Малые, да удалые

Одной из характерных изюминок германского танкостроения периода Второй мировой являлось рвение к большому применению ресурсов кроме того устаревшей техники. Особенно это касалось автомобилей, каковые в какой-то период составляли базу германских танковых сил. В случае если танк устаревал, в Германии это вовсе не означало, что он в обязательном порядке уйдёт на переплавку. Одни автомобили отправляли в учебные части, другие проходили модернизацию.

Устаревшие танки, в особенности лёгкого типа, довольно часто переделывались в самоходные спецмашины и артиллерийские установки. Не миновала эта будущее и Pz.Kpfw.I, первенца германского танкостроения, что морально устарел уже к началу Второй мировой.

Малая механизация пехотной артиллерии

Германские пехотные части к концу 30-х годов были вооружены широким спектром разнообразной артиллерии. Кроме миномётов и противотанковых пушек, в их распоряжении были гаубицы и без того именуемые «пехотные орудия» (Infanteriegeschutz). По последовательности параметров (протяженность ствола, высокие большие углы возвышения) эти орудия были близки к гаубицам, а формально относились к полковой артиллерии.

Германская пехота применяла пехотные орудия двух типов – легкое 7.5 cm leIG 18 и тяжелое 15 cm sIG 33. Особенно увлекательным было тяжелое орудие: ничего аналогичного на вооружении вторых армий мира не состояло. По некоторым чертям оно близко к минометам, что и неудивительно. Главной задачей sIG 33 являлась борьба с вражескими упрочнениями.

Первоначально орудие проектировалось для перевозки на конной тяге, но позднее показалась версия, которая копалась артиллерийскими тягачами. Ее легко отличить по колесам: в «моторизованной» версии показались резиновые бандажи, благодаря чему допустимая скорость перевозки выросла.

Малые, да удалые

Трофейное полевое орудие 15 cm sIG 33 на опробованиях. СССР, 1942 год

Со собственными задачами sIG 33 справлялась в полной мере удачно. Главным недочётом совокупности был довольно высокий для пехотного орудия вес – 1786 килограмм в боевом положении. Частично это компенсировалось применением тягачей, а также полугусеничных. Однако в условиях военных действий соперник вряд ли разрешит тягачу вольно ездить по полю боя.

Вручную же семь человек расчета это орудие по полю таскали с большим трудом. В это же время, часто тяжелым пехотным орудиям приходилось вести пламя фактически в упор. Первый таковой опыт был взят уже на протяжении боев в Польше в осеннюю пору 1939 года.

В полной мере логичным ответом, которое созрело к началу 1940 года, стала механизация sIG 33. Справедливости для, это была не первая попытка перевода данного орудия в самоходную артиллерию. Дело в том, что sIG 33 некое время выпускалось в СССР под обозначением НМ. Как раз в Советском Альянсе в первый раз появилась мысль применения данного орудия в качестве оружия самоходной артиллерийской установки.

Качающуюся часть НМ установили на СУ-5, САУ с применением агрегатов легкого танка Т-26. Оказавшаяся машина имела индекс СУ-5–3. По многим причинам она так и не была запущена в серийное производство.

В Германии же эта история имела совсем второе развитие.

15 cm sIG 33 (mot S) auf Pz.Kpfw.I Ausf.B без страниц рубки. Отлично видно, как орудие крепится на усилителях, приваренных к крыльям. Помимо этого, превосходно видно, что орудие нависает над механиком-водителем

В начале 1940 года предприятие Alkett (Altmarkische Kettenfabrik) из Шпандау взяло задание на разработку самоходной установки на базе Pz.Kpfw.I Ausf.B. Выбор этого предприятия отнюдь не случаен: Alkett являлось дочерним предприятием концерна Rheinmetall-Borsig AG, производителя и разработчика орудия sIG 33.

В полной мере логичным выглядит и выбор Pz.Kpfw.I Ausf.B в качестве базы. Во-первых, по окончании польской кампании имелось довольно много ремонтных шасси этих автомобилей. Во-вторых, на протяжении той же кампании стало совсем ясно, что танк с одним только пулеметным оружием мало подходит для современной войны.

В-третьих, более замечательный двигатель и более долгая, чем у Pz.Kpfw.I Ausf.A, база разрешали делать на базе Pz.Kpfw.I Ausf.B самоходные установки. Что касается Pz.Kpfw.I Ausf.A, то из них немцы делали подвозчики снарядов (всего была выстроена 51 вещь). Кроме этого в первой половине 40-ых годов двадцатого века 24 танка Pz.Kpfw.I Ausf.A переделали в ЗСУ 2 cm Flak 38 auf Pz.Kpfw.I Ausf.A.

Эти автомобили, выстроенные на заводе Stower в Штеттине, были достаточно спорными по боевым возможностям и конструкции.

Экипаж данной самоходной установки без шуток доработал свой автомобиль. Прекрасно виден импровизированный гильзосборник, а в рубке показалась радиостанция

Очень спорной по конструкции была и созданная Alkett самоходная установка, взявшая незатейливое обозначение и простой 15 cm sIG 33 (mot S) auf Pz.Kpfw.I Ausf.B («15-см моторизованное орудие sIG 33 на базе Pz.Kpfw.I Ausf.B»). Часто ее именуют Sturmpanzer I или Bison, но эти заглавия к действительности никакого отношения не имеют.

Полученное Alkett необыкновенное техническое задание стало обстоятельством того, что у тамошних конструкторов оказалась очень неординарная машина. С танка снималась подбашенная коробка, и на этом, по большей части, изготовление шасси заканчивалось. В полной мере логичным ответом имела возможность бы стать установка в машине качающейся части орудия, но техническое задание потребовало полного сохранения его уникальной конструкции.

Орудие на шасси Pz.Kpfw.I Ausf.B без подбашенной коробки и закреплялось. Ширина колеи sIG 33 была такова, что закатывалась она по крыльям. Потому, что те очевидно не были вычислены на такую массу, на крылья приварили особые усилители, к каким и крепились колеса орудия.

Для защиты от стрелкового огня спереди и частично с боков орудие взяло щитовое прикрытие. Неспециализированная высота автомобили достигала 2,7 метра, а боевая масса – 8 тысячь киллограм. На момент создания это была самая высокая боевая гусеничная машина вермахта.

Ее экипаж складывался из семи человек, из которых трое ехали позади на полугусеничном тягаче Sd.Kfz.10, делавшем роль подвозчика снарядов. В самой машине пребывало всего пара выстрелов (2–3). Не было у радиостанции и нея.

Неприятность связи решалась посредством применения переносных радиостанций.

Пятая машина из s.IG.Kp(Mot.S) 703, июнь 1940 года. Если судить по надписи на щите орудия, один военнослужащий из состава расчета САУ погиб 24 мая того же года

Столь неординарная конструкция германское руководство не смутила. При последовательности очевидных минусов она имела один значительный плюс: sIG 33 стала более мобильной на поле боя, что и требовалось клиенту. В феврале 1940 года была изготовлена партия из 38 самоходных установок.

Слово «изготовлена», но, в этом случае достаточно условно: само предприятие Alkett, суда по переписке, этим не занималось. Возможно, речь заходит о конверсиях силами военных мастерских.

Намерено под новые самоходные установки был создан новый тип подразделения – батарея моторизованных тяжелых пехотных орудий (s.IG.Kp(Mot.S)). В соответствии с штату, в каждую батарею попало по 6 самоходных установок. Батарея складывалась из трех взводов по 2 самоходные установки и по 4 тягача Sd.Kfz.10 в каждом. Всего за весну 1940 году было организовано 6 таких батарей, каковые были распределены следующим образом:

  • s.IG.Kp(Mot.S) 701 – 9-я танковая дивизия
  • s.IG.Kp(Mot.S) 702 – 1-я танковая дивизия
  • s.IG.Kp(Mot.S) 703 – 2-я танковая дивизия
  • s.IG.Kp(Mot.S) 704 – 5-я танковая дивизия
  • s.IG.Kp(Mot.S) 705 – 7-я танковая дивизия
  • s.IG.Kp(Mot.S) 706 – 10-я танковая дивизия

Все шесть батарей готовься к началу активной фазы кампании во Франции. Результаты боевого применения были очень противоречивыми. С одной стороны, огневая мощь орудия была впечатляющей. Попаданием одного боеприпасы возможно было уничтожить дом. Иначе, недочётов у данной автомобили выяснилось много.

Громадные габариты делали 15 cm sIG 33 (mot S) auf Pz.Kpfw.I Ausf.B хорошей мишенью. От больших потери новые самоходки спасла только скоротечность кампании.

не меньше значительной проблемой выяснилось то, что шасси Pz.Kpfw.I Ausf.B выяснилось перегружено. Поломки были достаточно нередким явлением на маршах. Как ни необычно, в этом случае помогала несуразная с виду конструкция автомобили: тяжелое орудие возможно было снять с шасси и прицепить позади. В таковой конфигурации нагрузка на шасси появилась намного меньшей.

Нельзя исключать, что именно тогда в головах германских армейских появилась мысль Waffentrager, другими словами самоходного шасси с возможностью установки на него простого буксируемого орудия.

Уничтоженная машина Alter Fritz, первая САУ 703-й батареи. Страно, но, если судить по документам, она числится в подразделении и весной 1941 года

На протяжении вторжения в Югославию были использованы три батареи – 701-я, 703-я и 704-я. Месяцем позднее все самоходные установки употреблялись при атаке на СССР. Тут 15 cm sIG 33 (mot S) auf Pz.Kpfw.I Ausf.B часто использовались в несвойственной для себя роли истребителей танков. Для этого они очевидно не предназначались, не смотря на то, что определенных удач их расчетам добиться удалось.

К примеру, 705-я батарея записала на собственный счет 2 танка, еще пара советских автомобилей записали в собственный актив самоходчики 702-й батареи. Как и во Франции, большую часть времени орудия sIG 33 находились не в автомобилей, а буксировались за ними.

Пятая машина одной из батарей пересекает понтонную переправу. Восточный фронт, лето 1941 года

Не обращая внимания на то, что война с СССР очень сильно отличалась от войны с Францией, утраты батарей самоходных орудий были не такими тяжелыми, как возможно предположить. Хуже всего было нужно 706-й батарее, которую было нужно расформировать к началу 1942 года. Немногим продолжительнее просуществовала 705-я батарея – ее не стало в мае 1942 года. Другие батареи сражались существенно продолжительнее: 702-я батарея была расформирована в декабре 1942 года, а остальные – в июле 1943 года.

По состоянию на конец этого месяца в 5-й танковой дивизии все еще имелась одна самоходная установка 15 cm sIG 33 (mot S) auf Pz.Kpfw.I Ausf.B.

Тягач «Ворошиловец» буксирует в тыл трофейную самоходную установку из состава 705-й батареи. Зима 1942 года

Последовательность недочётов, свойственных данной самоходной установке, не отпугнул германских армейских. Больше того, для практически кустарной автомобили 15 cm sIG 33 (mot S) auf Pz.Kpfw.I Ausf.B оказалась в полной мере неплохой, о чем говорит ее достаточно продолжительная карьера. К тому же, опыт боевого применения продемонстрировал, что шасси Pz.Kpfw.I для аналогичных задач подходит слабо.

Значительно лучшей базой данный легкий танк стал для второй самоходной установки.

Смесь рейнского с богемским

Мысль легкой самоходной установки, предназначенной для борьбы с вражескими танками, показалась в Германии еще в середине 20-х годов. Итогом стало появление опытных образцов Rheinmetall Leichttraktor Selbstfahrlafette и leichte Selbstfahrkanone. Недоведенность конструкции и другие обстоятельства стали причиной тому, что предстоящего развития эта тема не взяла. Позднее последовали попытки создания истребителя танков на полугусеничном шасси.

Были выстроены опытные образцы, но и в этом направлении работы далеко не продвинулись.

47-мм пушки PUV vz.36 на вооружении германской армии, 1941 год

Снова о легких истребителях танков на танковой базе немцы отыскали в памяти в начале 1940 года. Обстоятельство была прозаичной: неожиданно для себя германские армейские поняли, что арсенал их противотанковых средств, талантливых бороться с Char B1 bis, очень ограничен. Германская 3.7 cm Pak для этого не годилась по обстоятельству недостаточного бронепробития, а 88-мм зенитная пушка Flak 18 имела совсем не выдающуюся подвижность на поле боя.

Исходя из этого очень успешным приобретением стали 47-мм противотанковые пушки PUV vz.36, выпускавшиеся заводом Skoda. Эти орудия достались немцам весной 1939 года по окончании оккупации Чехии.

На дистанции в километр бронебойный боеприпас PUV vz.36 пробивал броню толщиной 55 мм, поставленную под углом 60 градусов. Этого в полной мере хватало, дабы с уверенностью бороться с Char B1 bis на средних расстояниях. Были у пушки и недочёты – громадная, чем у 3.7 cm Pak, боевая масса, и древесные колеса, что ограничивало скорость перевозки. Орудие было принято на вооружение вермахта под обозначением 4.7 cm PaK 36(t). Его производство продолжилось, за 1939 год Skoda сдала новому клиенту 200 орудий.

Эти пушки, как и более поздние совокупности данного типа для чехословацкой армии, оснащались уже вторыми колесами – со пневматическими шинами и стальными дисками.

Один из 132-х Panzerjager I, выпущенных весной 1940 года

Заказ на разработку самоходной противотанковой установки на базе Pz.Kpfw.I Ausf.B взяла все та же компания Alkett. Опытный образец, что лично осмотрел Гитлер, готовься к 10 февраля 1940 года. Сложных дорог в Шпандау исткать не стали.

С подбашенной коробки срезали кормовой лист и крышу, вместо установив рубку, открытую сверху, позади и частично с бортов. В отличие от 15 cm sIG 33 (mot S) auf Pz.Kpfw.I Ausf.B, где рубка планировала на заклепках, у истребителя танков страницы между собой сваривались. В рубки установили качающуюся часть PUV vz.36 вместе с переделанным орудийным щитом.

Экипаж автомобили увеличился до трех человек, наряду с этим в боевом отделении нашлось место и для радиостанции, и для 84 выстрелов к пушке (а также 74 бронебойных). Боевая масса выросла незначительно – до 6,4 тысячь киллограм, благодаря чему подвижность САУ сохранилась на уровне Pz.Kpfw.I Ausf.B. Машина взяла не меньше простое, чем 15 cm sIG 33 (mot S) auf Pz.Kpfw.I Ausf.B, обозначение — 4,7 cm Pak (t) (Sfl) auf Pz.Kpfw.I (Sd.Kfz.101) ohne Turm, другими словами «47-мм самоходная противотанковая пушка на Pz.Kpfw.I Ausf.B без башни».

В отличие от штурмовой самоходной установки, истребитель танков оказался значительно более успешным по конструкции

Еще перед тем, как первый пример самоходной установки готовься , в германском армейском управлении разгорелась борьба. С одной стороны, на эти автомобили претендовали танкисты, потому, что машина делалась на танковой базе. Иначе, высокомобильное противотанковое средство желала взять и пехота. Сначала танкисты побеждали: 9 февраля, за сутки до демонстрации САУ Гитлеру, из 132 заказанных автомобилей пехоте предназначалось всего 10.

Все поменялось на следующий сутки: было решено, что все самоходные установки окажутся в частях, формируемых из пехотных противотанковых батальонов.

Ясно, что у этих замыслов нашлись соперники. Гудериан 20 февраля показывал, что у пехотных частей смогут быть неприятности со снабжением этих автомобилей ремонтом и запчастями. Согласно его точке зрения, логично было бы дать истребители танковым частям, а пехоту снабжать противотанковыми пушками с тягачами.

К слову, на протяжении этих дебатов машину много раз именовали Panzerjager или Panzerjager Pz.IB. Позднее это обозначение трансформировалось в Panzerjager I, которое и стало официальным.

Боевое отделение Panzerjager I. Просторным его не назовешь, но с учетом имевшейся в распоряжении конструкторов базы оказалось в полной мере сносно

Производство Panzerjager I было организованно на Alkett. По замыслам, 40 автомобилей переделывалось из Pz.Kpfw.I Ausf.B в марте 1940 года, еще 60 – в апреле и 30 – в мае. К выпуску был причастен концерн Krupp, на что возложили задачу по изготовлению 60 рубок. В переписке Krupp эти автомобили обозначались как La.S.47. Еще 72 рубки выпустили на заводе Deutsche Edelstahlwerke AG (DEW) в Ганновере.

Не осталась без дела и Skoda. Завод в Пльзене взял заказ на изготовление орудий для истребителя танков.

Экипаж истребителя танков складывался из трех человек. Случаи, в то время, когда самоходчики были в танковой форме, а начальник в пехотной – далеко не редкость

В соответствии с замыслам Управления оружий от 20 марта 1940 года, 132 Panzerjager I предполагалось распределить следующим образом. По одной машине отправлялось в управления Wa.Pruf 1 и Wa.Pruf 4, отвечавшие, соответственно, за артиллерию и боеприпасы. 36 автомобилей к 1 апреля уходило на комплектование шести батарей для двух батальонов истребителей танков. После этого 54 САУ к 1 мая предполагалось послать на комплектование трех вторых батальонов, а к 1 июня в армии должны были уйти еще 36 автомобилей.

6 самоходных установок оставались в резерве.

На деле по шесть автомобилей в каждую из трех батарей взял лишь 521-й батальон истребителей танков. Он был переформирован ко 2 апреля 1940 года из подразделения, вооруженного буксируемыми противотанковыми пушками. Остальные батальоны имели другую структуру.

616-й, 634-й и 670-й батальоны взяли по три батареи с девятью самоходными установками в каждой. К 31 мая начал формироваться еще один батальон с 18 автомобилями, одна самоходная установка выяснялась в резерве. В действительности две последние выстроенные автомобили на долгое время остались на Alkett. Дело в том, что Skoda традиционно сорвала замысел по выпуску пушек.

Предпоследний Panzerjager I удалось сдать в сентябре 1940 года, а последний и того позднее, в июле 1941 года.

Самоходные установки в засаде. Относительно низкий силуэт отмечали в собственных донесениях начальники батальонов, которыми были оснащены Panzerjager I

Самоходные противотанковые батальоны формировались в спешке. Это не разрешило экипажам полностью освоить автомобили. Однако, в кампании мая-июня 1940 года Panzerjager I продемонстрировали себя в полной мере достойно.

Машина была низкой, а поломки преследовали ее не столь довольно часто, как это происходило с 15 cm sIG 33 (mot S) auf Pz.Kpfw.I Ausf.B. Появились кое-какие неприятности со снабжением запчастями, но их удалось достаточно оперативно решить. Самоходная установка Panzerjager I была действенным средством борьбы с огневыми и французскими танками точками.

Самоходная установка пересекает мост. Франция, весна 1940 года

Очевидно, состояла самоходка далеко не из одних преимуществ. Экипажи жаловались на нехорошую обзорность и тесное боевое отделение. Состав боекомплекта был признан неудачным, предлагалось расширить долю осколочно-фугасных снарядов до 50%. Совсем недостаточным признавалось бронирование самоходной установки.

Но, не обращая внимания на все имеющиеся недочёты, Panzerjager I признавалась значительно более действенным оружием, чем простые противотанковые пушки.

Panzerjager I второй производственной серии из состава 605-го истребительного батальона. До наших дней дожила машина из этого батальона, имевшая бортовой номер 32

Такие результаты послужили основанием чтобы задуматься о выпуске дополнительной серии самоходных установок. 19 сентября 1940 года с Krupp был заключён сделку на изготовление партии из 70 рубок. Автомобили второй серии отличались формой рубки, которая взяла дополнительные бортовые страницы.

Первоначально предполагалось, что заниматься переделкой Pz.Kpfw.I Ausf.B в Panzerjager I будет Alkett, но 15 октября замыслы поменялись. Дело в том, что компания Alkett была загружена изготовлением самоходных установок StuG III Ausf.B. В следствии в Шпандау переделали всего 10 автомобилей. Запасной производственной площадкой было выяснено предприятие Klockner-Humboldt-Deutz.

Эта компания, в которую входила и компания Magirus, более известна грузовиками. Однако, как раз тут с декабря 1940 по февраль 1941 года переделали 60 танков в Panzerjager I.

Изготовленные установки пошли на оснащение 529-го и 605-го батальонов, по 27 штук в любой. Еще одним получателем стала дивизия СС «Лейбштандарт», для которой была выделена батарея из девяти Panzerjager I. Оставшиеся автомобили попали в 900-ю учебную бригаду. Учебной она была, но, лишь номинально: уже в июле 1941 года бригада принимала участие в военных действиях против СССР.

Эта установка была утрачена в первой половине 40-ых годов двадцатого века. Если судить по заплатке на лобовом странице, из строя она была выведена не в впервые

В военных действиях на Восточном фронте употреблялись все части, вооруженные Panzerjager I, не считая 605-го истребительного батальона. Тут им приходилось часто заниматься совсем не характерными задачами. К примеру, 529-й батальон завлекали к роли, которую в большинстве случаев делал StuG III. Не имея таковой брони, как у штурмовой САУ, противотанковая самоходная установка была более уязвимой, что приводило к громадным утратам. Преследовали Panzerjager I и механические неприятности.

В первую очередь, это касалось опорных катков, каковые довольно часто не выдерживали продолжительных маршей.

Трофейный Panzerjager I первой производственной серии на выставке в Москве. Лето 1943 года

Возможностей 47-мм пушки в полной мере хватало для борьбы с советскими танками Т-34. Помимо этого, в первой половине 40-ых годов двадцатого века началось производство подкалиберных снарядов Pz.Gr.40, что разрешило с уверенностью бороться и с КВ-1. Однако, за 1941 год было утрачено 140 Panzerjager I. Но оставшиеся в строю самоходные установки воевали впредь до начала 1943 года.

Продолжительнее всех они продержались в составе 521-го истребительного батальона, поделившего под Сталинградом судьбу 6-й армии.

Раздельно стоит упомянуть судьбу 605-го истребительного батальона. В марте 1941 года его направили в Ливию, где он вошел в подчинение 5-й легкой дивизии. За 1941 год батальон утратил 13 автомобилей.

По большей части это произошло в ноябре 1941 года, в то время, когда британцы проводили операцию «Крестоносец». Одним из соперников германских истребителей танков были британские пехотные танки Matilda. На дистанции 600–800 метров бронебойные боеприпасы не пробивали британскую машину, не смотря на то, что изнутри образовывались вторичные осколки, каковые калечили экипажи. С уверенностью Matilda пробивалась только подкалиберными боеприпасами.

Экипажи германских противотанковых САУ сетовали на то, что таких снарядов мало.

Эта же машина с другого ракурса

С учетом пополнений к октябрю 1942 года, в то время, когда началась битва за Эль-Аламейн, в составе 605-го истребительного батальона все еще пребывало 11 Panzerjager I. На протяжении этого сражения британцы смогли захватить три самоходные установки. Одну из них, с бортовым номером 32, они передали американцам. Продолжительное время эта машина пребывала на Абердинском полигоне.

В начале 80-х машину вернули в Германию, где ее отреставрировали. На данный момент это уникальный сохранившийся Panzerjager I.

В отличие от 15 cm sIG 33 (mot S) auf Pz.Kpfw.I Ausf.B, первый массовый германский истребитель танков оказался в полной мере успешной машиной. Не обращая внимания на последовательность недочётов, во многом связанных с базой, Panzerjager I в целом оправдал возложенные на него ожидания. Помимо этого, осуждая базу Pz.Kpfw.I, не следует забывать, что она была далеко не нехорошей.

Достаточно отыскать в памяти, к примеру, подобную по концепции самоходную установку 4.7 cm Pak(t) (Sfl) auf Fgst.Pz.Kpfw.35 R 731(f), чья боевая карьера летом 1941 года продлилась меньше 14 дней.

Кинутая на марше самоходная установка на базе Panzerjager I. Берлин, май 1945 года

Напоследок стоит упомянуть еще одну самоходную установку, которая была переделана из Panzerjager I. На протяжении боев за Берлин в апреле 1945 года немцы применяли машину, в которую было установлено 75-мм орудие StuK 40 L/48. О том, кто и в то время, когда выстроил эту самоходную установку, неизвестно. Известно только, что эта машина использовалась в Берлине, и что немцы ее бросили.

литература и Источники:

  • Материалы ЦАМО РФ
  • Материалы РГАКФД
  • Panzer Tracts 7–1 Panzerjaeger 3.7cm Tak to Pz.Sfl.Ic development and employment from 1927 to 1941, Thomas L. Jentz, Hilary Louis Doyle, 2004, ISBN 0–9744862–3-X
  • Panzer Tracts No.10 Artillerie Selbstfahrlafetten, Thomas L. Jentz, Hilary L. Doyle, 2002, ISBN 0–9708407–5–6
  • NUTSBOLTS 07 Panzerjager I 4,7 cm Pak(T) Auf Pz.I Ausf.B (Sd.Kfz. 101), Heiner F Duske, Tony Greenland, Frank Schulz, NUTSBOLTS GrB, 1997
  • NUTSBOLTS 19 15cm sIG33 (Sf) auf PzKpfw 1 Ausf B15cm sIG33 towed, Jurgen Wilhelm, NUTSBOLTS GrB, 2005
  • Фотоархив автора

Малые да удалые

Темы которые будут Вам интересны: