Кв-3: набор танковой массы

По окончании принятия на вооружение КВ-1 казалось, что безудержный рост боевой массы советских танков остановился. Вместо практически 60-тонных СМК и Т-100 на вооружение Красной армии приняли военную машину, которая была практически на треть легче, не смотря на то, что имела подобное оружие и более толстую броню. К тому же, уже летом 1940 года начались работы по созданию более больших и тяжёлых танков семейства КВ.

В январе 1941 года на опробования вышел Т-220, что по боевой массе превзошёл СМК и Т-100. Данный танк стал предвестником ещё более тяжёлых автомобилей, каковые должны были заменить КВ-1 в производстве. Речь заходит, в первую очередь, о КВ-3.

В инициативном порядке

Во второй половине 30-ых годов двадцатого века на опробования вышла 95-мм дивизионная пушка Ф-28. Это орудие совместно со 122-мм гаубицей Ф-25 должно было стать частью дивизионного «дуплекса». Не обращая внимания на достаточно большой калибр, пушка оказалась очень компактной.

Наряду с этим она владела хорошими чертями, среди них и как средство борьбы с танками. На дистанции в километр Ф-28 имела возможность пробить броню толщиной 65 мм, установленную под углом 30 градусов.

В полной мере логичным ответом стала разработка на базе баллистики Ф-28 танковой пушки. Проект, носивший инициативный темперамент, взял заводской индекс Ф-39. За базу коллектив КБ завода №92 под управлением В. Г. Грабина забрал наработки по 76-мм пушке Ф-34. Иногда всплывает информация, что Ф-39 выстроили а также испытали на танке Т-28. Приводится кроме того фотография танка с таким орудием.

Увы, это не более чем итог дезинформации толкования и неверного фактов со стороны завода №92. На деле фотография является ретушью , которая в альбоме завода №92 употреблялась много. Ф-39 вправду спроектировали и вправду планировали испытывать на Т-28. Но до постройки пушки в металле дело так и не дошло.

К лету 1940 года к пушкам калибра 95 мм интерес был потерян, а внимание конструкторов переключилось на более большой калибр 107 мм.

Кв-3: набор танковой массы

Проект 95-мм танковой пушки Ф-39, 1940 год. Это орудие стало базой при проектирования более замечательной 107-мм танковой пушки Ф-42

11 июня 1940 года в предложениях по уточнению совокупности танкового оружия показался интересный пункт. КВ-2 вместо 152-мм гаубицы предлагалось вооружить 107-мм пушкой на базе корпусного орудия М-60, созданного КБ завода №172 (г. Молотов, сейчас — Пермь).

Совершённые опробования продемонстрировали, что на дистанции 800 метров М-60 способна пробить броню толщиной до 107–110 мм, поставленную под углом 30 градусов. Опять эта совокупность всплывает в ведомости танковых, самоходных и противотанковых совокупностей, подлежащих разработке. Пунктом 4 в ней упоминается «107 мм танковая пушка с установкой в башне танка КВ (качающаяся часть от новой 107 мм корпусной пушки М-60)».Сроком её изготовления указывалось 1 ноября 1940 года, исполнителем работ – Кировский завод.

О том, что Кировский завод занимался подобными системами, до этот поры было неизвестно. В это же время, 107-мм пушку с баллистикой М-60 артиллерийское КБ Кировского завода забрало в работу, хоть и не сходу — первоначально оно от неё отказалось. В январе 1941 года Кировский завод представил Главному артиллерийскому управлению Красной Армии (ГАУ) проект танковой пушки громадной мощности, имевший индекс «412». Такие 400-е индексы на Кировской заводе с 1940 года приобретали артиллерийские совокупности.

К примеру, установка 152-мм гаубицы в КВ-2 с «пониженной» башней имела индекс «402».

Совокупность «412» была предложена сходу в двух вариантах. «412–1в» представляла собой танковую версию 100-мм морской пушки Б-24. От данной совокупности ГАУ отказалось сходу, потому, что в ней от Б-24 брались лишь труба, гильза и снаряд. Более того, бронебойного боеприпаса для Б-24 не существовало в природе, а в ГАУ в полной мере справедливо полагали, что номенклатура танковой артиллерии обязана соответствовать полевой.

Так что первое пришествие танковой пушки калибром 100 мм завершилось полным фиаско.

Что же касается второй совокупности, имевшей индекс «412–2в», она имела калибр 107 мм. Её разработку Кировскому заводу внесли предложение создавать за собственный счёт, потому как в первой половине 40-ых годов двадцатого века они от данной работы, как указывалось выше, отказались. За прошедшее время показал инициативу второй завод, что в январе 1941 года собственную пушку уже изготовил.

На этом история 107-мм пушки разработки Кировского завода закончилась.

107-мм танковая пушка ЗИС-6

О том, что завод №92 в инициативном порядке разрабатывает танковую пушку калибром 107 мм, стало известно в декабре 1940 года. До того момента про совокупность, взявшую индекс Ф-42, никакой информации в ГАУ КА не было. При создании новой пушки коллектив КБ завода №92 максимально применял опыт создания Ф-39 и Ф-34.

Как и предписывалось в требованиях ГАУ КА, пушка создавалась с применением ствола 107-мм дивизионной пушки обр.1940 года (под таким индексом М-60 приняли на вооружение).

Ожидалось, что опытный образец Ф-42 готовься к 25 декабря 1940 года, но работы затянулись. Новую пушку предполагалось применять на базе опытного образца тяжёлого танка Т-220, но от данной идеи было нужно отказаться. Башня Т-220 была маловата для Ф-42.

19 февраля 1942 года на завод №92 ушло письмо за подписью маршала Кулика с указанием установить к 1 мая 1941 года на танк КВ-2 опытный образец нового орудия. Танк заводу отгрузили ещё раньше – 29 января. Одновременно с этим, на второй пример Т-220 однако решили попытаться поставить Ф-42, для чего на завод №92 должна была отправиться его башня.

Новая возможность

15 марта 1941 года вышло распоряжение СНК ЦК и СССР ВКП(б) №548–232, в соответствии с которому Кировский завод начал подготовку к производству доработанного тяжёлого танка Т-150. В серии доработанный танк, носивший заводское обозначение «Объект 222», должен был носить индекс КВ-3. В целом это был тот же КВ-1, но с пушкой Ф-34, легко переделанной башней с командирской башенкой, более замечательным двигателем В-5 и бронированием, доведённым до 90 мм.

Заседание в Смольном по вопросу развёртывания производства КВ-3. Ещё только бог ведает, что спустя несколько недель под этим индексом будет разрабатываться совсем вторая машина

Эта деятельность, но, длилась совсем недолго. Уже в последних числах Марта внешняя разведка рассказала о появлении в Германии тяжёлых танков. Что именно разведчики имели в виду — до конца так и не светло. Однако, пришедшую данные восприняли очень серьёзно.

Началась разработка более замечательных противотанковых пушек, а по танкам семейства КВ и Т-34 пошли работы по экранировке и усилению бронирования уже имеющихся танков. Очевидно, важные трансформации претерпели и работы по перспективным танкам. Уже во второй трети апреля 1941 года начались работы по новой машине, более тяжёлой, чем Т-150 а также Т-220.

7 апреля 1941 года вышло распоряжение СНК ЦК и СССР ВКП(б) №827–345сс, которое установило характеристики нового танка, кроме этого взявшего индекс КВ-3. Старшим инженером автомобили был назначен сперва Л. Е. Сычёв, которого позднее поменял Б. П. Павлов. Танк взял чертёжный шифр 223, иногда кроме этого его именовали «Объект 223».

Его боевая масса оценивалась в 67–68 тысячь киллограм, толщина брони башни 115 мм, лоб корпуса 155–120 мм, борта 90 мм. В качестве оружия указывалась 107-мм пушка, и три пулемёта ДТ. В качестве силовой установки планировалось установить 850-сильный В-2СН.

До освоения нового мотора в производстве допускалась установка, с последующей заменой на В-2СН, 700-сильного В-5.

Полноразмерный макет КВ-3, май 1941 года

От производства запчастей к КВ-1 Кировский завод освобождался: эта задача переносилась на ЧТЗ. В том же направлении неспешно должна была перейти и задача по производству «бывшего» КВ-3 на базе Т-150, что приобретал обозначение КВ-6. Стоит подчернуть, что Основное автобронетанковое управление (ГАБТУ) было против для того чтобы решения, предлагая вместо 223-го делать Т-150 с 76-мм пушкой, имеющей баллистику зенитной пушки 3-К, и с усиленным до 120 мм бронированием лобовой части башни и корпуса.

Новый танк не создавался на безлюдном месте. КВ-3 воображал собой Т-150 с удлинённым, как у Т-220, корпусом, на что предполагалось установить башню, выполненную кроме этого по примеру башни Т-220, с 85-мм пушкой Ф-30. Сначала оговаривалось, что башня будет изготовляться способом штамповки. Кроме того постройка корпуса для опытного образца КВ-3 не производилась с нуля.

Дело в том, что 10 февраля 1941 года на Кировский завод поступил набор деталей корпуса умелого танка Т-221 (Объект 221). Это был Т-150 с удлинённым корпусом, на что планировалось установить башню по типу КВ-1 с 76-мм пушкой. Танк должны были собрать ещё 1 декабря 1940 года, но Ижорский завод по многим причинам задержал отгрузку подробностей, да и на Кировском заводе выяснилось не до него.

Макет КВ-3, вид сбоку. Прекрасно видно, что корпус нового танка повторял по конфигурации Т-220

В упомянутом ранее письме маршала Кулика предполагалось установить в башню Т-221 76-мм пушку Ф-27 с баллистикой зенитной пушки 3-К. Обращение шла о втором примере совокупности, собранном ещё в осеннюю пору 1940 года – к весне 1941 года она начала называться ЗИС-5. Этим замыслам не суждено было сбыться, потому, что ни в феврале, ни в марте 1941 года к Т-221 так никто и не притронулся. То же самое произошло и с корпусом САУ 212А. А в апреле было наконец решено применять корпус Т-221 как базу для того чтобы КВ-3.

Задача облегчалась тем, что борта Т-221 и КВ-3 имели однообразную толщину. Требовалось усилить только лобовой лист.

Проектные работы по новому танку Кировский завод начал сразу же по окончании получения задания от НКТМ (Народный комиссариат тяжёлого машиностроения). Параллельно с проектными работами шли опробования Т-220, оснащённого двигателем В-5. Этот мотор предполагалось ставить в КВ-3 до освоения производства В-2СН. Догруженная до 70 тысячь киллограм машина с просевшими на 2–3 см от таковой нагрузки торсионами проехала во время с 12 по 15 апреля 150 километров.

Само собой разумеется, отличие в 150 лошадиных сил ощущалась, но в целом ездить с таковой массой танк имел возможность, так что В-5 в качестве временной меры годился.

На виде сзади-слева заметно, что башня имеет достаточно непростую форму. При всех округлостях в основании в плане она всё равняется была ближе к прямоугольнику

Для нового танка конструктором Н. Ф. Шашмуриным была создана коробка передач, представлявшая собой развитие КПП для Т-220. направляться подчернуть, что параллельно с ней моторизации академии и Военной механизации (ВАММ) была поручена разработка электрической трансмиссии. Трансмиссию для того чтобы типа под управлением доктора наук Н. И. Груздева создали в ВАММ ранее по собственной инициативе.

Соответствующие тактико-технические требования были утверждены 29 апреля 1941 года. В один момент утвердили и требования на гидравлической трансмиссии. Её проектированием занялись сотрудники Всесоюзного Университета Гидромашиностроения.

К 26 апреля был подготовлен полноразмерный макет КВ-3, что прошёл предварительный осмотр. По его итогу кормовой пулемёт ДТ решили убрать, заменив его портом для стрельбы из ППШ. Кроме этого было рекомендовано установить для пушки ЗИС-6 (так начала именоваться Ф-42) досылатель боеприпаса, устройство в корме для крепления пушки по-походному и пара поменять конструкцию башни.

Были внесены коррективы и железнодорожниками, потребовавшими уменьшить ширину танка до 3410 мм. Предлагалось сделать выстрел для ЗИС-6 унитарным, а боекомплект расширить до 60 выстрелов.

Продольный разрез КВ-3. Видно, что вместо курсового пулемёта установлен огнемёт

Второй раз рабочая группа осмотрела доработанный макет КВ-3 7 мая 1941 года. Вместе с макетом рабочая группа ознакомилась с громадным количеством техдокументации. Кроме доработок, в конструкции танка показалось одно серьёзное новшество.

Вместо курсового пулемёта на него сейчас имел возможность устанавливаться огнемёт конструкции завода №174. В целом танк утвердили, не смотря на то, что был составлен перечень из нескольких десятков пунктов по доработке.

направляться подчернуть, что к тому моменту какое количество-3 уже начал рассматриваться как временное явление. Выбранная для него толщина брони основывалась на итогах обстрела бронеплит германской 88-мм зенитной пушкой Flak 18. Что же касается возможности, то кроме того бронирование в 120 мм считалось сейчас недостаточным.

Вид сверху на корпус КВ-3

По итогам обстрела бронелистов 105-мм зенитной пушкой Flak 39, закупленной в Германии, стало известно, что для защиты от этого орудия нужна броня толщиной порядка 130 мм. Ещё с апреля 1941 года началось проектирование ещё более тяжёлого КВ-4, а после этого и КВ-5. К тому же, все замечательно осознавали, что работы над КВ-4 и КВ-5 будут длиться ещё продолжительно.

Исходя из этого на 1941 год приоритетным конкретно оставался КВ-3.

В соответствии с дополнительному соглашению к соглашению № Б1–081, подписанному 5 июня 1941 года, Кировский завод обязался выпустить за 1941 год, ни большое количество ни мало 500 КВ-3. Первые 55 танков планировалось взять уже в августе 1941 года, 105 — в сентябре, по 110 в ноябрь и октябрь, и 120 — в декабре. Цена за один танк составляла 740 тысяч рублей. Для сравнения, КВ-1 стоил 523 тысячи, а КВ-2 — 558 тысяч рублей. Германский Pz.Kpfw. Tiger Ausf.E стоил 400 тысяч рейхсмарок (по курсу 1940 года это 840 тысяч рублей), а Pz.Kpfw.

Tiger II — 321 500 рейхсмарок, (675 150 рублей).

Коробка передач, созданная для нового танка. Позднее её конструкция будет использована Шашмуриным при создании коробки передач для КВ-1с

Но, до серии КВ-3 ещё предстояло добраться. Отдельной проблемой являлась башня, которая, как уже говорилось выше, предполагалась штампованной конструкции. По состоянию на 13 мая 1941 года оснастка для её изготовления готовься только частично, практически же к штамповке опытных образцов удалось приступить только к середине июня.

Задерживалась работа и по изготовлению корпуса: к ней кроме этого приступили только в июне. Второй пример пушки ЗИС-6 прибыл на Кировский завод в мае, но полигонные опробования данной совокупности начались только в последних числах Июня 1941 года. В таком виде КВ-3 встретил начало ВОВ.

В эвакуации

Начало войны весьма скоро поменяло движение работ по перспективным проектам. 26 июня 1941 года вышел приказ №253сс по Народному комиссариату тяжёлого машиностроения, в соответствии с которому задача по освоению нового тяжёлого танка перекладывалась на ЧТЗ. Данный же приказ был продублирован 30 июня 1941 года по Кировскому заводу.

В один момент приказом прекращались работы по КВ-4 и КВ-5, не смотря на то, что на практике по КВ-5 проектирование шло впредь до эвакуации Кировского завода. В соответствии с приказу по заводу, в Челябинск переводилось 18 инженеров-конструкторов, включая Духова, Павлова и Шашмурина. Что касается опытного образца, то было решено собрать корпус, оснастив его серийной ходовой частью и двигателем от Т-220.

Вместе с шасси в Челябинск отправлялись и отштампованные заготовки башен, и всё задействованное в изготовлении оборудование.

Установка 107-мм пушки ЗИС-6 в башне КВ-3, вид сверху

В первых числах Июля 1941 года полусобранный КВ-3 и его башню загрузили на две платформы и послали в Челябинск. Считается, что на этом история этого танка практически закончилась, потому, что серийное производство так и не было налажено. Более того, не была окончена кроме того сборка опытного образца.

В действительности это не верно, о чём красноречиво говорят архивные документы. Как уже упоминалось, полигонные опробования ЗИС-6 начались только в июне месяце, в частности 25 числа – уже по окончании начала войны. На протяжении опробований, проходивших до 5 июля, было произведено 618 выстрелов.

С одной стороны, опробования продемонстрировали хорошую бронепробиваемость, составившую 120 мм на дистанции 1600 метров. Иначе, к совокупности были предъявлены претензии, которые связаны с недостаточной прочностью последовательности узлов. По окончании устранения этих недочётов серийному производству ЗИС-6 давали зелёный свет.

Установка ЗИС-6 в башне КВ-3, поперечный разрез

На этом конструкторское бюро завода №92 не остановилось. В инициативном порядке был создан переработанный вариант пушки, взявший индекс ЗИС-6А. Эту установку кое-какие авторы ошибочно посчитали разработкой для штурмового танка КВ-7, что не соответствует действительности. Чем в действительности была совокупность ЗИС-6А, прекрасно видно из письма, которое 8 сентября 1941 года взял основной инженер ЧТЗ С. Н. Махонин:

«Нами создана и находится в изготовлении спаренная установка 45 мм пушки со 107 мм пушкой ЗИС-6; наряду с этим спаренный пулемет «ДТ» остался на прошлом месте.

Тактическое назначение данной установки разумеется: не тратить 107 мм боеприпасы по целям, каковые смогут с успехом поражаться 45 мм боеприпасами.

В виду отсутствия на заводе танка КВ-3 мы эту установку для опробования опытного образца осуществляем в башне танка КВ-2.

От Вашего конструктора т. Шнейдмана нам как мы знаем, что вы делаете новую башню для танка КВ-3. В виду явного преимущества иметь дополнительно в танке КВ-3 45 мм пушку и малых трансформаций в башне, вызываемых данной установкой, просим при изготовлении новой башни увеличить амбразуру, поменять бронировку и рамку в соответствии с прилагаемых чертежей спаренной установки. Так как мы не располагаем чертежами новой башни КВ-3, то оперируем ветхими, что для принципиального решения проблемы не имеет значения.

В один момент просим создать вариант укладки 107 и 45 мм патронов в башне КВ-3, для чего высылаем вам ориентировочный габаритный чертеж патрона 45 мм пушки».

В определенном смысле Грабин попытался перевоплотить КВ-3 в аналог КВ-4, где установка двух пушек (калибра 45 и 107 мм) предусматривалась в утверждённом техническом проекте Духова. Из письма в один момент направляться, что для КВ-3 в Челябинске проектировали новую башню, потому, что штамповать её в том месте было негде. Увы, к началу осени 1941 года ЧТЗ стало совсем не до КВ-3: по окончании эвакуации в Челябинск Кировского завода ЧТЗ стал единственным производителем КВ-1.

Доработанная орудийная маска

Не обращая внимания на это, о смерти КВ-3 сказать было так же, как и прежде рано. Во-первых, данный танк фигурировал в качестве базы для истребителя ДОТ-ов «212А», от которого никто ещё не отказался. Во-вторых, КВ-3 фигурировал в документах умелых работ ЧТЗ (с конца 1941 года ЧКЗ, другими словами Челябинский Кировский Завод).

В плане на 1942 год, утверждённом 22 декабря 1941 года, КВ-3 фигурирует под первым номером. Именуется он «переходящей с 1941 года работой», которая как минимум должна была быть закончена сборкой опытного образца. Сроком завершения работ значилось 1 мая 1942 года.

К июлю 1942 года ожидалось окончание работ по электротрансмиссии для КВ-3, а к декабрю 1942 года должно было закончиться изготовление двухтактного дизельного двигателя на базе В-2. Двигатель должен был иметь мощность 1200 лошадиных сил.

Ненужный тяжеловес

Могильщиком КВ-3 стал его старший брат КВ-1, а правильнее – низкая надёжность трансмиссии этого танка. Ввиду постоянного повышения толщины брони и вместе с ней роста массы, КВ-1 стали преследовать постоянные поломки. Особенно страдала коробка передач. С весны 1942 года начались работы по уменьшению массы танка, причём это происходило по указанию сверху.

В таких условиях практически 70-тонный КВ-3 конкретно появился не у дел.

Остаётся только сожалеть, что КВ-3 так и не был собран и испытан. И не вследствие того что эти практически 70-тонные танки, по всем главным чертям превосходившие зарубежные аналоги, имели возможность что-то поменять на протяжении войны. Не смотря на то, что за счёт намного более замечательного бронирования КВ-3 был бы по-настоящему крепким орешком для немцев, дело совсем в другом.

испытания и Постройка кроме того одного для того чтобы танка имели возможность отрезвить советских военных, раз и окончательно отбив охоту строить что-либо подобное.

Чем бы закончились опробования, легко возможно подметить по тем мукам, каковые испытывали испытатели и конструкторы более лёгкого Т-220. Куда раньше пришло бы познание, что аналогичного монстра нечем извлекать и проблематично перевозить по железным дорогам. В итоге, такую махину выдержал бы далеко не все мост. Набей отечественные военные шишки и танковая промышленность в первой половине 40-ых годов двадцатого века, мучаясь с КВ-3, ни о каком ИС-7 либо ИС-4 кроме того не стали бы и думать.

Познание того, что тяжёлый танк не следует «раскармливать» до массы больше 50 тысячь киллограм, имело возможность показаться уже в начале 40-х, а не во второй половине 40-ых годов XX века, по окончании 4 лет мучений с ИС-4 и ИС-7. К сожалению, история не оперирует сослагательными наклонениями.

Создатель благодарит Кирилла Кокшарова (г. Челябинск) за помощь в подготовке данного материала.

источники и Литература:

  • ЦАМО РФ
  • РГВА
  • Архив автора
  • Архив Геннадия Малышева
  • Отечественные бронированные автомобили. XX век. Том 1. 1905 – 1941, А. Солянкин, М. Павлов, И. Павлов, И. Желтов, Экспринт, 2002 г.

КВ-3 медаль Колобанова, 11 фрагов 🌟 карта: Харьков 🌟 World of Tanks лучший бой на тт 7 уровня

Темы которые будут Вам интересны: