«Логово зверя» под гусеницами танков

«Логово зверя» под гусеницами танков

Последние 70 километров перед Берлином были чуть ли не самым «противотанковым» расстоянием ВОВ, которое необходимо было пройти Красной армии. Начиная от Зееловских высот и до самой столицы Германии советским армиям необходимо было практически продираться через восемь рубежей обороны. В том месте, где не было очередного города, перевоплощённого в укреплённый узел, были леса с заминированными завалами, каналы, реки и противотанковые рвы.

Любимый танкистами оперативный простор возможно было отыскать лишь западнее Берлина.

Советское руководство задействовало для штурма четыре из шести танковых армий, существовавших в то время. И отдельные танковые и механизированные корпуса, бригады и полки. К танкистам прибыло очередное, последнее пополнение данной войны, так что Красная армия имела возможность послать на Берлин более 6000 танков и САУ.

Но кроме того умелые экипажи, не говоря уже о новичках, не имели важного опыта ведения битв в большом населённом пункте: до текущего момента главную тяжесть муниципального штурма принимали на себя артиллерия и пехота. Бронетанковым силам предстояло набраться этого опыта конкретно в сражении, а заодно написать одну из самых броских страниц в истории советских танковых армий.

Зееловский клинч

16 апреля 1945 года на германские позиции у Кюстринского плацдарма обрушилась советская артиллерийская подготовка. После этого вспыхнули 140 прожекторов, каковые командующий 1-м Белорусским фронтом маршал Г. К. Жуков приказал применять, дабы осветить дорогу наступавшим армиям. Воздушное пространство, смешанный с пылью и дымом, превратился в ослепительно сияющую завесу, которая одинаково мешала как германским, так и советским воинам.

Маршал Жуков принял непростое ответ: задействовать на Зееловских высотах танковые армии 1-го Белорусского фронта, не ждя прорыва. Но кроме того броня не помогла добиться стремительного успеха

По плану Жукова, оборону на Зееловских высотах должны были прорвать общевойсковые, а не танковые армии. Но немцы успели отвести собственные главные силы из-под огня артиллерии на вторую линию обороны, так что уже к середине первого дня наступления стало ясно, что взломать оборону соперника советским армиям скоро не удастся. Тем временем немцы подтягивали к Зееловским высотам и бросали в бой новые войска, а также снимая их с обороны Берлина.

Обстановка усугублялась тем, что расчёты Жукова на авиацию не оправдались: нехорошая погода свела к минимуму возможность её применения.

Маршал принял непростое ответ: задействовать на Зееловских высотах танковые армии 1-го Белорусского фронта, не ждя прорыва. Но кроме того броня не помогла добиться стремительного успеха. Красная армия сейчас напоминала человека, медлительно и болезненно продирающегося через колючие заросли.

Части теряли людей и технику, утрата темпа угрожала тем, что немцы смогут ещё больше укрепить Берлин, и без того перевоплощённый в крепость.

На фоне тяжёлого развития наступления показалась ещё одна неприятность: штурмовые группы, подготовленные в армиях специально для битв в Берлине, распались в битвах ещё на подступе к германской столице. 22 апреля Жуков приказал создать новые группы, включив в их состав целые и танки танковые подразделения. Кроме этого командующий "настойчиво попросил" организовать в Берлине круглосуточный бой, так что штурмовые группы должны были делиться на ночные и дневные.

Столица рейха, готовая к последнему бою, ожидала. Её улицы пересекали баррикады, на перекрёстках были вкопаны танки, дома превратились в мини-крепости. Вместе с регулярными армиями гарнизон Берлина составляли ополченцы — фольксштурм.

Квартал за кварталом

В одном из собственных последних распоряжений Гитлер написал: «Нет необходимости, дабы любой обороняющий Имперскую столицу знал подробно технику армейского дела. Значительно серьёзнее, дабы любой был воодушевлён фанатическим жаждой и волей к победе». Фанатизма у фольксштурмистов, накрученных нацистской пропагандой, хватало.

А ещё у них в изобилии были фаустпатроны.

Чтобы закрывать танки от фаустников, нужна была пехота. В механизированных корпусах либо частях общевойсковых армий, которым были приданы танки, солдат хватало, дабы удачно защищать собственную военную технику. В танковых частях дела обстояли намного хуже. Из-за недостатка пехоты часть танков вынуждена была простаивать в ближнем тылу.

Но кроме того в том направлении просачивались немцы с фаустпатронами.

Танковые бригады были вынуждены применять штурмовые группы, в каковые входили четыре танка, две самоходки, одно 76-мм орудие, два крупнокалиберных пулемёта ДШК и столько же миномётов. Пехоты было всего два отделения — приблизительно 20 человек. Тогда как в штурмовой группе механизированных частей, было больше и танков, и пушек, и особенно пехоты (две роты — это как минимум впятеро больше солдат).

В таких условиях сказать о надёжной защите от фаустников не приходилось.

Штурмовые группы действовали так. в первых рядах двигались два танка, обстреливавшие любой собственную сторону улицы. В 30−40 метрах за ними ползли самоходки, расстреливавшие прямой наводкой огневые точки, нашедшие себя. За ними, с автомашин, пулемётные расчёты трудились по целям на крышах и верхних этажах.

В том месте, где пуль калибра 12,7 мм не хватало, помогали боеприпасы оставшихся двух танков, каковые держали на прицеле верхние этажи строений на противоположных от себя сторонах улицы.

К вечеру 25 апреля наступавшие войска СССР прорвали внутренний, самый укреплённый обвод берлинского укреплённого района. Потом предстояли битвы в центре города. Их уже частично уничтожили авиационные налёты союзников, а немцы довершили дело, перевоплотив руины в настоящий смертельный лабиринт. За баррикадами довольно часто прятались вкованные танки, выставившие ствол в узкую бойницу.

Найти такую огневую точку заблаговременно было нереально.

Последнее упрочнение

Пехоты не хватало так, что в перестрелку с немцами приходилось вступать кроме того советским штабам. 27 апреля тяжёлые ранения взяли начальники 1-й гвардейской танковой бригады А. М. Темник и 21-й гвардейской механизированной бригады П. Е. Лактионов. Оба полковника умерли на следующий сутки, очень мало не дожив до победы. Кое-какие танковые части приходилось «насыщать» пехотой уже на протяжении битв.

К примеру, утром 30 апреля 2-я танковая армия взяла 1-ю пехотную дивизию Войска Польского.

Штурмовые группы проходили квартал за кварталом, и одновременно с этим отдельные группы немцев с фаустпатронами пробовали просочиться в тыл наступавшим советским армиям и занять огневые позиции на уже очищенной территории. Красная армия использовала для борьбы с ними простой и очень действенный способ: дом либо квартал, в котором обнаруживали фаустников, всецело разрушался артиллерийским огнём.

30 апреля войска СССР вышли к Рейхстагу. На следующий сутки поляки вместе с 12-м гвардейским танковым корпусом постарались забрать штурмом ЖД станцию Тиргартен. Но кроме того польской отваги на несколько с уральской сталью не хватило: «в следствии сопротивления соперника, засевшего в строении станции и за замечательными оборонительными препятствиями, корпус успеха не имел».

Лишь поздней ночью Тиргартен пал.

Одвременно с этим части 2-й гвардейской танковой армии штурмовали берлинский зоосад. Возможно, выражение «война в зоопарке» и звучит смешно, но лишь не в Берлине и не в 45-м году. Тут размешался штаб начальника города, так что немцы перевоплотили зоосад в настоящую крепость.

Одним из её основных узлов была башня ПВО Flakturm am Zoo. Это огромное сооружение выдержало обстрел 152-мм калибром, а 203-мм бетонобойные боеприпасы гаубиц Б-4 смогли лишь частично его уничтожить. Битвы за соседний ипподром и зоосад шли до 1 мая 1945 года.

Последний бой в Берлине совершили танкисты 4-й гвардейской танковой армии, уничтожая германскую группировку, пробовавшую пробиться на запад из района колонии Шпандау.

Заслугу танкистов Красной армии в штурме Берлина тяжело переоценить. Но победа — это одно, а анализ боевого опыта — второе. Вывод советских начальников, сделанный на базе обработки множества документов, был однозначен: «Привлечение танковых армий к захвату городов по опыту Берлинской операции — советовать запрещено».

Просматривайте кроме этого:

  • Фоторепортаж «Битва за Берлин».
  • История взятия Берлина.
  • Как танки обучались сражаться. Победный 45-й.
Создатель текста — Андрей Уланов

Источники:

  1. Издание военных действий 1 гв. ТА.
  2. Издание военных действий штаба 1 гв. ТА.
  3. Издание военных действий 2 гв. ТА.
  4. Издание военных действий штаба 6 гв. тк.
  5. Стенограммы выступлений на конференции по изучению Берлинской операции 1БФ.

Гусеницы для ЛЕГО-ТАНКА!! (Обзор’чик)

Темы которые будут Вам интересны: