пять и в январе — оставшиеся семь, и первый танк по договору № 88 184 D/P от 21 марта 1939 года.

Практически все танки четвёртой серии отправились на формирование 41-го BCC. Автомобили с номерами 341–345 были названы в честь французских рек, оставшиеся (346–375) взяли в качестве имён заглавия сортов французских вин.

Новый производитель, AMX, был и главным поставщиком B1 bis по следующему, пятому договору. Последний из 12 заказанных танков это предприятие сдало в первых числах Марта 1940 года. Компания Schneider снова не выполнила обязательства, выстроив три танка вместо шести и сдав их в феврале 1940 года. Отдуваться и брать на себя долю соперников опять было нужно Renault, которая, но, смогла закончить поставки в январе.

Тогда же обязательства по договору № 88 184 D/P выполнила и компания FCM, сдавшая пять танков, а FAMH последний из шести Char B1 bis изготовила в первых числах Февраля 1940 года. Танки 376–387 отправились в 49 BCC, остальные были распределены по вторым частям. Все эти автомобили взяли имена в честь сражений Первой Мировой.

Следующий договор, № 98105 D/P от 10 июля 1939 года, распределился следующим образом: Renault взяла девять, Schneider — три, FAMH — шесть, FCM — пять и AMX – 12 автомобилей. В целом его удалось выполнить за март — апрель. Танки взяли номера 411–445 и были названы в честь французских полководцев.

Танк с именем 433 и номером собственным Massena, входил в состав 348 CACC

Лишь в апреле 1940 года началось выполнение договора № 98208 D/P, первого, арестанта по окончании начала Второй мировой — 26 сентября 1939 года. На долю Renault в этом случае было нужно 18 автомобилей, Scheider выпустил 6, FAMH и FCM по 14 и AMX — 18. С этого договора присвоение танкам имён собственных потеряло стройную совокупность, потому, что сейчас они шли не столько на формирование новых частей, сколько на восполнение понесённых утрат.

Большая часть взяло имена французских полководцев, но были и автомобили, каковые назывались в честь сражений или повторяли имена танков, выпущенных ранее. Такое практиковалось в 37 BCC, где имелись танки 449 Belfort II, 452 Verdun II, 453 Bretagne II.

Как утратить всё и ничего не осознать

Первая производственная программа армейского периода, утверждённая 27 сентября 1939 года, предусматривала выпуск четырёхсот Char B1 bis. Помимо этого, в предстоящих замыслах была и вторая часть данной программы, которая предусматривала выпуск ещё 418 танков. Так, к 349 танкам, на каковые уже имелись оформленные заказы, должны были добавиться ещё от 400 до 818 автомобилей.

На деле обстановка была далека от радужных возможностей, каковые рисовали себе французские полководцы. Практически военную программу промышленность начала делать лишь в мае 1940 года, в то время, когда началось немецкое наступление на Западе. Наряду с этим предприятие AMX было загружено работами по выпуску второй партии Char D2, да ещё стартовал выпуск лёгкого танка Renault R 40, что поменял на конвейере Renault R 35.

Всё это просто не могло не сказаться на темпах производства. В случае если в марте 1940 года завод в Сатори сдал девять Char B1 bis, то в марте и апреле — по семь, в мае — пять, а до 15 июня — ещё два танка. Часть нагрузки смогла на себя забрать компания Renault, но и её возможности были не бесконечны. За март тут сдали 16 танков, за апрель — 11, за май — 18 и ещё 8 — до 15 июня. Компания Schneider за это время сдала в общем итоге 14 танков, FAMH — 37, а FCM — 19.

Всего же до 15 июня 1940 года французские фирмы смогли сдать 403 танка Char B1, из которых 369 относились к модификации Char B1 bis.

Наряду с этим последние выпущенные автомобили из-за производственных неприятностей кроме того не имели башен. На финальном этапе изготовления начался разнобой с присваиваемыми автомобилям номерами. Начальную совокупность нумерации сохранили на Renault и частично на FAMH, танки AMX имели номера 736–749, танки Schneider — 856–861, а танки FCM — 876–878.

Обычно танки последних партий кроме того не успевали взять имена личные.

Танк 738 Roland из состава 352 CACC, одна из последних автомобилей, собранных на заводе AMX

С одной стороны, 369 танков — это весьма приличная цифра. С другой же, количество выпущенных автомобилей — показатель серьёзный, но отнюдь не единственный. В совершенстве всеми выпущенными танками возможно было укомплектовать всего 10 батальонов, другими словами кроме того потребности 1934 года перекрывались только на четверть.

При полного исполнения военной программы Char B1 bis имели возможность бы взять 33 батальона. Наряду с этим возможности фирм были таковы, что совместно они производили не более 45 Char B1 bis в месяц. Вряд ли это число возможно было бы очень сильно расширить, тем более что по последовательности агрегатов поставщик был один — Renault.

Боевое использование Char B1 bis есть темой для отдельного изучения. Данный танк в полной мере заслуженно считается лучшей французской машиной кампании мая — июня 1940 года. Танкисты, каковые на нем сражались, демонстрировали упорства и чудеса героизма.

Беда в том, что танковый проигрыш французской армии был запрограммирован ещё в марте 1934-го.

При упоминании Char B1 довольно часто вспоминают генерала де Голля, что якобы вычислял данный танк своим любимцем. Но это весьма на большом растоянии от истины. Да, ему было нужно руководить 4-й танковой дивизией (4 DCR), в составе которой пребывали и два танковых батальона на Char B1 bis.

Но в первой половине 30-ых годов XX века он был соперником Char B1, полагая, что вместо него нужно строить Char D2.

Знак французского отчаяния — танк 505, посланный в бой без башни. Июнь 1940 года

Для более полного понимания неприятности, которую создало себе французское пехотное руководство, попытайтесь представить, что вместо Т-34 в качестве главного среднего танка Красной армии был бы принят КВ-1. Аналогия эта, кстати, в полной мере уместна, потому, что предстоящее развитие Char B1 шло по пути создания танка, сходного по ТТХ с КВ-1, особенно это относится его толщины и массы брони. Да и в сражениях кампании весны 1940 года они выполняли приблизительно те же задачи, что и советские тяжёлые танки.

Весной 1940 года армия Франции появилась в положении, в то время, когда она имела на вооружении менее много D2 (Т-34 в отечественном примере) и три с половиной много B1 bis (КВ-1). В качестве крайней меры французы выяснили в средние танки и кавалерийские SOMUA S 35, каковые также вошли в состав танковых дивизий. Но это был уже, скорее, жест отчаяния.

Толстая броня, один из основных доводов Char B1 bis на поле боя, на практике сработала только частично. Немцы скоро нашли действенное противоядие. Да и процент утрат по механическим обстоятельствам был через чур высоким. К манёвренной войне с массовым применением танков, которую навязали немцы, французы были не готовыми.

Максимум, что смогли сделать танковые батальоны, вооружённые Char B1 bis, — ненадолго задержать блицкриг.

литература и Источники:

  • Материалы Centre des archives de l’Armement et du personnel civil (CAAPC).
  • Le Char B B1-B1 bis-B1 ter, Pascal Danjou, TRACKSTORY № 3, 2005.
  • The Encyclopedia of French Tanks and Armoured Fighting Vehicles: 1914–1940, Francois Vauvillier, HistoireCollections, 2014.
  • GBM 76.
  • http://www.chars-francais.net.

Наследство (социальная драма, 1984, HQ)

Темы которые будут Вам интересны: