Мототанк мт-25: последний колёсно-гусеничный

Тяжёлые битвы на советско-германском фронте в 1941–1942 годах во многом свели на нет преимущества лёгких танков. Оснащённые довольно не сильный оружием и имеющие по большей части противопульную броню, автомобили лёгкого класса быстро устаревали. Первыми отсутствие возможностей у лёгких танков в довоенном понимании этого термина поняли немцы, прекратив выпуск таких автомобилей летом 1942 года. В СССР конструкторы всё ещё не оставляли попыток повысить боевые качества Т-70.

Итогом этих работ стало появление танка Т-80, но случилось это, но, через чур поздно.

В это же время, с фабрик приходили инициативные предложения о создании совсем новых лёгких танков. Одно такое «рацпредложение» с проектом танка МТ-25 было отправлено от челябинских инженеров на имя Сталина 24 февраля 1943 года. От большинства аналогичных писем проект отличался хорошей проработкой и интересными идеями, потому привёл к интересу в Главном автобронетанковом управлении.

Каким задумали данный танк создатели и из-за чего он не был воплощён в металле?

Идеи от практиков

Одной из главных неприятностей Т-70, как и его предшественников, было то, что заложенный в него создателями потенциал развития был маленьким. В конструкции танка обширно употреблялись автомобильные агрегаты, просто не приспособленные к «танковым» нагрузкам. По данной причине боевая масса Т-70 не имела возможности превышать 10 тысячь киллограм.

Более поздний Т-80 «подрос» по массе практически до 12 тысячь киллограм, и это был уже предел. Возможности форсирования силовой установки иссякли, а предстоящее увеличение массы было чревато значительным ростом неприятностей с надёжностью.

Мототанк мт-25: последний колёсно-гусеничный

Помимо этого, Т-70 был небольшим. Чтобы сделать двухместную башню для Т-80, коллективу КБ ГАЗ им. Молотова во главе Н. А. Астровым было нужно приложить смелые упрочнения.

Наряду с этим ничего больше 45-мм пушки в качестве оружия установить в танк было нереально, а длинноствольное 45-мм танковое орудие ВТ-42 так и не было запущено в серию.

Установка двухместной башни заметно осложнила обслуживание Т-80, а двигатель сейчас находился в близи от заряжающего, что очевидно не додавало комфорта его рабочему месту. Неудивительно, что управление Главного автобронетанкового управления Красной армии (ГАБТУ КА) весной 1943 года начало опять посматривать в сторону Т-50, что, как казалось, совсем ушёл в небытие в начале 1942 года.

Боковая проекция МТ-25. При массе 25 тысячь киллограм он был всего на 10 см дольше и на 10 см выше, чем 14-тонный Т-50

Одно из вероятных ответов неприятности предстоящего развития лёгких танков показалось в инициативном порядке. 24 февраля 1943 года в адрес Сталина пришло письмо, раскрывавшееся следующими словами:

«Делая собственный долг перед Советской Отчизной во время ожесточенной и смелой борьбы советского народа с немецкими захватчиками за собственную честь, свободу независимость, мы создали в виде эскизного проекта новый тип военной машины.

При разработке нового типа военной машины мы руководствовались тем, что для Красной Армии нужны военные машины, владеющие:

1) Высокой скоростью автомобили;

2) Малой уязвимостью в смысле поражения;

3) Громадным радиусом действия;

4) Внезапностью нападения на неприятеля».

В то время в адрес ГАБТУ КА и других профильных организаций валом шли разные рацпредложения, включая идеи по созданию танков. В отдел изобретений ГАБТУ КА такие предложения попадали десятками. Кое-какие из них, к примеру лёгкий танк лейтенанта Проворнова (ЛТП), смотрелись очень весьма интересно.

В это же время изобретение, к которому прилагалась процитированная выше пояснительная записка, находится в главной описи ГАБТУ КА. Это указывает, что к нему был показан интерес. Авторами предложения являлись инженеры Ф. Ф. Городков и А. И. Стародубцев из Челябинска.

Трудились они на очень примечательном заводе №200. Это предприятие, выделенное в первой половине 40-ых годов двадцатого века из завода №78 (сейчас ООО «Станкомаш»), специализировалось на выпуске башен и корпусов для танков КВ, которыми снабжало Челябинский тракторный завод (ЧТЗ). КБ завода №200 хорошо сотрудничало с конструкторским коллективом ЧТЗ, куда попало много инженеров, ранее трудившихся на Кировском заводе в Ленинграде.

Помимо этого, завод №200 выполнял заказы КБ умелого завода №100.

Иначе, МТ-25 был шире, чем кроме того Т-34

Одним словом, инженеры завода №200 имели внушительный опыт. Быть может, исходя из этого изобретение Ф. Ф. Городкова и А. И. Стародубцева выяснилось очень неординарным и владело целым рядом увлекательных конструкторских ответов.

Очень сильно потяжелевший А-20

Как писали авторы в предисловии к эскизному проекту собственного танка, что они назвали «Мототанк МТ-25», при его проектировании они по большей части пользовались технической руководствами и литературой по КВ-1 и Т-34.

Ещё одним источником нужной информацим стала «личная практика на оборонном заводе», причём влияние данной самой практики замечательно видно. В чертах МТ-25 легко угадывается КВ-1. Сохранилась характерная «ступень» в лобовой части корпуса, а башня представляла собой уменьшенную башню КВ-1. Но, предлагавшийся инженерами завода №200 лёгкий танк имел последовательность принципиальных отличий от КВ-1, и особенно это относится концепции его ходовой части (стилистика исходного документа сохранена):

«Существующие конструкции танков являются, в основном, гусеничный танк с поднятыми вверх приводными звездочками и неприводными опорными катками.

Главный недочёт для того чтобы типа танков тот, что при разрушении гусеницы танк теряет свойство передвигаться, не смотря на то, что внутренние механизмы его остались невредимыми. В боевой обстановке остановка танка равносильна его смерти.

Новый тип военной машины – мототанк, предлагаемый нами, отпущен от указанных недочётов. Мототанк является колесную, а при необходимости и гусеничную машину, у которой все опорные катки приводные. При разрушения гусеничной цепи либо части опорных катков, машина не теряет возможности передвигаться и может поражать соперника, либо, смотря по событиям, выйти из боя своим собственным ходом.

Новая машина, так, владеет свойством малой уязвимости ходовой части, она живет и движется , пока действует ее мотор.

Существующие конструкции гусеничных боевых автомобилей ограничены типом автомобилей по скорости маневра и передвижения не превышающие 50 км/ч, и только в колесно-гусеничных автомобилях она доходит до предела 70–75 км/ч.

Предлагаемый новый тип военной машины – мототанк – применяет полезное уровень качества колесных автомобилей – громадную скорость маневра и передвижения. При перемещения на колесах мототанк в состоянии развить скорость до 100 км/ч, а в среднем 40–45 км/ч.

По предлагаемому типу военной машины смогут быть сконструированы легкие, тяжёлые типы и средние, поскольку конструктивные особенности настоящего типа автомобили «МТ» разрешают это. Следовательно, область применения предлагаемого типа автомобили «МТ» не ограничена и регулируется лишь стратегическими мыслями руководства».

Иначе говоря Стародубцев и Городков предлагали возвращение к концепции колёсно-гусеничного танка, причём колёсный движение, согласно их точке зрения, должен был стать главным. На сложных участках местности предполагалось применение вездеходных цепей по типу тех, что использовались на грузовых автомобилях типа ЗИС-33.

Может показаться, что со своим колёсно-гусеничным танком ничего нового инженеры завода №200 не придумали, но это не верно.

Вправду, идеи колёсно-гусеничных танков с приводом более чем на одну ось уже существовали. Громадную работу в этом направлении совершил изобретатель Н. Ф. Цыганов. Ещё весной 1934 года он начал разработку колёсно-гусеничного танка БТ-2ИС, имевшего привод на вторую, третью и четвертую пары опорных катков. Манёвренность для того чтобы танка была более высокой, чем у БТ-2, но наряду с этим очень громоздкая совокупность приводов была не через чур надёжной.

Предстоящее развитие конструкции Цыганова употреблялось на колёсно-гусеничных танках БТ-5ИС, БТ-СВ и А-20.

На виде спереди и позади заметно, что МТ-25 должен был иметь объёмные внутренние полости в надгусеничных полках, каковые возможно было применять для снарядных укладок и топливных баков

В это же время предложенная челябинскими изобретателями конструкция радикально отличалась от того, что придумал Цыганов. У БТ-2ИС и других аналогичных танков привод осуществлялся через совокупность карданных валов. При же с МТ-25 предлагалась шестерёночная передача, которая размешалась на протяжении борта танка. Она занимала меньше места и была более надёжной.

Помимо этого, привод с её помощью осуществлялся сходу на все опорные катки.

Кроме этого, на МТ-25, как и на КВ, предполагалось применение торсионной подвески, в отличие от свечной на БТ-ИС и А-20. Такое ответ заметно уменьшало количества, каковые занимала ходовая часть в танка.

Наконец, ни о каких поворотных колёсах в новом проекте не было и речи. Согласно точки зрения Стародубцева и Городкова, МТ-25 должен был поворачивать «по-танковому», другими словами при помощи бортовых фрикционов и передач.

Схема привода и подвески к опорным каткам

Ходовая часть МТ-25 должна была складываться из шести сдвоенных колёс диаметром 700 мм на борт, наряду с этим ни ленивцев, ни поддерживающих катков не предусматривалось. Размещались колёса в шахматном порядке, что до этот поры в советском танкостроении не употреблялось. Додумались изобретатели до этого сами либо видели германские полугусеничные тягачи — неизвестно.

Но, в любом случае, у германских тягачей шахматное размещение катков было реализовано по-второму.

Подвеска крупным планом

На этом необыкновенные ответы в конструкции МТ-25 отнюдь не заканчивались. Очень весьма интересно смотрелся корпус, что, с учётом специализации завода №200, неудивительно. Именно в начале 1943 года вовсю шли работы по улучшенному варианту танка ИС-1 (КВ-13), при производстве которого массово употреблялось литьё.

На МТ-25 инженеры предлагали пойти ещё дальше и применять литьё значительно шире. Округлые формы корпуса прямо намекают на то, что катаных подробностей в корпусе предполагалось мало.

Учитывая, что ещё в осеннюю пору 1940 года на Ижорском заводе были совершены успешные работы по изготовлению цельнолитых корпусов КВ-1 и Т-211, применение таковой технологии для того чтобы лёгкого танка было в полной мере вероятным. Оставалось лишь вварить крышу корпуса и установить надмоторную плиту. Толщина брони наряду с этим предполагалась в районе 40–45 мм, другими словами на уровне Т-34.

По большому счету, авторы МТ-25 и сравнивали собственный танк с Т-34, но наряду с этим главное оружие в виде 45-мм (в описании 47-мм) пушки показывает, что эту машину, скорее, стоит относить к лёгким танкам. В пользу таковой классификации говорит и маленькая протяженность корпуса – 5,3 метра, что всего на 10 см больше, чем у Т-50.

Нестандартная ходовая часть заметно повлияла и на внутреннюю компоновку танка. трансмиссия и Двигатель пребывали в кормовой части корпуса, но наряду с этим трансмиссию изобретатели разместили не сзади, а впереди мотора. Именно поэтому удалось сократить длину корпуса.

Само собой разумеется, при таком размещении демонтировать трансмиссию стало бы сложнее, но наряду с этим оказалась возможность обслуживать коробку передач и фрикционы, не выходя из танка.

Само ответ перенести трансмиссию вперёд двигателя было продиктовано схемой привода на все колёса. Коробка передач пара выступала в боевое отделение, но много места не занимала.

В качестве силовой установки для МТ-25 был выбран В-2К, с которым удельная мощность МТ-25 достигала впечатляющих 24 л.с. на тонну. по поводу заявленных изобретателями 100 км/ч имеется определённые сомнения, но большая скорость на уровне танка А-20 была в полной мере достижимой.

Продольный разрез МТ-25. Кроме того для среднего танка места тут много

Кроме того для среднего танка количество боевого отделения у МТ-25 оказался большим. За счёт громадной ширины корпуса (неспециализированная ширина автомобили составляла 2900 мм) и отсутствия громоздких элементов подвески в бортах в маленького по габаритам танка выяснилось очень много места. Это разрешило изобретателям оптимистично указать размер боекомплекта для 45-мм пушки в целых 300 выстрелов, а для пулемётов – в 120 пулемётных дисков.

Звучит это достаточно смело, но достаточно взглянуть на громадные количества, скрытые в надгусеничных полках, дабы поверить в правдоподобность аналогичных расчётов.

Число членов экипажа в башне в проекте не указывалось, но схожесть с башней КВ-1, и кроме того чуть больший диаметр погона (1570 мм) показывает, что в имели возможность разместиться начальник, наводчик и заряжающий. Количества башни в полной мере имело возможность хватить для размещения в кроме того 76-мм пушки. Спереди, в отделении управления, как и на КВ-1, размещались механик-стрелок и водитель-радист.

Предвестник будущих техзаданий

Проект МТ-25 был рассмотрен, но никаких заключений по нему так и не было сделано. С одной стороны, колёсная схема смотрелась через чур смелой, да и производить подобную машину было попросту негде. Иначе, проработка проекта была на достаточно большом уровне и очевидно выбивалась из последовательности других присылавшихся изобретений, в большинстве случаев, носивших концептуальный темперамент.

По данной причине МТ-25 и «завис» в главной описи ГАБТУ КА, являясь одновременно и малореальной, и любопытной с технической точки зрения разработкой.

Реконструкция внешнего вида МТ-25. Создатель — Дмитрий Шувалов

Была, но, и вторая обстоятельство, из-за чего предложение Ф. Ф. Городкова и А. И. Стародубцева выяснилось не в отделе изобретений. Дело в том, что концептуально их танк превосходно ложился в тактико-технические требования на новый лёгкий танк, каковые начали разрабатывать весной 1943 года. Сначала в ГБТУ КА постарались на новом уровне возродить Т-50, установив в него 76-мм пушку.

Но, достаточно скоро боевая масса обновлённого Т-50 достигла 20 тысячь киллограм, после этого перешагнула отметку в 22 тоны, а под конец она составила… да-да, те самые 25 тысячь киллограм.

Советские танкостроители были не первыми, кто дошёл до таковой массы у проектируемого лёгкого танка. Первопроходцами были немцы, у которых VK 16.02 Leopard по финиш разработки весил практически столько же, по окончании чего работы над ним были остановлены, потому, что характеристики лёгкого танка стали больше напоминать характеристики танка среднего.

Следующими были американцы, у которых 14-тонный лёгкий танк T7 по результатам превратился в практически 25-тонный Medium Tank M7. Работы над ним также были остановлены, но уже на стадии производства, потому, что ещё один средний танк американской армии очевидно не был нужен.

Примечательно, что «пороговая» для лёгких танков боевая масса около 25 тысячь киллограм много раз всплывала в танкостроении и по окончании войны. Последовательность французских и американских разработок, часть из которых кроме того была воплощена в металле, имели схожий боевой вес. И как минимум один танк с похожей массой (Light Tank M41 Walker Bulldog с боевой массой 23,5 тонны) американцы кроме того запустили в серию.

Реконструкция МТ-25 в World of Tanks

Бурный рост бронепробиваемости танковой и противотанковой артиллерии к началу 1943 года вынудил конструкторов танков значительно поднять уровень защиты. К лёгким танкам начали предъявлять требования по бронезащите, которую в начале Второй мировой не имели кроме того средние танки. Подобным образом росли и требования к оружию.

В следствии лёгкие танки или вымерли как класс, или очень сильно видоизменились.

В СССР сделали ставку на восстановление танков-амфибий со намного более замечательным оружием, так показался ПТ-76. В Соединенных Штатах сначала выбрали концепцию слабо бронированных, но наряду с этим весьма подвижных и прекрасно вооружённых лёгких танков (Light Tank M24 и Light Tank M41), но в итоге также пришли к танкам-амфибиям (M551 Sheridan).

Для 1943 года весовая категория в 25 тысячь киллограм, выбранная изобретателями МТ-25, была через чур смелой: сейчас танки с таковой массой относились ещё к среднему классу. Если бы удалось поднять весовую планку лёгких танков до этого уровня, концепция более недорогой, лёгкой и подвижной, чем средние танки, автомобили с сопоставимыми вооружением и толщиной брони имела возможность бы удачно развиваться ещё пара лет.

История, но, не терпит сослагательного наклонения. К тому же обстановка в советском танкостроении в 1943–45 годах оставляла таковой машине мало шансов. 25 тысячь киллограм массы означали, что для производства для того чтобы лёгкого танка потребуется сборочное предприятие с производственными мощностями, подобными тем, каковые были нужны для выпуска Т-34.

В условиях, в то время, когда заказ на Т-34 был самоё приоритетным, новый танк с вызывающими большие сомнения возможностями выяснялся без производственной базы.

Источники:

  • ЦАМО РФ

МТ-25: три отметки — финишная прямая? Обучающий стрим на ЛТ. World of Tanks

Темы которые будут Вам интересны: