«Лис пустыни». дерзость, везение и крах

«Лис пустыни». дерзость, везение и крах

Альянс Италии и Германии, сложившийся в начале Второй мировой, был совсем неравноценным в армейском отношении. В 1939–1940 годах вермахт неумолимо «перекрашивал» карту Европы в цвета Германии. Итальянская армия так же стабильно проваливала всё, за что бралась.

Франция, Греция, Северная Африка — везде их ожидало одно да и то же: конфуз и поражение.

Не смотря на то, что именно африканскую кампанию Италия начала хорошо: войска маршала Рудольфо Грациани оттеснили британцев более чем на 100 километров на восток, в направлении Александрии. Но на этом всё и закончилось. Наступление остановилось в середине сентября 1940 года из-за неприятностей со снабжением, не хорошо отлаженного управления армиями и непозволительной пассивности командующего Грациани.

Британцы воспользовались моментом и в декабре перешли в наступление, имея в составе армии «Нил» всего 36 тысяч воинов. К февралю 41-го 250-тысячная итальянская группировка была разбита и отброшена на 700 километров. Дабы оказать помощь своим нерадивым союзникам, германское руководство решило послать в Африку ограниченный контингент армий.

Их возглавил перспективный, но тогда ещё неизвестный генерал Эрвин Роммель. Северная Африка стала в ближайшие два года его территорией войны, местом и источником славы, где он потерпел самое громкое поражение в собственной карьере.

Через чур действенная помощь

Африка заведомо воспринималась германским руководством как второстепенный театр боевых действий. Роммель прибыл в том направлении с приказом поддержать битых итальянцев и остановить английское наступление. Тяжело представить себе другую боевую задачу, в случае если учесть, что общее колличество немецко-итальянских армий в Африке впредь до самого их поражения не превышала 140 тысяч людей, а в феврале 41-го, в то время, когда на фронт прибыл Роммель, была и того меньше.

Разгром Эрвина Роммеля был для Англии не только делом чести, но и вопросом выживания

К исполнению распоряжений германский генерал подошёл необычно. Не ждя прибытия главных сил вермахта, он решил неожиданно напасть на британцев. Удар был так неожидан, а действия армий Роммеля столь наглыми и успешными, что всего за пара месяцев союзники были выбиты из всей ливийской области Киренаика.

Немецко-итальянские армии вышли к египетской границе.

С одной стороны, действия Роммеля позвали в Германии восхищение. Вместе с тем руководство вермахта отчаянно пробовало одёрнуть собственного бесшабашного генерала, которого германский начальник генерального штаба Франц Гальдер прямым текстом именовал «зарвавшимся солдафоном». Ничего не помогло: ни стоп-распоряжения из Германии, ни кроме того визит генерала Фридриха Паулюса, лично отправившегося в Африку разбираться со строптивым командующим.

К весне 1942 года британцы готовься пугать Роммелем детей. Тон одного из распоряжений тогдашнего английского командующего Клода Окинлека прекрасно иллюстрирует неспециализированный настрой в армиях: «Существует настоящая опасность, что отечественный приятель Роммель станет для отечественных солдат волшебником либо пугалом Он ни за что не сверхчеловек, не смотря на то, что он весьма энергичен и владеет свойствами Я желаю, дабы вы всеми методами развеяли представление, что Роммель есть чем-то громадным, чем простой германский генерал».

«Лисья охота» будущего виконта Аламейнского

Угроза того, что немцы захватят Суэцкий канал, смотрелась очень настоящей. Для Англии он был поразительно ответствен, по причине того, что на Дальнем Востоке сейчас вступила в войну английские колонии и япония оказались под ударом. Так, для британцев разгром Роммеля стал не только делом чести, но и жизненной необходимостью.

В Африку ими были переброшены огромные силы: пехота, танки, авиация. Германия таковой возможности не имела, мешали союзная авиация с острова британский флот и Мальта, господствовавший на Средиземном море. Обстановка в Африке должна была измениться — и она изменилась.

Произошло это на протяжении своевременной паузы, появившейся по окончании первого сражения у Эль-Аламейна в июле 1942 года.

Пара раз перетасовав командующих, союзники поставили генерала Бернарда Монтгомери во главу собственного главного боевого объединения — 8-й армии. По сравнению со собственными предшественниками он был более решителен и умел получать военных удач. В августе — сентябре 1942 года генерал удачно отразил наступление Роммеля у хребта Алам-Хальфа и начал готовить ответный движение.

Монтгомери ни при каких обстоятельствах не кидался в бой, не будучи уверенным, что собрал хватает войск для сокрушения соперника. А в подкреплениях у него недочёта не было — одних лишь танков к началу второго, решающего сражения у Эль-Аламейна англичане накопили свыше тысячи, наряду с этим любой четвёртый из них был новейшим «Шерманом». Роммель уступал англичанам по этому параметру чуть ли не в два раза, и это лишь количественно.

Качественное отставание немецко-итальянских танков было ещё посильнее, поскольку большую часть их бронетанкового парка составляли слабо бронированные и не имеет значение вооружённые итальянские автомобили. Роммель прямым текстом именовал танки итальянского производства «ветошью».

В сентябре 1942 года, в то время, когда до наступления Монтгомери было ещё больше месяца, Роммель (уже давно генерал-фельдмаршал) отбыл из Африки в Германию на лечение: среди его армий свирепствовали инфекционная желтуха и дизентерия. Гитлер принял генерал-фельдмаршала, выслушал его рассказ о тяжёлом положении Африканского корпуса и дал обещание отправить множество оружия и техники, включая новейшие танки «Тигр». Обещания фюрера были сотрясением воздуха.

К тому же британцы в далеком прошлом и прочно хозяйничали на германских коммуникациях через Средиземное море, отправляя на дно солидную часть припасов, идущих Роммелю.

Монтгомери с присущей ему основательностью совершил огромную работу по дезинформации соперника. По его приказу британцы маскировали танки под грузовики и напротив, строили фальшивые топливопроводы, развернули целую сеть фиктивных радиостанций. В планировании наступления учитывались кроме того фазы Луны, по причине того, что первый удар союзники планировали нанести ночью и естественное освещение было крайне важным.

Эль-Аламейн. Последняя схватка

В отсутствие Роммеля немецко-итальянскими армиями руководил Георг фон Штумме. В то время, когда поздним вечером 23 октября 1942 года британская артиллерия обрушилась на германские позиции, он был к этому не готов. Иначе, британцы также не добились того успеха, на что рассчитывали.

Им удалось нанести утраты артиллерии и немецкой пехоте, расстроить сообщение, но восход солнца уже наступил, а английские армии всё ещё топтались у роммелевских «дьявольских садов» — так они именовали его минные поля.

Утром 24 октября Штумме лично выехал на передовую, дабы разобраться в обстановке. С собой он забрал лишь двоих сопровождающих. У линии фронта автомобиль германского генерала попал в засаду и был обстрелян.

Штумме не пережил данной передряги, не смотря на то, что обстоятельством его смерти был сердечный приступ, а не осколок либо пуля. Шофер не увидел, как генерал вывалился из автомобиля. Тело Штумме нашли лишь через дни.

Британцы дали первому этапу собственного наступления кодовое наименование «Лёгкая поступь». В действительности любой ход давался воинам Монтгомери очень не легко. Германскую оборону приходилось практически прогрызать, а также итальянцы, не блиставшие боевыми качествами, сейчас показали себя достойно.

Более того, в то время, когда Роммель спешно возвратился в Африку 25 октября, его армии предприняли серию яростных атак.

В первые четыре дня операции союзники чуть продвинулись на семь километров. Позже войска Монтгомери частично перешли к обороне, а частично — начали перегруппировку. Эту стадию битвы у Эль-Аламейна в некоторых источниках прозвали «собачьей сварой». Британцы наносили то в том месте, то тут локальные удары, изматывая немцев и «отгрызая» от их обороны кусок за куском.

Роммель был должен перебрасывать собственные скудные танковые резервы от одного боя к второму, неся утраты от танков, авиации и артиллерии. Данный сумбур продолжался пять суток. За это время линия фронта практически не сдвинулась, но боеготовность армий германского генерал-фельдмаршала была сведена практически к нулю.

Злобной иронией в данной обстановки были слова радиограммы, взятой Роммелем из Рима за пара часов перед тем, как Монтгомери нанёс собственный смертельный удар: «Дуче хочет уведомить Вас, что он не сомневается в том, что под Вашим руководством развернувшееся на данный момент сражение окончится отечественной полной победой».

В ночь с 1 на 2 ноября 1942 года союзные армии начали операцию «Сверхзаряд». По окончании замечательного артиллерийского обстрела английские танки пошли вперёд и прорвали хлипкий фронт Роммеля. У немцев к этому времени осталось всего 35 исправных танков.

Роммель отдал приказ об отступлении. Его армии огрызались и наносить британцам утраты, но ни мельчайших иллюзий относительно финала битвы у Эль-Аламейна он уже не испытывал. Чего нельзя сказать о Гитлере, что дал Роммелю приказ держаться до последнего.

Генерал-фельдмаршал был шокирован этим приказом, но подчинился.

К тому времени, как до фюрера наконец-то дошло, что сопротивление не имеет смысла, сражаться Роммелю было уже фактически нечем. Взяв долгожданный приказ об отступлении, генерал-фельдмаршал забрал у итальянцев запасы воды, практически целый автотранспорт и двинулся в сторону Туниса. Это было продолжительное отступление с боями, закончившееся лишь 13 мая 1943 года, в то время, когда африканская группировка немцев сдалась.

Но Роммеля среди них не было — за пара дней до того он покинул Африку по приказу сверху.

144763

Просматривайте кроме этого:

  • Как М4 Sherman вступили в войну.
  • В тени великих битв. Август 43-го, битвы за Тростянец.
  • Škoda Т-40: попытка танкового ренессанса.
Создатель текста — Владимир Пинаев

Источники:

  1. Карвер М. Битва под Эль-Аламейном. Поражение танковой армии Роммеля в Северной Африке.
  2. Лиддел Гарт Б. Вторая мировая война.
  3. Лиддел Гарт Б. Битвы Фашисткой германии. Воспоминания высших чинов генералитета нацистской Германии.
  4. Шмидт Х. С Роммелем в пустыне. Африканский механизированный корпус в дни поражений и побед 1941–1942 годов.
  5. Роковые ответы / Под ред. профессора истории полковника П. А. Жилина (Воспоминания генерала Фрица Байерлайна). М.: Воениздат, 1958.
  6. История Второй мировой. Т. 6. Воениздат, 1976.
  7. Фуллер Дж. Вторая мировая война 1939–1945 гг. Стратегический и тактический обзор.
  8. Windrow, M. Rommel s Desert Army, Osprey, 1976.
  9. Лапиков М. Как М4 Sherman вступили в войну. http://worldoftanks.ru/ru/news/pc-browser/12/sherman_first_battle/.

Последние тайны Фашисткой германии Лис Пустыни

Темы которые будут Вам интересны: