«Мирный советский трактор»: первая проба

В 70-х годах, по окончании вооруженных распрей на острове Даманский и недалеко от озера Жаланашколь на советско-китайской границе, среди людей начал ходить анекдот о мирном советском тракторе: «От Советского Информбюро: день назад в четыре часа утра в равнине Амура китайская армия в составе 4-х дивизий при помощи танков и артиллерии перешла советско-китайскую границу и напала на мирный коммунистический трактор. Трактор шквальным ракетно-пулеметным огнем отразил вероломное наступление, сбив наряду с этим 8 самолетов, стёрши с лица земли 30 танков и до 1000 единиц живой силы соперника, по окончании чего, включив маршевые двигатели, скрылся в околоземном пространстве.

По сообщению тракториста полет проходит нормально. Глава колхоза генерал Д. Ф. Устинов даёт предупреждение, что в случае если инцидент повторится, то МТС колхоза выпустит на поле мирный коммунистический комбайн».

«Мирный коммунистический трактор» стал именем нарицательным, а остроумные поэты кроме того увековечили его в стихах. Один из образцов этого народного творчества приведен ниже:

Мы информируем вам о возмутительном факте:

На берегах Амура среди родных полей

Подвергся отечественный несложный коммунистический мирный трактор

Обстрелу шестерых китайских батарей.

Услышав дикий крик китайского десанта

Коммунистический тракторист, по званию старлей,

Ответил на пламя одним могучим залпом

И стёр с лица земли шесть китайских батарей.

А по окончании, слив бензин и запустив реактор,

Он всех их пропахал и скоро внес навоз.

Поднялся в небо отечественный коммунистический мирный трактор

И улетел к себе, в родимый собственный совхоз.

Назавтра в интервью спецкорам их редакций

Коммунистический бригадир, по званью капитан,

Заявил, что при второй аналогичной провокации

На поле вместо трактора мы выпустим комбайн!

Но мало кто из «травивших» анекдоты либо распевавших песенки на забавные стишки знал, что под данной шуткой имеется весьма глубокая подоплека. Идеи об применении сельскохозяйственной техники, в частности тракторов, в качестве оружия появились еще столетие назад, на протяжении Первой Мировой, в то время, когда стало ясно, что бронеавтомобили не владеют той проходимостью, которая имела возможность бы устроить военных.

Они рисковали застрять в грязи в самый важный момент перед боевыми порядками соперника и быть расстрелянными его артиллерией. Какая же техника может преодолевать раскисшую грязь? Вывод напрашивался сам собой – само собой разумеется, сельскохозяйственный трактор, поскольку как раз для этого он и сконструирован.

Создавать заново специальный тягач дорого и продолжительно, а тут обшиваешь броней готовую серийную машину, вооружаешь ее и отправляешь в бой! Одним из первых, кто пришел к этому выводу в царской армии, был полковник артиллерии Н. А. Гулькевич.

«Мирный советский трактор»: первая проба

Трактор «Холт-75», на базе которого первоначально предполагалось создать военную машину

Источник – img.hrenovina.net

15 июля 1915 года Гулькевич направляет в Основное артиллерийское управление (потом – ГАУ) рапорт, в котором разъясняет необходимость создания бронированной техники, вооруженной пушками и пулемётами, на базе американских тракторов компании «Холт» (сейчас это узнаваемая компания «Катерпиллер»), каковые тогда как раз были закуплены для потребностей русской армии: «Я отыскал метод применить особый двигатель, что возможно вооружить лёгкой пушкой и пулемётами, и без того же вольно уничтожать проволочные заграждения… Бронированные машины, которыми до сих пор единственно пользовались для установки пулеметов, имеют тот недочёт, что не смогут проходить по всяким дорогам и тем более проходить через проволочные заграждения и их уничтожать; в это же время имеется «гусеничный трактор», что специально предназначен для передвижения по всякому грунту, кроме того по вспаханным полям. Его особая конструкция соответствует еще одному ответственному назначению: разрывать и затаптывать в почву проволочные заграждения».

Полковник Гулькевич уделял так много внимания вопросу преодоления проволочных заграждений, потому, что незадолго до этого создал экспериментальный складной штык с ножницами для резки проволоки и особые отдельные ножницы (крепившиеся на обычный мосинский штык либо конкретно на винтовку), каковые разрешали воину резать колючую проволоку, не поднимаясь с почвы. Но изобретателю стало ясно, что бронированная техника прорыва была бы более действенным средством преодоления проволочных заграждений. Полковник назвал собственный детище «самодвигателем» – оно стало первым заглавием танка в русском языке, а фактически слово «танк» войдет в обиход намного позднее.

Экспериментальный откидной штык конструкции полковника Гулькевича с прикрепленными к нему

ножницами для резки колючей проволоки

Источник – ralados-antiques.com

Штык конструкции полковника Гулькевича с его именем

Источник – popgun.ru

В один момент с разработкой «самодвигателя» амбициозный полковник предлагал военную организацию бронесил помощи пехоты: «В случае если испытания дадут в полной мере блестящие результаты, нужно приступить срочно к массовому производству предложенных мною бронированных и вооруженных самодвигателей по расчету не меньше 40 экземпляров на корпус, чтобы ни под каким видом не производить в армию один либо два аппарата, поскольку соперник может воспользоваться и изготовить их еще в размере и большем числе, чем мы».

Но, как это часто бывает в Российской Федерации, вопрос, поднятый русским полковником практически в один момент с родоначальниками бронетанковых армий Англии – полковником Свинтоном (октябрь 1914 года) и Франции – полковником Этьеном (1 декабря 1915 года), натолкнулся на непробиваемую стенке военной бюрократии. Примечательно, что западноевропейских новаторов на идея о создании бронированных вездеходов кроме этого натолкнул трактор «Холт», и их докладные записки привели к стремительному развитию бронетанковых сил этих двух государств.

В Российской Федерации же рапорт Гулькевича кочевал из ГАУ в Основное военно-техническое управление Русской Императорской армии (потом – ГВТУ), а из ГВТУ – в Изобретательную рабочую группу при Центральном военно-промышленном комитете (потом – ИК). В том месте рапорт застрял на 6 месяцев, и только 18 января 1916 года Гулькевичу пришел запрос на предоставление проекта «с приложением к оному чертежей, пояснений либо моделей». До тех пор пока ИК разглядывала проект, все тракторы появились в действующих частях, и разработчику было нужно ожидать закупки следующей партии.

Трактор «Эллис-Чалмерс» на опробованиях в Офицерской стрелковой школе в Ораниенбауме

Источник – bronetechnikamira.ru

Но полковник Н. А. Гулькевич был не тем человеком, что скоро сдается. Для потребностей зарождающихся бронетанковых армий России он решил приспособить американские тракторы «Эллис-Чалмерс» компании «Эллис Чалмерс Мотор Трак Ltd», десять единиц которых ГАУ закупило с целью проведения опробований на предмет их пригодности в роли артиллерийских тягачей. Тракторы проходили опробования в Офицерской стрелковой школе в Ораниенбауме.

Бронирование прототипа полковник дал согласие произвести за личный счет. Кстати, компания «Эллис Чалмерс Мотор Трак» существует до сих пор и в 2004 году кроме того вошла в топ-лист пятисот наибольших компаний США. Ее трактор воображал собой полугусеничный тягач с карбюраторной силовой установкой мощностью 68 л.с., трудившейся на газолине.

Коробка передач этого трактора имела четыре передачи вперед и одну – назад. Передние колеса с железными бандажами являлись рулевыми, а гусеницы были снабжены свободной подвеской.

Машина была достаточно легкой и замечательной, что разрешало рассчитывать на то, что по окончании утяжеления ее броней, оружием, боекомплектом и экипажем она только незначительно утратит в проходимости и скорости.

Трактор «Эллис-Чалмерс» с установленным в его кузове полевым 76,2-мм дивизионным орудием

Источник – bronetechnikamira.ru

3 марта 1916 года Гулькевич подал в ИК проект самодвигателя, и сказал, что за счет собственных средств начал реализацию проекта на Обуховском сталелитейном заводе. Быть может, этот факт, и низкая стоимость проекта, растолковываемая тем, что он применял уже готовые серийные шасси, оказали влияние на то, что проект был принят, и Гулькевич взял из казны средства на его завершение. В связи с тем, что в то время у Обуховского завода не было свободных мощностей для окончания работ, завершать бронирование боевых автомобилей должны были на Путиловском заводе.

27 мая 1916 года полковник поставил ГАУ в известность, что собирается вооружить собственный самодвигатель двумя пулеметами «Максим», двумя 37-мм орудиями Гочкиса и 76,2-мм горной пушкой Данглиз-Шнейдера. Но последующие работы над самодвигателем вынудили разработчика отказаться от установки двух 37-мм орудий – в автомобили попросту не хватало места, дабы разместить их расчеты.

76,2-мм горная пушка Данглиз-Шнейдера

Источник – mvpvo.ru

В ноябре 1916 года бронирование первого трактора было завершено. На нем было установлено 76,2-мм орудие, размешавшееся в корпусе (в кормовой части) на модернизированном станке. Русский военная техника тех лет наступала задним ходом, дабы при начала артиллерийского обстрела возможно было стремительнее поменять позицию, исходя из этого и оружие размещалось в задней части автомобили.

Два пулемета «Максим» размешались в шаровых установках особой конструкции Гулькевича, размещенных в круглой вращающейся башне, установленной на крыше корпуса самодвигателя.

Сам корпус, защищенный 6,5-мм страницами брони, был разделен на два отделения. В переднем пребывали двигатель, трансмиссия, шофер, башенная пулеметная установка с боезапасом и пулеметчики. В заднем – артиллерийский расчет, боекомплект к орудию и второй пост управления, другими словами трактором возможно было руководить с двух постов.

Неспециализированный вес автомобили с оружием, экипажем и боекомплектом достигал 12 тысячь киллограм.

Бронетрактор Гулькевича с красной звездой на корпусе

Источник – static.diary.ru

Первый бронетрактор взял личное наименование «Илья Муромец» и был послан на опробования, прошедшие в ноябре–декабре 1916 года. На полигоне машина продемонстрировала себя надежным и действенным видом оружия, и в 1917 Путиловский завод взял заказ на изготовление еще одного самодвигателя. Изготовление второго экземпляра автомобили было завершено в марте 1917 года, он взял личное наименование «Ахтырец» (в честь Ахтырского гвардейского полка) и в апреле того же года был послан на опробования, каковые кроме этого прошел удачно.

Но в это время Российская Федерация уже волновалась революционные потрясения. По окончании Февральской революции царь Николай ІІ отрекся от престола, и скоро к власти в Петрограде, а после этого и во многих вторых губерниях России пришли коммунисты.

Оба бронетрактора были поставлены на работу советской власти. «Илья Муромец», переименованный в «Красный Петроград», защищал Смольный дворец в самые критические моменты Октябрьского переворота, а «Ахтырец» 29 октября 1917 года был послан в Москву, где вместе с еще несколькими бронеавтомобилями принимал участие в утверждении власти Советов. 1–2 ноября «Ахтырец» сражался с юнкерами, оставшимися верными Временному правительству – под прикрытием его огня бойцы Красной гвардии сражались на Кудринской площади, Новинском проспекте, улицах Бронной и Поварской.

Бронетрактор «Красный Петроград», защищающий Смольный дворец. Ноябрь 1917 года

Источник – bronetechnikamira.ru

Бронетрактор «Ахтырец» на столичной улице. 4 ноября 1917 года

Источник – vadimvswar.narod.ru

В сентябре 1918 года бронетрактор «Ахтырец» перебросили в Казань, где он вошел в состав 3-го автобронеотряда Красной армии. С осени 1918 до конца 1919 года он сражался с армиями Колчака на Восточном фронте, а в январе 1920 года прибыл для ремонта в Москву. Его «брат » – бронетрактор «Красный Петроград» на протяжении Гражданской войны пребывал в резерве Красной армии.

В 1922–23 годах оба самодвигателя послали на переплавку из-за отсутствия запчастей.

Бронетрактор «Красный Петроград» ожидает утилизации

Источник – oldsp.ru

Коммунистический мирный трактор

Темы которые будут Вам интересны: