Кв-1 против «мёртвой головы» — первая встреча

В битвах Великой Отечественной, проходивших летом и в осеннюю пору 1941 года, весьма сложно восстанавливать картину событий. Советских документов по этому периоду мало, они обрывочны и довольно часто весьма противоречивы. Многие храбрецы, давшие собственные жизни, защищая страну от неприятеля в начале войны, так и останутся безвестными. Но события одного из таких битв, случившегося 31 августа 1941 года, автору данной статьи удалось вернуть.

Речь заходит о сражении в деревне Васильевщина между одним из полков дивизии СС «Мёртвая голова» и ротой советских танков КВ-1, с которыми немцы столкнулись в первый раз. Живучесть этих автомобилей поразила солдат противотанковых подразделений СС, но нехорошая согласованность действий не разрешила красноармейцам добиться успеха в этом бою.

Гадание по фотографиям

Реконструкция этого эпизода началась с последовательности фотографий, найденных в германском сегменте электронного аукциона eBay. На снимках был изображён подбитый коммунистический танк КВ-1, стоящий у стенки деревенского дома. Фотографии были сделаны с различных ракурсов и в различное время.

Благодаря ним удалось установить, что на снимках изображена экранированная машина, выпущенная Кировским заводом в июле 1941 года.

Кв-1 против «мёртвой головы» — первая встреча

Подбитый КВ-1 у стенки уничтоженного дома

На некоторых фотографиях на машине позировали германские воины. По характерной маскировочной одежде и по чехлам на касках возможно выяснить, что эти воины принадлежали к подразделениям СС.

Тот же танк с воинами СС

Сначала было нереально установить, к какой из дивизий СС принадлежат воины. Потом была обнаружена фотография, на которой запечатлён доклад офицеру, у которого возможно различить звание, лицо и частично петлицу с черепом — это разрешило выяснить личность и дивизию офицера. Им был штурмбаннфюрер СС Мартин Штанге — начальник 2-го дивизиона артполка дивизии СС «Мёртвая голова».

Начальник противотанковых орудий, подбивших КВ-1, докладывает Мартину Штанге

Потом на одном из германских исторических форумов внук военнослужащего дивизии СС «Мёртвая голова» опубликовал подборку фотографий, среди которых был снимок этого танка с подписью, в которой был указан топоним «Васильевщина». Единственная деревня с таким заглавием, пребывавшая в полосе действий дивизии СС «Тотенкопф» летом-осенью 1941 года, находится в междуречье рек Ловать и Пола, в 35 километрах юго-восточнее Ветхой Руссы, на дороге Пола — Демянск.

В том месте германская армия форсировали реку Ловать и закрепились в междуречье Ловати и Полы. Это создавало угрозу 11-й и 34-й советским армиям Северо-Западного фронта, исходя из этого принципиально важно было выбить немцев назад и вернуть оборону по пределу Ловати. Как мы знаем, что эти попытки не увенчались успехом — немцы прорвали оборону и смогли окружить части 11-й, 27-й и 34-й армий в районе Демянска к вечеру 8 сентября 1941 года.

Боевой путь танка КВ-1, запечатлённого на фотографиях, закончился на полторы семь дней раньше — 31 августа. Документы двух противоборствующих армий совсем прояснили, что же с ним случилось.

В последний сутки лета танк учавствовал в атаке трех КВ-1 87-го отдельного танкового батальона (87-й ОТБ, в некоторых документах он именуется ОТТБ — отдельный тяжело-танковый батальон) на позиции 1-го полка дивизии СС «Мёртвая голова» в деревне Васильевщина, расположенной между Ветхой Руссой и Демянском. Вот как это было.

Бой: реальность и план

31 августа 1941 года, ровно в полночь, на основании приказа начальника штаба 11-й армии взвод танков КВ в составе трёх автомобилей под руководством лейтенанта Квашнина был передан в распоряжение 183-й стрелковой дивизии. Приказом начальника 183-й СД прибывшие танки были приданы 285-му стрелковому полку (СП) и взяли задачу овладеть деревней Васильевщина и в будущем вести наступление на деревню Бяково. Атака намечалась на утро 31 августа.

285-й стрелковый полк прибыл в данный район сравнительно не так давно и ничего не знал об установленных собственными предшественниками минных полях перед фронтом наступления танков. Части, каковые поменял 285-й СП, попросту забыли сказать им о том, что заминировали берег и переправу через реку Пола. Забегая вперёд, отметим, что именно этот просчёт во многом предопределил провал операции.

Фрагмент топографической карты РККА 1941 года

Замысел атаки КВ был несложен: наступать на протяжении дороги, связывающей деревни Рыкалово и Васильевщина. Первый танк под руководством лейтенанта Сурина должен был идти левее дороги и не доходя 500 метров до деревни развернуть на её восточную окраину. Следом по тому же маршруту должен был идти КВ командира роты, лейтенанта Квашнина, руководившего в этом сражении взводом. Наконец, третий танк под руководством лейтенанта Ярыгина должен был наступать параллельным курсом правее дороги.

При выдвижении с позиций и на ходу танки должны были вести пламя из орудий, подавляя пулемётные и миномётные позиции немцев, а по группам пехоты соперника из танков должен был вестись пулемётный пламя. Поддерживать танковую атаку должна была пехота 285-го стрелкового полка. По окончании того как танковый взвод занял бы Васильевщину, все три танка должны были соединиться на северной окраине деревни.

Атака была назначена на 11.00.

Но всё пошло не так.

В 10:45 танки начали обстрел позиций немцев из орудий. Приняв обстрел за начало операции, пехота 285-го стрелкового полка поднялась в атаку (численность полка в то время составляла чуть меньше батальона). Немцы в ответ открыли сильный пулемётный пламя и заставили пехоту залечь.

В 11:00 три танка КВ с десантом на броне выдвинулись с исходных позиций. Наступление танков велось в соответствии с замыслу, а вот пехота, понеся утраты от пулемётного огня, в наступление не отправилась. Германский артиллерийский передовой наблюдатель тут же подал сигнал о танковой атаке, выстрелив особым патроном для ракетницы, издающим в полёте громкий свист.

Затем головной танк лейтенанта Сурина был забран под обстрел 37-мм противотанковых пушек (3,7 cm Pak), но никакого влияния на перемещение прекрасно бронированного танка они оказать не сумели. Но это сумели сделать мины, установленные собственными же боевой товарищами …

Пройдя всего 150 метров, танк лейтенанта Сурина наехал на мину, выставленную ранее сапёрами РККА. В следствии у этого КВ были разбиты два трака и повреждены катки, исходя из этого танк временно лишился хода. Вдобавок, на нём сосредоточился пулемётный пламя, заставивший десант соскочить с брони и залечь.

Кроме того пребывав под огнём, экипаж за 25 мин. смог исправить повреждения, но из-за утраты времени танк не смог продолжать участие в атаке и в конечном счете был должен отступать.

Танк начальника подразделения Квашнина обошёл подорвавшегося «сотрудника» и начал продвигаться к Васильевщине, но не доезжая 500 метров до деревни попал уже на чужое минное поле (немцы выставили его ночью), подорвался и также лишился хода. В то время, когда экипаж первого КВ смог починить перебитые траки, он проехал вперёд и взял на буксир танк начальника, по окончании чего вытащил его на исходные позиции, прикрываясь дымовой завесой. Наряду с этим танки подвергались постоянному обстрелу из противотанковых пушек и стрелкового оружия: нескольких 37-мм и одной 50-мм противотанковой пушки (5 cm PaK 38) третьего взвода первой батареи противотанкового дивизиона СС «Мёртвая голова».

Германская карта обороны Васильевщины 31 августа 1941 года

В этом бою немцы в первый раз столкнулись с советскими танками КВ. В собственных донесениях затем боя они отметили хорошую живучесть танков. КВ советского начальника был без перемещения на минном поле на расстоянии всего 300 метров от позиций германских противотанкистов.

При приближении танка-буксира немцы попали в него четыре раза из 50-мм пушки, что стало причиной пожар в башне, но кроме того это не смогло помешать советским танкистам вывести оба танка из боя.

Один против всех

Итак, танки Квашнина и Сурина вышли из боя — подорвавшись на минах и взяв повреждения, они возвратились на исходные позиции. Осталось разобраться с КВ под руководством лейтенанта Ярыгина, шедшего в одиночку по правую сторону от дороги из Рыкалово в Васильевщину. Как возможно додуматься, будущее танка была незавидной — именно он потом стал действующим лицом выставленных на eBay фотографий с позирующими эсэсовцами.

Лейтенант Ярыгин с экипажем собственного КВ продолжил штурм Васильевщины в одиночку: пехота залегла, танки товарищей подорвались, десант с брони спрыгнул из-за пулемётного огня.

До сих пор не светло, из-за чего лейтенант Ярыгин, видя неприятности двух вторых танков, решил идти на штурм Васильевщины в одиночку. В боевом донесении командира роты Квашнина, чей КВ по окончании подрыва на германской мине был отбуксирован танком лейтенанта Сурина, сообщено, что танк Ярыгина «назад на исходные позиции не возвратился по малоизвестной обстоятельству».

Cледуя начальному замыслу, КВ Ярыгина доехал до позиций германской пехоты, «проутюжил» их и прорвался в деревню, раздавив по ходу дела германский станковый пулемёт с пулемётчиком. Сейчас по нему с близкой дистанции открыла огонь германская 37-мм противотанковая пушка из роты тяжёлого оружия 1-го полка дивизии СС «Мёртвая голова», замаскированная около крайнего дома деревни. Пламя данной пушки не причинил КВ вреда, но эти действия имели печальные последствия для немцев — пушка была обнаружена, прижата к дому и раздавлена.

Но эта жертва германских артиллеристов не была напрасной. Для уничтожения пушки КВ повернулся лбом к дому, подставив под обстрел кормовую часть. Этим воспользовались германские артиллеристы второй 50-мм противотанковой пушки из 1-й батареи дивизиона СС «Мёртвая голова».

Они достали собственное орудие на новую позицию для стрельбы в корму КВ. Не обращая внимания на то что советские танкисты увидели угрозу, успели развернуть башню и начать стрелять из спаренного пулемёта, немцы сумели первыми сделать выстрел и повредить пушку КВ, что спасло расчёт германского орудия от уничтожения. Затем немцы забрали утративший собственную основную разрушительную силу танк под плотный обстрел.

Германская схема из донесения, показывающая перемещение советского танка и маневрирование германской артиллерии в деревне

Окончательная развязка наступила тогда, в то время, когда на дымящийся, умолкший танк залез начальник 1-го взвода противотанкового дивизиона СС и вложил в ствол орудия гранату М-24. Взрыв гранаты открыл башенный люк. Целый экипаж советского танка погиб в сражении.

По окончании боя немцы насчитали в КВ лейтенанта Ярыгина 18 попаданий, из которых 3 были сквозными.

В отчёте начальник германской батареи писал о том, как был стёрт с лица земли КВ:

Было произведено 38 выстрелов бронебойными боеприпасами (Pz.Gr.40). В следствии были пробиты башня механика-и рубка водителя. Попадание в рубку механика-водителя вывело танк из строя, экипаж предположительно погиб в следствии пожара, позванного возгоранием боекомплекта по окончании попадания бронебойного боеприпаса (Pz.Gr.40).

Не обращая внимания на локальную победу, сделанные на протяжении боя открытия эсэсовцев не порадовали:

«….

а) Расстояние для действенной стрельбы по 52-тонным танкам бронебойными боеприпасами (Pzgr. 40) – не более 200 м.

б) Округлый выступ на верхней части кормы – наиболее ахиллесова пята 52-тонных танков.

Броня: примерно 3 см, весьма сложно пробить».

Дабы не забывали

По документам 58 фонда ЦАМО, содержащего перечни безвозвратных утрат, был установлен экипаж танка лейтенанта Ярыгина Василия Емельяновича:

  • Рульков Андрей Иванович, сержант, начальник орудия;
  • Цехмейстер Иван Наумович, сержант, старший радиотелеграфист;
  • Темнов Георгий Васильевич, ефрейтор, старший механик-водитель;
  • Кононов Степан Петрович, красноармеец, моторист.

Сам Ярыгин выпустился из 2-го Саратовского танкового училища в июне 1941 года как комвзвода батальона тяжёлых танков. Практически сразу после этого его направили приобретать новую технику на Кировский завод, а оттуда он вместе с танком попал на Северо-Западный фронт. Повоевать ему удалось всего месяц с маленьким…

Лейтенант Ярыгин Василий Емельянович, фото сделано по отбытии из танкового училища на фронт в июне 1941 года

Вот так по документам удалось определить события неудачной атаки на Васильевщину, установить экипаж танка и пролить свет на его судьбу.

Второй раз ареной ожесточённых битв Васильевщина стала весной 1942 года и была полностью уничтожена. Танк Ярыгина продолжительное время стоял на месте смерти и попадал в объективы германских солдат.

У катков подбитого КВ видна могила. Надпись на табличке прочесть нереально. Быть может, это экипаж танка, но, скорее, воины СС, погибшие в сражении с ним

на данный момент на месте последнего боя КВ-1 стоит древесный жилой дом, что был выстроен на месте ветхого, указанного на германской схеме. Из беседы с обитателями стало известно, что они переехали в это место по окончании войны и отстроились на ветхом фундаменте — исходя из этого между домом и современным домом с германских фотографий отмечается очевидное сходство.

Фото дома в деревне Васильевщина, рядом с которым стоял подбитый КВ.

Верхний снимок — 2013 год, нижний — 1941-й.

Как мы знаем, что родственники Ярыгина В. Е. пробовали установить его судьбу, но контактов собственных нигде не покинули. Если вы прочли данный материал, просим связаться с редакцией или автором статьи.

Перечень источников:

  1. NARA T354 R133
  2. ЦАМО Ф. 357 Оп. 5971 Д. 7
  3. ЦАМО Ф. 87 ОТБ Оп. 4678 Д.3
  4. ЦАМО Ф. 58 Оп. 818884 Д. 48
  5. ЦАМО Ф. 221 Оп. 1364 Д. 84
  6. ЦАМО Ф. 25ТП Оп. 404064 Д. 73
  7. ЦАМО Ф. 38 Оп. 11355 Д. 321
  8. ЦАМО Ф. 38 Оп. 11355 Д. 36
  9. ЦАМО Ф. 103 ОТБ Оп. 294930 Д.1

Warface КВ. Эпично \

Темы которые будут Вам интересны: