Малый танк большой войны

История создания танка Т-60 нетипична для советского танкостроения. Кроме того, что эту машину приняли на вооружение ещё перед тем, как был подготовлен первый её чертёж, так ещё сначала предполагалось производить её тысячами и сходу на трёх фабриках. Не смотря на то, что итоговые показатели были существенно скромнее начальных замыслов, более чем 5500 выстроенных автомобилей – это весьма приличная цифра.

Продержавшийся на конвейере меньше года, с сентября 1941 по июль 1942 года, Т-60 стал самым массовым малым танком в истории. Эти автомобили, показавшиеся на фронте в разгар битвы за Москву, внесли собственную, причём достаточно заметную, лепту в борьбу с неприятелем в самое сложное для страны время. 20 июля 2016 года Т-60 исполняется 75 лет.

Несложнее, ниже, толще

17 июля 1941 года было подписано распоряжение ГКО №179сс «О производстве лёгких танков Т-60 на заводе №37 Наркомсредмаша». Вместо предполагавшегося выпуска Т-50 завод переходил на выпуск мало упрощённого разведывательного танка-амфибии Т-40. Инициативу Н. А. Астрова и В. П. Окунева поддержали наверху, потому, что раньше октября 1941 года Т-50 возможно было не ожидать, да и завод №37 не очень-то доходил для производства данной достаточно тяжёлой автомобили.

Малый танк большой войны

В это же время с Т-60 на базе Т-40 также не всё было легко. Дело в том, что башни и корпуса Т-40, каковые выпускались Подольским заводом им. Орджоникидзе, имели достаточно сложную конструкцию. Громаднейшие неприятности появлялись с башнями, владевшими сложной формой.

Большой процент брака по башням и корпусам являлся одной из главных обстоятельств срыва графика производства Т-40, и переход в середине июля с цементированной брони на гомогенную только частично решил проблему.

Служебная записка с приложением к проекту к распоряжению ГКО №222, утверждение которого открыло для Т-60 дорогу в судьбу

Тем временем 20 июля 1941 года вышло распоряжение ГКО №222сс «Об изготовлении 10 тысяч лёгких танков». В соответствии с ему, одним из главных производителей Т-60 становился ХТЗ (г. Харьков), на долю которого приходился выпуск 3500 танков. Столько же должен был выпустить завода №37. Ещё 3 тысячи Т-60 предполагалось выпустить на ГАЗ им. Молотова, главном поставщике двигателей, КПП, опорных катков, и агрегатов и других узлов для Т-40.

Для для того чтобы крупносерийного производства кроме того с башни и гомогенной бронёй корпуса Т-40 не доходили совсем, их конструкцию конкретно требовалось упрощать.

23 июля вышел приказ НКСМ №360сс, в соответствии с которому КБ завода №37 предписывалось создать башни танка и упрощённую конструкцию корпуса Т-60. Спустя всего два дня на заводе №37 произошло техническое заседание на протяжении которого обсуждалась конструкция танка Т-60 на базе Т-40 и предстоящее его производство фабриками ГАЗ и ХТЗ. Но, настоящая работа по «упрощённому Т-40» началась ещё раньше.

Самые ранние из найденных автором чертежей нового танка датированы 22 июля, другими словами ещё до приказа НКСМ №360сс. Заводское КБ, возглавляемое Астровым, поставило всемирный рекорд по скорости разработки танка: чертежи последних групп были сданы уже 28 июля, другими словами целый цикл разработки документации занял семь дней. Это подтверждается датами, стоящими на чертежах.

Один из чертежей 060, первая дата – 22 июля 1941 года

На протяжении проектирования появилась ещё одна неприятность. Дело в том, что в соответствии с распоряжениями ГКО на заводе №37 разрабатывалось сходу 2 танка с индексом Т-60. Щекотливую проблему решили легко: новая машина взяла чертёжный индекс 060, он же иногда употреблялся в переписке.

Кроме этого сперва 060 желали присвоить индекс Т-70. И не смотря на то, что подобное обозначение употреблялось всего пара раз, этого достаточно, дабы сбить исследователя с толку. В переписке этот танк именуют «Т-60 с упрощённым корпусом», Т-60М и просто Т-60.

Последний индекс за “060” к осени 1941 года закрепился совсем, но ещё в первой половине 40-ых годов XX века кое-какие фабрики в переписке время от времени именовали его Т-70 и Т-60М.

Не обращая внимания на то что по целому последовательности агрегатов и узлов Т-40, Т-30 и Т-60 были аналогичны, «упрощённый» вариант в полной мере тянет на новый танк. Потому, что амфибийность больше не числилась в предъявляемых требованиях, корпус Т-60 был полностью перепроектирован. Именно поэтому неспециализированная высота танка снизилась с 1905 до 1735 мм, и это рекордный показатель для танков, созданных и серийно производившихся во время второй мировой.

Совсем по иному, если сравнивать с Т-40, было выполнено и бронирование. Корпус взял клиновидную форму, а борта, для увеличения технологичности, планировали из двух половинок. Как и потребовало техническое задание, толщина брони в лобовой части увеличилась до 20 мм, а бортов – до 15 мм.

Неспециализированная масса возросла очень мало – до 5800 кг. (Подробнее со внешним видом танка возможно познакомиться в фотообзоре «Т-60 со всех ракурсов»).

В один момент с корпусом была упрощена и башня. Сейчас она имела гранёную форму, что заметно увеличивало технологичность. Толщина лба башни составила 20 мм, кормы и борта – 15 мм.

Опытный образец пушки ТНШ, испытанный в Т-40

Последним пунктом, что потребовал доработки, оставалось оружие. Тут история Т-60 всецело повторяла то, что происходило с Т-30. Сначала как главное оружие на танке желали покинуть ДШК, но стало известно, что для того чтобы количества пулемётов производитель, завод №507, поставить не имеет возможности.

По данной причине был скоро отыскан другой вариант оружия – переделанная 20-мм авиационная пушка ШВАК. Саму пушку, взявшую обозначение ТНШ, приняли на вооружение ещё до изготовления её опытного образца.

Решение вопроса с оружием пара затянуло сдачу документации по Т-60 фабрикам-изготовителям.

Жертвы задержек

Заданные распоряжением ГКО №222сс сроки были через чур твёрдыми. По замыслу техдокументация на «060» рассылалась КБ завода №37 к 27 июля. По факту же к этому сроку была лишь закончена разработка документации (кроме установку оружия), а с 28 числа началась рассылка документации по фабрикам.

На ХТЗ первые чертежи стали поступать с 28 июля, но главный количество документации попал на завод лишь к 10 августа.

В это же время Подольский завод им. Орджоникидзе к середине августа изготовил корпус умелого 060. К сборке опытного образца танка «060» на заводе №37 приступили 17 августа 1941 года, причём башню забрали от Т-40, совместно со штатным оружием в виде 12,7-мм пулемёта ДШК.

Сам пулемёт, но, на танк так и не установили. Умелый танк отличался установкой на нём литых спицованных опорных катков. Их КБ завода №37 создало как более несложную в изготовлении альтернативу каткам выпуска ГАЗ им.

Молотова, изготовлявшимся способом штамповки и сварки.

Опытный образец танка Т-60 в Неприятном, 1942 год

К концу августа умелый Т-60 был закончен. Астров с Окуневым лично перегнали его из Москвы в Неприятный, где машина стала эталоном для предстоящего производства на ГАЗ им. Молотова. Эта поездка породила последовательность фантазий, сводящихся к тому, что Астров и Окунев якобы так в Неприятном и остались.

Это не соответствует действительности: оба они возвратились на завод №37, где именно разворачивался выпуск Т-30. Никто в здравом уме не стал бы лишать завод на столь ответственном этапе старшего военного и главного конструктора представителя.

В это же время, на ХТЗ обстановка с Т-60 была сверхсложной. По состоянию на 16 августа на завод всё ещё не пришли технические условия на приёмку танков, отсутствовали ведомости на ЗИП. Не обращая внимания на задержку чертежей, уже В первую очередь августа на заводе начались работы по подготовке к развёртыванию производства Т-60.

8 августа произошло совместное заседание управления ХТЗ и ХЭМЗ (Харьковский электромеханический завод), по итогам которого фабрики распределили между собой изготовление нужных подробностей.

Главные проблемы ожидали харьковский Т-60 в вопросе башен и поставок корпусов. Фабрики-смежники, примененные в корпусном производстве, по различным обстоятельствам задерживали его начало. Одной из таких обстоятельств, задержавших поставку башен, стала необходимость переделывания установки оружия под ТНШ.

В следствии документация по башням была подготовлена только к концу августа.

Помимо этого, производители корпусов для танков и без того были загруженными вторыми заказами. Череда накладок стала причиной тому, что замысел по выпуску танков за август месяц не был выполнен. Первый умелый корпус «060» для ХТЗ был собран на Ворошиловградском заводе НКТМ им.

Октябрьской Революции только к концу месяца.

Как возможно подметить (таблица в левой части чертежа), часть элементов бронеткрактора ХТЗ-16 и танка Т-60 заводское КБ унифицировало

На этом неприятности не заканчивались. Дело в том, что завод совместно с НАТИ внес предложение для армии в инициативном порядке бронетрактор ХТЗ-16 на базе СХТЗ-НАТИ. Его выпуск был одобрен в тот же сутки, что и Т-60, распоряжением ГКО №219сс от 20 июля 1941 года. Неприятности с ХТЗ-16 были теми же, что и с Т-60: шасси завод сделал с громадным запасом, а бронекорпусов не было.

По в полной мере понятным обстоятельствам ХТЗ отдавал предпочтение собственной разработке. Больше того, среди управления ходили мысли, что Т-60 с них снимут, но приехавший на ХТЗ Малышев устроил нагоняй, работы по наладке производства Т-60 тут же ускорились.

Захваченные в Краматорске немцами корпуса Т-60, так и не успевшие попасть на ХТЗ

Не обращая внимания на предпринятые наркомом Малышевым меры, выпуск последовательности подробностей задерживался. Последовательность цехов ХТЗ продолжал работу по агрегатам и узлам для бронетрактора. 10 сентября на ХТЗ поступили первые два набора корпусов с башнями от завода “Красный Котельщик” (г. Таганрог). 13 сентября 1941 года, спустя практически месяц по окончании планировавшегося начала производства, на ХТЗ был наконец собран первый Т-60 с применением башни и корпуса Ворошиловградского завода.

К моменту сборки первой автомобили на заводе имелось 12 наборов корпусов с башнями, прибывших с трёх различных фабрик-смежников. Но за сентябрь на заводе были собраны и посланы в армии всего 7 танков, что равнялось числу имевшихся на заводе двигателей.

Уже 17 сентября началась эвакуация ХТЗ, частично его оборудование удалось перевезти в пригород Сталинграда Красноармейск. История выпускавшихся в том месте, на заводе №264, танков Т-60 хороша отдельного повествования. Что же касается харьковских Т-60, то их будущее не ясна.

2 танка взял 71-й отдельный танковый батальон, куда попали остальные, неизвестно.

Танки вместо грузовиков

ГАЗ им. Молотова столкнулся в августе с теми же проблемами, что и ХТЗ. Задержка с рассылкой документации по Т-60 фабрикам-смежникам стала причиной тому, что замысел по производству корпусов был сорван.

Не обращая внимания на то что Выксунский завод дробильно-размольного оборудования (ДРО) с целью отработки производства собрал первый умелый корпус уже к середине августа, о начале серийного выпуска обращение не шла. Согласно точки зрения представителей Главного автобронетанкового управления (ГАБТУ), реально поставку корпусов от фабрик-смежников заводу им. Молотова стоило ожидать не ранее 1 сентября. Однако, завод в Августе полным ходом подготовился к производству новой продукции.

Заводское КБ, по примеру сотрудников с ХТЗ, переработало под собственную специфику большую часть поступившей документации.

Так Т-60 выпуска ГАЗ им. Молотова смотрелись с осени 1941 по зиму 1942 года

Имелись на заводе и неприятности производственного характера. По состоянию на август 1941 года ГАЗ им. Молотова, кроме подготовки выпуска танка Т-60, занимался производством целой гаммы колёсной техники.

На Выксунский завод ДРО шли шасси МС-1 для лёгких бронеавтомобилей БА-20, на Ижорский завод отправлялись шасси ГАЗ-07 для пушечных бронеавтомобилей БА-10М. Завод являлся единственным в стране производителем машин грузоподъёмностью 1,5 тонны, каковые были необходимы фронту как воздушное пространство, и с ГАЗ задачи по их выпуску никто не снимал.

Кроме этого, в августе началось серийное производство разведывательного автомобиля ГАЗ-64, и командирской автомобили ГАЗ-61, последний применял тот же двигатель, что и Т-40/Т-60. На базе ГАЗ-61 был создан автомобиль ГАЗ-61–416, что по окончании снятия с производства артиллерийского тягача Т-20 «Комсомолец» определялся как штатный тягач для 57-мм противотанковой пушки ЗИС-2.

По окончании того как в конце 1940 года у завода отобрали цех по производству двигателей ГАЗ-11 (на этом месте развернули изготовление авиамоторов М-105), выпуск нужных для собственного производства моторов удалось вернуть только к середине лета. Кроме всего другого, ГАЗ и до распоряжения ГКО №222 был важен за выпуск большой части агрегатов к малым танкам.

Из-за нехватки электрооборудования фары на большинстве танков начального периода войны отсутствовали

В сентябре обстановка на ГАЗ оставалась в подвешенном состоянии из-за отсутствия корпусов. По состоянию на середину сентября, Муромский завод министерства путей сообщения только заложил 4 башен и комплекта корпусов, не изготовив ни одного. Новокраматорский завод министерства тяжёлого машиностроения заложил 32 корпуса с башней, не завершив к середине месяца ни одного набора.

Выксунский завод ДРО на ту же дату заложил 6 башен и корпусов, изготовив 2 набора. Первый корпус с башней пришёл с Выксы на ГАЗ 17 числа, в тот же сутки был собран первый танк.

Для производства Т-60 на заводе был выделен новокузовной цех, что взял обозначение «цех №5». Как и при с ХТЗ, для ускорения ввода Т-60 на ГАЗ в производство потребовалось вмешательство сверху. В первых числах Сентября директор завода И. К. Лоскутов был вызван на заседание в ЦК ВКП(б).

На заседании под руководством Г. М. Маленкова управление ГАБТУ потребовало от директоров фабрик, производящих танки, ускорить начало их выпуска. Данное требование полностью относилось и к Лоскутову. Как раз с этого момента началась постепенная переориентация ГАЗ с производства машин на выпуск танков.

Танки Т-60 33-й танковой бригады на параде 7 ноября 1941 года

Настоящее серийное производство Т-60 на ГАЗ началось только в октябре 1941 года. В десятых числах октября с завода №37 на ГАЗ отправляются Астров и Окунев. На новом месте Астров стал помощником главного конструктора, а Окунев старшим военпредом.

За первые пять дней месяца вместо рассчетных 15 автомобилей было сдано всего 5 танков, к 20 октября было сдано 69 Т-60.

20 октября на завод пришла весточка лично от Сталина, в которой тот "настойчиво попросил" расширить количества производства Т-60 до 10 автомобилей в день. Для изучения обстановки в Неприятный прибыл Малышев, его энергичные действия в большой степени содействовали выправлению обстановки. Не обращая внимания на имевшиеся неприятности, уже в октябре ГАЗ смог не только выполнить месячный замысел по выпуску танков, но а также легко его перевыполнить.

За повышение производства Т-60 было нужно заплатить большую цену: в последних числах Октября производство машин на ГАЗ выяснилось фактически парализовано. С производства были сняты модели ГАЗ-61–73 и ГАЗ-61–416 как применяющие дефицитный двигатель. Был приостановлен выпуск ГАЗ-64, а размеры поставок грузовиков ГАЗ АА и ГАЗ ААА снизились до минимума.

Определённую путаницу в историю разработки Т-60 внесла эвакуация завода №37 в Свердловск. Видя плохое положение с башнями и корпусами, управление завода предложило поставить в Неприятный некое количество башен для танков Т-30, помимо этого, на ГАЗ отправилось и 9 готовых Т-30, потребовавших ремонта. Правильное число посланных на ГАЗ башен и корпусов неизвестно, но по состоянию на лето 1942 года на заводе всё ещё пребывало 47 наборов.

Корпуса в дело не пошли, но возможно утверждать, что было выпущено пара десятков Т-60 с установленными на них коническими башнями. Подобные танки имелись, например, в составе 33-й отдельной танковой бригады, автомобили которой «засветились» на параде 7 ноября на Красной Площади. Помимо этого, с завода №37 было поставлено некое количество литых опорных катков.

Танки Т-60 с башнями от Т-30

Из-за наличия неприятностей, которые связаны с зимней эксплуатацией танков, на заводе проводился последовательность умелых работ. Разрабатывались траки с увеличенным шагом и длиной, и съёмные шпоры для гусениц. Прорабатывался вопрос об трансформации ходовой части: предлагалось уменьшить диаметр опорных катков и довести их число с 8 до 16 (по 8 на борт).

Данное ответ было продиктовано жаждой более равномерно распределить удельное давление на грунт.

Кроме этого в умелом порядке конструкторское бюро ГАЗ создало рессорную подвеску для Т-60 на случай происхождения перебоев с поставкой торсионов. А на случай перебоев с поставкой бандажей прорабатывался вопрос о замене резины на древесные накладки. Было нужно отказаться и от установки на Т-60 радиостанций. В следствии эта машина была единственным советским танком армейского периода, на котором радиостанций не устанавливалось в принципе.

Упрощать было нужно и другое электрооборудование.

Не обращая внимания на то что распоряжение ГКО №222сс ГАЗ им. Молотова так выполнить и не смог, ценой немыслимых упрочнений горьковчане смогли запустить полноценное производство столь нужных танков. В случае если в сентябре клиентом было принято всего 3 Т-60, то в октябре их было уже 215, а всего за 1941 год ГАЗ им. Молотова выпустил 1314 танков. Из этого числа 137 штук представляли собой шасси, на базе которых монтировались системы залпового огня М-8.

Из завода-смежника ГАЗ им. Молотова превратился в одного из наибольших производителей танков не только в СССР, но в мире.

Помимо этого, по окончании появления в управлении заводского КБ Астрова ГАЗ стал ведущим разработчиком по теме малых и лёгких танков. Предстоящие работы по теме 060 велись в Неприятном, что же касается завода №37, то он из-за эвакуации и достаточно продолжительного возобновления производства потерял статус головного предприятия – разработчика танка.

Подбитые в ноябре-декабре Т-60. Один из них оснащён спицованными литыми опорными катками.

Танков с этими катками на ГАЗ им. Молотова выпустили мало

Непременно, производство и создание Т-60 было во многом вынужденной мерой. Огневой мощи его 20-мм пушки хватало лишь на борьбу с легкобронированными целями, а бронирование защищало максимум от крупнокалиберных пулемётов. Однако, лучше иметь таковой танк, чем по большому счету никакого. В качестве автомобили помощи пехоты Т-60 в полной мере годился, справлялся он и с ролью танка-разведчика. Мелкий, достаточно юркий и негромкий, данный танк сыграл собственную ключевую роль в битвах финиша 1941 – начала 1943 годов.

А на Ленинградском фронте и в Карелии Т-60 прослужили впредь до осени 1944 года.

Источники:

  • ЦАМО РФ
  • РГАСПИ
  • РГАКФД
  • Фоторахив автора
  • Фотоархив Евгения Иванова

Корейская война 1950 год (танки Т-34 85, Chaffee, Sherman, Pershing)

Темы которые будут Вам интересны: