Меньше, да больше

Развитие французских лёгких танков по окончании Первой Мировой пошло по пути модернизации Renault FT. По окончании продолжительных опытов, одним из результатов которых стал Renault NC, пехотное руководство решило о разработке танка боевой массой 12 тысячь киллограм. Данный проект увенчался созданием 14-тонного Renault D1, по боевой массе и размерам приближавшегося скорее к автомобилям среднего класса.

D1 преследовало большое количество неприятностей технического характера. Да и массовым он не был: на фоне более чем 3,5 тысяч Renault FT, каковые предстояло заменить, 160 этих танков смотрелись каплей в море. Одним словом, французское пехотное руководство прочно задумалось.

Плодом этих размышлений стал новый танк Renault R 35, сыгравший роковую роль в поражении Франции летом 1940 года.

Обратно в 6-тонный класс

Новый импульс к предстоящему формированию французских танков придали разработке изготовления брони. В то время броневые страницы, в большинстве случаев, соединяли между собой при помощи клёпки. Как противопульная защита клёпаные соединения были в полной мере пригодны, но конструкция корпусов наряду с этим получалась сверхсложной.

Первыми, кто хотя бы частично применил при изготовлении корпусов сварку, в 20-е годы стали немцы, но про их танки в виду повышенной секретности тогда ещё не было человека, кто знал. Ещё одной альтернативой было литьё. Кроме того самые первые Renault FT имели литые носовые подробности корпусов и литые башни, но по многим причинам эта разработка в производстве прижилась не сходу.

Снова к литью французы возвратились только к началу 30-х годов — да да и то, ограничившись сначала башнями.

Меньше, да больше

В это же время применение литых подробностей давало слово заметное упрощение изготовления корпусов. Наряду с этим подробность получалась конкретно прочнее клёпаной конструкции. Первопроходцами, рискнувшими предложить массово внедрить литьё при производстве танков, стали инженеры компании Hotchkiss из Сен-Дени (сейчас данный город к северу от Парижа превратился в один из его пригородов).

Оружейный гигант представил собственную первую военную машину ещё в 1909 году, но то был броневик, а к танкам до поры до времени эта компания отношения не имела. Однако, концепция, предложенная инженерами Hotchkiss, пехотное руководство французской армии очень сильно заинтересовала. При толщине брони 30 мм и больше технологичность литья выяснялась выше.

К тому же компания Hotchkiss предлагала таким методом создать лёгкий танк, которого французской пехоте так не хватало.

Макет лёгкого танка Renault ZM. Особенное внимание на башню: таковой она была лишь на макете

Но отдавать таковой серьёзный проект на откуп компании, которая до того танками вовсе не занималась, армия Франции не решилась. 2 августа 1933 года были сформулированы требования на разработку нового лёгкого танка, что должен был заменить безнадёжно устаревшие Renault FT. Требования во многом перекликались с теми, что предъявлялись в своё время к будущему Renault D1. В соответствии с им, новый танк должен был иметь броню толщиной 30 мм и вооружаться или двумя пулемётами, или пушкой калибра 37 мм.

Отличие пребывала в том, что наряду с этим боевая масса нового танка должна была оставаться на уровне Renault FT (6 тысячь киллограм). То же самое касалось и численности его экипажа (2 человека). Весьма похожей должна была быть и средняя скорость – 8–10 км/ч.

Одним словом, армейские «заказали» тот же Renault FT, но с защитой от крупнокалиберных пулемётов.

Прототип Renault ZM на опробованиях, финиш 1934 года

Появилась подобная мысль у французской пехоты не просто так. В соответствии с воззрениям пехотного руководства, со времён Первой Мировой тактика военных действий на суше к началу 30-х годов практически не изменилась. Удачи Renault FT в сражениях 1918 года создали иллюзию того, что массовое применение лёгких пехотных автомобилей и есть главным методом применения танков.

По данной логике выходило, что чем больше танков производилось, тем лучше, а в условиях понижения затрат на оборону мелкие двухместные автомобили, сочетающие толстую броню и низкую цену, смотрелись настоящей палочкой-выручалочкой. Того, что в остальном мире в далеком прошлом наметилась тенденция к росту скорости танков и превращению их из средства усиления пехоты в отдельный мобильный род армий, французские армейские как словно бы и не подмечали.

На спецификацию от 2 августа 1933 года отозвалось 14 компаний. Одной из первых среди них была Renault. В то время локомотив французского танкостроения занимался параллельно целым рядом проектов. Среди них была разведывательная танкетка Renault VM, создававшаяся для кавалерии и позднее принятая на вооружение под индексом AMR 33. Приблизительно одвременно с этим велись работы над ещё одной машиной для кавалерии – Renault VO (это была уже вторая машина с таким заглавием).

Отработанная на этих объектах концепция мелкого танка с передним размещением трансмиссии стала отправной точкой при разработке нового лёгкого танка для пехоты. К слову, позаимствовали эту концепцию французы у британцев: Renault VM «вырос» из транспортёра Renault UE, а тот, со своей стороны, был французским развитием британской танкетки Carden-Loyd.

Не обращая внимания на то что боевая масса автомобили составляла не 6, а 7,5 тысячь киллограм, она в полной мере хорошо ездила по распутью

Концепция нового лёгкого танка для пехоты, взявшего обозначение Renault ZM, начала обретать очертания к началу 1934 года. Сложных дорог инженеры искать не стали и практически переработали концепцию Renault VM на новый лад. Танк взял корпус, собираемый преимущественно из литых подробностей. По собственной форме он здорово напоминал танкетку для кавалерии. Ведущие трансмиссия и катки пребывали в первых рядах, боевое отделение было перемещено мало назад.

Наряду с этим механик-водитель пребывал в рубке, смещённой влево.

Это разрешило сделать танк весьма компактным. Достаточно заявить, что по длине он был только чуть дольше Renault FT. Не обращая внимания на смещение боевого отделения назад, двигатель, в отличие от Renault VM, не был прямо в нём. По правому борту размещались вал и коробка передач к трансмиссии. Такое техническое ответ разрешило избежать одного из основных недочётов аналогичной схемы – роста высоты корпуса.

Ходовая часть кроме этого не создавалась с нуля, а была позаимствована у Renault VO.

Renault ZM с башней APX R. Весна 1935 года

Опытный образец танка было решено вооружить спаркой пулемётов. Начальная конструкция башни, которая, к слову, проектировалась как пушечная, представляла собой куполообразную конструкцию с пушкой, смещённой вправо. Совершив расчёты, инженеры Renault заключили , что при таковой компоновке в остаётся мало места. Башню перепроектировали, и в следствии оказалась совсем вторая конструкция, больше напоминавшая Renault VM, но изготовленная способом литья.

Позади и сверху башни предусматривались люки. В таком виде танк и вышел к декабрю 1934 года на опробования, опередив всех соперников. Действительно, к тому моменту условия конкурса пара поменялись.

Перехват лидерства

22 мая 1934 года пехотное руководство поменяло спецификацию на лёгкий танк помощи пехоты. В соответствии с новой её редакции, толщина брони возрастала до 40 мм, потому, что сейчас танк должен был «держать» выстрел 25-мм пушки. От пулемётного варианта оружия клиенты отказались.

Помимо этого, большая скорость вырастала и должна была составить до 15–20 км/ч. К тому моменту из 14 компаний в конкурсе учавствовали уже только 7, а реально договора на изготовление армейские подписали с четырьмя: Delaunay Belleville, Compagnie generale de Construction de locomotives (Batignolles-Chatillon), Forges et Chantiers de la Mediterranee (FCM) и Renault.

Чертёж корпуса танка с утолщённой до 40 мм бронёй. К слову, на чертежах танк всё ещё обозначается как Renault ZM

Потому, что к тому моменту компания Renault уже строила опытный образец ZM, вышел он как раз таким, как того потребовала исходная спецификация. Строить ещё одну машину не стали: 20 декабря 1934 года рабочей группы был представлен переделанный прототип, толщина брони которого осталась на уровне 30 мм. До 40 мм была утолщена лишь броня башни, в следствии чего боевая масса танка возросла до 7,5 тысячь киллограм. По окончании демонстрации рабочей группы в умелый Renault ZM стали вносить дополнительные трансформации.

К примеру, показались надгусеничные полки, а глушитель с кормы переместился на левый борт.

Главным же трансформацией стала новая башня, которую установили на танк в начале 1935 года. Её создателями были инженеры танкового подразделения Ateliers de Puteaux (APX). Данный оружейный гигант кроме этого вступил в конкурс на создание 6-тонного танка, но финансирование на постройку прототипа ему так и не дали.

Это не помешало APX выстроить собственный опытный образец, а ещё раньше, 18 апреля 1934 года, конструкторы APX представили проект новой башни, взявшей индекс APX R (APX Rueil). Эта башня и «прописалась» на умелом примере Renault ZM. Она оказалась заметно лучше собственной конструкции Renault, а основное, несла соответствующее спецификации оружие, складывающееся из 37-мм пушки SA 18 и пулемёта MAC Mle.1931.

«Эталонный» Renault R 35, регистрационный номер 50004

Раздельно стоит поведать об установленном в танке оружии. Дело в том, что пушка SA 18, употреблявшаяся в Renault FT, не устраивала французских армейских уже во второй половине 20-ых годов XX века. Обстоятельства, по которым SA 18 оказалась в качестве оружия на новом танке, были чисто экономическими.

Во-первых, сверхсложное денежное положение заставляло французскую пехоту экономить на всём – кроме того на металле для производства новых танков. Это, фактически говоря, и было одной из обстоятельств появления аналога Renault FT, с более замечательной бронёй, но приблизительно в той же весовой категории. Во-вторых, пушек SA 18 было произведено много, и находились они в «старичках» Renault FT.

В то время, когда в первой половине 30-ых годов XX века началось перевооружение Renault FT на пулемёты MAC Mle.1931, переоснащали ими не только пулемётные, но и пушечные танки. Так, показался излишек «свободных» танковых пушек. Параллельно с перевооружением, списывались и Renault FT, выработавшие собственный ресурс.

Это также выяснилось источником дополнительных «освободившихся» пушек.

Данный же Renault R 35 спереди

Масса танка ещё больше увеличилась, что не имело возможности не сказаться на его динамических чертях. Ещё одним из проблемным местом была чересчур маленькая протяженность корпуса, почему возможности преодоления траншей были ограничены. Ответ выяснилось несложным и наивным: танк взял «хвост», подобный тому, что ставился на Renault FT.

Не обращая внимания на все распознанные неприятности, модифицированный Renault ZM был победителем конкурса. Дело в том, что компания Hotchkiss, в свое время появлявшаяся инициатором организации этого конкурса, из него самоустранилась. Остальные танки-соперники или были никак не лучше танка Renault, или потребовали важной доработки.

В ситуации пехотному руководству не оставалось ничего лучшего, не считая как 29 апреля 1935 года принять Renault ZM на вооружение называющиеся Char leger Modele 1935 R (лёгкий танк обр.1935 компании «Рено»).

Первый заказ на R 35 составил 300 танков. Автомобили взяли регистрационные номера начиная с 50001. За первым заказом последовал следующий.

Французская пехота, наконец, взяла долгожданную замену стареньким Renault FT.

Достаточно скоро Char leger Modele 1935 R стал «рабочей лошадкой» французских танкистов

В это же время одним лишь не сильный оружием неприятности этого танка не исчерпывались. Начальная масса в 6 тысячь киллограм к моменту начала серийного производства Renault R 35 выросла практически до 11. И в случае если установленный в танке мотор Renault 447 мощностью 85 лошадиных сил снабжал исходному Renault ZM хорошую подвижность, по окончании всех переделок его удельная мощность составила всего 7,7 лошадиных сил на тонну.

Renault R 35 на манёврах в Нормандии, 1937 год

Проблемной была и ходовая часть, изначально создававшаяся для кавалерийской танкетки и больше подходящая для ровной поверхности. На распутье она себя вела не имеет значение: пять опорных катков на борт было очевидно мало, да и подвеска не весьма доходила для преодоления больших неровностей. Не обращая внимания на такие неприятности, неспециализированный выпуск Renault R 35 составил 1540 танков.

Реально заказ был ещё громадным (1800 штук + 500 добавилось сразу после начала войны), но ситуация не разрешила реализовать эти замыслы.

Печальные результаты экономии

Некое отрезвление пехотного руководства в отношении собственной «обновки» случилось во второй половине 30-ых годов XX века. Французские армейские не обошли вниманием начавшуюся в Испании гражданскую войну, а сводки оттуда приходили тревожные. Стало известно, что во всё громадных количествах в битвах стали применяться противотанковые пушки, в первую очередь германские 3.7 cm Pak. В июне 1937 года «эталонный» R 35 с регистрационным номером 50004 обстреляли сперва 25-мм пушкой, а после этого и германской 3.7 cm Pak.

Результаты для французских армейских были очень неприятными.

«Эталонный» R 35 с регистрационным номером 50004 по окончании опробования обстрелом. Итоги опробования были неприятным сюрпризом для французских армейских

Стало известно, что сама по себе толщина брони совсем не свидетельствует надёжной защиты. Неприятность литых подробностей в том, что при равной с катаной бронёй толщине их стойкость ниже на 10–15%. Из 18 выстрелов, сделанных пушкой 3.7 cm Pak по танку, 14 были с пробитием брони.

Для германской пушки ни корпус, ни башня французского танка не стали значительной проблемой.

Ещё более неприятным открытием стало то, что из 22 выстрелов 25-мм пушки 13 кроме этого смогли пробить броню Renault R 35. Неудивительно, что по окончании таких, мягко говоря, неожиданных результатов руководство французской пехоты стало с громадным энтузиазмом наблюдать на FCM 36. Не смотря на то, что данный танк был в два раза дороже, чем Renault R 35, он изготовлялся из катанных бронелистов, установленных под рациональными углами наклона и соединенных между собой сваркой.

Да и ходовая часть у детища Forges et Chantiers de la Mediterranee была куда более приспособленной для преодоления распутья.

Танк с регистрационным номером 50332, в умелом порядке взявшем башню Tourelle FCM. Из-за однообразного диаметра башенного погона подобные замены были легко осуществимы

В ситуации , но, важные трансформации проводить было уже поздно. Как бы ни был оптимален FCM 36, он был дорогим, а производственные возможности Forges et Chantiers de la Mediterranee были ограничены. А также компания Renault не до конца справлялась с армейским заказом, в следствии чего французская пехота заказала 100 танков Hotchkiss H 35 (по сути это был полный аналог Renault R 35).

Одним из частичных ответов неприятности выяснилось ответ по окончании выпуска 1350 башен APX R заменить её на сварную башню Tourelle FCM, которая устанавливалась на FCM 36. Резон в этом был, потому, что сварная башня была очевидно крепче литой, но тут появилась вторая неприятность.

Один из немногих Renault R 35, взявших 37-мм пушку SA 38

Во второй половине 30-ых годов XX века французских армейских неожиданно осенило, что пушка SA 18 при текущей тенденции роста брони не так долго осталось ждать не сможет пробить кроме того лёгкий танк. Ответом на это запоздалое озарение стала срочная разработка 37-мм пушки SA 38, со 100 метров пробивавшей 29 мм брони. Само собой разумеется, этого было уже мало кроме того для 1938 года (немцы именно сейчас запускали производство танков с лобовой бронёй 30 мм), но однако лучше, чем SA 18 с её менее чем 20-мм бронепробитием.

Наряду с этим опробования продемонстрировали, что у башни Tourelle FCM по окончании интенсивной стрельбы начинают разрушаться сварные швы.

В итоге было нужно ставить новую пушку в ветхую литую башню APX R. Действительно, и этого ожидать было нужно весьма долго, поскольку, кроме Renault R 35, в новой пушке нуждались Hotchkiss H 35 и поменявшие их Hotchkiss H 39. В следствии SA 38 начали устанавливать в Renault R 35 уже под самый занавес их производства. Одним из первых танков, взявших новую пушку, была машина с регистрационным номером 51295.

Уже из этого возможно сделать вывод, что «длинноствольных» R 35 было меньше 250 штук. В действительности их было и того меньше: анализ фотографий говорит о том, что приблизительно добрая половина из танков, выстроенных по окончании автомобили 51295, вооружены ветхой SA 18.

Разбитый на протяжении битв мая-июня 1940 года Renault R 35. Ошибочные взоры руководства на темперамент применения танков и тотальная экономия стали для французской армии фатальными

Результаты устаревших взоров на использование танков, основанных на опыте Первой Мировой, французской армии было нужно расхлебывать в битвах мая-июня 1940 года. Но, первыми, кто опробовал Renault R 35 в сражении, были поляки. Польская армия взяла 50 танков этого типа, но из-за недостаточной обученности экипажей и по последовательности вторых обстоятельств использование R 35 в сентябре 1939 года выяснилось скомканным. Часть автомобилей досталась Красной и немцам армии в исправном состоянии.

В целом возможно заявить, что польские танки 7TP были куда более полезными автомобилями, потому, что были более манёвренными и легко пробивали каждые германские танки того периода.

Что же касается конкретно битв во Франции, то их итоги были в полной мере закономерными. Renault R 35 стал самым массовым французским танком Второй мировой (если не считать архаичного Renault FT), но наряду с этим он был совсем к ней не приспособлен. Никаких массовых и неторопливых атак сотнями танков в стиле сражений Первой мировой сейчас не было и в помине. вести войну было нужно с высокомобильным соперником.

Практически танковые батальоны (BCC, Bataillon de Chars de Combat), оснащённые Renault R 35, выступали в роли статистов, от которых мало что зависело. Дрались французы яростно, но что возможно сделать, в то время, когда твоя пушка не может пробить большая часть германских танков, а твоя броня пробивается 37-мм пушками на расстояниях меньше 300 метров?

Андрей Уланов
/
Пикардийский Renault R35
37 фотографий французского пехотного танка Renault R 35 из депортации Музея и экспозиции Сопротивления Пикардии

  • ВМВ
  • танки
  • Франция
  • музеи

И это не считая того, что начальник французского танка – одновременно и наводчик, и заряжающий, а время от времени ещё и радист. Кроме того старенький и признанный самими французами неудачным Renault D1 был в новой войне более действенным. За просчёты и свою экономность с выводами о характере будущей войны французы заплатили весьма дорого.

источники и Литература:

  • Centre des archives de l’Armement et du personnel civil (CAAPC)
  • Renault R35/R40, Pascal Danjou, TRACKSTORY №4, 2005
  • Renault R35/R40, Pascal Danjou, Focus №7, 2010
  • The Encyclopedia of French Tanks and Armoured Fighting Vehicles: 1914–1940, Franзois Vauvillier, HistoireCollections, 2014
  • Фотоархив автора

Лучше меньше, да больше

Темы которые будут Вам интересны: